Всевозможные femen и pussy riot антипатичны большинству россиян и доказывать это излишне. Вряд ли многие знают, что у нынешних «феминисток» были «идейно близкие» им предшественники, которые боролись за влияние на весь социум.

«Голые бесы» и Владимир Ильич

Пролетарскую революцию 1917 года можно смело назвать и сексуальной революцией. Впрочем, её вожди кое-чему научились на Западе. В пору революционной учёбы в Германии и Австрии подданные Российской империи, ставшие на путь террора, с интересом знакомились с оригинальным движением «натуристов», которое местными бюргерами воспринималось как чудовищная и отвратительная пошлость, как предпосылка к скорому Судному дню через революцию плоти. Однако власти с чудаками не боролись, предпочитая выделять специальные места для отдыха, избегая тем самым широких дискуссий в прессе и не подогревая излишнего интереса, сводили открытое любопытство общественности к «натуристам» к нулю. Разве что служители церкви критиковали «голых бесов».

Правда, как всегда, нашлись те, кто испытывал нездоровую тягу ко всему «этакому». Владимир Ильич Ленин, попав на «натуристский пляж» в Австрии, восхитился обилием голых тел и решил, что русские рабочие и крестьяне должны точно так же научиться… наслаждаться природой. Сие восхвалял в своих воспоминаниях и соратник Ильича Бонч-Бруевич. Впрочем, тогдашние заграничные «натуристы» объявляли себя всего лишь сторонниками здорового образа жизни, отдававшими приоритеты занятиям гимнастикой, вегетарианству, трезвости и борьбе с курением. Но, как говорится, благими намерениями устлана дорога в ад…

К тому же одно дело, когда вы оголяетесь наедине с природой, а другое – среди множества других человеков разного пола, возраста и физического состояния.

Со времени большевистского переворота в России «натуризм», так и не пройдя начальный этап познания, осознания и привыкания, сразу сформировался в безнравственное движение «Долой стыд!». Впрочем, чего ждать? Революция идёт в массы семимильными шагами регресса!

Человек божественной формации, оттачивавшийся длительными тысячелетиями, делами большевиков за считанные годы превращался в дичайшее существо. Наставниками на пути юных «долойстыдистов» становились их идейные отцы, чьи имена вписаны в толстые тома советских энциклопедий. Те, кто как средство большевистской пропаганды на стыке XIX–XX веков использовали среди прочих гнусных штучек и порнографию.

Открытки пошлого вида изготавливались в нелегальных партийных типографиях, как на территории Империи, так и за границей; снимки продавались из-под полы за копейки на людных базарах, но чаще даром подсовывались студентам и курсисткам, коих и предназначалось развращать. Как отмечают серьёзные исследователи, порнография в России накануне революции пережила свой золотой век. Однако та же тенденция наблюдалась и прежде – накануне революций во Франции и в Германии.

И вот уже длинноволосые, прыщавые нигилисты и борцы «за светлое будущее» спешили воочию увидеть то, что представляли в извращённых юношеских снах: юных барышень, насилуемых со всей дикостью классового садизма.

Сначала революционеры вбросили в лузу сексуальной революции пробный шар – демонстративно прошли по Красной площади Москвы нагишом, требуя от всех остальных членов общества примкнуть к ним. Нам говорят (если и говорят), что общество «Долой стыд!» появилось в 1925 году, да и то на очень короткое время. Забывая признать, что первые демонстрации голых с красными перевязями через плечо появились в 1919 году.

Миссионеры пошлости, «долойстыдисты» были настоящими фанатиками. На своих тайных сборищах они клялись никогда не носить одежду, исходя из принципов отрицания: «Одежду носят наживающиеся на эксплуатации буржуи. Мы – не буржуи, поэтому мы должны отвергнуть одежду» и пропагандируя дарвинизм как учение, близкое идеям социализма: «Человек произошёл от обезьяны. Значит, люди – животные. Животные не носят одежду. Следовательно, мы тоже не должны носить одежду».

Самое страшное оружие – марксизм

В бывшей Российской империи множились идейно помешанные «люди новой формации», члены общества «Долой стыд!» разгуливали по улицам голыми, громогласно заявляя, что стыд – это буржуазное прошлое советского народа.

Идейным вдохновителем голых пролетариев был верный сын ленинской партии и неверный, но близкий друг Льва Троцкого Карл Радек, возглавлявший колонны раздетых, марширующих по Красной площади у стен священного Кремля.

Карл Бернгардович Радек людьми определённого склада считается видным партийным деятелем, гениальным журналистом, сыном учителя. Однако если заглянуть в книгу Николая Кузьмина «Возмездие», то мы найдём настоящие сведения, касающиеся этой особы. Родители  Радека содержали публичный дом в Варшаве. Порочные наклонности проявились в нём очень рано и развились до болезненного состояния. Таким, как он, лучше было сидеть в сумасшедшем доме, однако они делали так называемую русскую революцию.

