«ЗАВТРА». Валентин Юрьевич, известно, что за последние годы зафиксирован целый ряд случаев, когда отдельными государствами предпринимались попытки сделать золото официальным средством международных расчетов.

Валентин КАТАСОНОВ. Да. Наиболее яркий пример – золотой динар Муаммара Каддафи.  Ливийский лидер, как известно, был главным инициатором отказа от международных расчётов в долларах и евро. Более того, он призывал  арабский и африканский мир к переходу к расчётам в единой валюте под названием золотой динар. На этой финансовой базе полковник Каддафи предлагал создать единое африканское государство с арабо-негритянским населением численностью в 200 миллионов человек.

Идеи создания единой золотой валюты и объединение стран Африки в одно могущественное федеративное устройство были активно поддержаны за последний год рядом арабских государств и почти всеми государствами Африки. Противниками идеи выступили ЮАР и руководство Лиги арабских государств. Такие инициативы Ливии вызвали недовольство и некоторых европейских стран.Неоднократные увещевания лидера ливийской революции не дали никаких результатов: Каддафи предпринимал всё новые и новые шаги, направленные к созданию Единой Африки и введению золотого динара.

Для сокрытия истинных причин военного воздействия на Ливию предлагаются две лживых версии: официальная - защита прав человека, неофициальная - попытка отнять нефть у Каддафи. Обе не выдерживают критики. Правда заключается в том, что Муаммар Каддафи решил повторить попытку генерала де Голля - выйти из зоны бумажных денег и вернуться к золоту, в частности к золотому динару, т.е. замахнулся на власть хозяев «печатного станка», главных акционеров частной корпорации под названием «Федеральная резервная система США».

Некоторые страны переходят к использованию золота для международных расчетов явочным порядком.   Чаще всего, речь идет об использовании золота к контрабандной или «серой» торговле.  В качестве примера можно привести Непал, который 2/3 всего импорта получает из соседней Индии. Оплата товаров осуществляется золотом. Часть желтого металла непальские импортеры приобретают в местных банках (порядка 15 кг в день). Примерно столько же поступает по нелегальным каналам из соседнего Китая, где он стоит дешевле, чем в Индии (4,80 млн. индийских рупий за 1 кг против 5,05 млн. рупий).  В данном случае главным мотивом использования желтого металла в качестве средства расчетов выступает стремление заработать на разнице цен на золото.

Но имеются и другие причины, связанные с организацией экономических и финансовых блокад  против отдельных стран. На сегодняшний день самым ярким примером является Иран, против которого Запад организовал экономические санкции, в том числе запретил банкам осуществлять расчеты по экспортно-импортным операциям Ирана. В результате соседняя  Турция перешла на оплату золотом за импортируемый из Ирана природный газ. Об этом сообщила газета “Уолл-стрит Джорнэл Юроп”.

“Зафиксированный в последнее время мощный отток золота - на миллиарды долларов - из турецкой экономики является платой за иранский газ, - подчеркивает издание. - Данный факт подтвердил заместитель премьер-министра Турции Али Бабаджан в письменном ответе на запрос парламентариев”. “Переход двух стран на расчеты золотом за поставки газа является следствием санкций США, которые угрожают жесткими мерами третьим странам, использующим доллары при торговле с Тегераном.

Переход на золотые слитки позволил Анкаре избежать “наказания” со стороны Вашингтона. Подобная торговля также не нарушает режим международных санкций, введенный против Ирана”, - подчеркивает газета. За первые девять месяцев  2012 года отток золота из Турции достиг рекордной суммы в 10,7 млрд. долларов. Из нее в Иран было поставлено золота на 6,4 млрд. долларов.

«ЗАВТРА». Выходит, вокруг золота идет настоящая тайная война?

Валентин КАТАСОНОВ. Отдельные события в мире золота на первый взгляд кажутся случайными  и между собой никак не связанными.  В крайнем случае, вам скажут, что эти события отражают некие «объективные законы» развития мировой экономики и международных финансов. Но на самом деле все они являются отражением закулисной борьбы разных групп интересов мировой финансовой олигархии. В целом эти группы можно объединить в два больших лагеря: 1) лагерь защитников «status quo» в финансовом мире, т.е.  системы бумажных денег, фундаментом которой является ничем не обеспеченный доллар; 2) лагерь сторонников возвращения к золотым деньгам.

