Биология против демократии

В связи с последними новостями из Франции (мытарства Национального Фронта) есть что сказать, чтоб было над чем подумать.

Во-первых, любые разговоры о демократии имеют смысл только тогда, когда правильно понимается смысл этого сверх-затасканного слова. Современная демократия - это никакая не форма правления. Это способ легитимации власти. В тот момент, когда старый метод (богопомазанный правитель) перестал устраивать городские массы, на сцену вышла идея представительской демократии. Смысл которой, если по-простому, - действия властей объясняются и трактуются через желания избирателей. Грубо говоря, данная группа людей имеет право на власть потому, что являются представителями воли некого согласного с действиями власти большинства.

Естественно (упаси господь!) в представительской демократии массы никак не влияют на процесс принятия политических решений. Но через втягивание определенной доли населения (обыкновенно небольшой доли) в карнавал выборного процесса, власть объясняет обществу свое существование. Почему на трибуне этот странный мужик (кандидат Б) говорит о повышении пенсионного возраста и налогов? Какое он имеет право? Ты за него голосовал! А если ты голосовал против (за кандидата А), так твои соседи Вася и Петя голосовали за кандидата Б. И таких вась и петь в стране оказалось больше, чем умных типа тебя.

Прикладная евгеника Карла Цейса

Естественно, и кандидата А, и кандидата Б ставит на выборы один и тот же круг людей, реально принимающих решения. Выбор между одним и другим - иллюзия, делающая в глазах населения любые последующие властные шаги легитимными. Людей просят выбрать между яблоком и грушей, в то время как черная икра подана совсем на другой стол.

Схема вполне рабочая и долгое время демонстрировавшая свою эффективность. Однако, наступающая эпоха ставит эффективность данной схемы под сомнение. И очень хорошо это видно (историческая ирония!) на примере той страны, которая первой осуществила идею представительской демократии (ПД) на практике.

Изменились в первую очередь отношения общества и элит. До середины двадцатого века население - ценный ресурс, используемый элитой для производства товаров и войн с соседями. Большое население означало возможность больше производить и лучше воевать (когда война ведется по принципу у кого первым закончатся солдаты - количество мобилизованных играет решающую роль).

После технических микро-революций, происходивших во второй половине века, население утратило свое значение сначала в армии, а затем и на производстве, превратившись из ресурса в обузу. Соответственно, спектр принятия политический решений для элит изменился с "широкие массы лучше не злить" (а то неровен час этим воспользуется противник) с "куда деть эту толпу дебилов, на мнение которых мы плевать хотели?". Когда мнение широких масс относительно политических решений стало игнорироваться, а политика свелась к игре "кто и как лучше обоснует дуракам нужное нам решение" стала трещать по швам и сама модель ПД.

Мировая демография

В полном размере: Различия в IQ по странам

Ведь что важно для выборной системы? Сохранение в массах иллюзии участия в принятии политического решения. Это не менее важно для ПД, чем "верит или не верит население в Бога" для системы "богопомазанный правитель". Как происходит разрушение ПД?

Интересы элит и населения расходятся, а, следовательно, ни одна из участвующих в выборном процессе сил не озвучивает РЕАЛЬНЫЕ проблемы населения и РЕАЛЬНЫЕ меры для их решения. Все реально популярные в массах инициативы (например, выслать к чертям толпы негров и арабов, превратившие к криминальные гетто старинные европейские города) блокируются на всех уровнях. Наоборот, второстепенные частности и мелочи раздуваются до космических проблем. В публичной сфере происходит замалчивание (или табуирование) реальных проблем и их забалтывание, маскировка проблемами несущественными.

Со временем обыватель начинает понимать, что участие в выборах есть фарс, и смена одной политической силы на другую ровным счетом ничего не меняет в проводимой государством политике. Чем "социалист" Олланд отличается от "правого центриста" Саркози? Абсолютно ничем. Следом за этим обыватель чувствует отчужденность от принятия политических решений, неинтересность своего мнения и неспособность что-либо изменить. А следовательно, рушится и сама модель ПД. Активность населения в выборном фарсе падает до минимума, властям приходится чем дальше, тем больше изображать политическую жизнь силами наемных клоунов, отплясывающих что на участках для голосования, что в парламентах.

О развитых и неразвитых народах

ПД и основанная на этой системе власть повисает в пустоте. На чем же держится система? Здесь начинается удивительное сходство политической системы современной Европы и политической системы в РФ. И там, и там власть держится на элементарном подкупе населения. Пресловутая "стабильность" в РФ и социальные гарантии (а-ка вэлфер) в Европе - суть явления одного порядка. Это договорняк, по принципу "мы вам платим, а вы нам типа верите и нам не мешаете". Как и любые платные отношения, они заканчиваются очень быстро и ровно тогда, когда у платящего иссякают деньги.

