События последних дней заставили снова вспомнить о распаде двухпартийной политической системы США на клан Клинтонов и клан Бушей, но и о том, что к этим кланам в последние 25 лет стали присоединяться целые страны и военно-политические союзы, превращая эти кланы скорее в оси а-ля ось Рим — Берлин — Токио накануне Второй мировой войны. Это говорит о том, что внутриамериканское противостояние выходит далеко за пределы страны, вовлекая в него, по сути, все остальные мировые кланы на той или иной стороне.

И т.к. эта борьба почти приобрела всемирный характер, то ставки в ней повышаются с каждым днем, т.к. победитель получит весь мир, а проигравшая сторона будет окончательно списана в утиль мировой истории. Именно поэтому обострение внутриполитической борьбы США накануне президентских выборов 2017 года приобретает поистине беспрецедентные формы.

Следует также особо отметить, что кланы Бушей и Клинтонов не являются эвфемизмами Республиканской и Демократической партий, а являются межпартийными образованиями, со своими кнутами и пряниками, а также клановой дисциплиной и клановой философией, простирающимися поверх партийных границ. Это разделение существенно изменяет и обостряет внутриполитическую жизнь в США, т.к. прежние традиционные схемы и методы анализа политических процессов, происходящих в США, перестают работать и быть адекватными новой политической реальности.

Наиболее ярким доказательством этого тезиса является состоявшееся недавно голосование по поводу ускоренного прохождения через конгресс договора о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП), которое Обама лоббировал вместе с республиканцами, по сути, открыто провозгласив себя членом клана Бушей, а «родные» для него демократы этот план успешно торпедировали на том основании, что условия этого соглашения держатся в секрете от народа. Естественно, под народом они имеют в виду истеблишмент демократов, но когда администрация Обамы создала специальную секретную комнату, в которой сенаторы могли ознакомиться с результатами переговоров под подписку о неразглашении, туда пришло всего два человека. Сразу стало ясно, что борьба за отмену секретности — это только предлог, а причина этих баталий в чем-то другом.

Свет на эту загадку бросила перепалка между сенатором Варрен, которая нападает на договор о ТТП активнее других, и президентом Обамой, который в раздражении заметил, что она добивается не отмены секретности для того, чтобы на ярком свету защищать права американского рабочего класса, а отмены финансового регулирования, прописанного в этих договорах, чтобы в полумраке бесконтрольно печатать деньги. В результате стало ясно, что все это делается в расчете на 2016 год, когда президентом США, возможно, станет Хиллари Клинтон и пожнет плоды этого договора.

Это сразу заставило вспомнить аналогичное соглашение NAFTA между США, Канадой и Мексикой, подготовленное Джорджем Бушем — старшим, но подписанное Биллом Клинтоном в 1993 году, после нескольких поправок к этому договору, позволивших президенту Клинтону тогда тоже отменить финансовое регулирование. Это, собственно, и спровоцировало бешенство печатного станка 90-х, ставшее оборотной медалью так называемого клинтоновского «супербула» — роста фондового рынка США примерно на 100% в год, в то время как «реальная экономика» росла на 5% в год максимум.

Обращает на себя внимание также тот факт, что неопытный в начале своей президентской карьеры Билл Клинтон в своем выступлении, посвященном подписанию NAFTA, проговорился, что его убедили подписать это соглашение американские военные, объяснив, что оно критически важно для обеспечения национальной безопасности США. Это в какой-то мере объясняет секретность, окружавшую процесс подписания NAFTA, но главной причиной являлась так называемая ускоренная процедура прохождения этого договора через конгресс, состоящая в том, что конгрессмены могут либо отвергнуть, либо одобрить весь договор, но не могут вносить в него поправки. Буш очень хотел подписать этот договор до выборов, но не успел, как выяснилось, навсегда.

К сожалению, помимо очевидной антикитайской и антироссийской направленности ТТП, объяснить влияние этих торговых соглашений на мировую политику невозможно в рамках небольшой статьи, поскольку дьявол, как всегда, прячется в деталях. Но есть одно обстоятельство, которое позволяет увидеть сложность этой проблемы в правильном свете.

Дело в том, что вышеупомянутое соглашение NAFTA, которое демократы сейчас используют как аналог договора о ТТП для дискредитации последнего, собственно, и вызвало крах политических философий как Демократической, так и Республиканской партий в 1992 году.

