Из интервью Владимира Путина французскому телеканалу TF1 стало известно, как партнёрыпригласили российских военных в Алеппо под пули террористов, под предлогом обеспечения безопасности гуманитарных конвоев: «Но поступает экзотическое предложение. Я сейчас удивлю и вас, и ваших зрителей. Нам предложили, чтобы наши Вооруженные силы, военнослужащие Российской армии, встали на этой дороге и обеспечили безопасность». От предложения сделать это совместно американцы оперативно отказались.

Путин отметил, что его «повергает в уныние и удивляет», что «партнеры, в том числе американские, так или иначе стараются вывести [запрещённую в России] «Джебхат-ан-Нусру» за рамки террористических организаций» потому, что Вашингтон хочет использовать боевиков для борьбы с сирийскими властями. И, добавим, вовсе не только с сирийскими: возможные жертвы среди российских военных были бы по полной программе раскручены западными СМИ в целях усиления в российском обществе протестных настроений.

Обратим внимание также на появившуюся в российских СМИ информацию о том, как американцы планируют «освободить» Мосул, чтобы закончить президентство Обамы на ударной пропагандистской ноте и укрепить стартовые позиции его преемницы. Спецслужбы США и Саудовской Аравии предоставят боевикам «Исламского государства» коридор для безопасного выхода из Мосула до начала его так называемого «штурма» силами международной коалиции, который, не сомневаемся, будет проведён эффектно, красиво и под телекамеры, на славу американским демократам и её предводительнице.

Как сообщил РИА Новости военно-дипломатический источник в Москве, взятие Мосула повлечет за собой переброску террористических банд из Ирака в Сирию, где они будут противодействовать правительственным войскам президента Башара Асада и российской группировке ВКС. Более того, переправка из Мосула в Ракку так называемых «раненых» и «заключённых» уже началась, передает CNN, добавляя, что у боевиков имеется инфраструктура для незаметных перемещений по городу бегства за его пределы, включая сеть подземных тоннелей. Напомним, в Сирии расширение имевшейся с древних времён подземной инфраструктуры под актуальные нужды боевиков стало возможно после поступления извне «гуманитарной помощи».

«В ходе подготовки к проведению операции в Мосуле между спецслужбами США и Саудовской Аравии достигнута договоренность, что до начала штурма всем боевикам предложат безопасный маршрут для выхода из города вместе с семьями. А во время самого штурма авиация коалиции будет наносить удары только по заранее согласованным с боевиками отдельно стоящим зданиям в городской черте, которые пустуют», – утверждает собеседник агентства.

Далее, «более девяти тысяч боевиков «ИГ» из Мосула будут переброшены в восточные районы Сирии для последующего проведения крупной наступательной операции, которая предусматривает захват Дейр-эз-Зора и Пальмиры». Согласно имеющейся информации, посредником и гарантом договоренности с боевиками на пути из Мосула в Сирию будет руководство Службы общей разведки Саудовской Аравии: соответствующий опыт уже имел место в июне текущего года, когда боевики организованно отошли из Эль-Фаллуджи.

При этом решение о проведении в октябре спектакля под названием «освобождение Мосула» президентом США якобы уже принято: на носу выборы, и медлить уже нельзя. Участвовать в действе, по-видимому, будут и 600 переброшенных в Ирак Эштоном Картером спецназовцев. Также обращает на себя внимание упоминание в ходе одного из брифингов в Госдепе наведывавшимся недавно в Турцию заместителем госсекретаря США Энтони Блинкеном неких суннитских отрядов племенной милиции «Хашед аль-Ватани» численностью в 15 тысяч человек. Этих людей вооружают и обучают американцы, разумеется, с благородной целью «освобождения» Мосула.

О том, где впоследствии могут оказаться все эти (не сомневаемся, вполне «умеренные») отряды, можно высказывать разные предположения. Например, там же, где «Новая сирийская армия», благополучно передавшая, по крайней мере, часть своего арсенала боевикам «ИГ». Заметим при этом, террористические банды в Сирии терпят в эти дни неудачи вовсе не только в районе Алеппо, что серьёзно беспокоит западных спонсоров боевиков, предпринимающих для спасения ситуации лихорадочные меры.

