Развязав гражданскую войну в Сирии путем открытого вмешательства в ее внутренние дела на стороне оппозиции, Саудовская Аравия и Катар запустили в регионе Ближнего и Среднего Востока процессы, которые вполне могут закончиться катастрофическими последствиями (в том числе для них самих) и радикальной перекройкой картой региона, причем далеко не в пользу Аравийских консервативных монархий. Ведь исторически границы многих арабских стран, в том числе на Аравийском полуострове, были проведены в значительной степени искусственно на базе осколков Османской империи и на основе англо-французских соглашений о разделе сфер влияния в арабском мире после первой мировой войны.

Причем во многом сделано это было без учета этнического и конфессионального факторов. Отсюда – появление арабских государств, где проживают существенно крупные национальные и религиозные меньшинства. А «арабская весна» лишь с новой силой возродила старые этно-конфессиональные противоречия.

Новый Ближний Восток

Наиболее значительным итогом нынешних событий может стать появление мощного курдского государства с населением почти в 30 млн. человек прямо в сердце Среднего Востока. Сирийские курды уже де-факто живут автономно от центрального правительства в Дамаске и свободны от влияния вооруженной оппозиции. А Иракский Курдистан еще в 1992 года фактически отделился от арабской части Ирака и живет не просто автономно, но и почти независимо. Его окончательное отделение – это лишь вопрос времени. Все это расшевелило соответствующие сепаратистские процессы и в самой крупной части Курдистана – турецкой.

Поэтому все предпосылки для создания курдского государства уже созданы, и вряд ли кто-то сможет повернуть процесс вспять. Ведь, если право на самоопределение имеют народы, насчитывающие несколько десятков тысяч человек, то почему 30 млн.курдов его лишены? И это государство вряд ли будет настроено дружественно по отношению к арабскому миру, учитывая, каким гонениям и притеснениям подвергались курды на протяжении всех последних десятилетий, особенно в Ираке и Турции.

Еще одним значимым итогом конфликта в Сирии вполне может стать распад и этой страны. Если режим Асада падет, то алавиты не захотят остаться под контролем нынешней оппозиционной коалиции, состоящей из суннитов, особенно их радикального крыла в лице «Братьев-мусульман». Чтобы избежать геноцида с их стороны, алавиты наверняка уйдут в районы своего компактного проживания вдоль Средиземноморского побережья, провозгласив собственное независимое государство.

То есть Сирии реально грозит распад как минимум на три части – суннитскую, алавитскую и курдскую. Да и ее многочисленные христиане вряд ли захотят жить по законам шариата «Братьев-мусульман». Так что падение Дамаска, если оно произойдет, будет означать не конец вооруженного конфликта в САР, а начало распада сирийского государства путем длительных кровопролитных войн.

Естественно, что в этих условиях не будут сидеть сложа руки и иракские сунниты, которые уже подняли восстание против правительства шиитского большинства в Багдаде, и одновременно поддерживают, в том числе и вооруженными боевиками, сирийскую суннитскую оппозицию против правительства Б.Асада. Так что вполне возможно слияние суннитских частей Ирака и Сирии в единое государство, тем более что племена приграничных районов имеют одни и те же корни. И тогда Ирак станет сильно усеченным шиитским государством, которое будет еще сильнее тяготеть к Ирану, чтобы устоять перед лицом возрастающего вмешательства Саудовской Аравии и Катара, видящих в шиитах основную угрозу своей стабильности.

Ведь в Восточной провинции Саудии, где добывается почти вся нефть королевства, проживает пять миллионов шиитов, то есть не менее 20% населения страны, которые откровенно угнетаются и дискриминируются ваххабитскими властями Эр-Рияда. А в Катаре шииты составляют до 15% населения страны (так называемые иранские арабы, которые переселились туда в 19 - начале 20-го веков). И они тоже не пользуются равными правами с местным ваххабитским большинством населения, хотя их дискриминация осуществляется не так явно как в КСА.

В Кувейте шииты составляют почти 40% населения, хотя их положение существенно лучше, чем в Саудовской Аравии и Катаре. Но их симпатии естественно на стороне собратьев по вере. А на Бахрейне шииты составляют вообще 2/3 населения, не имея всех тех политических прав и демократических свобод, что суннитское меньшинство, представители которого являются правящим королевским кланом. Не случайно в 2011 году Эр-Рияд ввел свои войска на Бахрейн для подавления шиитских выступлений, опасаясь, что там произойдет смена режима и к власти придут шииты, которые могут развернуться в сторону Ирана.

Поэтому нельзя исключать, что в случае дезинтеграции Сирии и Ирака шииты арабских стран Персидского залива захотят создать свое собственное государство. А в силу того, что именно в шиитских районах сосредоточены основные запасы углеводородов этого региона, то можно представить, что ожидает ваххабитские и суннитские монархии Аравии, которые до открытия запасов месторождений нефти и газа были скорее не государствами, а просто объединениями племен бедуинов – скотоводов, рыболовов и ловцов жемчуга.

