Ближний Восток осень 2017

Отечественные и мировые СМИ, говоря о Ближнем Востоке, уделяют главное внимание стратегии американской администрации в отношении стран региона и тому, на какие подводные камни она наталкивается. Между тем проблем в арабском мире хватает и без США. Саудовская Аравия стоит перед сменой монарха и сталкивается с откровенной фрондой влиятельных сил в монаршей семье приходу к власти сына короля Салмана. Турция завязла в Сирии, причем Анкара терпит поражение в Идлибе от просаудовских боевиков и пытается отгородиться от своих соседей, включая Сирию, Ирак и Иран. Кризис в отношениях Катара с коалицией АРЕ, ОАЭ, КСА, Бахрейна и их союзников привел к патовой ситуации: ни Катар, ни его противники не могут добиться преимущества.

Референдум в Ираке, которым угрожают курды, вне зависимости от результата не принесет Курдистану независимости, хотя осложнит отношения со всеми соседями, в первую очередь с Багдадом. Рассмотрим некоторые из описанных ситуаций, опираясь на материалы эксперта ИБВ Ю. Щегловина.

Суета вокруг престола

Все лето экспертное сообщество активно обсуждало слухи о скором отречении короля КСА Салмана в пользу сына и министра обороны М. бен Салмана, недавно ставшего наследным принцем. Насколько можно судить, сейчас этот вопрос отложен на неопределенное время в связи с непростой ситуацией в стране, конфликтом в Йемене и кризисом в отношениях с Катаром. Остается неурегулированной со всеми ведущими ветвями королевской семьи проблема назначения нового наследного принца в случае провозглашения М. бен Салмана королем.

Изменения на Ближнем Востоке 2017

Наиболее вероятным претендентом считают принца Б. бен Абдель Азиза. Существует и иной вариант, который поддерживают влиятельные члены семейства, в том числе принц М. бен Наеф и его клан. Это продление переходного периода с назначением М. бен Салмана премьер-министром в пределах осуществления провозглашенных им реформ. Пример реализации такой схемы проверки – прецедент короля Фейсала, до коронации исполнявшего обязанности премьера. В случае неудачи это может похоронить властные амбиции М. бен Салмана.

В монаршей семье идут дискуссии о престолонаследовании, и авторитета наследного принца недостаточно, чтобы контролировать ситуацию в королевстве. Даже несмотря на то, что финансовые потоки от оружейных контрактов с США и ЕС сосредоточены в руках людей, связанных с ним, а в силовом блоке за счет недавних назначений возросло присутствие в руководстве людей, близких к кронпринцу. При принятии решения о пролонгации процедуры передачи трона королем Салманом учитывалось и то, что смена власти в период проведения непопулярных у значительной части населения реформ может привести к падению авторитета наследника.

Многие программы преобразований – борьба с бюрократией, омоложение кадрового состава госслужащих – до конца не определены и не прописаны. Они не обещают быть простыми, учитывая результаты первых попыток заставить саудовских предпринимателей ограничить использование гастарбайтеров в пользу местных кадров. Эти мероприятия, предпринятые по инициативе М. бен Салмана, провалились, и сейчас принятые законы пересматриваются, в том числе в связи с лоббированием ассоциаций товарных производителей КСА.

Ближний Восток

Военные расходы стран Ближнего Востока, по данным СИПРИ

Не все хорошо и с реализацией проекта национализации части нефтяной компании АРАМКО. Процедура будет перенесена на 2019 год, хотя ранее ее планировали провести в 2018-м. Объясняется это «техническими причинами», на деле же налицо споры в правящей элите о выборе основного оператора по размещению IPO. М. бен Салман настаивает на американской бирже, его оппоненты в семье и экономическом блоке правительства – на британской. Эти разногласия усилились на фоне вопроса о судьбе майских оружейных контрактов, подписанных во время визита в Эр-Рияд президента США Д.Трампа. Через конгресс США с трудом провели одобрение продажи КСА высокоточного оружия.

