Как только не называют в прессе многотысячные протесты в Гонконге: и «движением зонтиков», и «революцией смартфонов», и американским проектом по дестабилизации Китая, и народными протестами против «ущемления демократии». Пропаганда, которая давно обосновалась в новостях по всей планете, активно ведётся всеми заинтересованными сторонами — от США до Китая. Россия в пропаганде тоже участвует — с тезисом о кознях Вашингтона. Белый дом отделывается тихими нейтральными речами.

Две основные (и противоположные) точки зрения таковы. Первая: местное движение «Occupy Central» добивается установления в Гонконге истинно демократической системы выборов руководства этого административного района КНР. В этом смысле говорят о «политическом пробуждении» и протестах против «ущемления демократии». Интересно, что иные аналитики сравнивают «Occupy Central» с движением «Захвати Уолл-Стрит» в США.

интернет

В полном размере: Китай - интернет

Вторая точка зрения — китайская. Государственные СМИ Поднебесной показывают акции протеста в виде западного заговора, направленного на свержение так называемого недемократического режима Компартии.

Многие российские средства массовой информации фактически дублируют китайскую точку зрения, представляя гонконгскую молодёжь в виде проамериканских агентов и местной «пятой колонны», чья задача — заниматься теми же империалистическими делами, какими занимались их «коллеги» в Москве, а также в Киеве на «евромайдане».

Точек зрения много, однако на самом деле протесты во многом представляют собой нечто неуправляемое. Тем более если учесть, что в них наряду со студентами массово участвуют школьники, прогуливающие уроки.

А тем временем один результат массовых протестов уже ясен: гонконгский рынок ценных бумаг зашатался. Многие банки и крупные магазины попросту закрылись. В Гонконге — крупные перебои с транспортом. Если видеть здесь стратегию мирового «закулисья», то программа-минимум явно выполнена: нестабильность, экономический хаос, толпы на улицах, крики о «демократии».

Кроме того, от действий полиции в протестах пострадало несколько десятков человек. Число пострадавших растёт каждый день.

Основной посыл западных аналитиков и политологов таков: гонконгские демонстранты массово протестуют против решения китайских властей отсеивать кандидатов на выборах 2017 года.

Более объективная подача материала: официальный Пекин пообещал предоставить Гонконгу возможность выборов в 2017 году, однако выдвинул ряд ограничительных условий. Последние исключают возможность участия в выборах так называемых продемократических кандидатов. Собственно говоря, это вероятные кандидаты от оппозиции.

Столкновения демонстрантов с полицией начались 28 сентября и продолжились 29-го. Слезоточивый газ, дымовые шашки и жара в тридцать градусов — сочетание ужасное и почти невыносимое. Однако волнения не утихают до сих пор. Протестующие (в основном молодёжь) надевают на лица медицинские маски, специальные плащи, а ещё закрываются от газа зонтиками. Заодно зонты спасают и от солнца. Отсюда и название — «движение зонтиков».

30 сентября в прессе появилось заявление главы исполнительной власти Гонконга Ляна Чжэньина. Он призвал участников протестов прекратить «нелегальные акции» и напомнил им собственные заявления: «Организаторы акции «Occupy Central» несколько раз говорили о том, что, если ситуация выйдет из-под контроля, они остановят протесты. Поэтому сейчас я призываю организаторов выполнить их обещания и немедленно прекратить акцию».

Но беда опять же в том, что протесты стали неуправляемыми. Никто, например, не организовывал и не направлял на протесты школьников.

Китай - цензура

В полном размере: Китай - цензура

1 октября на сайте «Инопрессы» вышел обзор западных газет — статей, посвящённых волнениям в Гонконге.

Американская «The New York Times» характеризует протесты как движение «нон-стоп», то есть не прекращающееся: «Тысячи людей спят на обычно многолюдных бульварах этого перенаселённого города, функционирующего в режиме «нон-стоп». Они живут на крекерах, бананах и воде в бутылках. Они убирают за собой мусор, не жалея времени даже на отделение пластика и бумаги для переработки. Избранный ими щит и символ их дела — зонт: защита от солнца, дождя и перечного газа полиции».