Отделение Восточной провинции КСА – станет ключевым событием, за которым от королевства неизбежно отделятся Хиджаз и Аль-Асир. Тем более что высшее звено монархических кланов как Саудии, так и Катара, либо очень старо, либо сильно больно. Саудовскому королю почти 90 лет, а наследному принцу под 80. Эмир Катара Хамад страдает тяжелой формой диабета, как и его сын, являющийся наследным принцем. Так что и без революционных событий в регионе оба режима могут в любой момент оказаться в полосе острого внутреннего кризиса.

Йемен тоже находится на грани распада. Богатый ресурсами Юг не хочет жить под властью северян, тем более что обе части страны объединились лишь 20 лет назад, имея различные политические системы.

О Ливане говорить нет смысла. Бесконечные межконфессинальные конфликты – следствие слишком пестрой религиозной карты этой страны. Она фактически обречена распасться на суннитское, шиитское и христианское квази-государства в случае падения нынешнего режима в Сирии.

Так что исторические факторы вновь выходят на поверхность, обостряя сложную ситуацию на Ближнем и Среднем Востоке. Поднимая «арабские» революции, ваххабиты Саудовской Аравии и Катара явно не просчитали того, что одновременно они разбудят национальные движения и обострят многовековое суннито-шиитское противостояние. А перекройка карты региона чревата развалом монархий Аравии и сменой их консервативных режимов, живущих по нормам ислама 17-го века, на демократическое правление молодого поколения. Вот и получается, что они выпустили джина из бутылки, которым сами не управляют.

Причем проиграют от этого не только они сами и арабы в целом, но и их американские союзники. В выигрыше останутся Иран и шиитские общины арабских стран, объединение которых приведет к их контролю над основными источниками нефти в мире. А ваххабитским правителям придется возвращаться к бедуинскому образу жизни, поскольку без доходов от нефти они не будут стоить и ломаного гроша. В выигрыше останется также Израиль, который надолго, если не навсегда, потеряет арабов в качестве реального противника. А в регионе установятся границы, которые будут реально и справедливо отражать расстановку этно-конфессиональных сил, исходя из реалий, а не искусственных линий, проведенных 100 лет назад в конце первой мировой войны Лондоном и Парижем.

После мартовского саммита ЛАГ в Дохе, где Катар и Саудовская Аравия фактически положили конец любым попыткам мирного урегулирования сирийского кризиса дипломатическим путем, будь то на международном или региональном уровнях, война в САР вступила в решающую фазу. Сейчас судьба Сирии решается исключительно на полях боевых сражений между лояльными Б.Асаду войсками и вооруженными группировками оппозиции самого различного толка – от относительно вменяемых отрядов, состоящих из дезертиров сирийской армии, до чисто террористических банд типа фронта «Джабхат ан-Нусра», который мало чем отличается от «Аль-Каиды».

При этом возрастает иностранное присутствие среди боевиков, воюющих против Дамаска. Причем это уже не просто выходцы из различных арабских и исламских стран, но и граждане государств, входящих в Евросоюз, которые едут в САР либо из чувств религиозной солидарности с единоверцами по исламу, либо из идеалистического понимания борьбы за свободу и демократию, внушаемого западными СМИ.

Все больше вовлекается в войну в Сирии и иракская провинция Аль-Анбар, населенная суннитами, многие из которых вербуются офицерами Управления общей разведки Саудовской Аравии и спецслужбами Катара. Появились данные и о том, что саудовские и катарские офицеры в составе террористических бандгруппировок сами воюют против режима в Дамаске, а Эр-Рияд и Доха наращивают поставки вооружения сирийской оппозиции, включая ПЗРК, через территорию Турции и Иордании. То есть против законного правительства САР воюет целый «интернационал» террористического криминала при участии военнослужащих ваххабитских государств Аравии.

О сотрудниках иностранных спецслужб как Саудовской Аравии, Катара, ряда идущих на поводу Вашингтона стран региона, так и западных государств здесь и говорить не приходиться – они находятся на сирийской территории почти с самого начала конфликта, занимаясь не только шпионажем, но и подрывной деятельностью. Да еще пытаются на деньги катарского эмира подкупить генералов - алавитов из окружения Б.Асада, чтобы подтолкнуть их к измене.

Причем речь идет об агентах разведок не только сопредельных стран, но и государств – членов НАТО. Так что все понятия об уважении норм международной законности и соблюдении принципов международного права давно зачеркнуты «цивилизованным» миром, который не гнушается пользоваться услугами самых отъявленных отщепенцев террористического подполья.

