Ближайшие перспективы России

Оценка вероятности глобальных потрясений чтобы определить ближайшие перспективы России, является одним из ключевых элементов оценки изменения внешних условий при формировании стратегического видения и стратегии в целом. Глобальные турбулентные процессы происходят достаточно редко, однако их влияние может стать критически сильным даже для самых крупных транснациональных корпораций. Поэтому, продолжая тему вероятности распада ведущих геополитических центров, представляем оценку вероятности распада России, выполненную на основе Модели развития технологической цивилизации

Вопреки распространенному стереотипу, Россия относится к числу стран, которые по фазе цивилизационного развития не отстают, а опережают развитые западные государства. Тот системный кризис, к которому Запад только подходит, в России начался не в 2008-м, а в 1991 году. С одной стороны, за этот период она успела адаптироваться к Смутному времени; с другой — постсоветская смута была в значительной мере смягчена Западом. Это и существенный рост спроса на российские ресурсы, и возможность всем желающим уехать из страны в сравнительно благополучные и стабильные государства.

Некоторые проблемы России
В статье:

Аналог Путина в римской истории
В статье:
Похожа ли Россия на Карфаген?
В статье:
Предсказание Троцкого о современной России
В статье:
Почему Запад обгоняет Россию?

В результате держава смогла не только устоять, но и, как еще недавно любила повторять официальная российская пропаганда, «встать с колен и расправить плечи».

Однако прошедшие парламентские и президентские выборы продемонстрировали, настолько глубокие тектонические разломы и системные противоречия имеются внутри российского общества, что многие снова заговорили о перспективах сохранения РФ в существующих границах.

Нарастание противоречий

Россия состоит из трех принципиально разных частей, которыми становится все сложнее управлять из единого центра по единым законам и стандартам.

Первая — это сбалансированная в цивилизационном плане Россия. Она включает в себя северо-запад, Черноземье, район Верхней Волги и запад европейской части страны. В принципе, эта территория достаточно освоенная, население давно адаптировалось, создана или может быть создана за счет преимущественно внутреннего развития инфраструктура для эффективного использования как невозобновляемых, так и возобновляемых ресурсов. Но доля ресурсов, доступных для использования, приходящаяся на одного жителя, довольно велика.

Это наиболее благополучная часть России, где эффективной была бы реальная демократия и высокоразвитая рыночная экономика. Сейчас эта часть находится в своей фазе кризиса — на этапе перехода от быстрого интенсивного развития модерна к более медленному, но все равно сравнительно быстрому экстенсивному развитию постмодерна. Если бы эта часть государства развивалась отдельно, можно было бы смело прогнозировать для нее время завершения трансформационного кризиса.

Проблемы госслужбы в России
В статье:

Как работают суды в России
В статье:
Следствие глазами социолога
В статье:
Откровения чиновника о работе

Вторая часть страны — традиционная, закрытая Россия, представленная в основном Северным Кавказом, за исключением нефтеносных его районов. Людей здесь много, а удельных ресурсов мало. Пока модерн советской эпохи динамично развивался (до 1970 года), он успел лишь частично трансформировать традиционный уклад экономической, культурной и социальной жизни. Когда же начался закат модерна, традиционный уклад снова стал доминировать. С одной стороны, он не подвержен кризису; с другой — там не востребована ни демократия, ни высокоразвитая рыночная экономика.

Кроме того, частичный возврат к традиционному укладу приостановил процесс снижения рождаемости. В результате, максимальный уровень рождаемости в РФ наблюдается в тех регионах, которые не могут дать высококвалифицированную и хорошо оплачиваемую работу своему населению. Современную инфраструктуру на данных территориях построить можно, но делать это нет особого смысла, поскольку ее нельзя будет содержать за счет преимущественно традиционной экономики и она обречена будет оставаться дотационной.

Третья часть России — неосвоенная. Плотность населения здесь крайне низкая, и значительная его часть не адаптирована к суровым условиям проживания. Наблюдается избыток ресурсов, но наладить эффективную добычу и первичную переработку даже невозобновляемых ресурсов невозможно из-за отсутствия средств, инфраструктуры и людей. Эффективная рыночная экономика в подобных условиях тоже невозможна, а демократия снова-таки не востребована. Слишком большие расстояния и жесткий климат обуславливают очаговый характер поселений.