Достаточно сказать, что Билл Клинтон пришел к власти при помощи спойлера президентских выборов 1992 года по имени Росс Перо, программа которого практически ничем не отличалась от предвыборной программы Джорджа Буша — старшего, за исключение безудержной критики договора NAFTA, который так упорно лоббировал президент Буш. В результате Росс Перо отобрал у него почти 20% голосов, то есть голоса тех, кто был готов голосовать за президента-республиканца, но был недоволен атмосферой секретности, окружавшей подготовку NAFTA.

Таким образом, именно Росс Перо привел Билла Клинтона в Белый дом, а вместе с ним и весь нынешний истеблишмент Демократической партии. Это было нарушением всех мыслимых и немыслимых джентльменских соглашений о принципах работы двухпартийной системы США, без которых писаные законы в любом обществе превращаются в дышло, которое куда повернешь, туда и вышло, а само общество превращается в «коллектив» рвущихся на волю сепаратистов, стонущих под игом диктаторов из противоположенной партии.

Неудивительно, что Буши прислали клинтонитам «обратку» в ходе выборов 2000 года, когда победа Джорджа Буша — младшего была решена судом штата Флорида, губернатором которого был еще один сын Джорджа Буша — старшего, а ныне «главный» кандидат в президенты США от Республиканской партии Джеб Буш. Думаю, на фоне предстоящего в 2017 году третьего раунда противостояния Бушей и Клинтонов за последние 25 лет у многих читателей отпадут сомнения в том, что противостояние именно этих кланов определяет основной лейтмотив грядущих выборов.

Сами понимаете, что после такого обмена любезностями в 1992 и 2000 годах двухпартийная политическая культура США не могла не треснуть. Это подтверждается и тем, что Хиллари Клинтон в 2011 году с пеной у рта агитировала в Гонконге за договор и ТТП, а сейчас не произнесла ни одного слова в поддержку этого проекта Обамы. Это однозначно говорит о том, что старые партийные ассоциации и партийная дисциплина больше не играют той определяющей роли в политической жизни США, которую они играли раньше. Особенно после того, как Обама, по сути, выдал лицензию на уголовное преследование Хиллари Клинтон, обнародовав договор 2008 года между его администрацией и госсекретарем о том, что она не будет принимать пожертвования от иностранных государств, находясь на этом посту.

Кстати, это косвенным образом подтвердило подозрения о том, что Хиллари Клинтон стала госсекретарем в результате предвыборной сделки, позволившей Бараку Обаме в 2008 году досрочно стать кандидатом в президенты от Демократической партии и вовремя сосредоточиться на борьбе с Маккейном, подобно Хиллари рвавшимся тогда к власти для того, чтобы превратить грузинскую войну в Третью мировую войну.

Вышеупомянутый договор между Белым домом и госсекретарем теперь позволил республиканскому конгрессу официально потребовать у Госдепа отчет о причинах того, что этот договор систематически нарушался Хиллари Клинтон, не вызывая никакого внутреннего расследования. Естественно, это не могло не поднять другой вопрос: «Если Хиллари Клинтон с такой легкостью нарушала официально подписанный договор с администрацией Обамы, то кто мешал ей самостоятельно определять внешнюю политику США, попросту игнорируя его указания?»

Нетрудно догадаться, что именно «клинтониты» дошли до того, что организовали учения американской армии в штате Техас, согласное легенде которых американская армия подавляет мятеж сепаратистов, решивших воспользоваться правом штата Техас на отделение. После столь тонкого намека в свой адрес семейство Бушей, для которых Техас является домом, если не Родиной, не могло не активизировать свои контрмеры, особенно если учесть, что в Техасе вооружено, и неплохо вооружено, поголовно всё мужское и часть женского населения.

К сожалению, эти события не получали должного освещения в прессе, так как СМИ, судя по всему, полностью контролируются «клинтонитами», пока контрмеры Бушей не приобрели такой размах, что «клинтонитам» пришлось призвать на помощь бывшего губернатора Техаса Рика Пери, который назвал свой штат штатом сумасшедших в связи с их неспособностью осознать, «что на президентских выборах в 2016 году они будут выбирать не верховного критика, а Верховного главнокомандующего армией США». Что он имел в виду, так и оставалось неизвестным, пока не выступил сверхзнаменитый Чак Норрис и не пробил брешь в «информационной» блокаде Техаса. Он сообщил, что народ Техаса и его ополчение (Национальная гвардия, поднятая по тревоге) не сумасшедшие, а, напротив, имеют все основания опасаться этих учений и не допускать их на своей территории.

