Не так давно я уже писал о правовом беспределе, творящемся в Германии в отношении любых вне- и антисистемных организаций. В частности, речь шла о том, что, согласно решению Верховного суда Германии, хозяева отелей могут расторгать договора об аренде номеров в гостиницах, заключенных с правыми экстремистами, даже если те уже заплатили деньги. При этом понятие "правый экстремист" может трактоваться сколь угодно широко; у большинства правых экстремистов на лбу не написано, что они правые экстремисты, следовательно, хозяин отеля или консьерж могут сделать такой вывод произвольно, исходя из высказываний любой не понравившейся им личности или элементов его одежды, и не обязан потом доказывать, что такое заявление было сделано. Возмутительно также то, что подобная практика была освящена Верховным судом лишь в отношении правых экстремистов, но не в отношении левых и исламистов, хотя и те, и другие состоят под наблюдением Ведомства по защите Конституции наряду с НДПГ.

Но "демократия" в Германии не стоит на месте! Все, что в период написания той статьи даже мне еще казалось диким, "успешно развивается" в сторону дальнейшего одичания. Приведу ряд конкретных примеров.

1. В Бранденбурге издали специальную брошюру для рестораторов и отельеров на тему о том, как вычислить среди клиентов неонацистов и "правых", чтобы не принимать их из-за их политической позиции, пишет Focus. Публикацией занимается Союз немецких отелей и ресторанов ("Dehoga") в Бранденбурге, а финансировать проект согласилось местное министерство образования. Другими словами, брошюра выпущена за счет немецкого налогоплательщика. Президент "Dehoga" Марио Кадэ пояснил, что союз "хочет помочь владельцам ресторанов и гостиниц защитить свои заведения от дурной репутации".

2. Партия НДПГ при всем ее уродстве не запрещена ни на федеральном, ни на земельном уровне, заседает во множестве земельных ландтагов и финансируется миллионными суммами опять же за счет немецких налогоплательщиков. Вместо того, чтобы попытаться запретить эту партию, государство пытается лишить ее членов множества элементарных гражданских прав. О том, что ее членов сознательные буфетчики и консержи обязаны мужественно игнорировать, уже сказано выше, теперь же последовали очередные шаги в этом направлении.

Немецкая почта ("Deutsche Post") отказалась доставлять подписчикам газету, издаваемую фракцией НДПГ в ландтаге Саксонии. Обоснование: в этой газете "отсутствует плюрализм мнений"!!! Собственно, если буфетчики с консьержами могут у нас на свой вкус и лад вычислять "правых", то почему бы почтальонам не заниматься политической цензурой и оценивать плюрализм мнений в печатных изданиях? Разве ж это не истинно народная демократия, творимая по принципу "Хозяин - барин, что хочу, то и ворочу!"?

Но самое смешное, что и суды решительно встали на сторону почтальонов в этом вопросе. Сначала Земельный суд Лейпцига, а затем и Верховный Земельный суд в Дрездене отмели жалобу фракции НДПГ против почтовиков, хотя Закон о почте ясно и недвузначно указывает на то, что Немецкая почта как монополист обязана доставлять газеты любого содержания. Последнее слово в этом споре, правда, будет сказано лишь 20 сентября Верховным судом в Карлсруэ.

3. То, что жертвами беспредела в борьбе с инакомыслием, которая в Германии является бессрочным крестовым походом власти и ее клевретов под названием "Kampf gegen Rechts" ("Борьба с правизной"), наглядно демонстрируют многие другие примеры. Собственно уже из самого названия этой героической и всенародной кампании следует, что борьба эта ведется не против ультраправых или правых экстремистов, но и против всего правого направления как такового и подразумевает изначальное и безусловное превосходство левизны над правизной с той же неизбежностью, с какой силы добра всегда правы (а точнее, всегда левы!) по отношению к силам зла. Вы чувствуете, что сама этимология как русского, так и немецкого языка сопротивляется этому идиотизму, как в русском, так и в немецком и других языках слово "правый" однокоренное со словами "право" и "быть правым", тогда как слово "левый" употребляется в основном по отношению к чему-то незаконному и нелегитимному.