 В первый лагерь входят хозяева (главные акционеры) «печатного станка» Федеральной резервной системы США. А также те банки, которые тесно ассоциированы с ФРС (банки все тех же акционеров ФРС) и являются привилегированными получателями ее «бумажной продукции».  Для представителей этого лагеря золото является опасным конкурентом «зеленого» доллара. Финансовая олигархия, принадлежащая к этому крылу, будет делать все возможное для того, чтобы продлить срок работы «печатного станка», даже если для этого потребуется развязать войну. Этот лагерь в первую очередь представлен кланом Рокфеллеров и несколькими менее известными кланами, которые помимо «печатного станка» ФРС также контролируют мировой рынок «черного золота» и военно-промышленный комплекс США.

 Второй лагерь, стан сторонников золота гораздо более пестрый и широкий. В нем есть часть мировой финансовой олигархии, которая не так тесно привязана к «печатному станку» ФРС. Она располагает значительными  запасами накопленного золота и контролирует добычу и мировой рынок «желтого» металла. Она готова пойти на ликвидацию нынешнего «печатного станка» и замену его золотым стандартом. Эта часть мировой олигархии, прежде всего, ассоциируется с кланом Ротшильдов и другими более мелкими кланами, тяготеющими к Европе.

Следует иметь в виду, что нынешняя  долларовая система настолько себя дискредитировала, что «золотая» мировая финансовая олигархия без труда вербует своих сторонников в самых разных слоях общества. Иначе говоря, она имеет широкую социальную базу во всем мире. Достаточно привести в качестве примера движение «Оккупируй Уолл-стрит», которое, по сути, направлено своим острием не только против  банков Уолл-стрит, но и Федерального резерва, являющегося оплотом и тылом   банковской империи Рокфеллеров.

За  многими инициативами по легализации золото как денежного металла  стояли и продолжают стоять Ротшильды. Но практически на любой «золотой удар» Ротшильдов Рокфеллеры отвечали (и продолжают отвечать) контрударами.  Борьба между Ротшильдами и Рокфеллерами на «золотом фронте» идет с переменным успехом.  Стоит, например,   внимательнее присмотреться к кампании за легализацию золотого франка в Швейцарии, о которой мы сказали выше.  Кампания была начала более двух лет назад, однако пока не увенчалась успехом. Мы не располагаем никакими сведениями, почему в 2012 году, согласно первоначальным планам, «параллельные» золотые деньги не были запущены в обращение.

Швейцарские и мировые СМИ перестали (словно по команде) публиковать какие-либо материалы по теме «золотой франк».  Можно выдвинуть версию, что проект «золотой франк» был заблокирован кланом Рокфеллеров. Можно, например, предположить, что между кланом Ротшильдов и кланом Рокфеллеров был проведен закулисный торг и достигнут  некий «компромисс».  Например,  власти США прекращают свой «наезд» на швейцарские банки (обвинения в том, что эти банки занимаются укрывательством денег различных «диктаторов» и т.п.). А Швейцария, в свою очередь, «замораживает» свой проект введения «параллельных» золотых денег.

Я уже говорил о «золотых» инициативах в 13 штатах Америки. После успеха введения золотых денег в штате Юта аналогичные инициативы в 12 других штатах начали тормозиться. Уверен, что клан Рокфеллеров усмотрел в этих проектах угрозу будущему ФРС и нажал на все экономические и политические «тормоза».

 Не случайными являются также различные ограничения на операции купли-продажи золота, вводимые то в одной, то в другой стране. Обычно такие ограничения мотивируются тем, что это необходимо для борьбы с «отмыванием» грязных денег (золото – идеальное средство   для «отмывки»), финансированием терроризма, коррупцией и т.д. Так, летом 2011 года в «тихой» и «цивилизованной» Австрии   банкам было запрещено продавать в «одни руки» драгоценных металлов на сумму более 15.000 долларов (т.е. по тогдашним ценам не более 11 унций золота). Власти Австрии заявили, что тем самым они оказывают  содействие Америке в ее борьбе с международным терроризмом и организованной транснациональной преступностью.