Судя по тому, как сегодня развиваются мировые события, деньги могут внезапно закончится у кого угодно и в любой момент. Мир снова местом интересным, но опасным.

P.S. А теперь о мужской биологии.

Если кого-то удивляет невиданный разгул всевозможной левоты на тему "ущемления меньшинств", и столько же дикие попытки выстроить в Западном мире тоталитарную толерантность - у этого явления есть свои причины. Биологически мужчина становится мужчиной лишь тогда, когда у него есть -

1)его женщина и его дети

2)его территория

3)его Дело

4)подтверждение его свободного положения (то есть право на оружие)

В чем ложь социальной конструкции

Любая настоящая демократия (когда люди четко знают свой маленький интерес и его совместно реализуют) - это союз вооруженных, обладающих семьями и собственностью мужчин. Соответственно, разгул "меньшинств" - это не от любви к элиты меньшинствам (кому нужны и приятны несчастные педерасты и феменистки). Это от боязни сильного общества, состоящего из семейных вооруженных мужчин. Общества, очень четко понимающего свои примитивные интересы, способного к быстрой самоорганизации и созданию действенной контр-элиты.

Соответственно, в условиях кризиса выборной модели и полной неспособности объяснить себя, западная элита десятилетиями создает общество, где мужчина -

1) лишен семьи (эмансипация, дикие брачные законы)

2)лишен территории (заоблачные цены на жилье и землю)

3)лишен дела (жалки офисный детсад вместо Дела и оклады, не позволяющие кормить семью при рожающей неработающей жене)

4)законодательно лишен оружия и (во многих странах Европы) права на любую агрессию, включая самозащиту.

Современная элита так зачищает общественное поле от конкуренции. Заодно решая проблему избыточного населения.

Что получится из этого - мы в ближайшее время увидим. Спойлер - попытка обмануть природу всегда обречена на провал.

Продолжение:

Продолжаю цикл о занимательных биологических отношениях между элитами и обществом, начатый в постскриптуме предыдущего поста.

Говоря о препонах, которые ставятся элитами для проявления в обществе полноценного (в био-поведенческом смысле) мужского начала, надо всегда иметь в виду историческую неизбежность подобных процессов.

На начальном этапе, когда смыслом и главной целью людской общности является выживание во всегда агрессивном окружении, торжествует тот тип управления, который называется прямой (или военной) демократией. Собственно, это единственный вид демократии, существующей в природе. И никакого "всеобщего равного голоса" данный тип управления не подразумевает.

Прямая военная демократия строится на вполне биологических принципах, хорошо учитывающих особенности человека как вида. Базовой единицей такого общества является мужчина - свободный, вооруженный, семейный (для традиционного общества семейность это автоматическая опция, получаемая по достижению половой зрелости). Каждый такой мужчина теоретически обладает правом голоса - то есть правом иметь свое мнение и высказывать его на общих советах, где принимаются ключевые общественные решения. Теоретичность данного права заключается в том, что в настоящей демократии голоса имеют совершенно неравный вес. Любой мужской коллектив рождает из себя лидеров - авторитетных, уважаемых, преуспевших в каком-то деле лучше других. При решении военных вопросов голос ветерана и голос юнца будут иметь совершенно разную ценность.

Также нельзя не отметить, что в прямой демократии право голоса неотделимо от воинской обязанности. Нобилитет древних полисов подтверждал цену своего голоса на поле боя, где самые богатые и знатные патриции, имея самые лучшие доспехи и оружие, бились в передних рядах полисной армии.

Прямая демократия характерна тем, что в ней в очень незначительной степени наследуется общественное положение. Не обладающий силой и храбростью не будет иметь веса на военном совете, даже если он происходит из славного рода. Таким образом, в каждом поколении, судьбу общества определяют объективно наилучшие особи, чей авторитет подтвержден при их жизни реальными делами и заслугами.

В разрушении этого простого, но по-спартански прекрасного патриархального мира, виноваты как биология, так и объективные внешние вызовы. С биологией все просто. Родительский инстинкт у людей невероятно силен, поставленный перед выбором "общее благо или благополучие детей" человек очень часто выбирает второе. Любой родитель стремится к тому, чтобы сделать жизнь потомков лучше, чтобы позволить им начать с той общественной высоты, до которой поднялся он сам. В ситуации, когда грозившая обществу верная смерть отступает в тень (все соседи побеждены, лучшие земли завоеваны), соблазн пропихнуть наверх не столь талантливого, но горячо любимого потомка усиливается.

