Данный пост идет, можно сказать, прицепом к статье Алекса о зачистке получателей социальной помощи в штате Мэн (http://aftershock.su/?q=node/345725), где речь шла о претендентах на продуктовые талоны. Мы же затронем проблемы получателей не только этих талонов, но и (в паре-тройке следующих материалов) денежных субсидий, а также тех нищебродов американского розлива, которым банкстеры (нежно в начале, и  совсем грубо потом) накинули на шею кредитную удавку.

Для начала вспомним, что наезд на нищебродов в Америке начался совсем не вчера и даже не позавчера. А несколько десятилетий назад. Когда в «сияющем граде на холме» начался воплощаться в жизнь план Господ, направленный на лишение Работяг того лома, который не давал разгуляться лому Господскому. То есть, - хорошо оплачиваемых рабочих мест  в добывающей промышленности, или на заводах и фабриках, где организованные в профсоюзы Работяги могли отстаивать свои права. В том числе, - с помощью забастовок, бьющих Господ по карману (чуть подробнее об этом у меня есть здесь: http://aftershock.su/?q=node/343080).

Уже в самом начале реализации этого плана, на рубеже 1960-х – 1970-х, стало все более очевидным наступление Господ на широко разрекламированный во всем мире Билль о правах человека.

... В начале 1970-х прошумело дело «Уаймен против Джеймс», суть которого была такова. Одинокая чернокожая мать Барбара Джеймс подала заявление на социальную помощь и получила ее. Через какое-то время ей позвонил инспектор и предложил назначить время, когда ему можно будет посетить Джеймс у нее дома. Она ответила, что готова встретиться на нейтральной территории, так как не видит оснований для того, приглашать инспектора домой. Инспектор не согласился и лишил Джеймс социальной помощи.

Джеймс подала иск, который в 1971 году дошел до Верховного суда. Главные судьи страны отвечали на вопрос: Должна ли Четвертая поправка применяться к людям, получающим социальную поддержку ?

Выразивший мнение большинства судья Гарри Блэкман заявил, что не должна:

--- Государство имеет вполне объяснимый глубокий интерес и желание увидеть и убедиться в том, что материальная помощь, оказываемая на средства налогоплательщиков,  используется должным образом и поступает именно тем, кому она оказывается... Нет ничего странного в том..., что государство имеет в своем распоряжении мягкие средства... укрепления своей уверенности...

Несогласный с этой точкой зрения судья Уильям Дуглас заявил, что постановление по этому делу лишено смысла, так как на государственные деньги в той или иной степени живут не только бедные чернокожие женщины из Бронкса, но и практически все граждане страны:

--- ... есть военные контракты, подряды на строительство дорог и прочих объектов инфраструктуры. Существуют субсидии, получаемые авиаперевозчиками и железнодорожниками... В 1969 году федеральным правительством и правительствами штатов на «социальную поддержку» было потрачено 127 миллиардов долларов. Одним только фермерам было выплачено почти четыре миллиарда долларов...  Почти 129 тысяч фермеров получили по 5000 долларов и больше...

Судья Дуглас задался вопросом: если мы лишаем защиты по Четвертой поправке всех, кто получает социальную помощь, то где нужно провести границу ? Кто имеет право не пускать инспекторов в свой дом ? Или все 129 тысяч фермеров тоже должны распахнуть свои двери перед инспекторами, чтобы те могли убедиться в целевом использовании полученных субсидий ?...

Между прочим, тогда Верховный суд особо оговорил, что указанные «мягкие средства» не могут использоваться «полицией, или иными должностными лицами». Добавив, что посещающий человека агент «не является ищейкой, - это человек, которому мы доверяем... друг нуждающегося»...

Через 35 лет, посещающий нуждающихся агент превратился в сотрудника правоохранительных органов, в профессиональную ищейку. Хорош «друг нуждающегося», брезгливо роющийся в нижнем белье кончиком карандаша!

Такое унижение «друг» заставил испытать вьетнамку, - жертву изнасилования. Которая целый год после приезда в Штаты вообще никому не открывала двери.