В сентябре 2011 г.  примеру Австрии последовала Франция,  введя ограничения на покупку золота физическими лицами в банках. В США в некоторых штатах ситуация еще более жесткая. Множество американских городов, таких Хьюстон в штате Техас, ввели идентификационные требования, вынуждающие предъявлять документы как при покупке, так и при продаже драгоценных металлов. За операциями с золотом следят не только сами банки, но также секретные службы министерства финансов, ФБР, министерства внутренней безопасности. Думаю, что кампания по раздуванию угрозы международного терроризма, прежде всего, раскручивается кланом Рокфеллеров. С ее помощью они решают свои задачи, в том числе по сдерживанию использования золота как денежного металла.

«ЗАВТРА». Так что же: война как аргумент в споре доллара и золота?

Валентин КАТАСОНОВ. Для оценки перспектив перехода международной финансовой системы от нынешнего долларового стандарта к стандарту золотому надо учитывать баланс военных сил в мире, возможности и пределы использования военной силы кланом Рокфеллеров для защиты своих позиций в мире.  Достаточно вспомнить события вокруг Ирака и Ливии.

Когда лидеры этих стран от слов переходили  к делу, т.е. к отказу от использования доллара США для своих расчетов по поставкам нефти и других товаров, то США немедленно начинали военные действия против «диктаторов». Попытка введения золотого динара лидером Ливии Каддафи  поддерживалась и осторожно  «продавливалась» кланом Ротшильдов. Об этом свидетельствуют некоторые мало афишируемые факты. Например,  предыдущий исполнительный директор МВФ Доминик Стросс-Кан был креатурой Ротшильдов. В 2011 году он поддержал идею по введению золотого динара.

Клан Рокфеллеров нанес ответный удар: сначала - по Стросс-Кану (он был арестован по весьма надуманному обвинению), а затем  -  по ливийскому лидеру и Ливии в целом. История вокруг Стросс-Кана – проявление глубинных противоречий в кругах мировой олигархии по поводу возможных вариантов дальнейшего развития международной финансовой системы. С осени 2009 года Стросс-Кан стал четко озвучивать интересы той части мировой финансовой олигархии, которая желала ликвидации статуса доллара как мировой валюты. В частности, тогдашний директор МВФ подверг критике так называемый «вашингтонский консенсус» - свод принципов, обеспечивающих глобальное доминирование доллара США.

Очевидно, что военные агрессии  и интервенции против суверенных государств – реакция США на  угрозы интересам Рокфеллеров. Их цель – пресечение любых прецедентов отказа от  «продукции» «печатного станка» Федерального резерва (установление контроля над запасами «черного золота» - цель второго порядка).  Но мир сегодня тяготится долларами, которые насильно навязываются всем странам Америкой с помощью ЦРУ, Пентагона и НАТО.

Всех   несогласных принимать «пустые векселя» в виде зеленых бумажек Вашингтон объявляет «центрами терроризма» и организует против них военные агрессии и экономические блокады. Клан Ротшильдов умело использует  усиливающиеся с каждым днем антиамериканские настроения в мире  для продвижения своего проекта золотых денег.

«ЗАВТРА». А теперь, если можно, о «пробном шаре» ЦБ Китая?

Валентин КАТАСОНОВ. По зарубежным и российским СМИ прошло весьма любопытное сообщение об одной публикации в  авторитетном китайском издании China Securities Journal   от 5 августа 2013 г. Речь идет о материале, содержащем высказывания официального представителя Народного Банка Китая (НБК) Яо Юдонга (Yao Yudong), являющегося членом Комитета по денежной политике НБК.  Содержащиеся в статье  положения являются чрезвычайно смелыми на фоне предыдущих острожных и достаточно двусмысленных заявлений руководителей центрального банка Китая. Собственно заслуживают внимания всего лишь две-три основные идеи, озвученные высокопоставленным чиновником.

Первая идея состоит в том, чтобы усилить роль и потенциал Международного валютного фонда в деле обеспечения мировой экономики необходимой ликвидностью.  Но речь идет не о том, чтобы превратить Фонд в некий прототип мирового центрального банка, который бы выпускал свою собственную наднациональную валюту. Типа той, которую он выпустил в небольших количествах еще четыре десятилетия назад и которая называется «специальные права заимствования», или СДР (Special Drawing Rights – SDR).

