Битва с ватиканской мафией

На «хитрого попа» нашелся еще хитрее – Папа Римский

О существовании сицилийской, неаполитанской и чикагской мафии наслышаны многие. Но до недавнего времени жила и процветала еще одна преступная организация, возможно, самая богатая и самая влиятельная в мире - мафия города-государства Ватикан. Много финансовых махинаций и убийств было на совести преступников в рясе. Любой, дерзнувший выступить против них, безжалостно уничтожался. Но все же находились смельчаки, которые ценой собственной жизни боролись с бандитами. Эта история началась 6 августа 1978 года, когда на 82-м году жизни мирно скончался Папа Павел VI.

Его место занял кардинал Альбино Лучани. Скромный, тихий, с необыкновенно обаятельной улыбкой (за что и получил прозвище «Улыбающийся Папа»).

В тихом омуте... Лучани должен был продолжать консервативную политику Ватикана. Правда, его друзья-кардиналы знали, что их брат Альбино имеет небольшой грешок - любит читать книги «писателей-еретиков»: Диккенса, Марка Твена, Вальтера Скотта... Но это ведь такая простительная слабость. В остальном же характеристики на Лучани были самые положительные. С юности, избрав церковную карьеру, Альбино Лучани усердно учился, окончил папский Грегорианский университет, получил степень доктора теологии, писал книги. Чего же боле?

Первый сюрприз тихоня Лучани преподнес сразу же после избрания на пост Папы. На вопрос, каким именем он желает именоваться, Альбино Лучани скромно ответил: «Иоанн Павел I». Простая фраза произвела в Ватикане эффект разорвавшейся бомбы. Дело в том, что это оказался первый случай в многовековой истории папства, когда понтифик брал себе двойное имя. Кроме того, подобное имя у всего католического мира ассоциируется с именами Пап -- Иоанна XXIII и Павла VI, первосвященников-реформаторов.

Альбино Лучани

Таким образом, Альбино Лучани уже с первых шагов своей деятельности показал, что сидеть тихой мышкой он не собирается. В течение нескольких последующих дней Лучани не переставал удивлять Ватикан. Новый Папа раскритиковал старинную торжественную коронацию, заменив ее более скромной мессой на паперти собора Святого Петра, отказался во время коронации надевать тиару (знак светской власти) и ко всему прочему пообещал после принятия сана разобраться с церковными финансами. Этого уже Ватикан простить не мог!

Первое предупреждение. На коронационную мессу съехалось очень много знатных лиц -- светских и духовных. Среди приглашенных была и делегация Русской Православной Церкви, которую возглавлял митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим. Иоанн Павел I, узнав, что поздравить его приехал даже русский священник, пригласил отца Никодима к себе в гости.

Два христианина мирно беседовали в гостиной. Прислуга подала кофе. Едва митрополит выпил свою чашечку, как внезапно побледнел и потерял сознание. Через несколько минут отец Никодим, крепкий здоровый 49-летний мужчина, умер. Врачи поставили диагноз -- сердечный приступ, но в кулуарах Ватикана поговаривали об отравлении. Еще говорили, что по какой-то неведомой случайности чашки перепутали, и яд, предназначенный для Альбино Лучани, выпил русский прелат…

Смерть отца Никодима не испугала Иоанна Павла I. Понтифик понимал, что ввязывается в смертельную игру. Однако он решил идти до конца, а цель его была -- святая святых Ватикана -- финансы.

Митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим умер вместо Папы?

Хитрый поп. Есть в Ватикане одна любопытная организация, называется она Институт религиозных дел. За таким благочестивым названием скрывается крупнейший международный банк. По надежности и авторитету он может соперничать даже со швейцарскими банками. Главным распорядителем в этом финансовом учреждении является сам Папа Римский. Номер его счета -01616 - не является тайной, поскольку он автоматически переходит по наследству от одного понтифика к другому. До недавнего времени директором института был Поль Казимир Марцинкус, монсеньор епископ Ортинский.

Наверное, во всемирной истории трудно найти более ловкую и нахальную личность, чем Марцинкус. Родился он в 1922 году в чикагских трущобах. В детстве его кумиром был знаменитый гангстер Аль Капоне. Мальчик, подражая великому бандиту, участвовал в разбойничьих налетах, кражах и местных разборках. Один из священников пожалел смышленого авантюрного мальчугана, вызволил его из очередной тюрьмы, помог получить образование. Острый ум и связи с друзьями детства, многие из которых стали боссами преступного мира, помогли Марцинкусу сделать блестящую карьеру на религиозном поприще. Среди самых влиятельных людей Ватикана Казимир Марцинкус нашел себе покровителей.

