На фоне всех войн и кризисов, катастроф и радостей, в России, и не только в ней, продолжается борьба с коррупцией, принимающая порой весьма замысловатые формы. Немало общественных деятелей уже успели сколотить себе социальный капитал на фронтах этой борьбы, а кто-то и не только социальный.

Борьбу с коррупцией превратили в некий фетиш, а то и жупел, её используют в самых разных целях, и, прежде всего, в политических, разумеется. Тему борьбы с коррупцией эксплуатируют и псевдореволюционеры (типа заводил киевского майдана), озвучивающие написанные для них методички Госдепа, да и все кому не лень, все у кого есть хоть сколь-нибудь действенный «рупор».

О борьбе с коррупцией много говорят, имитируют бурную деятельность в рамках этой борьбы, однако если прислушаться повнимательнее к риторике борцов с коррупцией, занимающихся этим делом (в нашем квази-капиталистическом обществе), то порой можно заметить весьма любопытные аспекты, касающиеся философии этой борьбы, точнее сказать – социально-этической её стороны.

Итак, одним из основных тезисов нынешней борьбы с коррупцией (хоть в России, хоть на Западе), стало следующее: коррупцию можно победить лишь в той системе, где вообще не за что дать взятку!

Тезис этот «сбивает на повал» своею радикальностью, однако когда начинаешь выпытывать у адептов этого подхода детали предполагаемого плана, то получаются занятные дела, ведь в конце-то концов выходит, то эти борцы с коррупцией хотят всё перевести на платную основу, всё сделать коммерческим и брать за всё это деньги, но уже официально.

А я, хоть убейте меня, не могу понять – ну и чем эта система будет удобнее для простого человека, для обычного обывателя, не обладающего большими средствами, не «наварившегося» на грабительской приватизации, или ином каком дерибане, если с него опять будут требовать деньги, за те же самые услуги (и, порой в ещё большем объёме денег-то потребуют), но уже официально? Какие улучшения для него будут?

Допустим такой пример: обучение в ВУЗах и прочих учебных заведениях сейчас активнейшим образом, буквально в режиме дикой спешки, переводят на платную основу, постоянно сокращая число бюджетных мест. Философия этого процесса такова – государство «борется со взятками» (ну и наполняет бюджет, преследует и иные, дополнительные цели).

Поступить сейчас на бюджетную основу – почти нереально. Родители абитуриентов вздыхают, плачут, но находят деньги и спешат заплатить-таки, чтоб чадо училось, повышало свой социальный статус.

Каждый год плата за обучение повышается, становясь сейчас уже чем-то вызывающим, существенно сокращая доступность образования (и провоцируя появление псевдо-ВУЗов, которые предлагают обучение за меньшие деньги, но, на самом деле лишь профанируя процесс и внося абсурд в общественную систему).

И если раньше, то есть в советское время и в те периоды «демократии», когда её заботливая рука ещё не успела дотянуться до всех кранов и перекрыть кислород, у абитуриента была хотя бы гипотетическая возможность пробиться в желанный ВУЗ и получать стипендию, то сейчас, год от года, такая возможность становится просто иллюзорной, а то и фантастической.

Даже если юноша или девушка отлично сдали ЕГЭ (о котором отдельный и тяжкий разговор), то это не гарантирует поступление в желанный ВУЗ, ведь повторюсь – бюджетных-то мест там делается меньше (а на некоторых отделениях и факультетах их просто нет). И ребёнку всё равно надо искать где-то большие деньги, чтоб заплатить за учёбу (я уже не говорю, что надо пить и есть, платить за жильё и тд.)

Где семнадцатилетнее существо, приехавшее из глубинки, может найти большие деньги для оплаты обучения? Ну, даже теоретически? Где?

Так что, коль взглянуть на этот процесс не лукавя, не обманывая себя, то получается, что этакая «борьба со взятками», этакая «борьба с коррупцией» просто обрубает возможности роста и развития, отнимает возможность получить качественное образование у большой категории граждан нашей страны, которые родились не на Рублёвке и не Центральном административном округе Москвы, а в каком-нибудь Ряжске, или Рузаевке.

Должен заметить, что я категорический противник взяток, может потому, что никогда не умел давать взятки, а те, кто умели это делать, всегда могли меня обойти, чего не раз и бывало. Но даже помня все те досадные случаи, когда ловкачи, с помощью взятки, могли пробежать впереди, я не готов согласиться с тем, что официальная плата за всё, что ни есть – это выход из ситуации. Нет, чаще всего – это ещё бОльшая беда!