Причём тот же зонт является и символом мира.

«Зонт не выглядит угрожающе, — сказала изданию Хлоя Хо, 20-летняя студентка. Она раздаёт протестующим яблоки, шоколад и влажные полотенца. — Это демонстрирует, насколько мы, жители Гонконга, безобидны, но если перейти последнюю черту, то мы все собираемся вместе — так же, как одновременно появляются зонтики во время дождя».

Далее в статье говорится: «Китайские государственные информагентства изображают акции протеста как результат заговора, поддержанного Западом с целью свергнуть коммунистическую партию. Но то, с чем столкнулось руководство в Пекине и Гонконге, — это нечто чуждое партийному мышлению: аморфное движение, неподотчётное какому-либо конкретному человеку и без определённой программы действий».

А вот и «революция смартфонов»: «Жители Гонконга настолько помешаны на смартфонах, что объявления на станциях метро напоминают пассажирам, чтобы они отвлеклись от своих устройств и посмотрели, куда идут. Теперь же протестующие используют смартфоны и социальные сети, чтобы распространять новости и слухи об акциях протеста и создавать импровизированные организации, гарантирующие толпам митингующих чистоту, снабжение продовольствием и сохранение здоровья».

Через «Facebook» и «Google» сообщается, что и где могут получить протестующие: вода в бутылках, закуски, маски, зонты.

Одна из ключевых фигур акций протеста в Гонконге — адъюнкт-профессор юриспруденции в Гонконгском университете Бенни Тай. Он дал интервью «Foreign Policy».

По его словам, акции протеста «превосходят то, что я себе воображал». «Раньше мы говорили лишь о 10 тыс. человек, которые заняли Централ», — сказал он о бизнес-центре города. Однако было занято ещё несколько районов Гонконга, и «количество участников во много раз превысило 10 тысяч».

Что касается контроля за движением, то Бенни Тай пояснил: «Когда общественное движение становится толчком к политическому пробуждению всего города, оно больше не может контролироваться ни организаторами, ни инициаторами. Люди, находящиеся у власти, способны выполнить требования о демократизации. Вот кто может «контролировать» движение».

Издание «The Christian Science Monitor» рассказало об официальной точке зрения США.

«В то время как манифестанты, выступающие за демократию, наводнили центр Гонконга, США предпочли осторожную линию: поддерживать право гонконгцев на свободу самовыражения, но избегать публичной критики Китая и политических решений, принятых в Пекине», — цитирует «Инопресса» журналиста Говарда Лафранчи.

Правда, «китайцы… к сожалению, заявили, что протесты в Гонконге направляются извне», — говорит Дин Ченг, старший научный сотрудник Центра азиатских исследований Фонда «Наследие» в Вашингтоне.

«The Walll Street Journal», как указывает в обзоре «Инопресса», привёл точку зрения российских государственных СМИ. Последние будто бы начали описывать акции протеста в Гонконге как заговор, организованный США.

«Эта трактовка отражает позицию Кремля, гласящую, что продемократические акции протеста, проходившие ранее в Москве и Киеве, представляли собой не подлинные выражения народного недовольства, а происки Запада, направленные на подрыв российского правительства», — сообщает издание. И продолжает: в понедельник, когда тема демонстраций в Гонконге попала в заголовки новостей по всему миру, «Первый канал» в России не освещал этот сюжет, а «НТВ» показало только короткий репортаж. Зато ко вторнику государственные каналы стали изображать гонконгских протестующих как агентов бунта, организованного США — примерно таких же, как их киевские «коллеги».

Китай - заработки

Подобная точка зрения — о заговоре, направляемом «извне», — присуща и российским экспертам.

Например, заместитель директора Института Дальнего Востока РАН, доктор экономических наук Андрей Островский высказал порталу«Pravda.Ru» своё мнение о «раскачивании лодки» в Гонконге.

