Не так давно уже писал о книге Герда Гигерензера (или правильнее Гигеренцер, коли пишется Gerd Gigerenzer?) “Понимать риски. Как принимать правильные решения“ (“Risk Savvy: How to Make Good Decisions“). Значительная часть книги и исследований автора связаны с медицинскими вопросами. Общедоступное объяснение рисков, связанных с болезнями и методами лечения и диагностики – одна из задач возглавляемого Гигерензером Центра грамотности в области рисков имени Хардинга.

Давайте посмотрим на предлагаемую в книге (и доступную на сайте) табличку:

Две выборки – женщины старше 50, регулярно проходящие маммографию в течение 10 лет, и не проходящие в таком же возрасте и на протяжении того же срока. Из 1000 женщин в первой группе от рака молочной железы умрет за 10 лет 4, во второй – 5. Разница есть. Но общая смертность от рака не изменится – и в той, и в другой группе за данный срок умрет 21 человек.

Одновременно помимо боли при проведении процедуры есть еще несколько неприятных последствий для тех, кто проходит маммографию: 10% из них в течение данного промежутка времени будут подозреваться на рак, что означает дополнительные исследования, включая биопсии. И в 5 женщин из 1000 должны будут пройти лечение против неинвазивных форм рака или доброкачественных опухолей, которые иначе бы не представляли опасности для жизни.

Итак, мы не имеем ни одной спасенной жизни, но имеем множество неприятностей, связанных с ложно-положительной диагностикой.

Я ни в коем случае не хочу сказать, что проблемы рака молочной железы не существует. Рак есть, и его надо лечить. Но необходимость массового скрининга с помощью маммографии к лечению имеет не совсем прямое отношение (самообследование и осмотры врача никто не оспаривает).

Поскольку Гигерензер не врач-гинеколог, – скажет недоверчивый читатель, – то, что он понимает в данном вопросе? Если врачи рекомендуют делать всем, значит надо делать. Поскольку врачи знают лучше. Звучит резонно.

Только откуда Вы знаете, что именно думает врач? Он так сказал? Слова врача в значительной мере диктуются опасением судебного преследования в случае ошибочного предположения или назначения. Что врач думает нельзя выяснить вопросом: “Доктор, чтобы Вы сделали на моем месте?”. Есть более удачный вариант: “Доктор, если бы на моем месте была Ваша мать или жена, чтобы Вы сделали?”.

И вот тут мы обнаруживаем большие различия: в Швейцарии гистерэктомию (операцию по удалению матки) в течение жизни делают 16% женщин, но среди жен врачей и врачей-женщин таких только 10% (данные по статье 1993 года). В Америке при различиях между различными регионами доля подвергшихся гистерэктомии женщин доходит до 30%. То есть можно говорить о том, что в большинстве случаев сами себе или своим близким некоторые операции врачи предпочли бы не делать. Но охотно делают своим пациентам. Главным образом, чтобы на них не подали в суд…

Точно такая же ситуация с раком простаты у мужчин:

За 11 лет наблюдений в группе из 1000 мужчин старше 50 лет, не проходящих регулярных анализов крови на специфический антиген и/или пальцевое обследование, и в группе из 1000 мужчин такого же возраста проходивших обследования, от рака простаты умерло по 7 человек. За тот же срок от всяких других причин умерло по 210 мужчин в каждой группе (в таблице для женщин упоминались смерти от всех форм рака, а тут включены и сердечно-сосудистые болезни, аварии, суициды и т.д. и т.п.).

Но в группе тех, кого обследовали, 160 человек прошли болезненную процедуру (про психологический стресс от мысли, что у тебя рак, я и не вспоминаю! стресс и ложно-диагностированных женщин касается!), а 20 человек прошли ненужное лечение (операцию, иногда в сочетании с радиацией и химиотерапией), часто приводящее к импотенции (разброс данных от 20 до 70%), а в некоторых случаях и к необходимости всю оставшуюся жизнь проходить в памперсе.

С точки зрения статистики и здравого смысла получается, что как минимум пока не появятся новые методы диагностики и лечения, можно не дергаться и не проверяться. Но когда человек представляет перед собой перспективу собственного исчезновения с лица земли из-за страшной болезни, никакие рациональные доводы не действуют. Мы хотим жить, цепляемся за нее, потому ожидать, что мужчины перестанут сдавать кровь и соглашаться на пальцевое обследование, а женщины – от маммографии, не приходится. Мы, люди, довольно иррациональные создания…

Правда, есть надежда, что правительства и/или ассоциации врачей примут решение перестать рекомендовать упомянутые методы для массового использования, а парламенты примут законопроект, запрещающий судить врачей или больницы, если те следуют упомянутым рекомендациям. Растущая стоимость медобслуживания и бюджетные сложности во всех западных странах дают основания надеяться на победу здравого смысла. Хотя и не завтра…

https://khvostik.wordpress.com/2015/05/10/unnecessary-medicine/