Продолжая разговор об истинной философии нынешней «борьбы с коррупцией» и социальной политики вообще, нужно заметить, что вся она «заточена» на то, чтоб открывать разнообразные возможности для людей состоятельных, и, вместе с тем, всячески закрывать пути и возможности для тех, кто не успел, или не сумел нахапать себе состояние.

И давайте порассуждаем: если юное создание из этого самого Ряжска, не имеет богатого папу, то как, каким образом он, или она сможет реализовать свои таланты? Торгуя своим телом в перерывах между занятиями? Приторговывая наркотиками? Или взяв кабальный «образовательный кредит»? А может быть заранее записаться в рабство к какой-нибудь крупной корпорации, которая оплатит обучение, но потом будет считать твою жизнь своей собственностью?

Тот капитализм, который нам навязывали в течение последних двадцати пяти лет, очень часто ставит людей в безвыходное положение, предлагая чудовищные «альтернативы». И стоит ли удивляться, что и в России, и во всех странах, куда ступила этакая вот «либеральная демократия», наблюдается стабильно высокая преступность, тяжкая нервозность в обществе, высокий процент самоубийств, большое количество людей, страдающих психологическими и психическими расстройствами? Да и тюрьмы переполнены!

Нам всё приводят в пример «страны старой Европы», где, будто бы всё получше, чем в заснеженной России. А вы знаете, что в Австрии, в той «тихой, спокойной» Австрии, которую часто рисуют нам уголком благоденствия, процент заключённых в тюрьмах, в отдельные годы, превышает процент заключенных в пресловутой сталинской системе (речь идёт о проценте заключённых к общей численности населения государства).

Про США я вообще не говорю, там вообще – мрак, несвободных людей там так много, что сам Пиночет, наверное, отдыхает. Причём сейчас я говорю уже не только о том, что в США самая большая армия заключённых, но и о том, что пространство истинной свободы там узкое и всё более сужается.

Если конечно, мы говорим о простых людях, о рядовых обывателях, ведь есть категории граждан, для которых свобода расширяется, капиталы растут, увеличивается количество яхт, частных самолётов, вилл, и прочих «признаков благополучия». Таких людей – меньшинство, они и довлеют над обществом, предлагая ему такие «варианты развития», что оно всё более и более деградирует, будто стремится повторить печальную судьбу пресловутого Детройта, ставшего кладбищем «американской мечты».

В последнюю четверть века нас вели к «мечте», которую, ещё несколько десятилетий назад, олицетворял Детройт. Сейчас мы пришли к ней, но оказались на развалинах смысла, на руинах обвалившейся философии либерализма. И вместо того, чтоб опомниться, проанализировать ошибки неверно прожитых лет, понять, что надо вернуть обществу всё то, что было отнято у него в девяностых, мы до сих пор поддакиваем тем, кто борется с «пережитками совка» и собирается, к примеру, «бороться с коррупцией» путём фактической легитимации взяток, «вывода их из тени», создания системы всеобщей платности.

Это лишь профанация борьбы с коррупцией, причём опасная, вредная профанация, ведь она сажает наше общество в клетку, ставит всё, что ни наесть, в зависимость от денежного фактора.

Многие, очень многие аспекты логики наших видных «борцов с коррупцией» (и тех, что официально входят в государственные структуры, и тех, кто мелькают на ТВ и в интернете, убеждая нас, что являются общественными активистами на фронтах этой борьбы), очень часто сводятся к таким формам «борьбы со взятками», которые лишь доводят процесс до абсурда, предлагают такое, чего, коль разобрать это досконально и вдумчиво, создаёт дополнительные трудности и беды для общества, препятствует его развитию.

Нам заявляют – давайте упорядочим всё по либеральному образцу, давайте переведём медобслуживание, образование и прочие социально важные сферы на платную основу, устраним бесплатность (как почву для коррупции) и тогда избавимся от взяточничества!

Хорошо, но если мы окончательно устраним доступные, для рядового обывателя, социальные услуги, то какое ему дело – будет в них взяточничество, или не будет, ведь эти сферы станут просто недоступны для большинства этих обывателей, точнее сказать – уже становятся недоступны!

Под видом борьбы с коррупцией, нам предлагают окончательно ампутировать остатки гуманитарных завоеваний социализма, окончательно отнять у людей то, что они создали за 70 лет, и перевести всё на коммерческие рельсы.

Но на самом-то деле эти «борцы с коррупцией» хотят просто закрепить «кастовый строй», при котором у той касты, что успеха нахапать добра во время постперестроечной сумятицы, будут привилегированные условия, а у прочих каст – постоянно сужающийся горизонт возможностей и одно право – слушаться хозяина, то есть крупного собственника.