Кстати, весной 2009 года, в разгар мирового кризиса Китай предложил провести реформу мировой валютной системы путем перехода в международных расчетах к использованию наднациональной валюты, созданной на базе СДР. Но нет, в статье Я. Юдонга речь идет о том, чтобы вернуться к временам Бреттон-Вудса – международной валютно-финансовой конференции, которая проводилась в 1944 году и которая определила контуры послевоенной мировой валютной системы.

Как известно, на той конференции было принято решение об  учреждении Международного валютного фонда и  возвращении к золотому стандарту, который существовал до первой мировой войны. Но это был уже не «классический», полноценный, а усеченный золотой стандарт. К золоту привязывалась лишь одна национальная денежная единица – доллар США. Именно поэтому Бреттон-Вудскую валютную систему называют золото-долларовой системой. Главным аргументом в пользу того, чтобы приравнять доллар к золоту был тот факт, что Соединенные Штаты сумели накопить большое количество монетарного золота и обещали обеспечивать свободный размен долларов денежным властям других стран на золото.

Но чиновник из китайского центробанка не предлагал вернуться к золото-долларовому стандарту, который приказал долго жить в 1971 году, когда США в одностороннем  порядке отказались от размена долларов на золото. Вашингтон тогда фактически поставил весь мир перед фактом, что международные расчеты будут осуществляться почти исключительно с помощью ничем не обеспеченной бумажки, выпускаемой Федеральной резервной системой.

И тут самое интересное из предложений Я. Юдонга: по его мнению, мир должен вернуться к золотому стандарту. Только к золоту следует привязать не доллар США (по крайней мере, не только его), а денежные единицы тех стран, которые к сегодняшнему дню накопили наибольшие количества монетарного золота в подвалах центральных банков и казначейств.

Формально США по-прежнему занимают первое место по официальным запасам «желтого металла», которые составляют около 8 тысяч тонн. Но сегодня все прекрасно понимают, что «золотая статистика» США очень лукава. Имеется слишком много веских сомнений, что заявленные 8 тысяч тонн монетарного золота все еще хранятся в подвалах знаменитого Форт-Нокса. Скорее всего, оно находится далеко за его пределами, будучи розданным банкам Уолл-стрит и Лондонского Сити в виде золотых кредитов и золотого лизинга. А если в этих подвалах что-то лежит, то это подделки, так называемое «вольфрамовое золото».

«ЗАВТРА». Многие специалисты считают, что «золотая статистика» лукава не только в США, но и многих других странах?

Валентин КАТАСОНОВ. Развитые страны Запада, скорее всего, завышают запасы «желтого металла», который уже порядком разворован банкстерами с использованием все тех же кредитно-лизинговых схем. А вот некоторые страны явно скромничают, не афишируют процесс быстрого накопления крупных запасов золота. Среди них – Китай. Мне уже приходилось писать о том, что цифры официального запаса золота в Народном Банке Китая в течение нескольких лет не менялись (чуть меньше 1000 т).

И это при том, что Китай занимает первое место в мире по добыче «желтого металла» (около 400 т в год), направляя всю продукцию в государственные запасы. Плюс  к этому каждый год Китай ввозит через Гонконг по несколько сот желтого металла. Несложные расчеты, базирующиеся на официальной статистике добычи и импорта золота, показывают, что у Китая на сегодняшний день должно быть в государственных резервах не менее 5 тыс. тонн драгоценного металла.

Впрочем, некоторые эксперты считают, что на сегодняшний день у Китая золота может быть не менее 10 тысяч тонн. То есть однозначно больше, чем у США. Вскользь заметим, что в связи с публикацией Я. Юдонга  журналисты начали усиленно думать: В каких еще странах могут существовать крупные «тайные» запасы «желтого металла»?  Были опубликованы забавные цифры по России – до 20 тыс. тонн. Называется также Ватикан. Но намеки на Россию и Ватикан – откровенные домыслы  дилетантов.

Но вернемся к Китаю. Господин Юдонг не говорит прямо, что предлагает переходить к золотому стандарту на базе  юаня. Но такое заключение вытекает из его статьи. Чиновник китайского центробанка прозрачно намекает, что юань в 21 веке может играть такую же роль и иметь такой же статус, как доллар США после второй мировой войны.