Как устроено российское общество
В статье:

Скрытая реальность в России
В статье:
Скрытые пружины России
В статье:
Построение нации в России

Когда американские колонисты вышли к западному побережью, то в течение примерно полувека фронтир исчез, и Дикий Запад постепенно стал уходить в историю. Русские переселенцы вышли к Тихому океану раньше американцев, но Сибирь и Дальний Восток в значительной мере остаются дикими, несмотря на развитие средств транспорта и связи, а также большевистские методы освоения. Фронтир не исчез — Сибирь и Дальний Восток по-прежнему слишком велики для их эффективного освоения первой, сбалансированной частью России.

Вывод: естественные противоречия между этими частями страны не просто велики, но постоянно нарастают и выходят из-под контроля центра. Но как же тогда удавалось контролировать эти противоречия в имперские и советские времена? В царские времена, за исключением последней пары десятков лет, противоречия были значительно меньшими. Крестьянство, т. е. большая часть населения империи всех регионов, существовало в рамках традиционного уклада. К тому же, не существовало ни единых социальных стандартов, ни свободного перемещения рабочей силы между регионами России.

В советские времена работал мощнейший регулятор всех межрегиональных противоречий — высокие темпы развития. Когда видишь не только улучшение жизни, но и коренное ее преобразование с быстрым внедрением того, о чем раньше и не мечталось, то любые межрегиональные противоречия: культурные, экономические и другие — отходят на второй план. В СССР дружба народов действительно была, но она существовала ровно до тех пор, пока страна быстро развивалась, — примерно до начала 70-х годов.

Похоже, современное российское руководство понимает остроту проблем. Во всяком случае, оно пытается задействовать одновременно и имперские, и советские, консолидирующие, факторы.

Механизм консолидации

Российское руководство, мягко говоря, не препятствует формированию современного сословно-авторитарного общества, кроме всего прочего, надеясь запустить механизм консолидации континентальной империи. Однако данные процессы происходят очень медленно, чтобы в ближайшее время минимизировать неконтролируемую миграцию из закрытой части России и легитимизировать отказ от единых общероссийских социальных стандартов. Одновременно процесс формирования сословно-авторитарного общества не приемлем и не эффективен для сбалансированной части страны. Первые, слабые проявления этого неприятия наблюдались в период прошедших парламентских и президентских выборов.

Также все более явным становится стремление российского руководства вернуть высокие темпы научно-технологического и экономического развития, характерные для советского времени. С цивилизационной точки зрения, это попытка вернуть модерн. Если бы она удалась, то проблема не совместимых между собой частей одного государства решилась бы сама собой. Правда, вернуть модерн, т. е. цивилизационную фазу ускоренного интенсивного развития, — то же самое, что дважды войти в одну реку. Это попытка управления заведомо не управляемыми параметрами.

В итоге, дорогостоящие проекты модернизации превращаются в пропагандистско-отмывочные, а слова «нанотехнологии», «Сколково» и прочие трансформируются из символа надежды России в символ ее позора. Конечно, можно заниматься поиском конкретных виновных, но нужно помнить, что сама идея модернизации или ее предыдущий вариант в виде ускорения горбачевских времен заведомо являются утопическими. Реальная модернизация страны, безусловно, возможна, но с другими темпами и основанная на иных принципах. Таким образом, придать устойчивость и сохранить управляемость современной Россией советскими методами невозможно.

Объяснение данных таблицы
В статье:

Позиции русского языка в мире

Третье направление придания устойчивости России — интеграционное. Его логика очевидна: если сама Россия в ее существующих границах имеет системные и нарастающие проблемы, то, следовательно, их можно полностью либо частично устранить за счет интеграции с другими государствами. При этом подразумевается, что Россия будет доминировать в создаваемых и проектируемых межгосударственных объединениях. Подбор стран для интеграции с РФ показывает, что российское руководство всерьез рассчитывает на это направление.