Противники этой сделки называли военными преступлениями бомбардировки мирных целей в Йемене саудовской авиацией. Остальная часть контрактов с КСА завязла. Встал вопрос в отношении двух самых важных для саудитов тем: контрактов на семь миллиардов долларов на покупку высокоточных боеприпасов для авиации и на восемь миллиардов на модернизацию ВВС королевства, в том числе самолетов F-15. Проблемы в отношениях с США бьют по М. бен Салману, так как весь комплекс саудовско-американских отношений он замкнул на себя.

Диверсификация нефтяной экономики страны также потребовала внесения корректив. В королевской семье есть мнение, что заявленная наследным принцем программа реформ оказалась амбициозной и труднореализуемой. Так, курс на «саудизацию кадров» сталкивается с неготовностью значительной части молодого поколения саудовцев работать. Правительство обещает внести необходимые поправки к концу октября. Планируется повысить прозрачность решений кабмина и реформировать государственную бюрократию в русле программы «Видение-2030».

Изменения на Ближнем Востоке

Сегодня продолжает сохраняться зависимость КСА от цен на нефть. На фоне кризиса доходы королевства от продажи углеводородов упали на 17 процентов в этом и прошлом году. Провален план на первое полугодие по насыщению бюджета от экспорта нефти. Это заставляет отложить ввод непопулярных мер – урезание субсидий государства на электроэнергию и воду для населения. Передача власти зависит от того, насколько сильный ущерб нанесут реформы авторитету и популярности наследного принца. По его инициативе случилось крайне непопулярное в саудовском обществе вмешательство в Йемен. Все это учитывает король Салман, принимая решение о переносе сроков передачи власти сыну.

При этом тот продолжает усиливать позиции в силовом блоке. Назначение директором разведслужбы МВД КСА генерала А.аль-Хауарани эксперты связывают с окончанием этапа полного подчинения аппарата внутренней и внешней спецслужб королевства наследному принцу. Аль-Хауарани считают сторонником клана Салмана, хотя до отставки бывшего главы МВД, наследного принца и главного конкурента того в борьбе за трон М. бен Найефа лавировал между ними. На новом посту перед ним стоит несколько задач, в том числе искоренение наследия принца М. бен Найефа – его кадров в структуре МВД. Он должен возглавить новую суперструктуру, объединяющую все разведслужбы этого министерства. Теперь они вошли в единую State Security Presidency (SSP), которую и возглавил ныне А.аль-Хауарани.

Среди основных обязанностей SSP – расследование уголовных дел внутри королевства, курирование сил спецопераций, сопровождение контртеррористических операций и обеспечение авиационной безопасности. Общий бюджет этой структуры – пять миллиардов долларов, что вдвое выше ассигнований на Управление общей разведки (УОР) КСА. Отсюда следует вывод о приоритетах клана Салмана: ужесточение системы внутренней безопасности и ликвидация ведомственной неразберихи в этой сфере. Новый глава SSP обладает репутацией профессионала, получившего специальное образование в США и имеющего хорошие связи с ФБР. Расследования в области антитеррора в КСА и контрразведывательную работу в шиитской Восточной провинции курировал в последнее время именно А.аль-Хауарани.

Ближний Восток сегодня

Ближний Восток сегодня

Ему предстоит перестроить систему безопасности и провести генеральную «зачистку» внутренней оппозиции перед предстоящей коронацией М. бен Салмана. Одним из первых шагов стали аресты и задержания сторонников «Братьев-мусульман» в крупных городах, прошедшие в последние три недели. Причем в данном случае нанесли удар не столько по «братьям», сколько по клерикальной и бизнес-элитам страны, оппозиционным М. бен Салману, выступавшим за восстановление катарско-саудовских отношений. Эта страта оказалась неожиданно мощной, поскольку экономическая блокада Катара ударила по интересам саудовских дельцов. Аль-Хауарани не скрывает, что основной целью является не ликвидация внутрисаудовской оппозиции, принадлежащей к «братьям», «Исламскому государству» или совершившей экономические преступления, но сопровождение проведения внутренних реформ в королевстве. Он должен обеспечить «надлежащие условия» для начала процедуры передачи власти в КСА М. бен Салману.