В последние годы было множество публикаций на тему «золотой юань». Но, между прочим, власти Китая нигде и никогда  не говорили о своих планах сделать юань золотым. Скорее, таково   желание клана Ротшильдов (говоря «клан Ротшильдов», мы имеем виду не только потомков тех легендарных Ротшильдов, но также  всех представителей мировой финансовой элиты, которые заняты золотым бизнесом).

  Известно, что именно   клан Ротшильдов в 19 веке инициировал создание золотого стандарта сначала в Англии, а затем навязал его всему миру (включая Россию, которая  в 1897 году благодаря усилиям министра финансов С.Ю. Витте перешла к золотому рублю). Есть основания полагать, что современный клан Ротшильдов еще раз хотел бы сыграть в беспроигрышную (на самом деле очень доходную) игру под названием «золотой стандарт». Тем более, что Федеральная резервная система, где они наряду с кланом Рокфеллеров являются основными акционерами, трещит по швам. Ротшильды готовы в любой момент бросить на произвол судьбы «печатный станок» ФРС и оседлать «золотого тельца».

Кто-то должен первым решиться на привязку национальной денежной единицы к золоту, а дальше процесс пойдет веселее. Кандидатом №1 клан Ротшильдов определил Китай. Его  Ротшильды  усердно обхаживали, ему они создавали «режим наибольшего благоприятствования» в деле накопления первоначального запаса золота, ему они намекали на особую роль Китая и юаня в мире. Но руководству Китая золотой запас нужен (как стратегический резерв), а вот золотой юань – нет.

Юань и без золотого обеспечения уверенно завоевывает прочные позиции в международных расчетах. Со многими странами, в том числе с Японией, Россией, Бразилией Китай заключил соглашения об использовании национальных валют во взаимной торговле. Между Китаем и другими странами заключены соглашения о «валютных свопах» (обмене национальных валют) для обеспечения взаимных расчетов без использования доллара США и евро.  Такое соглашение с Народным Банком Китая заключил даже Банк Англии.

Переговоры о валютных свопах с НБК в настоящее время ведут также центральные банки Франции и Швейцарии. Иран поставляет свою нефть в Китай,  принимая за это  китайскую валюту и затем используя ее для закупок товаров в «поднебесной». Таким образом,  замена доллара на юань (а также другие национальные валюты) позволяет государствам-изгоям успешно обходить санкции, организуемые Вашингтоном. По разным данным, на сегодняшний день доля юаня в международных расчетах  не превышает 1%. Вроде бы немного. Но надо учитывать, что эта доля непрерывно растет.

Кроме того, речь идет обо всех расчетах,  а в них львиная доля приходится на операции, связанные со спекуляциями на финансовых рынках. Более объективным является показатель доли юаня в обслуживании международной торговли. А он за какие-то пять лет с 2008 по 2013 гг. увеличился с 0 до 12 процентов. А это уже примерно соответствует нынешним позициям Китая в реальной мировой экономике.

 Но вернемся к публикации Я. Юдонга. Она  вызвала определенный ажиотаж в финансовом мире. Является ли она сигналом к возможному изменению валютно-финансовой политики Китая и ее подчинению планам клана Ротшильдов? Или же это пример того, что в Китае ослабевает вертикаль партийно-государственной власти и отдельные чиновники могут в своих высказываниях столь смело отклоняться от «линии партии»?

«ЗАВТРА». Фраза «Бреттон-Вудс-II» становится достаточно популярной среди журналистов, политиков, финансистов. Этот термин  размытый, невнятный. Что он выражает? Эмоциональную реакцию людей на нынешнюю мировую валютно-финансовую систему, которая, по их мнению, себя полностью изжила и которую надо менять?

Валентин КАТАСОНОВ. Одни ностальгируют по золотому стандарту. Причем тут также предлагается множество вариантов золотого стандарта. Даже вариант золотомонетного стандарта ХIХ века.

Другие хотели бы вернуться к идее Джона Кейнса о создании и внедрении наднациональной валюты типа «банкора». Или использовать в качестве таковой «специальные права заимствования», которые  в небольших количествах были выпущены МВФ еще в 1970 году. Имеется также гибрид этого варианта и варианта золотого стандарта: наднациональная валюта, обеспеченная золотом.