Кроме того, борьба эта смехотворна еще и потому, что ведется невероятно превосходящими силами против крайне малочисленного противника (на сборища пары десятков бритоголовых приходят побороться тысячи "людей доброй воли"; то же самое происходит в ходе их борьбы против критиков ислама).

В Райнланд-Пфальце открыто уголовное расследование против устроителя "Форума за Германию" Ральфа Майера. Майер обвиняется в:
- "подстрекательстве против широких слоев населения",
- "оскорблении вероисповедания, религиозного сообщества или мировоззрения",
- "унижении ислама".
Поводом для уголовного преследования Майера является всего лишь один пассаж из его статьи об американском пасторе Терри Джонсе. Вот он: "...чтобы открыто выступить против лжеучения, созданного педофилом 7-го столетия, пасшим коз, который с большой вероятностью был душевнобольным".

Любой, кто хоть немного интересовался биографией Мохаммеда, хорошо знает, что главный мусульманский пророк вырос в семье дяди, где он пас коз и овец. Уже в относительно пожилом возрасте он женился на 10-летней Айше. О том, что Мохаммед был неграмотен и, по-видимому, страдал тяжелыми психическими заболеваниями, давно написано множество книг, авторов которых пока еще никто не додумался отдавать под суд. Может быть, следователям и судьям стоило бы сначала ознакомиться с фактами? Или они теперь не играют никакой роли, и если эти факты мусульманам не по душе, то тем хуже для фактов? Или в современной Германии скоро (как в старые, но вряд ли уж очень демократические времена) теперь начнут убивать вестников плохих новостей? О какой свободе слова и мнений тут вообще может идти речь?

К слову, расследование против Майера ведется полицейской структурой, именуемой StaatsSchutz (сокращенно - SS), т.е. "Защитой государства". Когда на Первом канале немецкого телевидения публично сжигали Библию или когда омерзительный левый писака Аугштайн на днях в телепередаче, на глазах у всей страны, демонстративно высморкался на государственный флаг Германии:

"Защита государства" SS не проявила к этому ни малейшего интереса. Видимо, какое государство, такая у него и "защита". Причем SS начал расследования против Майера без чьей-либо жалобы, по собственной инициативе. Видимо, у чиновников есть время гулять по интернету и читать там всякие статейки про ислам годичной давности, в упор не замечая миллионов веб-страниц с исламистской и нацистской пропагандой.
Вот что пишет сам Ральф Майер по этому поводу: "В Европе показывают созданное мусульманином распятие в моче в качестве артефакта (предмета искусства), на театральной сцене крест забрызгивают дерьмом, в каждом втором фильме Папа или Бог изображаются полными идиотами или злодеями, и все это проходит безнаказанно, а я унижаю немецкого Мишеля... Чудесно!!".

4. Еще один пример (а точнее, не один, а целое множество примеров) - это борьба государственных структур с малочисленной, но мужественной антиисламской партией PRO (Pro Köln / Pro NRW). Против этой партии так же, как и против НДПГ, государственными и общественными организациями предпринимались всевозможные антиправовые меры, возможные лишь в банановых республиках. Про то, что этой партии, как и всем другим реально оппозиционным силам, не дают ни минуты рекламного времени на телевидении, а вместо этого ведут против них нацеленную кампанию по диффамации в прессе, я уже и не говорю. Речь идет о всяких мелких и крупных пакостях, которые правящий режим регулярно создает оппозиционерам.

В частности, все многочисленные имеющиеся в Германии банки и сберкассы отказывают PRO в праве открыть обычный банковский счет. А без счета в банке партия не может собирать пожертвования и оказывается исключеннной из "больших" выборов, хотя на коммунальном уровне представители партии входят во множество городских парламентов. Годами партия пытается по суду заставить банки открыть ей счет.

