Какие-то войны попадают в теленовости, какие-то нет. Это никак не связано с тем, насколько они кровавы или крупномасштабны. Масса мелких салабонских «войн» освещается прессой куда больше, чем того заслуживают. Взять ту же Северную Ирландию. Знаете, сколько человек у них погибло за 25 лет сражений? 3100. Получается 125 человек в год. В ГОД! Меньше, чем за трёхдневный уикенд в Детройте. Но только посмотрите, сколько прессы доставалось этим единичным ирландским смертоубийствам.

Каждый раз, стоило кому-то взорвать крошечную бомбочку или шлёпнуть пару местных пьянчуг на день святого Патрика, об этом трубили во всех новостях. И теперь все считают, что Северная Ирландия, это один сплошной «очаг напряжённости», в том время как на самом деле там, наверное, надо выскочить перед едущим автобусом, чтобы с тобой что-то случилось. Сходить посреди ночи в круглосуточный магазин во Фресно в тысячу раз опасней.

А есть крупные, кровавые войны, которые никогда вообще не показывают по телевизору. Взять тот же Алжир. Когда вы в последний раз видели в новостях прямой репортаж из Алжира? Там за последние 10 лет убили 100 тысяч человек. Возможно больше, вплоть до 170 тысяч. Точно никто не знает. А как там убивают, просто чокнуться можно: перерезанные глотки, сожжение заживо, массовые изнасилования и всевозможные сельскохозяйственные инструменты, применяемые жуткими способами. Прямо натуральные «Красные Кхмеры», что убивали людей мотыгами, лишь бы не тратить пули и сделать убийство как можно медленней и кровопролитней.

Казалось бы, телевизионщикам из новостей такое должно нравиться. Но они никогда не показывают ничего про Алжир. Я всё время гадал, почему бы это, и додумался до трёх причин.

Во-первых, слишком по-настоящему. Слишком опасно. Телерепортёры, они же дрейфло. В ходе войны в Заливе было видно, как им страшно, хотя любой, у кого есть хоть капля соображения, понимал, что дрянная армия Саддама не способна разбить и яйцо, не то что Америку. Вот эти звёзды си-эн-эн и обожают ездить куда-нибудь вроде Северной Ирландии, где они могут ходить в бронежилетах и изображать храбрецов, нисколько не рискуя пострадать. К Алжиру же они и близко не подойдут, потому что тамошняя война настоящая. Полоумные алжирские исламисты убивают всех журналистов, каких ловят. Аллах не любит репортёров. Вольф Блитцер не собирается рисковать своей не по заслугам высокооплачиваемой шкурой в таком месте.

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статье:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

Во-вторых, в Алжире убивают арабов. А правда такова, что арабов никто не любит. Да, Бушу приходится везде трепаться, что мы любим арабов больше жизни, но это всего лишь политическая болтовня. Никого по-настоящему не трогает, когда рассказывают, что в какой-нибудь дыре на западном берегу реки Иордан грохнули очередную пару-тройку палестинцев. И ещё меньше трогает, если речь идёт об арабах из Алжира.

Забавно то, что многие алжирцы вовсе даже не арабы. Они берберы, которые говорят на своём собственном языке и тоже не любят арабов. Исламистские головорезы ненавидят берберов за то, что берберы любят пить вино, сочинять музыку и вообще хорошо проводить время. По сути берберы производят впечатление вполне приличных людей, попросту неудачно выбравших место обитания, как те же курды. Всё бы у них было нормально, не наводни их страну арабы, ищущие, кому бы впарить свою тупорылую религию.

Алжир - физическая карта

В полном размере: Алжир - физическая карта.

Если подумать, многие довольно интересные страны были наводнены арабами. Взять тех же египтян, у которых были самые крутые боги из всех – бог с головой шакала, бог-солнце, священные крокодилы. Или персов – когда читаешь о лучших битвах греков, типа марафонской или у острова Саламис, они все против персов. Персидская армия была как тот гигантский зоопарк воинов-дикарей под командованием шаха, передвигающаяся на лошадях и верблюдах, со всеми видами оружия в мире, от пращ до тяжёлой кавалерии. Потом из пустыни заявляются с воплями арабы, разбивают статуи богов, сжигают и объявляют вне закона всё, что только придёт на ум - и что нынче имеют египтяне, персы и берберы? Ни музыки, ни статуй, ни выпивки, ни женщин на улицах. Всё похерено напрочь. На самом деле во многом похоже на то, как живу я. Неудивительно, как меня это расстраивает.