По его словам, «студенческим движением, видимо, кто-то управляет». Схема управления, по мнению эксперта, следующая: «Создаётся структура, выплачиваются деньги, и затем предлагаются соответствующие действия».

Но кто именно хочет «раскачать» Гонконг, являющийся важной ключевой точкой для экономического развития Китая, широко участвующий во внешней торговле и представляющий собой развитый биржевой центр торговли и средоточие банковского бизнеса?

Прямого ответа на этот вопрос аналитик не даёт. Однако указывает, что «кто-то заинтересован обострить, дестабилизировать ситуацию в финансовом и банковском секторе региона для того, чтобы нанести удар по китайской экономике».

Политолог и военный журналист Александр Жилин поделился своим мнением о ситуации с«Накануне.Ru».

По его словам, массовые акции в Гонконге — это не просто попытка дестабилизировать ситуацию в Китае, это «метод устрашения и давления на территорию в борьбе за антироссийское влияние».

«…То, что много раз говорил Обама и публично, и в своих конфиденциальных разговорах с китайским руководством, склоняя его к антироссийскому курсу, мы сейчас и наблюдаем. Это шантаж. Это происходит известными методами — усилиями спецслужб и агентов влияния на месте. Фактически, если проводить аналогии с Украиной, Грузией и другими «цветными революциями», это идёт на уровне информационно-террористической операции. Накануне тщательно изучаются настроения, аккумулируются протестные действия, потом идёт математическая раскладка — что на входе должно быть и что можно получить на выходе. Здесь нет спонтанности, это всё управляемые процессы».

По мнению аналитика, ни одна «цветная революция» не может происходить без внешней поддержки. И любая такая «революция» начинается с хаоса.

«Другое дело, что Китай — это не Украина. Китай понимает разницу между большой и малой кровью. Это их теория: когда начинается смута, они считают, что лучше пролить «малую» кровь, чем потом польётся «большая». Если не удержать ситуацию, то полтора миллиарда человек, войдя в противостояние «все против всех», могут залить кровью всю планету».

Эксперт полагает, что «ответ Китая Соединённым Штатам будет очень жёстким». КНР ответит действенными методами, начиная с выброса американских долларов на рынок. США при этом будет сложно удержать экономику. Поэтому «любые поползновения Вашингтона против Пекина» эксперт объявляет катастрофической ошибкой.

Итак, основной злободневный вопрос теперь в том, как отреагирует на волнения Китай.

РИА «Новости» приводит точку зрения эксперта «The Diplomat» доктора экономических наук Сары Сью.

Она считает, что возможен вариант с применением Китаем насилия. При этом использование насилия для подавления протестов — всё же нежеланный для Китая сценарий. Ведь силовое подавление может повлечь за собой заморозку прямых инвестиций Гонконга в экономику КНР, а таковые составили только в одном 2013 году 73,4 млрд. долларов. Применение силы поставит под угрозу реализацию интеграции Шанхайского и Гонконгского рынков ценных бумаг и повредит торговле.

Силовое решение вопроса подорвёт и международное положение Гонконга.

«Подобный сценарий развития событий окажет прежде всего пагубное влияние на репутацию Гонконга как территории, где главенствует право, существует стабильная государственная система и где созданы все необходимые для жизни условия. В случае потери доверия к Гонконгу мировые финансовые институты могут перенести штаб-квартиры в Сингапур», — сказал газете «El Pais» экономист «Capital Economics» Гарет Лэзер.

РИА «Новости» со ссылкой на «El Pais» указывает, что Гонконг — крупнейший финансовый центр КНР. Гонконг направляет сегодня в резервные фонды около 4 млрд. долларов и привлекает зарубежные инвестиции. Гонконгская фондовая биржа — шестой по величине финансовый рынок мира.

Таким образом, из-за неуправляемых протестов Гонконг рискует потерять статус одного из мировых финансовых центров. В случае затягивания протестов капиталы потекут «наружу». Тёпленькое местечко на земном шаре им всегда найдётся.