Ловкость Марцинкуса помогла найти ему друзей и в ЦРУ. Некоторое время он возглавлял секретные службы Ватикана. Благодаря своей внешности и росту (193 см) Марцинкус стал участником всех парадных церемоний Ватикана. На одной из них он совершил, в прямом смысле, подвиг, скрутив голыми руками киллера, который занес нож над Папой Павлом VI. За храбрость отчаянного епископа сделали директором Института религиозных дел...

Вот он, «Аль Капоне» в сутане, «хитрый поп»

Вот здесь-то и развернулась в полную силу его авантюрная натура. Он стал Аль Капоне в сутане. Марцинкус проворачивал миллиардные сделки, финансировал политические партии и движения, контролировал итало-американскую организованную преступность. Павел VI знал об уголовных деяниях «святого отца», но понтифик был обязан ему жизнью, кроме того, он боялся разрастающегося влияния Марцинкуса. Новый же Папа, Иоанн Павел I, решил положить конец могуществу хитрого и наглого попа. Марцинкус был в ярости.

Как поссорились Поль Казимир Марцинкус и Альбино Лучани. Вражда Марцинкуса и будущего Папы Иоанна Павла I началась еще в 1973 году. Тогда Марцинкус вздумал продать старинный католический банк «Банко Амброзиано». Церковный мир был недоволен этим решением и попросил спокойного уважаемого архиепископа Венеции Альбино Лучани уговорить «выскочку» отменить сделку. Лучани приехал в Институт религиозных дел и пришел на прием к брату-банкиру. Марцинкус встретил посетителя холодно, выкурил в его присутствии чуть не пачку «Мальборо», наговорил кучу дерзостей, а закончил свою речь тем, что просто предложил архиепископу выйти вон. Ватикан боялся обнаглевшего попа.

Однако кроме Лучани был еще один человек, который посмел бросить вызов преступнику. Имя его -- кардинал Жан Вийо. Иоанн Павел I и Жан-Мари Вийо объединились в борьбе.

Жан-Мари Вийо. В деле Марцинкуса, да и вообще в истории Ватикана, эта фигура - одна из самых драматических. Долгие годы Вийо считался самым красивым священником Священного Города. Он обладал незаурядным интеллектом, прекрасно разбирался в искусстве.

Вийо родился в 1905 году во Франции. В 1944 году стал секретарем конференции епископов этой страны. Вскоре Ватикан обратил внимание на умного и тонкого священника. В 1965 году Вийо получил сан кардинала и занял должность премьер-министра Ватикана. О безупречном вкусе Вийо ходили легенды, он был лучшим во всем: вина в его доме были самые тонкие, угощения - самые изысканные, а фразы Вийо становились крылатыми. Если бы этот человек жил в Древнем Риме, его бы, как поэта Петрония, прозвали «арбитром изящества», но он жил в конце прозаического XX века, поэтов больше не почитали, они вызывали зависть.

Кардинал Жан-Мари Вийо

Яд и тиара. Иоанн Павел I решительно взялся за ватиканские дела, на Институт религиозных дел надвигались финансовые проверки. Понтифик задумал поменять многих руководителей во властных структурах и отдать под суд некоторых святых отцов. Подобная прыть Его Святейшества шла вразрез с намерениями влиятельных персон. В кулуарах курии (название административного аппарата Ватикана) созрел заговор.

Теплый осенний вечер 28 сентября 1978 года близился к концу. Иоанн Павел I с аппетитом поужинал, сделал пару телефонных звонков и в 21.15 отправился спать. Его личный секретарь патер Мэджи пожелал Папе спокойной ночи. «Спокойной ночи, - ответил понтифик. - И до завтра. Если Богу угодно». Эта обычная для Иоанна Павла I фраза стала в тот вечер роковой.