Третья причина, по которой никто не желает слышать об Алжире, это то, что у этой истории нет никакой морали, а ребята из новостей не могут работать с историями без поучительных выводов. Алжир же это просто кровавая баня, где нет ни положительных персонажей, ни счастливой концовки, ни «уроков» для кого бы то ни было, и так много злодеев всех мастей, что сторонним наблюдателям это кажется полной бессмыслицей.

Подробнее об арабской психологии глазами экспертов и исследователей в статье:
Арабская психология и национальный характер
а так же в статье:
Психология работы с арабами

Получается, в Алжире идёт война, о которой никто не желает знать. Прямо как в старой пословице хиппи: «Что если будут звать на войну, а никто не придёт?» За тем исключением, что уместнее будет сказать: «Что если людей будут мочить толпами десять лет без остановки, а всем будет наплевать?» Ведь никому нет дела, никто об этом не пишет. Поэтому добыть сколько-нибудь приличную информацию об Алжире нелегко, особенно на английском языке. Хороший материал, похоже, есть на французском, а я вам гордо заявляю, что ни слова не знаю на этом пудельском наречии. Узнать что-либо об Алжире было тяжелей, чем о любой другой войне, о какой я писал, но теперь-то дело в шляпе.

Первое, что надо помнить, это что Алжир всегда был кровавым местом, даже прежде чем стал «Алжиром». Основным видом предпринимательства на северном африканском побережье было пиратство. Отсюда строчка о «берегах Триполи» в гимне морской пехоты. Триполи находится в Ливии, и место это было из тех, куда время от времени приходилось засылать морпехов, чтобы спасти торговые суда, слишком близко подошедшие к северному берегу Африки и захваченные для получения выкупа.

Насилие в Алжире нормальное явление. (На самом деле это нормальное явление во всём мире. Нам просто не хочется это признавать.)

Также у Алжира совершенно несуразная география, что упрощает понимание того, почему им так нравится воевать. Это огромная страна, но девять десятых её, это бесполезные пески Сахары. Живут все либо на средиземноморском побережье, либо в горах неподалёку от побережья. То есть, земли там на самом деле не так много. А уровень рождаемости невероятный. Когда в 1962 году Алжир выпнул Францию, в нём жило около десяти миллионов человек. Теперь их тридцать миллионов. Три четверти населения младше 25 лет.

Слишком много малолеток плюс ислам, равняется множеству безмозглых пацанов, желающих стать джихадовцами. Только вдумайтесь: страна, всё «молчаливое большинство» которой по возрасту старшеклассники средней школы. Не знаю, как для вас, а для меня старшие классы были самым близким аналогом ада на земле. Полная страна старшеклассников, это само по себе достаточно страшно, но старшеклассники-исламисты – это уже что-то типа романа «Повелитель мух», только с более крупным бюджетом на закупку вооружений.

Почему восточные страны оказались в таком состоянии:
В чем причина отсталости восточных стран
а так же в статье:
Почему арабы не добиваются успеха?

Стало быть, детишки-то все хотят стать джихадовцами, но у стариков, что правят страной, другие намерения. Это старые коммунисты, противники религии, и у них была своя собственная война, война под предводительством компартии за независимость от Франции в 1954-1962 годах. Бедные-несчастные французы пытались удержаться на крохотных обломках своей империи, и Алжир был их последним рубежом. Он был одной из немногих колоний, где удалось обосноваться большому числу их поселенцев. В Алжире жила пара миллионов французских колонистов, и французы шли на всё, лишь бы там удержаться. Если встретитесь с французом, родившимся между 1930 и 1940 годами, спросите, бывал ли он в Алжире. Если ответит, что не бывал, наверняка врёт.