Предположить, что среди банкиров нет ни одного, симпатизирующего идеям партии, а наоборот все до единого банкиры люто ненавидят ее, невозможно, среди приверженцев партии есть даже полицейские, которых, впрочем, увольняют за это с работы, следовательно, предположить надо другое: существовал негласный запрет на открытие банковского счета. Не будучи в состоянии запретить партию, поскольку ничего серьезного инкриминировать ей не удается, власть борется с ней такими вот беззаконными и подлыми методами.

Пик борьбы с партией PRO пришелся на апрель и май, в канун парламентских выборов в Северном Рейне-Вестфалии. В предвыборный период члены партии проводили пикеты перед мечетями с карикатурами Курта Вестергаарда. Все эти демонстрации запрещались красным министром МВД Северного Рейна-Вестфалии Ральфом Йегером,

Ральф Йегер

однако каждый раз его запреты отменялись местными судами. Такие запреты и последующие отмены запретов происходили 10 раз подряд! Самое комичное в этой ситуации даже не то, что глава МВД 10 раз подряд с упорством, достойным лучшего применения, пытался нарушить закон, а то, что полтора года назад никто иной как канцлер Ангела Меркель вручила Курту Вестергаарду премию "М100" за мужество в остаивании свободы слова - за те самые карикатуры, которые запрещал министр МВД Йегер!

Меркель и Вестергаард

Кстати, похвальную речь в адрес Вестергаарда при вручении этой премии произносил никто иной как нынешний президент Германии Йоахим Гаук. Курт Вестергаард давно уже вынужден жить в тайном месте под усиленной круглосуточной охраной полиции, тем не менее, незадолго до вручения премии в его убежище ворвался вооруженный топором араб, пытавшийся его убить.

Вестергаард, Гаук и Меркель

Одним словом, немецкое государство напоминает шизофреника: министр МВД запрещает то, за что канцлер и президент вручают приз за гражданское мужество. Я уж не говорю о том, что последним перед этими карикатурами случаем, когда немецкое государство запрещало произведения искусства, был запрет нацистами абстрактной живописи, которую они именовали "вырожденным искусством". Видимо, не случайно приходится вспоминать те времена: определенные параллели напрашиваются сами собой.

Войну PRO объявило не только немецкое государство, но и мусульманские организации. В частности, председатель Центрального совета мусульман Айман Мациек

Айман Мациек

за демонстрацию карикатур Вестергаарда подал на партию в суд, а салафиты постоянно публикуют на своих сайтах фотографии и фамилии членов партии с призывами убить их. Таким образом, пикеты с карикатурами были чем угодно, только не дешевым пиаром, ибо демонстранты PRO реально рискуют собственными жизнями. Рассказать об этом может не только Курт Вестергаард, но и многочисленные полицейские, вынужденные охранять те пикеты: не один из них был в мае серьезно ранен салафитами с применением холодного оружия! "Тот, кого мы не сможем запугать, пусть приготовится умереть!" - открыто заявил салафитский проповедник Пьер Фогель, бывший немецкий боксер, в документальном фильме, демонстрировавшемся недавно на Втором канале (ZDF).

Пьер Фогель

А палестинец Абу Наджи (тот самый, что потратил на печатанье коранов в Германии для охмурения немцев 250 миллионов евро и при этом жил в роскошной вилле, получая от государства социальную помощь) заявлял в том же фильме: "Пророк Мохаммед говорит: "Последний день не придет, пока вы не победили всех евреев, пока камень не возопит: о муслим, за мной прячется еврей - приди и убей его!"". И их голоса были услышаны, на пикеты двух-трех десятков членов PRO (многие из них - пожилого возраста), приходило от 500 до 1000 мусульман, вооруженных ножами, заточками, камнями и прутьями, которые они пускали в действие против полицейских.

