Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

На днях стало известно о том, что сотрудничество Болгарии и России подверглось очередному испытанию. Премьер-министр страны Бойко Борисов заявил, что Болгария отказывается от ряда подписанных с 2006 по 2008 год контрактов с российской компанией ЗАО «Атомстройэкспорт», и вместо уже находящейся в стадии строительства АЭС «Белене» будет возведена газовая электростанция. По словам Борисова, Болгария затратит дополнительные 140 миллионов евро на покупку предназначенного для «Белене» реактора, который будет установлен на ныне действующую Козлодуйскую АЭС. Сам же отказ от контрактов Борисов аргументирует тем, что за строительство «Белене» пришлось бы заплатить около 10 миллиардов евро. Что, по мнению болгарского премьера, слишком дорого.

Очевидно, что Бойко Борисов, мягко говоря, лукавит. Прежде всего, потому, что стоимость проекта оценивалась в

6,3-6,5миллиардов евро. Контракт с «Атомстройэкспортом» прошёл все стадии независимых оценок и экспертных согласований, итоговая сумма не является секретной, и, даже если она соответствует заявленной Борисовым величине, абсолютно немыслимо, чтобы она стала полной неожиданностью для болгарского премьера лишь в марте этого года. Кроме того, ещё в феврале Борисов обещал, что судьба проекта «Белене» будет зависеть от мнения общества, и даже намекал на проведение некоего референдума по этому поводу. Референдума, как известно, не было. Неудивительно, что в самой Болгарии появилась точка зрения, согласно которой мотивы отказа от АЭС «Белене» лежат не в экономической плоскости. Социалистические партии Болгарии прямо говорят о том, что отказ от АЭС является «катастрофической ошибкой, сделанной под давлением США».

К этому заявлению стоит прислушаться хотя бы потому, что первая реакция высокого уровня на решение Болгарии последовала именно из США. Государственный секретарь Клинтон сообщила болгарскому министру иностранных дел Николаю Младенову о том, что «США высоко ценят те трудности, с которыми Болгария столкнулась при принятии решения о прекращении проекта «Белене», что решение это было «наиболее логичным и прагматичным». Также была высоко оценена решимость министра экономики Деляна Добрева, который отправился в Москву чтобы лично сообщить об отказе. О том, что Болгария в истории с «Белене» выглядит, скорее, объектом, нежели субъектом, говорят и предшествующие события. В конце декабря Болгария уведомила Москву о выходе из еще одного крупного энергетического проекта — трансбалканского нефтепровода Бургас-Александруполис, который планировалось построить с Грецией и Россией.

Двумя месяцами ранее, в феврале, госсекретарь Клинтон в рамках своего европейского турне прибыла в Болгарию. Цель визита освещалась вполне открыто — Хиллари Клинтон призвала руководство Болгарии покончить с «энергетической зависимостью» от России, предложив поискать альтернативные каналы поставок. В качестве альтернатив, разумеется, были предложены, прежде всего, американские компании. Сразу после визита Клинтон, Софию посетил специальный посланник госдепартамента по евроазиатским энергетическим вопросам Ричард Морнингстар, один из главных лоббистов NABUCCO и других проектов, которые бы позволили потеснить Россию на европейских энергетических рынках. Собственно, именно после этих встреч Бойко Борисов и озаботился проблемами стоимости АЭС «Белене» и прочими факторами, позволяющими под разными предлогами строительство заблокировать.

«Если я был бы убежден, что АЭС „Белене“ рентабельна, безопасна и не будет закрыта через 10 лет, как это случилось с блоками АЭС „Козлодуй“, я бы сегодня утвердил этот проект через соответствующие институты», — отмечал Борисов сразу после встречи с государственным секретарём Клинтон. Но, как видно, он уже в тот момент был в этом «не убежден». Примечательно, что закрытие 4 из 6 блоков АЭС «Козлодуй» никак нельзя связать с Россией. Болгария была вынуждена закрыть их в рамках выполнения требований о вступлении в Евросоюз в 2006 году. И вопрос о диктате в области энергетики следует адресовать, скорее, в Брюссель, а не в Москву.

Тем не менее, именно Россия, а не ЕС, выступает в качестве традиционного геополитического пугала, которым оперируют находящиеся у власти правоцентристы. Президент Болгарии Росен Плевнелиев, являющийся однопартийцем премьера Борисова, с момента своего избрания осенью 2011 года, призывает Европейский Союз поддержать Болгарию в ее интеграции в единую европейскую транзитную сеть природного газа, чтобы помешать «России наказать Болгарию так же, как она наказала Украину». Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

Министр энергетики Болгарии Делян Добреев по возвращению из Москвы сообщил, что «Атомстройэкспорт» не будет требовать компенсации от Болгарии за одностороннее расторжение контракта. Оплачены будут лишь выполненные к настоящему моменту работы, на сумму примерно в 180 миллионов евро. Ранее, «Атомстройэкспорт» неоднократно предупреждал Болгарию о том, что ей придется заплатить неустойку в размере до 1 миллиарда евро, если проект не будет реализован. Также, Добрев смог согласовать с главой «Газпрома» Алексеем Миллером снижение цены на природный газ, поставляемый в Болгарию, на 11%. По словам Добрева, скидка будет предоставлена с 1 апреля и будет действовать в течение следующих девяти месяцев. С учётом скидки, среднегодовая цена на газ для Болгарии составит 422 доллара за тысячу кубов. «Взамен мы предложили полную поддержку проекта „Южный поток“, поскольку он имеет большое значение для Болгарии», — добавил Добрев.

Тем не менее, угроза «Южному потоку» по-прежнему существует. На днях Болгария признала NABUCCO приоритетным проектом общенационально значения (ранее такой статус имел только «Южный поток»). Несмотря на заключённые межправительственные соглашения, ситуация с АЭС «Белене» наглядно показала, что полагаться исключительно на контракт в отношениях с некоторыми партнёрами бессмысленно. И для уверенности необходимо обеспечивать свои позиции аргументами иного рода. К тому же, 22 марта стало известно о том, что Румыния планирует заявить о своих правах на 300 квадратных километров черноморского шельфа, который принадлежит Болгарии, а именно через него должен пройти «Южный поток».

Определённая интрига есть и в том, кто будет поставлять дополнительные объёмы газа в саму Болгарию, в том числе на ту газовую электростанцию, которая должна быть возведена на месте так и не построенной АЭС. Тем более что срок эксплуатации одного блока на АЭС «Козлодуй» истекает в 2017 году, а другого в 2019, и максимум через5-7 лет Болгарии понадобятся дополнительные 2 гигаватта энергии. Очевидно, что на закупку дополнительных объёмов газа у России правительство Болгарии не пойдёт. И вполне можно ожидать на европейском газовом рынке усиления позиций, например, Катара, который уже достаточно давно развернул широкомасштабное строительство супертанкеров для перевозки СПГ.

http://win.ru/ekonomicheskie-interesy/1333702370