Ясно и то, что западные СМИ, предоставившие свои «площадки» для мнений аналитиков и экспертов, будут возражать против «возможного» силового сценария Пекина, поскольку Пекину следует уяснить «волеизъявление народа». Правда, Пекин не делает того, что делают американские федеральные власти, например, в г. Фергюсоне. И того, что американские власти делали по отношению к почти подавленному на сегодня движению «Оккупируй Уолл-Стрит», когда вооружённые до зубов полисмены хватали активистов, бросали их в каталажки и «шили» им в массовом порядке дела вплоть до уголовных. А дальше назначались тюремные сроки — на это американская судебная система поистине щедра.

Армия Китая, как бы того ни желали вероятные инициаторы «майдана» в Гонконге, в конфликт не вмешивается. Слухи о силовом завершении протестов бойцами НОАК ходят, но на то они и слухи. Иногда создаётся впечатление, что слухи вбрасываются нарочно, дабы превратить мирные протесты в море крови и огня. Но пока власти Китая ограничились тотальной блокировкой социальных сетей, начав с «Instagram».

Представляем вашему вниманию статью 50-летнего профессора права Гонконгского университета Бенни Тая, какорая, как считают некоторые эксперты, стала прологом протестов в Гонконге. Статья по сути является инструкцией по неповиновению и во многом копирует постулаты Джина Шарпа.

Гражданское неповиновение — самое мощное оружие

Согласно заявлению [главы администрации Специального административного района Сянгана] Ляна Чжэньина, обретение Гонконгом реального всеобщего избирательного права не нужно прямо связывать с 2017-м [год «перевыборов» главы администрации] или 2020 годом [год перевыборов законодательного собрания]. Ведь всеобщего избирательного права в Гонконге люди ждут на протяжении многих десятилетий, и конкретные даты здесь не более существенны, чем идущее параллельно обсуждение политических реформ в целом. Впрочем, учитывая складывающуюся ситуацию, маловероятно, что Пекин вообще предоставит Гонконгу полноценные избирательные права. Что мы можем сделать в поддержку всеобщего избирательного права, программы пандемократического блока партий и институтов гражданского общества?

Стратегии, использовавшиеся ранее, в том числе демонстрации в марте 2003 года, проведение неофициальных референдумов (как это делалось на референдумах пяти городских округов) или демонстрации-голодовки в правительственном офисе (как это происходило в конфликте вокруг строительства церкви на площади Ши), имели определенный успех. Однако есть сомнения в том, что такого рода протестов будет достаточно: можно предположить, что сопротивление Пекина реальному всеобщему избирательному праву в Гонконге будет сильным — в силу его широкой общественной поддержки. Таким образом, для того чтобы добиться этой цели, необходимы более серьезные средства. Избирательное право в Гонконге можно защитить оружием большей силы — тотальной оккупацией центра города.

Акция ненасильственного гражданского неповиновения — нарушающая закон продолжительная блокада центральных транспортных артерий Гонконга — временно парализует работу политических и экономических институтов города, чтобы заставить Пекин изменить свою позицию. Чтобы добиться эффекта, акция должна проводиться по следующим правилам.

1. Численность

Число участвующих в акции протеста должно превысить определенный критический уровень. Если демонстрации будут недостаточно многочисленны, полицейские могут просто разогнать их. До тех пор, пока число участников протеста не превысило этот критический уровень (предположительно это более 10 тысяч человек единовременно), протестующие должны противостоять действиям полиции — попыткам разогнать демонстрации, слезоточивому газу, работе спецподразделений по борьбе с массовыми беспорядками. После достижения критического уровня протестующих использование более действенных полицейских средств потребует от правительства заплатить слишком высокую для него политическую цену. И, разумеется, чем больше будет участников акции, тем эффект от нее будет сильнее.