Вот та сволочь, что является главным врагом PRO и которую фактически защищает красный министр Йегер. Как писал в те майские дни в блоге "Blaulicht" один немецкий полицейский, охранявший пикеты PRO, "в этот день многие из моих коллег приняли для себя решение голосовать за PRO. Мы увидели новый, невиданный прежде масштаб насилия со стороны исламистов. Само наличие этих толп, готовых к насилию, говорит о том, насколько прав был Вестергаард в своих карикатурах".

Министр Йегер мотивировал свои запреты тем, что хочет-де предовратить насилие. Т.е. государство заранее склоняет голову перед бандитами. А как насчет того, чтобы не бороться больше с преступниками, чтобы те не осерчали? Как насчет того, господин Йегер, чтобы запретить антинацистские демонстрации под предлогом, что на них придут злые нацисты и применят насилие? Почему такая "предупредительность" и подхалимское угодничество только по отношению к мусульманам?

"Лишь тот достоин чести и свободы, кто каждый день идет за них на бой!" - писал когда-то Гете. К сожалению, достойных этой свободы оказалась лишь жалкая кучка, видимо, именно поэтому никакой реальной свободой (мнений, собраний и печати) в Германии и не пахнет.

Плакаты, с которыми выходили на демонстрации члены PRO, очень далеки от какого бы то ни было экстремизма: "Сохраним трехуровневую школьную систему", "За будущее наших детей", "Свобода вместо ислама!", "ЕСССР - спасибо, не надо!", "Даешь прямую демократию!", "Остановить сумасшествие с евродолгами!".

Поэтому министру Йегеру понадобилось много усилий и выдумки, чтобы все же "сшить" на партию "дело" и поставить ее на учет земельного Ведомства по защите Конституции.

"Правый экстремизм" партии "пришили" за следующее высказывание кельнского депутата партии Йорга Укермана: "Кто чувствует себя турком, тот должен оставаться турком. Немецкий паспорт - это нечто большее, чем карточка на получение социального пособия". Другое "криминальное" высказывание: "К нам в Германию и в Европу приезжает лишенная перспектив молодежь, не желающая интегрироваться". Помимо этого, в отчете Ведомства стоит цитата австрийского депутата от партии FPÖ Вернера Нойбауэра, участвовавшего в 2010 году в "антиминаретной конференции", организованной PRO: "Когда я услышал сегодняшние речи, то мне стало тепло на сердце, в отличие от немецких политиков, у которых от этих речей становится тепло в штанах".

Кроме того, дюссельдорфские держиморды решили криминализировать следующие фразы и выражения: "Гомо-лоббисты", "Особенной пользы для поддержания общества тут при всем желании не видно", "Стремление осчастливить гомосексуальных синьоров", "Дополнительные 40 тысяч евро понадобились для того, чтобы наставить юношей на правильный сексуальный путь".

В общем, не мытьем, так катаньем: "ты виноват уж тем, что хочется мне кушать". При этом Левую партию, которая помогла Йегеру занять его пост, из-под наблюдения вывели, хотя эта партия выступает за построение коммунизма и свержение конституционного порядка, а также сотрудничает с "автономами", постоянно готовыми к насилию против органов правопорядка. Понятное дело: то свои, родные, красные, "социально близкие". С "религией мира" тоже все понятно, пресмыкательство правящей верхушки перед исламскими нацистами давно уже превосходит все мыслимые границы, хотя Ведомство по защите Конституции, уже исходя из одного только названия, призвано защищать Конституцию, а ничего более ей противоречащего во всех пунктах, чем исламское мракобесие с его шариатом, джихадом, диким национализмом, расизмом, сексизмом, нетерпимостью и призывами к насилию и представить себе нельзя.