Утром следующего дня сестра Винченца, которая служила у Папы Римского, как обычно принесла в положенное время утренний кофе. Прежде чем войти, женщина постучала. Ответа не последовало. Монахиня служила Лучани 18 лет, еще задолго до того как он стал Папой. Она хорошо знала все привычки своего хозяина. Почувствовав неладное, сестра Винченца смело открыла дверь и вошла в покои Его Святейшества. То, что она увидела, заставило ее громко вскрикнуть. Иоанн Павел I сидел на постели, голова его свесилась на грудь, а лицо искажено судорогой. Понтифик был мертв. Сразу же позвонили Вийо, который жил двумя этажами ниже.

Что произошло после этого на самом деле, история умалчивает. В ватиканской курии ходили слухи, что сестра Винченца видела на носу мертвого шефа очки, а в руках у Папы были какие-то листки бумаги. Говорили, что после ухода Вийо очки и бумаги пропали, как пропали домашние туфли покойного и лекарство от давления, которое он принимал при жизни. Еще сообщали, что пол в комнате мертвого был испачкан рвотными массами, которые Вийо собственноручно и убрал, а очки и туфли Иоанна Павла I оказались безнадежно испорчены, поэтому кардинал их выбросил. Официальной причиной внезапной смерти был инфаркт, но личный врач понтифика убеждал, что накануне его пациент чувствовал себя хорошо...

Вийо называли «отравителем» и говорили, что он убил Иоанна Павла I, так как понтифик хотел снять его с должности статс-секретаря, о чем и сообщалось в бумагах, которые выкрал Вийо. Еще во многих чудовищных вещах обвиняли французского кардинала. Вийо ходил бледный и растерянный, Марцинкус торжествовал. Иоанн Павел I был у власти всего лишь 33 дня, и все зарубежные журналисты единодушно отметили, что епископ Марцинкус за это время очень похудел и как-то сразу постарел. В день же похорон Лучани лицо Марцинкуса озаряла улыбка.

Церковники умеют считать деньги и их защищать…

Кароль Войтыла. Марцинкус ликовал: его главный враг в могиле, а конкурент Вийо обвинен во всех смертных грехах и навсегда опозорен. Но хитрый поп рано праздновал победу. На сцену Ватикана выходила еще более смелая и еще более решительная фигура — Кароль Войтыла, или Папа-славянин.

Кароль Войтыла родился 18 мая 1920 года в маленьком польском городке Вадовица. С детства мальчик познал горе и одиночество. Когда Каролю исполнилось девять лет, умерла его мама, а вскоре погиб и старший брат. Хрупкий, изящный юноша увлекался театром и философией, сам играл на сцене. В 1941 году умер отец Кароля, и молодой человек остался совсем один. Только участие в подпольных театральных спектаклях помогло Каролю заполнить пустоту в сердце. Душевные страдания заставили юношу обратиться к религии. Он стал посещать нелегальные семинары ксендзов, где сдружился с архиепископом Адамом Сапегой. До самого окончания войны архиепископ Сапега прятал своих студентов-теологов в здании собственной резиденции. В 1946 году Войтыла сдал экзамены по теологии и получил сан священника.

Папа Иоанн Павел I и кардинал Войтыла, будущий Павел Ионанн II

Кароль много ездил по стране, бывал в зарубежных поездках, встречался с разными людьми. Молодой и активный пастырь заинтересовал Ватикан. Он стал епископом, потом архиепископом, и, наконец, в 1967 году Войтыла принял сан кардинала. Ему было 47 лет, и он являлся самым молодым в коллегии кардиналов. Но даже находясь в столь высоком сане, Войтыла не прекращал своей активной деятельности. «Юный» кардинал с еще большей энергией продолжал свои зарубежные поездки. После смерти Иоанна Павла I конклав решил избрать в качестве нового Папы непоседу Войтылу.

Роковая ошибка. Почему же церковный католический мир обратил внимание именно на Кароля Войтылу, кардинала-неитальянца? Ответ очень прост: так захотел Марцинкус. По расчету Марцинкуса деятельность нового Папы, в прошлом актера, ограничится проведением в Ватикане пышных религиозных церемоний. Войтыла плохо разбирается в финансах, любит путешествовать и, следовательно, не будет вникать во все тонкости ватиканских дел. Кроме того, Марцинкус знал польский язык и надеялся договориться с собратом.