Кровь на той войне текла рекой, всего на ней погибло человек, наверное, миллион, в основном алжирцев. Для партизанской войны это типично: надо рассчитывать убивать порядка десяти местных за каждого погибшего солдата. И даже это не означает, что вам удастся погасить мятеж. Мы убивали где-то по 12 вьетнамцев за каждого убитого американского бойца, и тем не менее мы проиграли. То же и в Алжире: французы убили целую кучу алжирцев, но алжирцам это попросту было нужней, чем французам. Поэтому они наступали и наступали, и война закончилась тем, что французы побежали грузиться на пароход. Миллион французских поселенцев дрался за места на пароходах, когда в Алжир как раз вступал Фронт национального освобождения, алжирские революционеры-коммунисты.

Берберы в Алжире

Берберы в Алжире

ФНО поступил, как обычно поступают коммунистические «национально-освободительные» движения: запытал до смерти всех «коллаборационистов», проголосовал за своё пожизненное вступление во власть и организовал неплохую секретную полицию. Тем всё, в принципе, и кончилось.

Алжир впал в социалистическую кому, когда вокруг множество здоровенных плакатов и революционных лозунгов, но невозможно купить пару приличной обуви. Единственное, что удерживало страну на плаву, это сахарская нефть и природный газ. Поступлений от них было достаточно на икру и «Кадиллаки» для бывших революционеров, а остатков хватало, чтобы прочее население попросту не вымерло с голоду.

Почему причина упадка арабских стран - мировоззрение, в статье:
Почему деградируют мусульмане?

Однако ближе к 1990 году пошли неприятности. Нефтяные доходы падали, а по всему миру коммунисты поголовно сдавали позиции. Алжирские генералы нервничали. Детишки вместо Маркса ударялись в ислам. Давление Запада привело к выборам 1991 года. Исламисты были впереди и должны были победить. Но генералы решили отменить выборы. Вот тогда дело и обернулось полномасштабной войной между исламистами и армией.

Крупнейшим исламским партизанским войском была «Исламская армия спасения», имеющая связи с «Исламским фронтом спасения», исламистской партией, что должна была победить на выборах. Однако в сравнении с «Вооружённой исламской группой», ещё одним исламским ополчением, что занимается душегубством на юге Алжира, «Исламская армия спасения» выглядела кучкой умеренных белоручек. Голосую за провозглашение «Вооружённой исламской группы» самой чокнутой, самой безбашенной и самой кровожадной партизанской группировкой с той поры, как отошли от дел «Красные Кхмеры». Именно они устраивают массовые кровопролития, делающие Алжир местом, где меньше всего хотелось бы провести свой медовый месяц.

Просто кого-то убить им мало. Взять и убить – это для слюнтяев. ВИГ принялась выдумывать нововведения, делающие забаву интересней: сжигание людей заживо, закалывание младенцев штыками, изнасилование и умерщвление детей на глазах у родителей. Всё во имя бога, сами понимаете.

Мерзости стали твориться такие, что обычного заурядного уличного психопата-исламиста от подобного уже тошнило. Среди руководства ВИГ начались споры, не перегибают ли они кое-где палку. Спор уладили обычным их способом: поубивав друг друга. Способствовала этому и армия, убивая всех руководителей ВИГ, кого удавалось отыскать. В итоге от крупной группировки осталась кучка мелких банд исламских фанатиков.

Впрочем, алжирская армия никогда по-настоящему не старалась ликвидировать ВИГ. Да, они подстрелили сколько-то её руководителей, но поступает масса сообщений о том, как отморозки из ВИГ нападают на деревни в непосредственной близости от воинских частей армии, часами там убивают и насилуют, после чего спокойно удаляются, и армия никак на это не реагирует. Полагают, что вертолёты армии даже пролетели над сценой одного из самых страшных кровопролитий, когда 800 селянам перерезали глотки, и не вызвали войска. Вообще ничего не сделали, чтобы помочь. А ведь на то, чтобы убить 800 человек, не пользуясь ничем, кроме ножей, времени требуется много. Достаточно много, чтобы прислать войска – если захотеть.

Еще о психологии арабского человека в статье:
Почему арабы плохие солдаты

Есть версия, что командование армии хотело позволить ВИГ выставить исламских экстремистов такими отморозками, чтобы избиратели никогда больше за них не голосовали. Если замысел был таков, то он сработал, потому как свежие опросы общественного мнения в Алжире показывают, что алжирцы обращаются против исламистов. Есть, однако, и такие слухи, что исламские психопаты были на самом деле переодетыми солдатами армии, а селян они убивали, сводя какие-то личные счёты.