5. Примеры борьбы власть имущих и их мейнстримных масс-медиа со свободой слова, мнений, печати и собраний в Германии можно приводить бесконечно. Характерный пример последних дней: 160 профессора экономики, экономисты с мировой известностью, руководители крупных экономических институтов, в обращении к нации, опубликованном в FAZ, резко осуждают участие правящего класса в евросумасшествии и принятии на себя Германией все новых и новых долгов южных стран еврозоны и, как последний пример этого безумия, подпись Меркель под решением позволить тысячам банков-банкротов со всей Европы бесконтрольно получать деньги Европейского фонда финансовой стабилизации.

Фактически речь идет о спасении проспекулировавшихся итальянских и испанских банков за счет сбережений немецких старушек под громким демагогическим лозунгом "спасения Европы" и европейского единства! Даже "Уолл стрит джорнэл" недавно признал, что только взятые уже до этого на себя Германией обязательства равны 40% ее ВВП! А долги банков пяти самых кризисных стран еврозоны в три раза превышают государственные долги этих стран и достигают абсолютно астрономической суммы в 9 триллионов евро! ВВП Германии составляет всего 3 триллиона евро.

Не успело появиться это обращение, как посыпались грозные окрики сверху. Вначале министр (уничтожения) финансов Шойбле, злобный карлик в инвалидной коляске, от которого немецкий налогоплательщик зимой снега не дождется, зато греки с испанцами и итальянцами всегда получат столько, сколько попросят, развел демагогию на тему гнусной и коварной сущности авторов письма. Затем с резкой критикой своих коллег выступили придворные экономисты. Правда, в отличие от критиков политики правящей верхушки, которых было 160, придворных лизоблюдов набралось всего 7 человек, тем смешнее читать их аргументы, тут же подхваченные всей мейнстримной прессой: что речь-де идет о "разжигании страхов и антиевропейских настроений", о том, что критики "евроинтергации" "ведут себя недостойно высокого звания профессора экономики", о том, что подписанные Меркель в Брюсселе соглашения предусматривают всего лишь "рекапитализацию банков, а не взваливание на себя поручительств за их долги". и т.п. чушь.

И напоследок совсем одна история, которая была бы совсем уж забавной, если бы столь зловеще не напоминала времена, когда снимались вот такие фотографии:

Нацистский бойкот еврейских магазинов в 1933 году

Ее рассказывает в последнем выпуске "Фокуса" Михаэль Клоновски, один из немногих правых и неполиткорректных журналистов, которым разрешено еще печататься в системных немецких СМИ. Не так давно "Зеленая молодежь" („Grüne Jugend“), то бишь комсомол партии зеленых, развязала кампанию по борьбе с демонстрацией немецкого флага по случаю чемпионата Европы по футболу. Комсомол одного из двух крупнейших немецких профсоюзов - "Ver.di-Jugend" - решил не ударить в грязь лицом и удариться в борьбу с неполиткорректной прессой, хотя таковая в продажу и так почти не поступает.

Сказано - сделано. Выпущенная ver.di 24-страничная инструкция по удалению неполиткорректных (с точки зрения профсоюзных боссов) газет и журналов из газетных киосков „Aktiv gegen extrem rechte Zeitungen“ предусматривает следующие действия: вначале продавца киоска (обычно это мелкий предприниматель) просят удалить "вредную" прессу по-хорошему. Если он не соглашается, то с ним начинают действовать по-плохому, угрожая разорить его проведением возле его киоска пикетов вплоть до того момента, пока им не будет изъято с лотка последнее неполиткорректное издание. Михаэлю Клоновскому такие действия очень напомнили поведение хонеккеровских комсомольцев FDJ, которых напускали на людей, осмелившихся смотреть западногерманское телевидение. Эти комсомольцы врывались в частные дома, без спросу залезали на крыши и скидывали оттуда саттелитные антенны, а потом стучали на их хозяев в органы.