Нас всё уверяют, что нынешняя коррупция в России, на Украине, и в прочих уголках постсоветского пространства – есть пережиток «совка», однако когда заявляют это, то лгут, и лгут нагло! В советской-то реальности уровень коррупции был на порядок ниже, да и вообще это была качественно иная коррупция.

Тогда коррупционер имел дачку двухэтажную, новенькую «Волгу», путёвки в Югославию и модные шмотки - это всё, что он мог «отжать» у общества. Нынче же коррупционер «отжимает» миллионы, хапает столько, что диву даёшься, буквально обворовывает страну! И ведь всё это он может спокойно демонстрировать обществу (ведь переизбыток богатств и излишком сам по себе-то у нас сейчас не порицается).

В этом-то всё и дело, ведь главная основа для коррупции - имущественное неравенство, расслоение общества по уровню доходов, возможность владеть огромными средствами, излишествами, абсурдным количеством богатств.

Капитализм, в отличие от общества социальной уравниловки (которое нам не дали достроить) буквально побуждает, толкает человека становиться хапугой, заниматься самыми изощрёнными коррупционными операциями и паразитированием на теле общества. Капитализм - лучшая почва для коррупции, а то и разновидность самой коррупции.

Коррупционная система капитализма (вернее того, во что он сейчас выродился) поистине глобальна, ведь существуют огромные центры «скупки краденого» – Лондон, Нью-Йорк, всевозможные офшоры, где укрывают капиталы и ценности, уворованные «успешными людьми» и чиновниками из России и других стран мира.

Из того же самого Лондона, из Нью-Йорка, из Вашингтона доносятся речи о том, что мол они, демократические светочи, борются за искоренение коррупции в мире, помогают побороть её (на Украине, скажем), на самом же деле «помощнички» эти лишь провоцируют ещё более наглое разграбление стран и территорий (чего мы и видим на примере той же Украины).

Адепты идеи либеральной демократии, адепты капиталистического образа мыслей, участвующие в дискуссиях о борьбе с коррупцией, часто приводят в пример любопытную историю Сингапура, заявляя мол – глядите, получилось же в Сингапуре-то построить рыночные общество и побороть коррупцию. Там построили, а значит и в России можно осуществить что-то подобное – говорят эти адепты.

Однако это подмена, просто мошенничество какое-то! В России, в принципе невозможно то, что было сделано в Сингапуре, или в каких-нибудь офшорах, ведь всё это – «особые пункты глобальной капиталистической экономики».

Сингапур - это неотъемлемая часть той системы паразитарного американизма, который опутал сейчас нашу планету, как спрут. Сингапур - кармашек нынешнего паразитарного капитализма, хотя, конечно же, кармашек с оборочками, кармашек яркий. Отчасти тем же являлась и Швейцария (только она не так проста и примитивна, в ней есть много разных нюансов и тонкостей). Но и Швейцария, и Сингапур, и некоторые другие страны, которые нам предъявляют сейчас в качестве примера, в качестве яркой «витрины капитализма», являются во-первых очень специфичными субъектами, отчего их пример никак не может являться стереотипом и поводом подражать, во-вторых они всего лишь - довесок большой системы неравноправия, системы контрастов, системы, где есть все эти офшоры, тайные кармашки, куда «успешными людьми» свозятся деньги, нахапанные в таких странах как Россия.

С этим-то и надо кончать, от этого-то и надо избавляться, добиваясь настоящего развития, основанного не на принципах хапуг, а на принципах солидарности, социальной справедливости, интегрированного развития социума.

А все те «борцы с коррупцией», которые предлагают нам «радикальные меры», типа введения тотальной, всеобщей платности, или подобных мер «борьбы со взятками», на самом-то деле радеют не за то, чтоб освободить общество от неких пут, а за то, чтоб закрепить в обществе привилегии «владетельного класса» сынки которого могут заплатить большие деньги, и за обучение и за лечение и за всё на свете. Но деньги-то эти, чаще всего, происходят из тех капиталов, которые нахапали их отцы в период постперестроечногго дерибана, когда коррупция была высока до анекдотичности.

Вот и получается, что те люди, которым многое досталось просто так и даром, теперь ратуют за то, чтоб нам, всем остальным всё доставалось за деньги, и, желательно – за большие деньги (мол, так будет меньше коррупции).

И всё навязывают, навязывают нам такие примеры как Сингапур (где было всё, вплоть до расстрелов), но коррупцию, как считается, победили.

Но нужен ли нам такой опыт вообще? Что в нём, в опыте этом? Победа над коррупцией ради самой победы над коррупцией?

Нет ни победы социальной справедливости, ни победы какой-то высокой идеи, ни победы принципиально нового уклада жизни, а лишь победа над коррупций как самоцель?