Однако финансовый гений жестоко просчитался, и в своей ошибке он смог убедиться уже на конклаве. Как и месяц назад, на избрании Альбино Лучани, новый глава католической церкви серьезно озадачил всех, произнеся свое имя, которым он хотел теперь называть себя. «Иоанн Павел II», -- объявил Кароль Войтыла. На языке Ватикана это означало, что понтифик намерен продолжать политику своего предшественника – Иоанна Павла I. Таким образом, уже на конклаве Войтыла бросил вызов финансово-религиозной мафии.

Нервы сдали. Иоанн Павел II прекрасно знал, в чем была причина столь короткого правления Альбино Лучани, поэтому с первых шагов своего папства Войтыла решил не совершать серьезных действий по отношению к боссам религиозной мафии. Кароль Войтыла, поддерживая имидж путешественника, много ездил по зарубежным странам, активно занимался спортом, часто выступал по итальянскому радио. Более того, словно следуя тайным замыслам Марцинкуса, свел с последним дружбу. Три года понадобилось Иоанну Павлу II, чтобы усыпить бдительность ватиканской мафии. За это время Войтыла окружил себя верными людьми-единомышленниками, собрал досье на всех тузов Ватикана. Весной 1981 года Иоанн Павел II объявил, что желает обнародовать счета Ватикана и отдать под суд многих финансовых воротил. В Италии, да и вообще во всей Европе, готов был разразиться чудовищный финансовый скандал. Марцинкус понял, что одним из главных обвиняемых в этом небывалом, почти вселенском процессе станет он. Нервы старого магната не выдержали, Марцинкус решил действовать.

Невинная жертва. 13 мая 1981 года, среда, 17 часов 19 минут, площадь Святого Петра. Джип, на котором едет Его Святейшество, медленно движется по площади. К Иоанну Павлу II подходят люди, дарят цветы, целуют руку. Папа Римский улыбается им. Какие-то родители подводят к Иоанну Павлу II свою маленькую дочку. Его Святейшество что-то ласково говорит смутившейся крошке. Впереди еще столько людей, и со всеми нужно поговорить, сказать хорошие слова, а может, просто пожать руку. Автомобиль трогается дальше, и вдруг теплый весенний воздух прорезают выстрелы, на белой сутане Иоанна Павла II появляются красные пятна, которые с каждой секундой делаются все больше и больше. Его Святейшество медленно оседает на руки своего секретаря и камердинера. А синее небо белеет от несметного количества голубей, которые, словно по волшебству, появляются над головами собравшихся. «Божий знак. Жертва невинна», - скажут потом люди.

Павел Иоанн II простил своего несостоявшегося убийцу

Чудо. Иоанн Павел II получил две пули, одну - в правую руку, другую - в живот. По дороге в госпиталь Джемелли Папа очень страдал, но держался мужественно и даже находил в себе силы, чтобы шептать слова молитвы. Через 36 минут после покушения Его Святейшеству была сделана операция. Из брюшной полости откачали 3 литра крови и удалили 30 сантиметров кишечника. Через несколько часов после операции 62-летний понтифик пришел в себя. Он прекрасно узнавал окружающих и отвечал на вопросы. По прошествии трех дней Иоанн Павел II смог записать на магнитофон краткое послание к верующим, которое тут же передали в эфир. 19 мая врачи, приехавшие на консилиум из стран Европы, единодушно признали, что их влиятельный пациент вне опасности, а его выздоровление происходит необычайно быстро.

Совершившим дерзкое покушение оказался фанатик Мехмет Али Агджа, но все понимали, что этот человек был всего лишь пешкой в руках могущественного Марцинкуса и компании. Агджа был арестован, а вскоре арестовали и посадили самого епископа Поля Казимиpa Марцинкуса. Финансовый скандал все же разразился, правда, не такой силы, какой ожидали, но вполне достаточной, чтобы погубить таких видных итальянских воротил, как Кальви (убит киллером), Синдона (посажен в тюрьму), Спада (посажен в тюрьму) и другие.

Римская красота, политая кровью и ядом…

После покушения на Иоанна Павла II по Италии прошла серия разоблачений, увольнений, убийств и самоубийств в верхах финансовой, правительственной и церковной элиты. Иоанн Павел II оказался сильнее Марцинкуса, а хитрый поп своим наглым поступком лишь ускорил конец ватиканской мафии...

http://telegrafua.com/world/12137/

Опубликовано 19 Мар 2017 в 14:00. Рубрика: Заграница. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.