Третьи полагают, что «Бреттон-Вудс-II» будет принципиально отличаться от американского и британского проектов, которые обсуждались в 1944 году.   Например,  высказываются мнения, что единая мировая валютная система показала свою нежизнеспособность и что мир должен состоять из нескольких региональных валютных зон. А «Бреттон-Вудс-II» должен лишь зафиксировать некоторые принципы  сосуществования этих валютных зон. Опять-таки данный вариант может быть «скрещен» с первым вариантом, получается региональная валюта, обеспеченная золотом.

Экспертное сообщество ввело понятие «Новый Бреттон-Вудс», или «Бреттон-Вудс-II» еще в конце прошлого века. В 1994 году в связи с полувековым юбилеем конференции был создан Комитет за обновление Бреттон Вудса. Он  объединил мировых экспертов, включая лидеров сферы бизнеса, финансов, научного сообщества, представителей некоммерческих организаций. Возглавил Комитет некто Марк Узан.

Пожалуй, впервые идею «Бреттон-Вудса-II» на официальном уровне озвучил итальянский сенатор Оскар Петерлини. По его инициативе в парламенте Италии еще в 2005 году была проведена дискуссия, которая так и называлась: «Бреттон-Вудс-II»  В  разгар финансового кризиса, в 2009 году Петерлини официально представил в итальянском сенате «Предложение о реорганизации международной валютной системы: новый Бреттон-Вудс». Документ был одобрен большим количеством депутатов верхней палаты.

Хотя в документе ничего не говорилось о возврате к золоту,  но обращалось внимание на необходимость контроля над выпуском денег, привязки их к реальным активам и товарам, а не к финансовым активам. Также акцентировалось внимание на том, что миру нужна  финансовая система с фиксированными (постоянными) валютными курсами и запретами на свободное трансграничное перемещение спекулятивных капиталов.

На проходивших в Вашингтоне в ноябре 2008 года и в Лондоне в апреле 2009 года встречах G-20, где обсуждались причины и пути выхода из мирового финансового кризиса, также  неоднократно звучала фраза  «Бреттон-Вудс-II».  Немецкий аналитик М.Либиг отметил незадолго до ноябрьского (2008) саммита G-20: «Термин "Всемирный финансовый саммит", предложенный Меркель, является не просто данью семантике. Британский премьер Гордон Браун предпочитает иной термин - он теперь патетически призывает к "новому Бреттон-Вудсу".

Впрочем, Николя Саркози и другие французские чиновники, итальянский министр экономики Тремонти и даже германский президент Келер применяли термин "Бреттон-Вудс-2". Очевидно, они имели в виду длительную стабильность и нормативную взвешенность бреттон-вудской системы». В разгар финансового кризиса   на форумах «Большой двадцатки», «Большой восьмерки», «Большой семерки» и им подобных звучали достаточно радикальные предложения по перестройке мировой валютной и финансовой системы.

Даже говорили о необходимости созыва всемирной конференции «Новый Бреттон-Вудс» на площадке ООН. Там предлагалось заключить ряд важнейших международных соглашений.  Наиболее важные из них: 1) Мировая экономическая Хартия, основанная на предложениях канцлера Германии А.Меркель; 2) Глобальная энергетическая Хартия, предложенная лидерами стран нетто-экспортеров энергоресурсов; 3) серьезные поправки в Устав ООН, включающие   создание   Совета  Финансовой Безопасности. Но как только «грозовая туча» мирового финансового кризиса прошла, политические лидеры тут же забыли о проектах «Нового Бреттон-Вудса» и погрузились в текущие дела.

В конце прошлого века существовала иллюзия, что мир может стать монополярным, будет управляться из Вашингтона.  Под флагом глобализации фактически шло построение   Pax Americana.  Однако сегодня видно, что Вашингтон теряет свое влияние в мире.  На этом основании некоторые эксперты говорят, что повторение Бреттон-Вудса не будет. Тогда, в 1944 году Америка доминировала в мире. Сегодня такого доминирования нет, наблюдается тенденция к формированию многополярного мира. С этим можно согласиться.

«ЗАВТРА». В связи с этим интересна позиция Джорджа Сороса.