Сейчас из слова «коррупция» сделали фетиш (поскольку деятели проамериканской пропаганды успешно используют его для разжигания госпереворотов в разных странах), но вся эта борьба не делает общество счастливым.

Бороться-то надо за что-то более серьёзное, что-то более важное, высокое, а задача - побороть коррупцию должна быть чем-то прикладным, прилагательным к основным задачам.

Нам же сейчас стремятся подменить понятия и выдать под видом борьбы с коррупцией нечто иное, больше похожее на закрепощение общества, сжатия его в тисках коммерциализации всего и вся, в том числе того, что просто не может и должно быть пронизано денежным интересом.

И смотрю порой на все эти «перемены» и думается: «Да лучше уж взятки, чем такая «борьба с коррупцией»!

В той реальности, где были взятки, можно было хотя бы гипотетически проскочить не давая на лапу, можно было призвать к совести, пристыдить (если получится), можно было вести разговор о морали, а теперь, когда с нас деньги тянут официально, всё стало непрошибаемым, разговор о человечности и морали стал смешон. И, вдобавок к этому, всё съёживается, сокращается (как та же система качественного образования, система медобслуживания), даже если где-то и становится меньше случаев взяточничества, то становится меньше и самой медицины, самого образования и тд. и тп.

Повторюсь в очередной раз – со взятками-то надо бороться, как и с коррупцией вообще, но та «система борьбы» с коррупцией, которая сейчас доминирует, и вместо прежних стереотипов коррупции (той коррупции, которую хоть как-нибудь можно было обойти), навязывает нам куда более чудовищные новые стереотипы и трудности, которые может преодолеть лишь тот человек, что имеет большие деньги, а для рядовых обывателей все двери закрыты, точнее сказать – всё более и более закрываются.

Как видно, капитализм, вернее то, во что он выродился, и вправду является одной из самых чудовищных, мутантских форм коррупции, ведь допускает и даже поощряет имущественное расслоение и все те «прелести», что следуют из этого явления.

А чтоб по-настоящему победить коррупцию нужно заниматься переводом нашего общества на новые рельсы, на основы социальной ответственности, социальной солидарности, возрождать гуманитарные принципы социализма. И, самое главное – надо понять, что слишком богатым быть нехорошо, и вправду нехорошо, ведь общество – это система сообщающихся сосудов, когда где-то убыло – где-то прибыло, а если где-то раздулся огромный пузырь, то где-то образовался ужасный провал. Надо строить нашу реальность без пузырей и без провалов, на принципах равновесного, равноправного развития.

Резюмировать же всю эту заметку я хочу простой просьбой ко всем тем борцам с коррупцией, которые считают себя искренними сторонниками идеи улучшения общества, идеи его раскрепощения и декриминализации – да не боритесь вы с абстрактными вещами, не устраивайте борьбу с коррупцией ради самой борьбы с коррупцией, преследуйте цель истинного улучшения жизни рядовых граждан (ведь «элита» итак себе всё улучшит и без чужой помощи). Боритесь за то, чтоб для обычного человека было больше доступного, бесплатного, открытого, то есть больше возможностей для развития, для достижения разумных целей. Тогда и общество будет развиваться быстрее и гармоничнее.

Отбросьте вы вчерашние «либеральные» химеры, всю ту навязанную нам вчерашность «лихих девяностых», поймите, что рынок ничего не отрегулировал и ничего уже не отрегулирует, а вместо абсурдных разговоров об идоле рыночной экономики, нужно возвращаться к дискуссиям о человечности и солидарности. Чахнет наше общество в тисках коммерциализации, гниёт оно в этой металлической клетке.

Порой мне мучительно слышать, когда предлагают лечить головную боль методом отрубания этой головы, то есть когда «борцы с коррупцией» предлагают такие схемы, при которых можно не платить взятку, а официально заплатить через кассу, но сумма-то оказывается ещё большей, чем былая взятка, и получается что рядовой человек лишь проиграл от всей этой «борьбы с коррупцией» и лишился многого из того, к чему имел доступ ещё недавно (в период социализма). А выиграли лишь горлохваты, хапуги, заполучившие большие деньги.

Не доводите же до абсурда, не боритесь с коррупцией ради самой борьбы с коррупцией, боритесь за то, чтоб обычный, простой, рядовой человек имел перспективы и возможности, и, главное – за то, чтоб каждое шестнадцатилетнее существо имело право найти свой путь, желанный и нужный для него путь, и чтоб ради этого юному человеку не пришлось приносить непосильные жертвы и соглашаться на неприемлемые условия.

http://maxim-akimov.livejournal.com/424721.html