Война с наличными разворачивается по всем фронтам. Один из регионов, где новости пестрят заголовками о войне с наличными, это Скандинавия.

Швеция стала первой страной, вербующей собственных граждан в качестве морских свинок, весьма охотно участвующих в мрачном экономическом эксперименте: отрицательные процентные ставки в безналичном обществе. Как сообщает Credit Suisse, куда бы вы ни пришли или что бы вы ни хотели купить, вы встретите вездесущую табличку с надписью  «Vi hanterar ej kontanter» (Мы не принимаем наличные):

Будь то глинтвейн на рождественском базаре или пиво в баре, даже самая маленькая сдача выдаётся в цифровом виде. Даже бездомные продавцы уличных газет Faktum и SituationStockholm носят мобильные карт-ридеры.

Аналогичный процесс происходит в Дании, где 40% платежей населения совершается через мобильное приложение MobilePay банка Danske Bank для платежей с помощью смартфона. При том, что всё больше розничных продавцов отвергают оплату в физических деньгах, безналичное общество «больше не иллюзия, а концепция, которая будет внедрена за разумное время», говорит Майкл Буск-Джепсен (Michael Busk-Jepsen), исполнительный директор Ассоциации датских банкиров.

Самая большая в мире безналичная лаборатория

Хотя Швеция и Дания, возможно, близки к прямому запрету наличных, самый большой испытательный полигон для безналичной экономики находится в другой части света, в Африке к югу от Сахары.

Во многих африканских странах переход на безналичные расчёты не просто вопрос самого простого удобства, как в странах Скандинавии; это вопрос выживания. Менее 30% населения имеют банковские счета, и ещё меньше имеют кредитные карты. Но почти все имеют мобильные телефоны. Сейчас во время бурного роста мобильных коммуникаций и при том, что огромное число жителей не охвачены банковскими услугами, Африка стала идеальным местом для крупнейшего в мире социального эксперимента по безналичному образу жизни.

Западные неправительственные и правительственные организации, телекоммуникационные компании и местные власти работают рука об руку с банками для замены наличных альтернативами мобильных денег. Среди этих организаций Citi Group, Mastercard, VISA, Vodafone, USAID и фонд Билла и Мелинды Гейтс.

В Кении средства, перечисляемые крупнейшим мобильным оператором M-Pesa (подразделение компании Vodafone) - это  более четверти ВВП страны. В Нигерии, самой густонаселённой африканской стране, правительство начало выпуск национальной биометрической карты под маркой Mastercard, одновременно являющаяся платёжной картой. Этот «сервис» предоставляет Mastercard прямой доступ к 170 млн потенциальных пользователей, не говоря уже об их личных и биометрических данных.

Эта компания также недавно выиграла правительственный контракт на проект карты Huduma, которая будет использоваться для оплаты государственных услуг. Для Mastercard это партнёрство с правительством является важнейшим для достижения великой цели «мира без наличных».

Новая граница

В Индии реализуется ещё более амбициозный проект: Единый идентификационный орган Индии (UIDAI), имеющий целью создание централизованной системы избирателей для 1.2 млрд человек. Она станет крупнейшей идентификационной платформой и биометрической базой данных в мире.

Есть только одна загвоздка: создатели этой системы считают, что единственный способ сделать работу этой системы эффективной состоит в широком внедрении электронной системы платежей с системой биометрического распознавания.

Учитывая, что пока на субконтиненте главенствуют наличные, возможно, правительству придётся остановить эту работу. Министр финансов Арун Джайтли (Arun Jaitley) неоднократно подчёркивал необходимость превращения Индии в безналичную экономику, якобы для того, чтобы «обуздать проблему чёрных денег». Однако, имея огромную неформальную экономику, Индия остаётся крупнейшим после Китая производителем и потребителем денежных знаков (а также крупнейшим потребителем золота).

Из индийской газеты Financial Express:

Сейчас менее 5% всех платежей осуществляется в электронном виде. Итоги 360 опросов о наличных Межконтинентальной биржевой корпорации показывают, что наличные являются предпочтительным способом оплаты даже в Дели, самой богатой и развитой метрополии. Около 73% всех потребительских покупок в Дели оплачивается наличными, и только 17% по карте.

Конечно, индийское правительство сделает всё возможное для изменения этой ситуации. В своей статье в Дейли мейл один из технократов UIDAI Нандан Нилекани (Nandan Nilekani) призывает правительство следовать этим путём. «В продвижении модели электронных платежей основную роль должно играть правительство. Оно должно использовать влияние и охват своих схем социального обеспечения, чтобы  ускорять принятие модели электронных платежей, - утверждает Нилекани. Когда электронные платежи начнут широко распространяться, могут подключаться частные игроки».

Без сомнения, среди этих частных игроков будут банки. Ведь в мире, где каждая сделка - или по крайней мере «официальная» сделка - должна быть электронной, власть банков над людьми должна резко возрасти, предупреждает Бретт Скотт (Brett Scott) в статье для Guardian:

Появляется призрак банковской слежки, где каждая сделка, в которой вы когда-либо участвовали, санкционируется и записывается частным коммерческим банком, что предоставляет ему всю вашу коммерческую историю. Если такому банку не нравится ваше предприятие - например, «Викиликс» - он может просто заморозить его.

Новая стоимость ведения бизнеса

Преимуществом сделок с наличными заключается в том, что в них нет посредника. Одна сторона платит другой взаимоприемлемой валютой, и ни один посредник не суёт в это свой нос.

В безналичном обществе ничто не помешает банкам или иным финансовым посредникам отщипывать кусочек с каждой сделки. Также они смогут использовать огромные базы собираемых ими данных о платежах клиентов, и злоупотреблять этим. Эта информация представляет огромный интерес и ценность для маркетинговых отделов розничных продаж, других финансовых организаций, страховых компаний, правительств, секретных служб и множества других организаций.

Другая важная привилегия наличных в том, что они значительно ограничивают способность центральных банков продолжать, наверное, самый большой финансовый грабёж современной эпохи, т. е. политику отрицательных процентных ставок (NIRP). Единственный способ для политиков поддерживать отрицательные процентные ставки до бесконечности, это полное устранение наличных, как практически признал главный экономист Банка Англии Эндрю Хэдлейн (Andrew Hadlaine). Пока существуют наличные, вкладчикам невозможно запретить сделать логичный шаг - забрать свои деньги из банка и положить их туда, где они не подвержены эрозионному влиянию NIRP.

Таким образом, чтобы спасти финансовую систему, которая с моральной точки зрения вышла за рамки приличий и давно перестала обслуживать насущные потребности реальной экономики, правительства и центральные банки должны покончить с тем последним, что даёт людям слабую иллюзию частной жизни, анонимности и личной свободы в их всё более контролируемой и управляемой жизни.

Самая большая трагедия всего этого в том, что сильнейший союзник правительств и банков в Войне с наличными - это сама общественность. Поскольку люди продолжают отказываться от наличных ради небольших преимуществ удобства, война с наличными уже выиграна.

http://www.goldenfront.ru/articles/view/snachala-oni-prishli-za-pensami-v-vojne-s-nalichnymi