Однако его перспективы не представляются радужными по одной причине: глобализация завершилась, и постепенно начал раскручиваться обратный ей процесс — регионализация. Об этом уже прямо говорит ряд российских интеллектуалов, но власть пока делает вид, что ничего не замечает.

На геополитическом уровне прогресс регионализации означает резкое снижение эффективности и последующий распад не только международных организаций и интеграционных проектов, но и целого ряда государств. В этих условиях практически любые интеграционные проекты, продвигаемые Россией, оказываются заведомо не реализуемыми. В то же время, в перспективе ближайших трех лет существует большая вероятность того, что с выходом мирового кризиса за преимущественно экономические рамки Россия попытается восстановить контроль над Украиной. В этом заключается главная опасность российско-украинских отношений для нашей страны.

Офшорные юрисдикции Россия

В полном размере: Офшорные юрисдикции российского бизнеса
Подробнее о системе офшоров
в таблице
https://goo.gl/wrhfxm
Статус офшоров в экономике России
В статьях:
Кому принадлежит экономика России
Так же в статье:
Почему России нужны офшоры
И в статье:
Вернутся ли российские деньги из-за границы

Внешнее влияние

Противоречия между Россией и другими странами не менее, а быть может, даже более острые, чем внутренние. РФ не может развиваться как энергетическая империя. Для этого у нее сравнительно малые удельные объемы экспорта энергоресурсов на душу населения, зато она полностью ощущает на себе не только все «прелести» голландской болезни экономики, но и зависимость от колебаний цен на сырье. С выходом же мирового кризиса за преимущественно экономические рамки влияния эта зависимость критически усилится.

Россия с трудом справляется с добычей невозобновляемых ресурсов, притом что главное богатство страны — возобновляемые ресурсы, значительную часть которых имеет смысл обрабатывать на месте, а не вывозить в виде сырья. В то же время, около сотни стран имеют катастрофически низкие возможности для внутренней колонизации собственной территории на существующем технологическом уровне.

К этому добавляются и усиливающиеся демографические противоречия: с одной стороны, все та же сотня стран, приближающихся к пику численности своего населения, молодого и пассионарного в своем вторичном модерне, которое, несмотря на высокие темпы развития, невозможно обеспечить достойной работой внутри этих стран. С другой — глубоко апатичное, депрессивное и постоянно сокращающееся население РФ с увеличивающейся долей людей старшего возраста.

Очевидно, что долго такие острые внутренние и внешние противоречия в латентной фазе находиться не могут. С выходом мирового кризиса за преимущественно экономические рамки и вступлением развитых и пока еще быстро развивающихся стран в свою фазу цивилизационного кризиса, в которой, напомним, сама Россия находится с 1991 года, они будут стремиться взорвать ее, как по периметру границ, так и изнутри.

Россия ресурсы

Как на самом деле обстоит ситуация с нефтеторговлей
В статьях

Нефтяная игла - обман?
А также в статье
Ложь про нефтяную иглу в России

Тем, кто считает это невероятным, советуем вспомнить историю распада СССР. Ведь еще за три года до августа 1991-го практические ничто не предвещало этого. Даже когда в июне 1991-го Буш-старший в украинском парламенте призывал подписать новый союзный договор, фактически никто не прогнозировал столь взрывного развития событий. А ведь масштаб грядущих потрясений будет намного больше, чем при распаде Советского Союза, и «смягчать» их будет уже некому.

Поэтому неудивительно, что такие поворотные моменты истории и последующие за ними турбулентные времена не прогнозируются отраслевыми методами анализа, а доступны для понимания лишь на цивилизационном уровне.

Резюмируя, следует отметить, что Россию по-прежнему невозможно завоевать, да и сама классическая война уже невозможна, а к неправильной войне она не готова. Однако огромные внутренние и внешние противоречия не позволяют надеяться на то, что Россия сможет остаться в стороне от грядущих общемировых «разборок» и потрясений Второй тридцатилетней войны. Шансы же РФ уцелеть в существующих границах сравнительно низкие.

http://director.com.ua/upravlenie/rossiya-vzglyad-v-budushchee

Опубликовано 04 мая 2018 в 08:00. Рубрика: Внутренняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.