«Эротоман с крайне отталкивающей внешностью», – называет его Н. Кузьмин. На шаржах Бухарина Радек предстаёт причудливо-уродливым существом с высохшим телом. Руководил отделом внешней политики Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК) и отдела Центральной Европы наркомата внешних дел, где отвечал за политику экспорта революции. Являлся агентом двух секретных спецслужб: германской и австро-венгерской. В 1920–1924 член исполкома Коминтерна. Сотрудничал в центральных газетах: в «Правде», «Известиях» и считал себя «лучшим коммунистическим журналистом мира». Даже когда  Роза Люксембург передала через банкира большевиков и по совместительству любителя оргий Парвуса сведения о том, что Радек работает на германскую разведку, того взял под защиту Ленин.

Не случайно, так как Радек был одним из главных связных между руководством партии и германским Генштабом, был активным организатором переезда Ленина и его соратников в Россию через Германию в пломбированном вагоне. Его образ являет собой классический образ революционера-большевика. Изворотливый, шустрый, беспринципный приспособленец, готовый в любой момент сдать проигравших однопартийцев.

О перипетиях судьбы славного ленинца можно писать ещё долго, однако вернёмся к нашим голышам, марширующим нестройными рядами, ведомыми и направляемыми непревзойдённым гением Радека. Как говорилось в передаче НТВ «Секс в СССР», во главе этого шествия действительно шёл большевик со стажем и любимец Ленина. Впрочем, там же говорилось о том, что он и по квартире разгуливал совершенно обнажённым, пугая малых детей родной сестры.

«Дети солнца и воздуха»

Известно, что на самую большую демонстрацию «долойстыдистов» из тех, что проходили в 1924–1925 годах вышло до 10000 человек. Голую группу с большевистскими лозунгами и призывами не предавать классовую борьбу встречали на Кузнецком мосту. Несознательные граждане, собравшись в толпу, улюлюкали и показывали пальцами. В другой раз «бесстыжие», промаршировав, остановились на площади; один из самых крикливых обратился с горячими призывами к набежавшей толпе. Размахивая руками, он заявил, что стыд есть самый худший бич, доставшийся от царской эпохи. «Мы уничтожили это чувство! Посмотрите на нас, и увидите свободных мужчин и женщин, истинных пролетариев, сбросивших оковы символов буржуазных предрассудков!» Случайные дамочки, набежавшие на крики, округлив глаза, рассматривали посиневший уд горлопана. Кто-то из толпы одетых людей выкрикнул: «Дурак!», после чего молодёжь атаковала обнажённых. Те спешно ретировались. Однако ещё не единожды выходили на очередной шабаш, неся «голые знания» в пролетарские массы других городов.

Можно найти свидетельства, как в 1922 году происходили выступления общества «Долой стыд!» на площади Краснодара. Совершенно голый, украшенный только лентой с надписью «Долой стыд!» оратор кричал с трибуны: «Долой мещанство! Долой поповский обман! Мы, коммунары, не нуждаемся в одежде, прикрывающей красоту тела! Мы дети солнца и воздуха!». Однако вечером на том же месте прохожие лицезрели поваленную трибуну и избитого «сына солнца и воздуха». (См. А. Трушнович. «Воспоминания корниловца 1914 – 1934», «Посев», 2004 г.)

В уездном Борисоглебске с плакатом «Долой стыд!» расхаживали мужчина и женщина, о чём уже в наше время поведала своей внучке Наталия Ивановна Сачкова, 1898 года рождения.

Как-то в Гудермесе ожидали прибытия поезда с голыми. Собралась публика, предвкушая развлечение; «будем бить!» – потешались местные ребята. Только вот кроме машиниста с голым торсом, никто голый на поезде не приехал. Жители разошлись, смеясь и зубоскаля по поводу голых московских большевиков.

Бывало и так, что марширующие по городам голые люмпены не только вызывали столпотворение, но и мешали общественному транспорту: любопытство брало верх, водители автобусов и трамваев останавливались подивиться скандалу почище любого цирка. Из подворотен к месту события подбирались местные хулиганы с набитыми мелкими камешками карманами, раздавался свист, смех, гогот, улюлюканье…

Москвичи не единожды сталкивались лицом к лицу с голышами, перепоясанными кумачовыми ленточками, которые входили в трамваи, переполненные людьми. У некоторых на шее были прихваченные пеньковой верёвкой плакаты революционного содержания. Рассказывают, что в момент, когда группа голых «детей солнца и воздуха» вваливалась в общественный транспорт, оттуда, ругаясь и отплёвываясь, с возмущением выскакивали пассажиры. Подобное действо происходило во многих городах РСФСР.

