Президент Италии Серджо Маттарелла во время встречи с Владимиром Путиным заявил, что видит насущную необходимость совместной активной борьбы двух стран с терроризмом, сотрудничества правоохранительных органов и специальных служб. В этот же день директор ФСБ, председатель Национального антитеррористического комитета Александр Бортников заявил, что теракт в метро Санкт-Петербурга показал, что работа по антитеррору в России не в полной мере отвечает существующим угрозам.

Как бы это странно не звучало, но у современной Италии действительно есть чему поучиться в борьбе с терроризмом.

32 года внешней тишины 

Крупные теракты в последние годы сотрясают Европу: Париж, Брюссель, Ницца, Берлин, Лондон, Москва, Стокгольм.

Последний же громкий теракт заставил вздрогнуть Италию в 1985 году во время атаки арабских террористов на билетную стойку израильской авиалинии в аэропорту в Риме, то есть целью атаки были даже не граждане Италии. Тогда погибли 16 человек.

Проблема вербовки и возврата боевиков-террористов:
опыт Европы и перспективы России

В статье:
Как борются с возвращением экстремистов в Европу

Это не значит, за 32 последующих года в Италии не было террористических угроз. Буквально в конце этого марта в Венеции были задержаны четыре выходца из Косово, которые планировали взорвать мост Риальто. Но каким-то образом Италии удается пока избежать крупных атак и массовой гибели людей. Почему так происходит?

Все предпосылки есть

Нельзя сказать, что Италия никому не нужна и террористы не обращают на нее внимания, используя лишь как удобный трамплин, чтобы отправляться сеять хаос в страны севернее. Италия участвовала в войнах в Ираке, Афганистане, участвует сегодня в борьбе против ИГ*. Исламистам есть за что мстить Италии. В Италии, в конце концов, находится и символическая цель исламистов — Ватикан.

Нельзя все списать и на то, что Италия — католическая страна и является неким культурным монолитом с закрытыми границами. В 2016 году в Италии проживало более 5 млн иностранцев (около 8,4% населения страны). Более того, Италия служит первым местом прибытия множества мигрантов самых разных убеждений из Африки и Ближнего Востока, а города Милан и Комо даже называют «хабами джихада» и логистическими базами исламистов.

Казалось бы, что страна на южных границах Европы, наводненная прибывающими с различных войн исламскими радикалами, с крупными диаспорами, где выросло второе поколение мигрантов, которое так подвержено радикальной пропаганде в других частях Европы, должна испытывать на себе одну террористическую атаку за другой. Этого не происходит.

Что предпринимает Италия, чтобы избежать терактов? 

Во-первых, с 2000-х годов в Италии систематически закрывали все официально неразрешенные мечети. Население не возражало по этому поводу. И даже наоборот — препятствовало появлению новых. С проживающими примерно двумя миллионами мусульман в Италии в 2016 году в стране насчитывали всего 8 (!) разрешенных зарегистрированных мечетей (для сравнения, во Франции их было 2200, в Великобритании — 1500). Исламских культурных центров и мест для моления в Италии сотни (около 800), но открыть мечеть — это надо пройти круги бюрократического ада и массу проверок. Одна из причин — ислам формально даже не признан в Италии религией, как католическая церковь, а, по данным Pew Research Center, в 2015 году 61% итальянцев и вовсе относились негативно к мусульманам.

Организованный НАТО и ЦРУ террор в Европе
в статье:

Террор НАТО в Европе и США

Во-вторых, Италия без стеснения идет на быструю депортацию подозреваемых в симпатиях к терроризму. В 2015 году министр внутренних дел Италии отмечал, что число депортаций выросло в три раза по сравнению с предыдущим годом. При этом поводом для депортации в Италии может быть даже факт того, что родители дают ребенку имя «Джихад», или хвастовство в соцсетях, что группировка «Хамас» вызывает симпатии. Этого достаточно для проведения допросов, воспитательных бесед и, в случае угрозы, для отправки в тюрьму или депортации. При этом депортируют даже и тех, кто успел стать гражданином Италии, а в итальянских тюрьмах сегодня содержится пара сотен имамов.

Кстати, о лишении гражданства. Недавно президент Казахстана Нурсултан Назарбаев принял решение лишать гражданства лиц, причастных к террористической группировке «Исламское государство», а президент России сказал по этому же поводу, что «мы можем отменять соответствующие решения, которые послужили основанием для получения российского гражданства».

Опять же, население страны и правозащитники не имеют особо весомых возражений, хотя вопросы о том, как сосуществует демократия и обеспечение безопасности в Италии, поднимаются. «Оправдание терроризма может стать прелюдией к совершению теракта» - говорит спикер Amnesty International в Италии, но, по его мнению, должны быть прописаны четкие законодательные рамки, которые бы определяли необходимость депортации. Пока их нет. Решение остается за органами безопасности.

В третьих, все 70-80-е годы в Италии свирепствовал террор ультра-левых и ультра-правых, а также не отставала в этом деле и мафия. За два десятилетия в Италии местные органы и службы безопасности прошли реальную школу борьбы с террором и сейчас пожинают плоды выученных ранее уроков. В Италии пусть и не масштабно, но стабильно вкладываются в создание агентурных сетей и проведение разъяснительной работы с населением. Джихадистов зачастую сдают их же знакомые или случайные свидетели подозрительной деятельности или разговоров. Политическое, или скорее правозащитное, выработанное за предыдущие годы террора равнодушие населения вкупе с повышенной секретностью работы спецслужб позволяет последним работать жестко и без оглядки на социальное возмущение.

В четвертых, называется еще одна причина отсутствия террора в Италии. Это — жесткий контроль за оружием итальянскими же преступными группировками. При организации крупного теракта исламисты с большой долей вероятности засветятся контактами с преступным миром, который находится под колпаком спецслужб.

Так или иначе, но стратегия Италии в борьбе с терроризмом, в отличие от други стран Европы, — это максимально возможное сокращение круга еще потенциальных террористов на ранней стадии. На подозреваемых или высказавших симпатии к террору не составляют годами файлы, при мелких криминальных нарушениях не закрывают глаза на идеологическую риторику, а сразу привлекают к ответственности. Во Франции и Бельгии спецслужбы жалуются, что банально физически не успевают 24/7 отслеживать всех потенциальных террористов. В Италии такой проблемы нет. Круг очерчен и мал.

Конец прекрасной эпохи не за горами? 

Впрочем, не все так радужно. Специалисты предупреждают, что все дело пока в числах, и что пока в Италии не столь много исламских мигрантов во втором поколении, как в других странах Европы. Из Италии на джихад в Сирию и Ирак отправились всего около сотни человек и лишь с десяток имели гражданство Италии. Но к 2030 году число мусульман в стране удвоится.

Ожидается, что с ростом радикализации второго поколения и ростом религиозно-культурного расслоения Италия может потерять свой сегодняшний иммунитет к террору, а жесткие антитеррористические меры Италии будут восприниматься мусульманской молодежью как анти-исламские, что приведет ее к дальнейшей радикализации и актам насилия.

http://navoine.info/ital-antiterr.html