Поистине удивительно, насколько война кланов в США стала явной в последние месяцы. Распространяясь за пределы США, борьба кланов охватывает все новые страны и континенты. И даже такой взвешенный и осторожный ученый-историк, как Стивен Коэн, открыто говорит, что в каждой стране сейчас существуют «партия войны» и «партия мира», которые связаны друг с другом единым центром управления, что, конечно, не исключает того, что сейчас эти партии являются сетевыми структурами. Стивен Коэн, конечно, не может сказать открыто, что «партия войны» — это партия клинтонитов, а «партия мира» — это, как ни парадоксально, Буши, прежде всего, потому, что его за это засудят, а за образ Буша-миротворца еще и засмеют.

Действительно, как можно называть миротворцем человека, который оккупировал Ирак? А то, что Джордж Буш стал президентом, когда США находились на грани ядерной войны, и дело дошло до напоминаний Биллу Клинтону о наличии у России ядерного оружия, прозвучавших в Пекине из уст президента РФ Ельцина, как-то не принято вспоминать. Между тем именно отношения США с Россией были и остаются главным индикатором опасности мировой войны, и хорошие личные отношения между президентами Путиным и Бушем, возможно, спасли мир тогда от конфронтации даже более опасной, чем та, что мы видим сейчас на Украине, а два года тому назад видели в Сирии.

Конечно, Джордж Буш тоже не является голубем мира и будет считаться только с теми с интересами России, список которых Россия сунет ему в лицо сжатым кулаком. Но со сжатым кулаком военной мощи России он будет считаться, прекрасно понимая, что список надо взять, прочитать и пожать при передаче руку, которая в этот момент должна будет разжаться, и не будет устраивать истерики по поводу наличия силы и кулака еще у кого-нибудь, кроме США и НАТО. Ибо этого требуют национальные интересы США, а слова о «неправильности» Ялты, которые он произнес во время своего турне по Европе, означают все же обещание, что нынешние границы НАТО останутся прежними, а не то, что США, возглавляемые президентом Бушем, откажутся признавать зону влияния России, очерченную на Петербургском форуме красной чертой Путина.

Естественно, в России все больший вес набирает та точка зрения, что «США ведут против нас войну, и руководствоваться в этом случае принципом „мирного сосуществования“, как это в свое время сделала советская элита, по меньшей мере глупо, а по большому — просто преступно». Но из истории Хиллари Клинтон и «глубокой глотки» кроме всего прочего следует, что в значительной мере импичмент президента Ричарда Никсона и связанный с этим отказ США от «detante» — политики разрядки международной напряженности — был связан с субъективным фактором и не был такой уж неизбежностью.

Конечно, военно-стратегическое преимущество, которое давало США одностороннее обладание технологией «разделяющихся головных частей с блоками индивидуального наведения» (РГЧ ИН), было, так сказать, объективной причиной распада «detante» и так или иначе сказалось бы на международной политике, даже если бы президент Никсон не ушел в отставку. Но не следует забывать о рузвельтовской Америке, которая была верным союзником СССР во время Второй мировой войны, и несколько лет разрядки вполне могли изменить атмосферу в США, в какой-то мере реанимировав эту Америку и залечив те раны, которые нанесли США годы маккартизма, являвшегося, по сути, нацистским переворотом в США, поддержанным президентом Трумэном.

Причем острие атаки сенатора Маккарти было направлено на Государственный департамент США, созданный президентом Рузвельтом, и именно этот удар превратил его в нынешний Госдеп, что и стало причиной того кризиса американской дипломатии, о котором сейчас достаточно откровенно говорят весьма высокопоставленные американские дипломаты.

Во всяком случае, во времена полетов «Союз-Апполон», ставших символом разрядки, совершенно невозможно было представить себе нынешнее положение, когда практически никто в США не знает о той роли, которую сыграл СССР в разгроме нацизма. А ведь именно это сделало возможным демонизацию сербов в эпоху президента Клинтона и делает возможным демонизацию или вернее «гитлеризацию» президента Путина, которую мы наблюдаем сейчас в американских и европейских СМИ в эпоху госсекретаря Клинтон.

Между тем именно несколько лет в 1970-х, последовавших за Уотергейтом, сыграли свою роковую роль, позволив «большим деньгам» и «партии войны» захватить контроль над системой образования и средствами массовой информации через компанию McGraw-Hill, которая, специализируясь на издании университетских учебников, одновременно является владельцем рейтингового агентства S&P-500. А экономический кризис 2008 года выявил связь S&P-500 c избирательной кампанией Хиллари Клинтон и крахом банковской группы Lehman Brothers, Inc., через которую семейство Буш финансировало избирательную кампанию Барака Обамы.

В результате именно интеллектуально-университетская, художественно-джазовая Америка является сейчас иррационально-фанатичным врагом России и социальной базой клинтонитов, или, если хотите,"партией войны" в США. Вот такие вот «голуби» в Америке.

Более того, именно анализ университетских связей позволяет понять то, как клинтонитам в США удалось построить такие отношения с бюрократией (а на самом деле идеократией) Европейского союза, что ЕС стал беспощадным критиком Америки Буша во времена оккупации Ирака, но безоговорочно поддерживал США Клинтонов во время совершенно иррациональных бомбежек Сербии. Между тем на развитие событий на Украине крайне отрицательно повлияли иллюзии насчет Евросоюза, которые позволили Ангеле Меркель столь долго прятаться за спиной Обамы и столь ловко скрывать то, что заставило Евросоюз продлить санкции против России именно 22 июня.

Поэтому сейчас имеет смысл посмотреть на то, что происходило с университетами в США в начале 1970-х, а также на разрядку международной напряженности в эпоху Никсона, более внимательно, как на модель выхода из нынешнего кризиса в условиях войны кланов США. Это позволит не только избежать уничтожения человечества в пламени ядерной войны, но и построить такие отношения с США в случае Detante-2.0, которые никакая Хиллари Клинтон не сможет испортить столь катастрофически методом «глубокой глотки». Несомненно, методы контроля над средствами манипуляции общественным сознанием, в том числе над системой образования США, должны стать частью будущего договора о предотвращении ядерной войны. И контроль над школьными и особенно университетскими программами должен быть не менее строгим, чем над ракетными заводами.

Именно то, как преподается история, является первым индикатором наступления «партии войны» и поводом к выходу из тех договоров, которые имеют смысл только в условиях взаимного стремления партнеров к разрядке международной напряженности. Во всяком случае, если бы эта культурная опасность была вовремя осознана советским руководством в 1970-е, то такие мобилизационные мероприятия, как своевременная смена изрядно постаревшего руководства страны, позволили бы разнести во времени кризис ракетных технологий и военной доктрины СССР с возрастным кризисом в Политбюро ЦК КПСС, получившим название «пятилетки пышных похорон». А это обеспечило бы совсем другое развитие кризиса идеологического и, возможно, направило бы историю России и других постсоветских республик совсем в другое русло.

http://abrod.livejournal.com/791809.html