Решению короля Салмана перенести сроки передачи власти сыну оппонирует значительная часть саудовских клерикалов, которых в бытность министром внутренних дел курировал принц М. бен Найеф, имеющий доверительные связи в их среде. В близком кругу короля всерьез обсуждается тема о добровольном сложении М. бен Салманом титула «Хранитель двух святынь» после его воцарения и разделении высших постов в исполнительной и религиозной иерархии. Это должно стать компромиссом с религиозной верхушкой, которая в обмен на лояльность новому королю получит высший религиозный пост. Отделяя религию от государства новый король рискует получить оппозицию клерикалов, которая будет влиять на принятие им решений по внутренней и внешней политике с учетом проникновения ислама в повседневную жизнь саудовцев. Чем такое противостояние может закончиться, демонстрирует иранская революция 1979 года.

Иракский Курдистан: плебисцит ничего не изменит

Глава Иракского Курдистана М. Барзани подтвердил готовность своего правительства перейти после запланированного на 25 сентября референдума о независимости к всесторонним переговорам с центральными властями в Багдаде. Об этом курдский лидер заявил, выступая перед сторонниками плебисцита на центральном стадионе в Эрбиле, передает телеканал «Рудав». Барзани подчеркнул, что военизированные формирования пешмерга обеспечат безопасность народа Иракского Курдистана от любого врага. «После 25 сентября мы готовы обсудить с Багдадом границы, нефть, что угодно», – сказал он. Делегация из Эрбиля должна была направиться для переговоров с федеральным правительством за два дня до референдума, но Багдад от переговоров с курдами отказался.

Новый Ближний Восток

Карта предположительного раздела Ближнего востока

В четверг Совет Безопасности ООН принял заявление о том, что проведение референдума в Иракском Курдистане может дестабилизировать Ирак и затруднить борьбу против ИГ. В СБ ООН подчеркнули, что поддерживают суверенитет и территориальную целостность Ирака и призвали решать все споры между регионалами Иракского Курдистана и Багдадом «в соответствии с положениями конституции Ирака, путем диалога и на основе компромисса, при поддержке международного сообщества». Отсюда легко сделать вывод о последствиях референдума.

Точка невозврата в вопросе его проведения пройдена. Барзани, если даст обратный ход, хоронит свое политическое будущее. Проведение референдума – последний шанс для него остаться на плаву в государственной иерархии курдской автономии. Законные сроки его пребывания на посту главы Иракского Курдистана истекли, а довод для их продления (в том числе под нажимом Вашингтона) в виде необходимости сохранения стабильности для борьбы с ИГ исчез при успехах в Сирии и Ираке. Нарастает напор на Барзани со стороны его оппонентов с требованием покинуть свой пост.

Общая поддержка всех политических партий автономии идеи о проведении референдума имеет основное требование – Барзани должен уйти из руководства и дать обязательство в том, что пост главы региона не будут занимать представители его клана. Это было условием поддержки проведения референдума и разблокирования работы парламента Иракского Курдистана со стороны оппозиционной партии «Горан». Готовность поддержать референдум со стороны Патриотического союза Курдистана (ПСК) Дж. Талибани также вытекает из внутрикурдской борьбы и проблемы дележа нефтяных доходов.

Ближний Восток - этническая карта

Карта в полном размере: Ближний Восток - национальности

16 сентября одна из главных фигур в ПСК – Б. Салих объявил о том, что пойдет на предстоящие парламентские выборы самостоятельно. Раскол и в Рабочей партии Курдистана (РПК), где сторонники А. Оджалана вытесняются с руководящих постов. Один из побудительных мотивов престарелых лидеров курдского политикума для проведения референдума – отвлечение населения от кризиса смены элит. И политическая борьбы после референдума будет только нарастать.

Важен и экономический аспект. Эрбиль не готов остаться без турецких товаров при блокировании экспортных мощностей для отправки нефти в Турцию и прекращении финансовых траншей из Багдада. Он этого не выдержит. Это нивелирует опасения насчет того, что после проведения референдума пойдет процесс установления государственных границ и обособления курдской автономии, что спровоцирует бои в спорных районах Ирака и интервенцию вооруженных сил Багдада и Анкары в Иракский Курдистан и зоны компактного проживания курдов в Сирии и Ираке. Отдельные инциденты возможны, но говорить о начале полномасштабной арабо-курдской или турецко-курдской войны не стоит. Курды не пойдут на это, а основные региональные игроки – Иран, Турция и Ирак в эскалации конфликта не заинтересованы. Впрочем, в 2005 году в Иракском Курдистане проходил референдум и порядка 98 процентов проголосовали за независимость. В итоге ничего не произошло.