Тем временем начался финал процесса сдачи пригородов Дамаска Аль-Хамы и Кудсаи (часть боевиков амнистирована, непримиримые направляются в Идлиб). На освобожденной от террористов территории должна возобновиться работа законных органов власти САР. Министерство национального примирения намерено показать, что для боевиков, не запятнавших себя тяжкими преступлениями и сдавших оружие, существует реальная возможность вернуться к нормальной жизни. По словам главы министерства Али Хайдара, «сейчас мы можем говорить о более 10 тыс. человек (бывших боевиков), с кем с начала кризиса были проведены примирительные процедуры, и они вернулись в лоно родины. Часть из них, кстати, вступила в ряды сирийской армии». При этом часть сирийских боевиков соглашается на переговоры по примирению лишь при посредничестве российских офицеров.

Заместитель директора Института прогноза и политического урегулирования, востоковед Александр Кузнецов отмечает, что удержание восточного Алеппо – это единственный козырь исламистских джихадистских группировок в Сирии. Если правительственные войска полностью установят контроль над городом, то рассматривать эти группировки в качестве серьёзной силы уже не придётся: Идлиб не представляет такой проблемы, и боевики уже не смогут предъявлять какие-либо претензии при разделе власти в будущей Сирии, что является основным вопросом.

С этим связаны и движения «Джебхат ан-Нусры» в последние полтора года: её лидер Джулани стал медийной фигурой, он часто появляется на телеканале «Аль-Джазира», и если дело будет так продолжаться дальше, то указанную террористическую группировку будут представлять «умеренными» оппозиционными политиками, выступающими за установление в Сирии светского государства. По мнению исследователя, говорить о каком-либо мирном урегулировании конфликта в Алеппо не приходится, и остаётся только военный путь решения конфликта в этой части Сирии.

Возвращаясь к «креативной» идее о переброске боевиков в Сирию из Мосула после его так называемого «освобождения», отметим, что она раскрывает всю суть «большой игры» американцев в регионе, подчёркивая тесную связку в их планах Ирака и Сирии, границы которых пытаются перекроить в соответствии с актуальными геополитическими задачами.

Вторжение в Ирак в 2003 г. стало для Сирии грозным знамением, а сегодня следствием развивающихся в Ираке событий должен стать очередной натиск террористов на востоке Сирии, повторная потеря правительственными силами Пальмиры, дискредитация действий российского воинского контингента, наращивание политического давления, сопровождаемого угрозами широкомасштабной военной эскалации. Цель вполне очевидна - сворачивание российского военного присутствия в Сирии на максимально невыгодных для Москвы условиях.

По мнению профессора НИУ ВШЭ Дмитрия Евстафьева, вследствие отсутствия у России серьезных интересов в Сирии (как в том уверены западные стратеги) конфронтацию удастся удержать в рамках локального театра военных действий. Силовую фазу предполагается сделать максимально короткой, добившись если не разгрома российского контингента, то уж точно согласия Москвы на его вывод без политических условий, после чего в рамках «переговорного процесса» в удобном для американцев формате дожать Москву политико-дипломатическими средствами не составит особого труда.

Американская элита и советнический аппарат структур национальной безопасности критически не понимает, что Россия уже давно рассматривает Сирию как часть «большой картины» и критический тест для себя на право сохранять статус «великой державы», полагает Д. Евстафьев. Военно-силовая стратегия США крайне незатейлива: через провоцирование инцидента или серии инцидентов (1) обосновать применение против России силовых инструментов в желаемых масштабах на локальном уровне, параллельно создавая благоприятные условия для политических манипуляций в отношении дружественных или потенциально дружественных групп в элите России.

Голоса, призывающие как можно скорее выйти из «чужой» и «ненужной» войны в далёкой ближневосточной стране, в которой у России якобы нет никаких интересов, слышны всё громче. Иногда можно слышать мантры об «успешном политическом процессе в Сирии» который «будет означать сохранение интересов и завершение кампании в этой стране без потери лица», видят некий «шанс», реализации якобы мешает… Башар Асад. При этом в США хорошо понимают последовательную линию Москвы на уход от прямого военного столкновения, что объективно работает на более сильного игрока (примерно как в случае с дворовым хулиганом, безнаказанность которого провоцирует отсутствие организованного сопротивления).

В любом случае, очевидно, что Хилари Клинтон будет проводить на Ближнем Востоке ещё более агрессивную и непримиримую по отношении к России линию.

Примечание:

  1. Чрезвычайно важное для американской истории, политической культуры и внешней политики понятие: вспомним Пёрл-Харбор (после которого Америка вступила во Вторую мировую войну), Тонкинский инцидент, ставший прологом к войне во Вьетнаме, а также события 11 сентября 2001 г., запустившие процесс перекройки карты «Большого Ближнего Востока».

http://www.kavkazoved.info/news/2016/10/19/bitva-za-mosul-etap-novogo-vitka-nestabilnosti-na-vostoke.html