Понятно, что свержение сирийского режима – не конечная цель. Далее в их планы входит Иран, а за ним и страны Центральной Азии, после чего наступит очередь российского Северного Кавказа и Поволжья. И после этого союз Запада и ваххабитской оси в лице Саудовской Аравии и Катара рассчитывает добиться решения стратегической задачи – установить полное господство над мировыми энергетическими ресурсами. Россия как крупный игрок в мировой политике по их планам просто перестанет существовать, а Китаю укажут его место в глобальных и региональных делах.

Именно поэтому в Сирии сейчас проходит во многом последний южный рубеж обороны для России и тех стран, которые не хотят подчиниться диктату Запада, опирающегося на мощную финансовую поддержку ваххабитских режимов Аравии. Поражение Дамаска будет означать конец российского присутствия на Ближнем Востоке, которое и так уже серьезно подорвано в последние годы. Причем потеря наших позиций в этом стратегически важном для Москвы регионе началась не с арабских революций 2011 года, а гораздо раньше – с американской оккупации Ирака в 2003 году.

Поэтому возникает вопрос – а можно ли еще спасти режим Б.Асада и остановить продвижение радикальных исламистов к нашим границам и в сопредельные страны? Пока еще можно, если действовать быстро и решительно, а не дожидаться свержения законного правительства в Дамаске. Причем направление, в котором нужно идти, подсказывают те самые ваххабитские страны, которые на последнем саммите ЛАГ продавили решение о военных поставках оппозиции. Раз это можно делать спонсорам оппозиции и террористов, то почему другим странам нельзя оказывать более эффективную военную помощь законным властям страны?

Тем более что соответствующие двусторонние соглашения имеются. Почему бы не увеличить военные поставки, включая самое современное оружие, сирийской армии? Почему бы добровольцам из тех стран, которые симпатизируют Дамаску, не разрешить приехать в САР и не приступить к уничтожению иностранных наемников и членов радикальных террористических группировок? Почему бы, наконец, не направить в Сирию воинские контингенты из тех стран, которые готовы это сделать? Ведь в конечном счете это вписывается в усилия мирового сообщества по ликвидации очагов международного терроризма.

И, конечно же, необходимы шаги по прекращению откровенного вмешательства Саудовской Аравии и Катара во внутренние дела суверенного государства. Эти две страны очень уязвимы – как в экономическом плане, так и конфессиональном. Практически вся нефть в КСА добывается в Восточной провинции, где подавляющее большинство населения составляют шииты. Их выступления против ваххабитского режима Эр-Рияда уже неоднократно происходили в последние месяцы. И здесь не должно быть двойных стандартов. Ведь шииты в Саудовской Аравии являются сильно угнетенным конфессиональным меньшинством, но весь мир об этом молчит.

И вообще, хорошо бы вспомнить совсем недавнюю историю искусственного создания саудовского королевства 80 лет тому назад, когда ваххабитский Неджд после распада Османской империи, опираясь на Великобританию, присоединил к себе Аль-Хиссу (нынешнюю шиитскую Восточную провинцию), Хиджаз (населенный суннитами и управляющий двумя главными исламскими святынями Мекки и Медины), и Аль-Асир (населенный йеменскими племенами).

Катар же вообще создан не совсем понятно как. Племена Миадади, из которых происходит правящая ныне семья Аль Тани, лишь в начале 19-го века прибыли в этот район и осели на этом небольшом полуострове, перекочевав из оазисов, расположенных в Южной Аравии, где-то в 350 км южнее Эр-Рияда. А до этого полуостров де-факто принадлежал Бахрейну. И власть Аль Тани получили тоже от британцев, управлявших всеми княжествами Персидского залива. Причем независимым государством Катар стал лишь в 1971 году, хотя первоначально должен был войти в состав ОАЭ.

И ведь так получается везде в Персидском заливе – нефть находится в районах, населенных преимущественно шиитами, а доходами от нее пользуются суннитские кланы, возведенные на престол британцами. Так где же справедливость?

Говорить же о демократии в этих двух странах вообще нет смысла. Требуя демократии в арабском мире, в Эр-Рияде и Дохе забывают, что их собственные режимы – это абсолютные монархии, парламентов там отродясь не было, политических партий, свобод и гражданских прав тем более. Зато у них много нефти и газа, что так ценят и любят на Западе. Где уж тут до прав человека, свобод и демократии! Но, ведь покончив с революционным романтизмом у себя, традиционно мощные арабские страны, созданные много веков назад, причем совсем не искусственным путем и не по схемам из Лондона, могут потребовать демократии и в этих консервативных аравийских монархиях, заставить их по-братски поделиться богатствами от нефти и газа. А, возможно, их уберут и раньше – союзники с Запада, для которого в ваххабитских режимах отпадет надобность, как только они выполнят уготованную им роль «революционеров» Ближнего и Среднего Востока.

http://www.ru.journal-neo.com/node/120763

http://www.ru.journal-neo.com/node/120756