Валентин КАТАСОНОВ. Можно говорить о Новом Бреттон-Вудсе как реанимации  проекта Джона Кейнса, который 70 лет назад не был поддержан участниками конференции. Наиболее известным публичным носителем этого варианта Бреттон-Вудса выступает финансовый спекулянт Джордж Сорос. Еще в ноябре 2009 года, на пике мирового финансового кризиса этот миллиардер заявил о подготовке конференции «Новый Бреттон-Вудс» в программной статье одного из своих изданий.

В апреле 2011 года Сорос провел эту конференцию, причем местом проведения был  выбран отель «Маунт Вашингтон», где в 1944 году проходила та самая конференция. Подробностей о мероприятии Джорджа Сороса не так много.  Этот миллиардер потратил 50 миллионов долларов для того чтобы собрать в Нью-Гэмпшире до 200 академиков, деловых людей и государственных лидеров под эгидой его Института Нового Экономического Мышления (Institute of New Economic Thinking - INET).

На встрече были такие знаменитости, как бывший председатель Совета управляющих ФРС Пол Волкер, бывший премьер-министр Великобритании Гордон Браун, лауреат Нобелевской премии и бывший  вице-президент Всемирного банка Джозеф Стиглиц, известный экономист, директор Института Земли Джефри Сакс.  Мероприятие Сороса в Бреттон-Вудсе было столь же секретным, как и заседания Бильдербергского клуба. Это вам не 1944 год, когда на протяжении трех недель заседания конференции освещались каждодневно газетами и телеграфными агентствами, а  аппарат конференции готовил ежедневные пресс-релизы.

Известно, что мероприятие проходило под лозунгами кейнсианства. Говорилось об особой роли Китая как полюсе мировой экономики и политики, о необходимости перехода к наднациональным деньгам и создания мирового эмиссионного центра (мирового центрального банка), о перестройке мировой финансовой системы в «широком культурном контексте».

«ЗАВТРА». Джордж Сорос – агент клана Ротшильдов?

Валентин КАТАСОНОВ. Хорошо известно, что Джордж Сорос – ставленник Ротшильдов, их рупор. Через публичные высказывания и действия этого, известного своими эпатажами,  финансового спекулянта, можно составить некоторое представление о его «хозяевах».  Ротшильды – абсолютные космополиты, они вообще не держатся ни за какую государственность. В отличие от Рокфеллеров, которым нужна Америка, потому что на территории США находится «печатный станок», а также военно-промышленный комплекс, который призван охранять этот самый «печатный станок».

Если говорить о   понимании мировых денег Соросом, то это, скорее всего, комбинация наднациональных денег и золота. Впрочем, если внимательно отслеживать все его рассуждения о деньгах, то он не настаивает на немедленном введении мировых наднациональных денег. Можно начать с   региональных денег, а уже на финальной стадии выйти на мировую наднациональную валюту. В любом случае  международные деньги должны обеспечиваться золотом.

Сорос неоднократно заявлял, что считает Китай моделью нового мирового финансового порядка для замены США. Сорос называл США обузой мировой экономики из-за дешевеющего доллара, отмечая необходимость новой мировой валюты в виде специальных прав заимствования МВФ.  Сороса иногда принимают за  последовательного сторонника идей английского экономиста Джона Кейнса. Но это заблуждение, которое возникает из-за того, что Сорос выступает критиком рынка, считая, что он не может быть «саморегулирующимся механизмом».  Люди думают, что, если Сорос выступает против рынка, значит он – кейнсианец и ратует за государственное регулирование экономики. Нет, Сорос против государства и государственного регулирования. Он сторонник  регулирования экономики с помощью крупных корпораций и банков.

Впрочем, такое регулирование может дополняться регулированием со стороны наднациональных органов,  руководители и чиновники которых даже формально народами отдельных стран не избираются.  Неформально они подконтрольны тем же корпорациям и банкам.  Примерами таких органов являются разные институты Европейского союза.   К созданию которых, между прочим, Сорос приложил свою руку.  Соросу нравится Европейский центральный банк, Еврокомиссия и прочие органы европейской интеграции не потому, что они обеспечивают какую-то экономическую эффективность и улучшают жизнь людей. Нет, они ему нравятся только потому, что они  приближают смерть национальных государств и  расчищают место монополиям и банкам.