Турецкая стена

По сообщению Анатолийского агентства Турция рассчитывает к концу сентября завершить возведение бетонной стены вдоль границы с Сирией. Строителям осталось установить около 97 из 828 километров. Работа идет в южной горной части провинции Хатай. Проект пограничного барьера «Экстренная система физической безопасности границы» начат в 2016 году. Для заграждения используются бетонные блоки высотой три метра с колючей проволокой. Через каждые 300 метров – башни, оборудованные тепловыми и инфракрасными видеокамерами, системами ночного видения, радарами, детекторами сейсмических и акустических колебаний. На них устанавливают лазерные и стрелковые системы с дистанционным управлением для поражения живой силы, наземной техники и БЛА, устройства подавления радиосигналов на различных частотах. ВС Турции намерены использовать оборудованные средствами слежения дирижабли для мониторинга обстановки и перемещений на сирийской территории.

Ближний Восток - религии

Карта в полном размере: Ближний Восток - религии

Власти Турции строят стену на границе с Сирией для защиты своей территории от проникновения террористов и нелегальных мигрантов, контрабанды оружия, взрывчатки и наркотиков. Анкара не прекратит принимать беженцев из Сирии и не закроет границу, но все перемещения будут идти через погранпереходы. Техническое обустройство границы говорит о том, что турки не планируют вторжение в курдские районы на сопредельной территории для ликвидации отрядов Партии демократического союза (ПДС). Вероятность военного противостояния турецкой армии с американцами, дислоцированными на севере Сирии в курдских районах и поддерживающими ПДС, ничтожно мала. Хотя если бы Анкара пошла на обострение ситуации, американцы наверняка постарались бы избежать столкновения. Но Р. Эрдоган к силовому варианту решения курдского вопроса не готов.

Это не означает, что Турция оставит курдскую проблему на своей границе нерешенной. Она постарается воздействовать через подконтрольные вооруженные группы с двух направлений: из зоны между Аззазом и Джараблусом и из Идлиба. Однако дорогостоящее техническое оборудование турецко-сирийской государственной границы означает, что Анкара готовится к созданию на севере Сирии независимого курдского анклава. Об этом никогда никто в Турции официально не скажет, но такой вариант развития событий признан там реальностью, в первую очередь в силу позиции Вашингтона, которому турецкое руководство этого не забудет (о чем президент Эрдоган неустанно американцам и напоминает).

22 сентября в курдских районах Роджава (Сирийский Курдистан) прошли муниципальные выборы в 3700 коммунах. Выбранные депутаты в ноябре должны участвовать в выборах местных советов, а в январе – парламента. При этом на территории региона уже действует Федеральный совет. Это наряду с проведением в Иракском Курдистане референдума о независимости и «нейтральной позицией» США, которые заинтересованы в дальнейшем пребывании на севере Сирии благодаря лояльности местных курдов, делает вариант полугосударственного обособления Раджава решенным. Хотя во многом это декларативный и пропагандистский момент, а не реальное обособление.

Ближний восток - нефть и газ

Карта в полном размере: Ближний восток - нефть и газ

Что до оборудования госграницы турками, помимо курдского вопроса они устанавливают контроль над каналами материально-технической помощи сирийским оппозиционерам в Идлибе. С учетом присутствия турецких военных в зоне деэскалации в этой провинции в качестве мониторинговой миссии это должно сыграть решающую роль в борьбе с саудовским влиянием в Идлибе для минимизации боевого потенциала «Джебхат ан-Нусры» и усиления аналогичных возможностей протурецких групп. Без подпитки их оружием и живой силой турецкое доминирование там под вопросом. Усилия же Анкары по минимизации саудовского влияния в Сирии будут определять на среднесрочную перспективу развитие ситуации в провинции Идлиб, что полностью отвечает интересам Москвы.

http://vpk-news.ru/articles/39103

Опубликовано 06 Окт 2017 в 13:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.