2. Мобилизация лидеров общественного мнения

Необходимо обеспечить участие в протестах лидеров различных общественных групп, особенно тех лидеров, которые не фигурировали на общественной сцене раньше и не имеют репутацию радикальных политиков. Важно, чтобы мнение о происходящем высказывали в этот момент бывшие чиновники правительства, религиозные лидеры, ученые и т.д. Их участие в дискуссии о протестах продемонстрирует, что конфликт достиг кульминации, и тот факт, что люди, пользующиеся авторитетом, обсуждают акцию гражданского неповиновения, будет важным мобилизующим фактором для всего общества. Лучшим примером такого рода кампаний считаются кампании Ганди в Индии и гражданское движение Мартина Лютера Кинга в США — разумеется, за исключением его последующей судьбы.

3. Что недопустимо

Гражданское неповиновение есть нарушение закона, но это ненасильственное влияние одних людей на других, основывающееся на призыве к справедливости. Переход к насильственным действиям значительно снизит уважение к протесту и его привлекательность. Наилучший эффект будет достигнут в том случае, если еще до начала блокады городского центра ее участники заблаговременно, четко и в публичной форме объявят сроки оккупации и условия ее завершения, подпишут письменные обязательства по неприменению насилия и согласятся с исключительно мирным характером оккупации центральных магистралей города.

До формального начала блокады ее организаторы могут расклеивать или раздавать листовки с информацией о том, какие действия будут осуществляться в районе проведения акции. В ходе самой акции недопустимо перемещать запаркованные транспортные средства в затронутых блокадой кварталах. Демонстранты должны группироваться на пешеходных переходах и на крайних полосах автомагистралей, действовать преимущественно в момент, когда светофоры переключены на красный, — это обеспечит их собственную безопасность и безопасность третьих лиц.

4. Как продолжать

Для того чтобы и дальше аккумулировать политическую энергию и привлекать новые силы, блокада должна разворачиваться в пространстве. Иными словами, после начала акции необходимо расширять ее так, чтобы она распространилась на центральную площадь Civic Plaza. Акция должна подпитываться новыми участниками, которые могут присоединиться к ней через транспортные узлы центра города. Необходимо практически сразу создать центр информационного вещания, который как можно скорее должен обратиться к народу Гонконга через интернет и СМИ — с призывами и сообщениями о происходящем. Столкновение с властью несложно превратить в праздничное действо, политическое ралли должно стать уличным карнавалом. Это привлечет к блокаде внимание всего мира и окажет на ее оппонентов мощное политическое давление.

5. Признание незаконности своих действий

Акции гражданского неповиновения по определению являются нарушением закона, поэтому все их участники должны безусловно признавать, что они нарушают закон. После участия в блокаде ее участники должны добровольно заявить об этом правоохранительным органам, предоставляя им право решения о возбуждении или отказе от возбуждения соответствующих дел. Эти обязательства являются важной составляющей политической харизмы всего движения.

6. Выбор времени действия

Оккупация центра города — чрезвычайно мощное оружие, его нельзя использовать произвольно или в неподходящий момент. Оно должно быть применено именно тогда, когда Гонконг действительно может получить всеобщее избирательное право или, наоборот, когда других возможностей для этого не осталось. Если протестующие не смогут собрать достаточно сил для проведения успешной акции, недостаточное число ее участников не создаст необходимого политического давления.

7. Предварительное информирование

Нет необходимости использовать самое мощное оружие, если оппонент знает, что оно у вас есть и его применение вероятно. Таким образом, подготовка этого оружия к использованию не может быть тайной — это происходит открыто, именно поэтому участники подписывают обязательства о характере акции заранее. Только заручившись поддержкой более миллиона человек и значимого числа лидеров общественного мнения, организаторы могут приступать к подготовке основной части акции — в противном случае они могут столкнуться с мощным давлением со стороны других политических сил.

8. Целевой характер действий

Мы должны осознавать — задачей нашей акции является исключительно обретение реального всеобщего избирательного права в Гонконге. Вне зависимости от того, какие события сопровождают этот процесс, наша цель — заставить наших оппонентов вернуться за стол переговоров о конкретных действиях по практическому решению этой задачи и удерживать их от ухода от переговоров. Если оппонент не выполняет уже взятых на себя обязательств, акция может быть повторена.