Через несколько дней после подачи ей заявления на получения социальной поддержки, в ее дверь постучали, и... началось. Пришедший инспектор сразу же начал кричать на женщину, заявив, что может забрать ее детей в тюрьму, если выяснится, что она солгала и у нее все же есть бойфренд.

Открыв ящик с бельем, он сунул туда карандаш и вытащил пару трусиков, показавшихся ему слишком сексуальными для одинокой женщины. Он держал их на кончике карандаша, помахивал ими и продолжал обвинять женщину в том, что у нее все же есть мужчина!...

Карен Бьорланд – белая женщина. Заявление на социальную помощь она подала, оставшись без работы с 2-летним сынишкой на руках. Она вспоминает, как к ней пришел инспектор социальной службы и сразу же заявил, что может арестовать ее прямо на месте, если выяснится, что она солгала в заявлении. Карен вспоминает, как этот человек перерыл всю ее квартиру. Ему не понравился холодильник, где, на его взгляд, оказалось слишком много продуктов. Он изучил содержимое всех ее ящиков и аптечки. Он даже пересмотрел все мягкие игрушки ее сына.

А потом он вошел в ванную, где его ждал восхитительный сюрприз, - в стаканчике возле зеркала стояли две зубные щетки!

- Зачем вам две зубные щетки ? – рявкнул он.

- Я ими пользуюсь, - возмутилась девушка...

Спустя много лет, когда Бьорланд стала одной из женщин, присоединившихся к групповому иску против округа, превратившемуся в дело «Санчес против Сан-Диего», и оспаривающих законность программы Р100, один из защитников штата снова спросил ее о двух щетках.

- Он спросил меня: «А зачем вам две зубные щетки ?» - вспоминает Бьорланд. – Я повернулась прямо к нему и спросила: «А позвольте мне поинтересоваться, сколько зубных щеток у вас ?». Он смутился и пробормотал: «Ну ладно, забудем об этом».

За время десятков тысяч обысков, проведенных за долгие годы, инспекторы программы Р100 заглянули во все щели и углы в повсеместном поиске грехов нищебродов. Они отказали в помощи женщине, делившей квартиру с соседкой. Почему ? – Потому что ее продукты в холодильнике не были снабжены этикеткой с ее именем. Как можно быть уверенным, что эта женщина не станет тайком делиться полученными по талонам продуктами со своей соседкой ?

Другой женщине в помощи отказали из-за того, что у нее обнаружили бюстгальтер Victoria’s Secret. («Как вы можете позволить себе такое?» - спросил инспектор, держа запрещенный предмет на своем любимом карандаше).

У кого-то нашли в шкафу слишком большой пиджак (наверное, он мужской!), у чьего-то сына оказались слишком мешковатые брюки (наверное, это брюки взрослого мужчины!). Инспекторы    заглядывали в ящики шкафов, в ванные, в морозильники и холодильники, под кровати и диваны – их интересовало все!

Не удивительно, что после 20-30 тысяч таких обысков несколько женщин (преимущественно чернокожих или латиноамериканок), которые вместе посещали курсы по профориентации, решили обратиться за помощью к общественным защитникам и подать иск против округа Сан-Диего (в 2004 году).

«Наш мир» (пишет про свою страну американский журналист Мэтт Тайбби) «превратился в юридическое минное поле. Если вы бедны и получаете социальную помощь, то практически любой ваш поступок как живого человека может стать основанием для обвинений в мошенничестве. Занятия сексом могут стать мошенничеством. Болезнь может быть мошенничеством.  Мошенничеством могут стать устройство детей в детсад, сокрытие собственной бедности...».

В округе Сан-Диего, Калифорния, для получения полного пакета помощи CaliWORKs – небольшой суммы денег и продуктовых талонов – нужно быть абсолютно бедным, то есть, не иметь ничего. Нельзя иметь собственности на сумму более 2000 долларов. Если у человека/семьи есть машина, она не может стоить более  3000 долларов... Семья из трех человек не может иметь доход более 714 долларов в месяц.

Заявителю требуется заполнить сложную форму, в которой говорится и о наказание за предоставление ложных сведений. За ложь при попытке получения денежного пособия можно загреметь в тюрягу на срок до 3 лет, а за такой же проступок при попытке получения продуктовых талонов, - и до... 20 лет. Черный юмор здесь в том, что за крупные финансовые мошенничества таких сроков не предусматривается...