В то же время Сорос,  не стесняясь, заявляет, что ему не нравится Америка. Нет, не потому, что она ведет разрушительные войны по всему миру. И не потому, что в ней сильна социальная поляризация. Или потому, что в  ее тюрьмах пребывает более 2 миллионов человек, а еще 4 или 5 миллионов американцев осуждены на тюремное заключение, но гуляют на свободе, потому что тюрем не хватает. И не потому, что там организовано тотальное прослушивание  всех телефонных разговоров. Она ему не нравится потому, что в ней сохраняется слишком много атрибутов государственности. Вот поэтому Сорос и выступил одним из главных спонсоров Обамы во время предвыборной президентской кампании. Вот этим и объясняются некоторые «нелогичные» (на первый взгляд) решения и поступки нынешнего хозяина Белого дома, которые возмущают истинных патриотов Америки.

Если все называть своими именами, то Сорос – сторонник  монополистического капитализма,  точнее финансового капитализма. Того самого, о котором примерно век назад писал австрийский социалист РудольфГильфердинг, понимая под финансовым капитализмом банкократию,  диктатуру банков. Эта модель общества очень напоминает модель единого концлагеря, или «лагерного социализма».

Говоря о Соросе, можно также вспомнить еще одного человека Ротшильдов. Бывшего исполнительного директора МВФ Доминика Стросс-Кана. Он также как и Сорос недолюбливает Америку, доллар,  работая на уменьшение роли «зеленой» валюты. Известно, в частности, что незадолго до того, как против Ливии начались военные действия в 2011 году, Стросс-Кан встречался с лидером Ливии М. Каддафи и поддержал проект региональной валюты «золотой динар». Что, естественно, вызвало неудовольствие хозяев «печатного станка» ФРС и послужило причиной скандальной отставки Стросс-Кана, а немного позднее – агрессии НАТО против Ливии.

Ротшильдам не нравятся национальные деньги, это, с их точки зрения, анахронизм ХХ века, они мешают созданию мирового правительства.  А чтобы поскорее избавиться от национальных денег, надо уничтожать национальное государство. А для этого следует по возможности расшатывать все культурно-нравственные устои общества. Опять-таки этот вывод вытекает из наблюдений за Соросом.

Достаточно свидетельств того, что  этот миллиардер  способствует культурному вырождению человечества. Он поддерживает  права «угнетенных меньшинств» на аборты, атеизм, легализацию наркотиков, сексуальное просвещение, эвтаназию, феминизм, однополые браки и т.д. Также выступает за глобализацию во всех ее проявлениях, массовую иммиграцию, «контроль над рождаемостью». Эти свои идеалы и цели миллиардер продвигает по всему миру через отделения своего Института открытого общества, действующего в 60 странах (совокупные расходы на деятельность института – около 600 млн. долл. в год).

Пропагандистскую работу в духе мондиализма Соросу помогают вести многие другие ветераны политики, финансов, СМИ.  Среди них можно назвать  бывшего президента Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) Жака Аттали. Поражаешься удивительному сходству идей Сороса и Аттали. Оба – космополиты и мондиалисты до мозга костей, оба уповают на организующую роль банков, оба рьяно  нападают на остатки культуры и религиозности, оба говорят о необходимости мирового центрального банка и мировых вооруженных сил т.п.   Чувствуется, что у них -   общий хозяин и   заказчик.

Не знаю,  выходили ли  разговоры в отеле «Маунт Вашингтон» в апреле 2011 года за рамки привычной повестки дня мировых финансовых форумов (типа «финансовой двадцатки»).  Но не вызывает сомнений, что «широко мыслящий» Сорос  постоянно нацелен на  разрушение основ традиционного общества, без чего невозможно выстроить новый мировой финансовый порядок.

В своей программной статье, вышедшей еще за  полтора года до конференции «Новый Бреттон-Вудс», Сорос писал: «Реорганизация мироустройства должна будет простираться дальше и вне финансовой системы».  «Широко мыслящий» миллиардер выражает мировоззрение своих «хозяев», для которых деньги, финансы, валютные курсы, «золотые фиксинги», ценные бумаги, кредиты, производные инструменты, биржи и прочие атрибуты мировой финансовой системы – не более чем средства (в том числе отвлекающие предметы), а конечной целью является мировая власть.

http://www.zavtra.ru/content/view/dollar-i-zoloto/