Комментарий:

Буду краток. События в Сянгане и беспрецендентная чистка кадров в КНР, когда даже закрывали шанхайский аэропорт и вверх поднимали истребители. Понятно, что боингии без команды не взлетят, хватит закрытия аэропорта, а частные, небольшие самолеты могут попытаться прорваться. Вот их и готовились встретить истребители. Информация скудная - кого и за что хватали. Ссылки на друзей Бо Силая не слишком убедительны. Чистка явно носит более широкий характер.

А в Сянгане майдан. Условно говоря, три года собираются устраивать митинги, давая понять простому населению КНР - выходить на митинги нормальное дело. Сами по себе митинги не страшны. Важнее отношения Сянгана и КНР. Я уже писал, что крупная часть китайской промышленности контролируется китайскими миллиардерами, живущими в Сянгане (Гонконг), на Тайване и в Сингапуре. Причем, сянганские миллиардеры очень выиграли от китайских экономических реформ. Далее пошел процесс сращивания партократии и миллиардеров. Экономические интересы требуют связей.

Сянганские миллиардеры - часть международного капитала. Как в США часто неясно, только ли на себя миллиардер работает или ещё крутит деньги японцев и китайцев, так и в Сянгане неясно, только ли на себя китаец работает или ещё крутит деньги американцев и англичан. Стоило Соросу обрушить с 1997 году сянганский доллар и биржевые котировки, как кризис с головой накрыл Таиланд, Южную Корею и Бразилию. КНР не пострадала. Зато заволновались в Австралии и Европе.

Если говорить политическим языком, то Сянган это пятая колонна. Если говорить экономическим, то это крунейший финансовый центр со своими интересами, которые переплелись с интересами многих стран и регионов. Поэтому закулисное влияние США на Сянган очень велико, но надо учесть собственные интересы сянганских олигархов. В наше время всё просто - кто контролирует государство, тот контролирует крупнейшие финансовые потоки, позволяющие победить любых конкурентов, способных опираться только на экономические методы борьбы. Так что вопрос прост - только ли сянганские миллиардеры будут контролировать КНР, или их влияние будет уравновешиваться влиянием олигархов из собственно КНР и Тайваня с Сингапуром? Вопрос прост, но за ним также стоит экономическая политика. КНР - производственный регион, Тайвань - производственный регион. А Сянган прежде всего финансовый центр, заинтересованный в высоких ценах на недвигу, рост курса акций и объема валютных операций. Мы это и без Китая знаем - что выгодно банкам и владельцам недвиги, то выгодно торгашам и сырьевикам, но не выгодно производственникам.

Понятно, что какой-нибудь китайский супер-пупер патриотический журналист-охранитель по этому поводу воскликнет - в Сянгане бесятся от бессильной ярости, видя успехи Си Цзиньпина в чистке рядов партии от потенциальных майданщиков. Однако не всё так просто. Американцы никогда не начинают майданы и не организуют фейковые войны, если не имеют опоры в высшем руководстве страны. В 1989 году в КНР главным майданщиом был генсек КПК Чжао Цзыян. В Иране в 2009 году провалившийся майдан опирался на симпатизантов в высшем совете духовенства. Пусть майдан провалился, то есть США победили не окончательно, но Иран потом сделал резкий поворот в сторону США и пошел на серьезные уступки. Так что, вполне возможно, что Си Цзиньпин борется не с майданом, а с противниками майдана, поскольку чистки подлежат часто именно бывшие руководители.

С датами проще.  Дэдлайн - 2017. Американцы идут ва банк, скорость развития Китая такова, что позднее можно не проглотить столь большой кусище. На кону новая ступень мирового господства и контроля над всем миром. Итак, станет ли Си Цзиньпин новым Цинь Гуйем? Думаю, об этом мы узнаем раньше, чем в 2017 году. В конце концов, поставка ракет средней дальности в Саудовскую Аравию это очень серьезный сигнал.

http://grareporter.livejournal.com/1425837.html

http://grareporter.livejournal.com/1425345.html

http://kosarex.livejournal.com/1692891.html