Кроме того, нищеброду напоминают, что если произойдет переплата по ошибке округа, то виновным в этом будет считаться нищеброд...

После заполнения всех форм, просителям нужно безвылазно сидеть дома и ждать инспектора. Так как если инспектор придет, а дома никого нет, разговор о получении помощи будет завершен...

Пример семьи из двух человек (Диего и Анна), ожидающей ребенка и потерявшей постоянную работу. Которая получила право на получения пособия Анной (246 долларов в месяц) и  продуктовых талонов обоими супругами.

Анна неожиданно получает уведомление о необходимости вернуть 148 долларов за продуктовые талоны, «необоснованно» полученные Диего. Даже когда оказалось, что это была ошибка округа, требование осталось в силе. Потом им сообщили, что Диего, в соответствии с расчетами социальной службы, получил в один из месяцев более 700 долларов, хотя фактически он заработал за два дня временной работы в пиццерии всего 36 долларов.

С декабря 2011 по март 2012 года супругам пришлось побывать в офисе соцслужбы десять раз.

Их радость после того, как они сумели все-таки доказать свою правоту, оказалась непродолжительной. Так как бумажки о необходимости возвратов «переплаченных» денег приходили им постоянно. И общая сумма такой «переплаты» приблизилась к опасной черте в 400 долларов, после которой округ сможет предъявить им иск о мошенничестве... Так что молодые люди после этого живут в постоянном страхе...

История Марии Эспиносы, выгнавшей алкаша мужа (Эдуардо) и оставшейся с ребенком на руках и без работы:

... В дверь резко постучали. Перед Марией стоял мужчина лет 45, примерно вдвое ее старше. Как и она, он говорил по-испански и имел латиноамериканские корни. Но, в отличие от Марии, он был американским гражданином, - американцем по рождению.

Он был грубым, резким и жестким... «Он толкнул меня, - объясняла позже Мария. – Он просто вошел. И направился на кухню».

Там он открыл ящики шкафов, заглянул в холодильник. Мария спросила, что ему нужно.

- Вы же подавали заявление на материальную помощь, - ответил он. – Вы же хотели получить продуктовые талоны, верно ?

В стране Мария находилась на законных основаниях, и в социальной службе с ней обошлись очень вежливо. Ободрив ее заявление, консультант с улыбкой сказал, что все в порядке, но им придется прислать кого-нибудь для проверки.

Она не ожидала, что пришлют человека, который будет рыться в ее вещах, обшаривать квартиру и проверять кухонные шкафы...

- У вас есть проблема с наркотиками ? – вдруг спросил инспектор.

- Нет, - ответила изумленная Мария. – Я никогда не принимала наркотики.

Мужчина стал рыться в ящиках с одеждой. Наверное, подумала Мария, он думает, что Эдуардо все еще живет здесь, а она обманывает социальную службу.

- Вы ничего здесь не найдете. Он здесь больше не живет. Зачем мне возвращать его после того, что он мне сделал ?

Мужчина пожал плечами.

- Ну, может быть вас тянет к таким мужикам. Откуда мне знать...

Напоследок инспектор заявил:

- Если он вернется в вашу жизнь, дайте нам об этом знать. Потому что я могу забрать у вас ребенка.

Мария замерла от ужаса...

Рассказывая об этом через 22 года Мэтту Тайбби, Мария постоянно плакала:

- Они умеют сделать так, что чувствуешь себя просто грязью под ногами.

Сейчас каждый, подающий заявление на матпомощь в округе Сан-Диего и получает положительный ответ, должен пройти превентивный обыск. И если в конце 1980-х в Лос-Анджелесе с обыском к таким, как Мария приходил социальный работник из местного бюро, то в Сан-Диего теперь в белье роется сотрудник офиса окружного прокурора.

Город содержит целую команду следователей, работающую в рамках программы Р100, идея которой – 100-процентное соблюдение правил. Никакого обмана, никаких оправданий. Мошенничество терпеть нельзя, - даже самое мелкое. Поэтому программа должна быть всеобъемлющей и обеспеченной достаточными ресурсами. В одном только 2011 году округ провел обыски в 26000 домов...