Молодой функционер FDJ Ангела Меркель

Другим действия профсоюзных комсомольцев могут напомнить бойкот еврейских магазинов в 1933 году нацистами (как на вышеприведенном фото) или борьбу китайских хунвейбинов с интеллигенцией в 60-е годы, во время проведения культурной революции.

Ну, а кто-то, разумеется, может вспомнить многочисленные организации путинских нашистов. "Cелигеровцы", которых за умеренную плату свозили в Москву перед выборами, и топтуны, за ту же умеренную плату выходившие на демонстрации в поддержку Путина, - это та же самая шпана, что в Германии за умеренную плату измывается и куражится над продавцами в киосках. Все это явления одного порядка.

Ведомство по защите Конституции, очевидно, спит, пишет Клоновски, поскольку указанные в брошюре издания и публикации не числятся у него на учете. В этом плане профсоюзный комсомол бдит образцово-показательно, по принципу "Лучше перебдеть, чем недобдеть!". К примеру, профсоюзным боссам не угодна газета „Preußische Allgemeine Zeitung“, которой вменяется в вину то, что она "тематизирует культурное и историческое наследство государства Пруссия". А это ай-яй-яй, как нехорошо, ведь "Прусская всеобщая газета" должна писать о чем угодно, но только не о Пруссии. Михаэль Клоновски, возможно, забыл, а мне по этому поводу пришла еще одна блестящая идея, как могли бы "потренироваться на кошках" профсоюзные хунвейбинчики: а пущай они побойкотируют команды бундеслиги "Боруссия" (Дортмунд) (чемпион страны двух последних лет) и "Боруссия" (Менхенгладбах), а также "Пройссен" (Мюнстер), ведь слово "Боруссия" тоже означает ничто иное как Пруссию.

"Не каждый продавец газет с правым содержанием является убежденным национал-социалистом", - пишут в своей инструкции профсоюзные боссы. - "Заходите в его киоск желательно по двое. Если он не согласится на ваше предложение и откажется изъять нацистские газеты, сообщите ему, что отныне его киоск будет пикетироваться, причем до тех пор, пока указанные вами издания не исчезнут с прилавка". "Эта акция спонсируется из федеральных средств на работу с детьми и молодежью".

Во как. Значит, получается, что немецкое государство спонсирует программу по созданию немецких павликов морозовых, они же юные бойцы молодежной "полиции нравов", по совместительству и на общественных началах исполняющих роль надзирательных и карательных органов. Путинские нашисты начали свою славную деятельность со сжигания произведений Сорокина, а их немецким коллегам не ндравится "Прусская всеобщая газета". А что им не понравится в следующий раз? И сколько средств налогоплательщиков будет на это израсходовано?

Нелишне напомнить, что говорит на этот счет немецкая Конституция: "Каждый имеет право высказывать свое мнение устно и письменно". Таким образом, правительство Германии отпускает средства на антиконституционную деятельность и самих чиновников следует отдать за это под суд.

Я уж не говорю о том, почему комсомольские хобби-борцы за идею и не думают предпринимать подобные действия, например, против салафитов, чья деятельность, в отличие от работы продавцов киосков, откровенно антиконституционна. Это понятно и так: вместо воспитания левых "борцов за идею", павликов морозовых, вроде тех, что перестрелял недавно на Утойе Андерс Брейвик, может получиться просто ай-яй-яй. Салафиты - не продавцы газет, на которых можно безнаказанно нападать всей кодлой на одного. Те соберутся вместе и перережут этих горе-хунвейбинов так, что навсегда отобьют у них охоту делать пакости и получать за это бюджетные деньги.

В заключение Михаэль Клоновски приводит цитату итальянского социалиста Игнацио Силоне, которой мне тоже хочется закончить свою статью: "Если фашизм вернется, он не будет называть себя фашизмом. Нет, он назовет себя антифашизмом!".

http://lussien.livejournal.com/38633.html