В 20-е годы в крымском городе Симферополе побывали с «просветительской» миссией пролетарские агитаторы во главе с Владимиром Маяковским. В свободное время поэты то с толпой поклонников, то поодиночке разгуливали по жарким, пыльным улицам. Местные жители видели, как «бунтарь, главарь, горлан» Маяковский шёл в белом костюме вместе с прибывшим другом-поэтом из Америки Давидом Бурлюком. С ними дефилировали две совершенно голые женщины, на которых из одежды – по красной ленте через плечо с надписью «Долой стыд!».

Они были первыми

К началу 30-х годов иностранные корреспонденты, работающие в Москве, отмечали: советские «натуристы» исчисляются тысячами! Об этом свидетельствовал американский журналист Кинкерборгер, в 1930 году награждённый Пулитцеровской премией за репортажи из России. Говорят, бельгийский консул в России Жозеф Дуйе вспоминал: «В 1925 году при покровительстве советского правительства образовалось общество «Долой стыд!». Члены этого общества обязались отказаться от одежды и ходить голыми. Для пропаганды некоторые члены этого эксцентричного общества были посланы в поездки: в Харьков, Ростов, Минеральные Воды и так далее. Я видел их в костюме Адама и Евы в Ростове».

В те годы зарубежные журналисты и дипломаты делали множество снимков с мест событий; ныне те снимки хранятся в архивах США, Великобритании, Бельгии, Германии; снимки отечественныхответственных лиц либо хранятся в закрытых архивах, либо вывезены и проданы за рубеж. Исследователь Сергей Агарков указывает: «Партия в последующем очень негативно относилась к тому периоду, когда пропагандировала сексуальную свободу, распущенность. Достать снимки, протоколы и документы об обществе «Долой стыд!» труднее, чем какие-то документы НКВД. Фотографии демонстраций на Красной площади, – а их несколько десятков, – они так упрятаны в архивы партии, что до них трудно докопаться, некоторые вывезены за рубеж».

Что делали «бесстыжие» в городах и весях в течение нескольких лет не в летнюю пору, нигде не сообщалось. Ну а зимой?

«Большинство окоченевших голых называли носящих одежду рабами буржуйской отсталости», – писала одна из немецких газет того времени. Имеются свидетельства, что, в конце концов, посиневшие от осенней непогоды московские девианты с табличками «Долой стыд!» и плакатами, на которых все, кто носил одежду, объявлялись «рабами буржуйской отсталости», «предателями классовой борьбы», привлекли пристальное внимание руководства страны.

Поддерживая голых красноленточников в их борьбе с несознательным буржуйством и мещанством, партийное начальство прилюдно раздеваться догола не пожелало. Большинство населения страны последовать примеру «долойстыдистов» также не собиралось. До сей поры карающие органы власти бездействовали, граждан банного типа разве что приводили в отделение народной милиции да увещевали; грубо хватать и строго наказывать «авангардистов» было не по-большевистски, потому как граждане хоть и полностью голые, а лозунги-то несут революционные. К тому же каждый знал: Советская власть объявила о полной свободе рабочего класса, а нахождение на публике в неглиже представлялось на заре строительства коммунизма безобидной демонстрацией этой заявленной на весь мир свободы.

Но пришло время разрешить ситуацию. И тогда Совет народных комиссаров (СНК) поручил решение этого вопроса наркомату здравоохранения, который возглавлял очень близкий друг и соратник товарища Ленина Н. А. Семашко. Наркомздрав официально заявил, что благодарен «долойстыдистам», что те обратили внимание всего советского населения на пользу воздуха и солнечного света, после чего популярно пояснил «детям солнца и воздуха», что воздух городских улиц перенасыщен пылью и бактериями, вредными для человеческой кожи. И потому будет благоразумно не появляться на городских улицах без одежды. Для непонятливых добавил: несоблюдение этой рекомендации не останется безнаказанным; за нарушение указания полагался штраф.

С этого момента «нестыдное» как массовое движение исчезло само собой.

Однако наряду с этим набирали силу и распространялись другие, ещё более чудовищные движения «Долой невинность!», «Долой брак!», «Долой семью!». Комсомольцы первых лет следовали заповедям порочных феминисток Александры Коллонтай, Инессы Арманд, Розы Землячки, Фени Драбкиной, Марии Шойхет и многих других носительниц революционной морали. Для них любовь и сексуальное влечение превратилось в «стакан воды», который можно выпить в любой момент.

…Не стоит говорить, насколько «заряженными» на конкретную деструкцию оказались «натуристы» наших дней. Представительницы «PR», публично совокуплявшиеся в зоомузее, или «Femen», в голом виде бросающиеся с бензопилами на памятные кресты. И страшно подумать, во что может вылиться это «революционное движение» в будущем.

http://file-rf.ru/analitics/1165