Но даже если какие-либо тайные мотивы и существовали, нельзя сказать, что все алжирские кровопролития дело рук отдельных «преступных элементов» или часть некоего мощного заговора. Слишком много людей там занимается душегубством, чтобы это было правдой. Посмотрим в лицо парочке неприятных фактов:

Первое: ислам ДЕЙСТВИТЕЛЬНО прославляет насилие. Когда группировки типа ВИГ утверждают, будто исполняют волю аллаха, убивая людей, отказывающихся идти по верному пути, Коран при этом на их стороне. Коран целиком и полностью на стороне насилия против всякого, кто всё ещё не мусульманин. Любой, кто утверждает обратное, лжец. Как излечившийся пятидесятник, скажу вам, что все религии полная чушь – но исламская вера намного, намного безумней и бесчеловечней всех других. Буш носится, заискивая перед саудовцами, с брехнёй про то, какая ислам «миролюбивая религия». Ислам НЕ миролюбивая религия и никогда ей не был. Признайте же истину, чёрт вас возьми!

Второе: ВИГ, это не просто пара-тройка психопатов. Хотелось бы этому верить, но это попросту неправда. У ВИГ как минимум 15 тысяч бойцов. Так много людей невозможно кормить и снабжать без содействия мирного населения. В новостях любят рассказывать, что ВИГ терроризирует бедных селян, но это чушь. Те селяне пополняют ряды ВИГ новобранцами, оказывают ей поддержку, кормят её, пускают на ночлег и прячут от властей. Если ВИГ состоит из отморозков, так это потому что многим алжирцам так нравится.

Чем дальше продолжалась война, тем становилось жутче. Мой личный фаворит в гонке за звание самой безбашенной банды отморозков, это «Апостолы Сатаны», отколовшаяся от ВИГ группировка, о которой мне довелось прочитать. Название как у шайки байкеров, но «Ангелы ада» рядом с ними смотрятся, как общество книголюбов. Они начинали как боевики ВИГ, но от увиденного и совершённого у них настолько поехала крыша, что они решили, будто бога вообще не должно существовать. Они обратились в исламских сатанистов и занялись поисками самых новых и жутких методов душегубства, чтобы таким образом порадовать сатану. В общем, продолжили творить такие же мерзости, как всегда, только во имя сатаны вместо аллаха.

Не все были в восторге от ВИГ. Исламисты, ещё не полностью растерявшие остатки ума, начали пытаться изолировать ВИГ. Иные объединились в новую группировку под названием «Салафист за молитву и бой» (как не влюбиться в такое название!), пытаясь стать «хорошими» партизанами, нападая только на военные цели и не убивая мирных граждан без нужды. Тем временем «Исламская армия спасения», первейшая и крупнейшая исламская партизанская группировка, совершила в 1999 году сделку с правительством. Они получили амнистию и согласились помочь истребить сумасбродов из ВИГ.

Казалось, теперь дела в Алжире пойдут на лад – недолго, но казалось. Однако недавно, похоже, началась оттепель. ВИГ продолжает существовать. Салафисты засели в горах и ждут встречи с армией лоб в лоб. А берберы начинают уставать оттого, что их любимых музыкантов убивают за преступное пение песен. (Определённо, аллах терпеть не может певцов. Заплатить, что ли, ребятам из ВИГ, чтобы приехали и грохнули Эминема?)

Бедные берберы. Поистине единственные, кому можно посочувствовать во всей это чокнутой стране. Они прямо как тот единственный вменяемый родственник в семействе, полном типажей из «Резни бензопилой». Получается, они ненормальные, потому что любят пить вино, пить песни и просто расслабляться. Они «зловредные» неисламисты, потому что не настолько полоумны, как алжирские арабы. Печально то, что вряд ли они когда-либо смогут убивать так же хорошо, как исламисты. Сколько ни старайся, невозможно вести себя настолько же безбашенно, как по-настоящему безбашенная личность. А берберы попросту слишком вменяемы для Алжира. Об них каждый раз будут вытирать ноги.

Так что кто бы там ни сказал, что кроткие унаследуют землю, он напрочь заблуждался. Если требуется извлечь из Алжира «вывод» или «мораль», то вот какова она без вранья: всё на свете унаследуют психопаты.

http://war-nerd.narod.ru/articles/2003-02-20.htm