Что касается внешних вызовов, - военная демократия очень энергозатратна и нестабильна. Постоянная необходимость практикой выяснять, кто самый сильный/храбрый/мудрый тратит огромное количество сил (и талантливых жизней!) патриархального общества. Бесконечные кровные дрязги среди сильных родов обществ прямой демократии - дело совершенно обычное.

В результате, на выяснение "кто кого" подчас тратятся те силы, которые могли бы тратится на борьбу с внешними врагами, торговлю, исследования и другие крайне полезные занятия. Поэтому в какой-то момент военная демократия сначала превращается во власть военной аристократии (несколько сильнейших родов объединяется, чтобы исключить из принятия решений более слабых), а затем монархию (устав выяснять, кто из сильнейших самый-самый, роды формально признают один род главным, зорко следя друг за другом и совместно искореняя любое неподчинение).

Уже на этапе военной аристократии, правящими семьями предпринимаются определенные управленческие шаги снижения опасности со стороны остального общества. Первый и самый главный шаг - монополизация права на насилие. Отныне пострадавший не может самостоятельно карать обидчика, а должен обратится в специальный "совет мудрых". Для дальнейшей стабилизации власть постепенно ограничивает и другие базовые права - право носить оружие, права наследования, право собственности и пр.

Консолидированное общество, где вопрос о власти не решается каждое поколение с помощью межродовой резни, некоторое время бурно развивается. Экспансия прет во все стороны, как каша из раскаленного котелка. А вот элитам становится все сложнее балансировать между двух огней.

С одной стороны, для дальнейшей экспансии или как минимум для удержания статус-кво общество должно быть полно храбрых, умных, талантливых людей. С другой стороны, именно такие люди представляют наибольшую опасность для старых родов, монополизировавших власть. Чем талантливее человек, тем более высокого общественного положения он желает. В идеале нужно пускать самых лучших наверх. Но верх не резиновый - для того чтобы новые лучшие попали наверх, нужно из уже сидящих наверху кого-то спустить вниз (так называемый социальный лифт). По понятным причинам, такое возможно редко и только с помощью насилия.

Отчасти выходом из положения является экспансия. Расширяя территории и подвластное население, общество тем самым постоянно создает новые места для талантливых выходцев из низов. Пусть места в Сенате Рима заняты, но стать наместником в Галлии - тоже неплохо! Но когда общество достигает пределов своей экспансии - упираясь либо в географические ограничения, либо в сильнейших соседей, развитие быстро сменяется стагнацией, а затем деградацией.

Любое стабильное, давно образованное общество, достигшее пределов экспансии, или не имеющее сил экспансию вести, методично уничтожает и избавляется от лучших (в биологическом смысле) своих представителей, имевших несчастье родиться не в кругу элит. Со временем, из низов настолько вымываются таланты, что общество рушится либо само по себе, либо (что бывает чаще) от малейшего столкновения с противником.

Бывает также, что низ удачно бунтует, уничтожает старую элиту и формирует новую. Но, в виду недостатка управленческих навыков и возвращения к принципу "каждое поколение резня за власть", новая "элита" сбрасывает общество в пучину анархии. На радость соседям, быстро поглощающих парализованную жертву с нарушенным управлением.

P.S.

Ну и маленькая природная шалость на сладкое. Размножение человека - сложнейший процесс генной комбинаторики, при котором 50% признаков и качеств берется от каждого из родителей. Взятые половинки причудливо и очень сильно перемешиваются, что гарантирует не вполне известный результат. Благодаря генной комбинаторике, ребенок может быть как более талантлив, так и менее талантлив, чем его родители. Для упрощения, можно говорить о том, что у двух талантливых родителей (случай частый лишь при грамотном подборе пары, например в рядах аристократии) лишь половина их детей будет столь же и более талантлива. Другая половина, "неудачные комбинации", будет уступать родительским особям по своим способностям.

То есть, для того, чтобы общество развивалось, а не деградировало, у каждой талантливой пары должно быть минимум 4(!) ребенка. Это при условии, что у "дефектных" особей детей не будет вообще. То есть, каждое общество, желающее развития, и не желающее деградации, должно удваивать свою численность каждое поколение, либо вести интенсивный искусственный "отсев" недостаточно развитых индивидов.

К вопросу о том, как влияет политика "сокращение населения", принятая в современном "развитом мире", на качество этого самого населения.

https://godleif.livejournal.com/2281.html

https://godleif.livejournal.com/2476.html

Опубликовано 11 Окт 2017 в 12:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.