Не следует забывать, что после того, как был опубликован договор между администрацией Обамы и госсекретарем США Хиллари Клинтон, которая, похоже, в эту администрацию не входила, а проводила самостоятельную внешнюю политику, вряд ли найдутся люди, которые будут заключать подобные соглашения с людьми, так соблюдающими письменные договоры с законно избранным президентом США. А после заявления Чака Норриса никто не может отмахнуться от предположения, что избрание президентом Хиллари Клинтон вряд ли будет принято как законное всеми штатами США, особенно если учесть, что эта возможность вызывает клацанье затворов правоохранительных органов и национальных гвардий не только в Техасе, но и в Нью-Йорке, где находится штаб-квартира ее избирательной кампании. Да и за пределами Америки вой ракетных двигателей, испытываемых на черный день ее избрания, раздается не только в России.

Тем не менее пока истеблишмент Демократической партии контролируется Хиллари Клинтон. И поскольку именно демократы торпедировали договор о ТТП, то, естественно, возникает предположение, что это «клинтониты» отправили его под откос. Но всё оказалось проще: несколько дней назад выяснилось, что провал ускоренного прохождения в конгрессе договора о ТТП поставил под угрозу ускоренное прохождение договора о Трансатлантическом партнерстве, который Обама и республиканцы считают завершающий этапом целой серии договоров, способным дать мультитриллионный эффект и купировать Всемирный экономический кризис, начавшийся в 2007 году.

Естественно, не стоит забывать, что договор о Трансатлантическом партнерстве называют одной из главных причин войны в Донбассе — якобы война Украины и России отрежет Европейский союз от дешевого российского сырья, и Трансатлантическое партнерство заставит Европу покупать дорогой сланцевый газ, что окончательно загонит Европу в американское стойло. Конечно, нельзя исключить, что такой план есть, и что такой хитроумный политик, как Обама, из ревности к Хиллари специально подсунул своим однопартийцам-"клинтонитам" договор о ТТП для того, чтобы те от злости пустили под откос договор о Трансатлантическом партнерстве, которого они сами и добивались много лет.

Но всё становится на свои места, если вспомнить, что ситуация сейчас один к одному напоминает 1992 год, когда готовил NAFTA Буш-старший, а подписывал его Билл Клинтон, вставив некоторые поправки, кардинально поменявшие смысл этого договора. Речь идет не о том, будет ли это партнерство, а о том, кто и как воспользуется его результатами, и с этой точки зрения полезно взглянуть на то, как воспользовался NAFTA президент Билл Клинтон в середине 90-х.

Ретроспективно ясно, что тогда Америка стала уступать свою хай-тек-индустрию и рабочие места не Мексике и Канаде, а Китаю, большая часть продукции которого продавалась на «Черкизоне» в России, лишая работы не столько американскую хай-тек-индустрию, сколько российскую легкую промышленность. В 90-х годах более 80% заводов в России лежало, и в этой ситуации Билл Клинтон чувствовал себя очень комфортно, ловя геополитически вкусную рыбку в мутных водах Югославии и Чечни.

Эта идиллия продолжалась довольно долго, пока азиатский экономический кризис ее не разрушил, а российский дефолт и падение рубля сделали китайские товары неконкурентоспособными на российском рынке. Это так расстроило Клинтонов, что он приказал бомбить Сербию, и по ошибке под бомбежку высокоточным оружием попало посольство Китая в Белграде. Что намекает на то, что именно в Китае что-то пошло не так, и миропроект «клинтонитов», воспетый Фукуямой, дал первый сбой.

Более детальный анализ происходящего показывает, что сейчас, как и тогда, предметом споров являются не сами договоры, а финансовые регуляторы этих договоров, то есть контроль над печатным станком, который Билл Клинтон в 1992 году отменил под предлогом защиты отечественного производителя от страшного и ужасного NAFTA. Зато сейчас, если история повторится, то любая борьба с экономическим кризисом превратится в сизифов труд, поскольку ни одна реформа не даст результатов, если печатный станок продолжит печатать деньги в карман мошенникам. Сколько бы вы долларов ни связали новыми товарами и услугами, или даже сожгли инфляцией, все равно взбесившийся печатный станок, лишенный тормозов финансового регулирования, напечатает больше.

Необходимость связывать доллары новыми товарами и услугами (а эти торговые партнерства приведут к появлению на рынке товаров и услуг более чем на 10 трлн долларов) заставляет налаживать отношения с Россией немедленно, т.к. баксик доживет до поры той прекрасной, только если Россия и Китай, которые на пару держат в руках несколько триллионов долларов, будут продолжать их держать в загашнике, а не выбросят на рынок в случае возникновения угрозы их обесценивая по причине нового приступа бешенства печатного станка. И это дает надежду большую, чем все армии миротворцев, вместе взятые.

http://www.regnum.ru/news/polit/1925509.html