... Девятый окружной аппеляционный суд, рассматривавший  дело «Санчес против Сан-Диего», возглавлял человек, прошедший лагеря для интернированных, Уоллес Ташима. И этот судья не признал программу Р100 противоречащей Конституции. Он заявил, что посещения в рамках этой программы не являются обысками, подпадающими под действие Четвертой поправки. Но даже если они являются обысками, их нельзя, по его мнению, считать безосновательными, так как общество «заинтересованно в том, чтобы социальная помощь, осуществляемая на деньги налогоплательщиков, поступала именно тем, кто в ней нуждается».

http://thestrangedeathofliberalamerica.com/bill-clinton-fdr-andrew-carnegie-and-the-new-gilded-hypocrites/

Кто бы спорил. Только вот правоохранительные органы Америки почему-то не задаются такой же целью, когда речь идет о выделении сотен миллиардов долларов из карманов налогоплательщиков на спасение банков-мажоров после их очередного мошенничества. В дома банкстеров не врываются с обысками, их не сажают в тюрьмы.

... Конечно, нигде не написано, что, если вы – чернокожий и живете в муниципальном жилье, то вы не защищены от противозаконных обысков. Но в жизни получается именно так. И если в этом есть какой-то смысл, то дело вовсе не в цвете кожи.

«Это», - пишет Тайбби  - «цивилизационный уклон нашего общества. Белые, которые живут неправильно, тоже попадают в эту сеть. И чем больше расслоение общества, тем больше белых в этой сети оказывается».

Тайбби Мэтт, «Пропасть: Американская несправедливость в эпоху материального неравенства» - М.: Кучково поле. 2015

Вопреки распространенному и в Америке, и во многих других странах мнению, что на «подачках» в «сияющем граде на холме» живут только цветные нищеброды (которых надо ненавидеть и обвинять во всех бедах Америки), реалии ощутимо отличаются от этой черно-белой картинки.

В 1997 финансовом году, черные семьи составляли 37,3% всех получателей пособий по программе TANF (программа Временной Поддержки Нуждающихся Семей), на белые семьи приходилось 34,5%, а на испаноязычные – 22,5%

В 2010 финансовом году, цифры были такие: 31,9% - 31,8% - 30,0%.

Начиная с середины 1970-х, ежемесячно выплачивавшиеся в рамках программы TANF и ее предшественницы, программы AFDC – Помощь Семьям с Детьми на Иждивении, суммы пособий на одного получателя ощутимо снижаются (в долларах 2006 года):

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/6/66/Welfare_Benefits_Payments_Graph.gif

https://en.wikipedia.org/wiki/Social_programs_in_the_United_States

Как ни удивительно это для многих прозвучит, но получателями таких подачек иногда становятся (неожиданно для себя) даже те, кто незадолго до этого считал себя успешными людьми. Об одном таком человеке мы расскажем в следующем материале, где речь пойдет о мастерах кредитного удушения.

А в заключение данного материала, проясним мотивы действий Клинтона, при котором и начался резкий поворот в подходе государства к системе соцобеспечения/социальной поддержки. В самый разгар предвыборной  борьбы в 1992 году Клинтон обещал «положить конец системе социальной поддержки в том ее виде, в каком она существует сейчас». Ничего личного, просто – политика. И бизнес.  В одном стакане.

Так как все понимали, что система «до-того» была направлена на социальную поддержку бедноты, большей частью представленной «афроамериканцами» (и на их голоса), поворот Клинтона приветствовался белыми избирателями на юге страны. Настолько горячо, что Клинтон сумел выиграть в четырех из 11 штатов на юге, в которых ни один демократ до него не побеждал в течение 20 с лишним лет.

Умелыми действиями политтехнологов общественное мнение вскоре было так агрессивно настроено против «ленивых нищебродов», разворовывающих деньги честных и работящих налогоплательщиков, что почти никто не обратил внимания на вторую сторону операции, проведенной Господами при Клинтоне.

http://aftershock.su/?q=node/347283