Каждый третий португалец сегодня проживает за рубежом, поэтому удивить жителей самой западной страны Евросоюза соцопросом о стремлении большинства соотечественников переселиться на ПМЖ в дальние страны невозможно в принципе. И всё же в последние годы, по мере углубления экономического кризиса, проблема панического «бегства» португальцев приобрела катастрофический характер.

Ежегодно за рубеж перебирается около сотни тысяч граждан Португалии, то есть как минимум один процент населения страны. При этом правительство не только не пытается хотя бы имитировать борьбу за сохранение на родине самых работоспособных граждан, но фактически декларирует населению: «Уезжайте, кто может. Здесь вы никому не нужны».

Премьер-министр Педру Пассуш-Коэлью, возглавляющий правоконсервативную Социал-демократическую партию, откровенно послал безработных, число которых при его правлении достигло исторического максимума, «куда подальше». В смысле, предложил им поискать себе трудоустройство на Западе или где-нибудь в Африке. Вслед за шефом призыв «проваливать» подхватили и другие члены кабинета. Разразился нешуточный скандал.

Чтобы смягчить ситуацию, премьеру пришлось сдать назад. «Никто не советовал португальцам эмигрировать, — оправдывался он. — Пусть едут в Анголу. Бразилия также нуждается в квалифицированных рабочих и учителях. В предстоящие годы многие португальцы должны выбрать: или переучиваться, или обратить внимание на португалоязычные страны и поискать работу там».

Вариант с эмиграцией премьер предложил и другим обладателям «квалифицированных рабочих рук», не находящим им применения на родине. Он убеждён, что в Анголе с радостью встретят всех португальцев, «имеющих отношение к информационным технологиям и области знаний, с тем, что связано со здравоохранением, образованием, окружающей средой, коммуникациями».

Когда заявление главы правительства попросили прокомментировать министра по связям с парламентом Мигела Релваша, он не стал отрицать, что власти смотрят на эмиграцию как на решение социальных проблем. «Сегодня, — отметил он, — мы располагаем чрезвычайно хорошо обученным поколением, в которое Португалия много инвестировала. Наша экономика и положение, в котором мы находимся, не позволяет им найти дома возможности для активной жизни».

Парадокс заключается в том, что, согласно статистике Программы развития ООН, в самой Португалии квалифицированные кадры отнюдь не пребывают в избытке. Средний образовательный багаж граждан страны старше 25 лет составляет скромные 7,7 класса общеобразовательной школы. Для сравнения: в Греции и Италии этот показатель равняется 10,1 году обучения в образовательных заведениях, в Испании — 10,4, в Германии — 12,2, а в США — 12,4. Правда, разница существенно нивелируется, если взять нынешних школьников. Тут положение вполне сравнимо с испанским или немецким. Вот только не нужны образованные граждане в таких количествах в кризисные времена, которые в Португалии начались в 2008 году и конца которым пока не видно. Но далеко не все избыточные квалифицированные ресурсы метрополии нужны и её бывшим колониям.

Нечестная конкуренция с Анголой

Португалия экспортирует в Анголу свою безработицу, отнимая рабочие места у африканцев и порождая социальную напряжённость. Так описал одну из проблем двусторонних отношений — массовую трудовую миграцию из бывшей метрополии в экс-колонию — ангольский экономист Мануэл Алвеш да Роша. «Отношения с Португалией приведут к усугублению положения в области занятости, — подчеркнул эксперт, преподающий в Католическом университете Луанды. — Экспорт Португалией своей безработицы в Анголу может спровоцировать разрыв социальных тканей».

Алвешу да Роше, безусловно, хорошо известны высказывания португальских официальных лиц о том, что эмиграция может стать хорошим выходом для жителей проблемной страны Евросоюза. В связи с поощрением португальцев на государственном уровне выезжать за рубеж ангольский экономист призвал правительство своей страны заняться защитой рабочих мест для собственных граждан.

Учёный напомнил, что доля «лишних людей» в Португалии, хотя и приближается к невиданным восемнадцати процентам, пока значительно уступает ангольскому показателю. «Ангола имеет высочайший уровень безработицы, оцениваемый в 26 процентов», — указал Да Роша. Между тем за последние годы поток португальцев, хлынувших в бывшую колонию, стал серьёзным барьером на пути карьерного роста местных квалифицированных специалистов.

Согласно оценкам, численность португальской общины в Анголе достигла 130 тысяч человек. «Значительную часть этих людей составляют технические специалисты, — отметил Алвеш да Роша. — Такое положение стало препятствием для продвижения ангольских кадров».

До последнего времени, кстати, ангольцы активно переселялись в Португалию, но в последние годы, после завершения в 2002 году гражданской войны и начала быстрого социально-экономического развития, их количество сокращается. По неофициальным данным, оно оценивается в несколько десятков тысяч человек. Кроме того, граждане Анголы, как правило, занимаются неквалифицированным трудом и не отнимают лакомые высокооплачиваемые должности у местных жителей.

Ангольский экономист убеждён, что португальские власти, советуя своим гражданам эмигрировать, «пытаются найти способ снизить социальную напряжённость». Для бывшей колонии, однако, такая политика выльется в дополнительные проблемы, которые уже начинают ощущаться. «Наши выпускники лишаются возможности работать в иностранных компаниях, присутствующих в Анголе, а ангольские компании пока малочисленны и не в состоянии поглотить технические кадры, которые наши университеты выпускают на рынок труда».

На взгляд Алвеша да Роши, такое положение нетерпимо, так как речь идёт о нечестной конкуренции. В этих условиях ангольские власти обязаны зарезервировать за своими гражданами часть рабочих мест. «Наши молодые люди вынуждены конкурировать с португальским специалистами, обладающими опытом, которым наши выпускники ещё не обладают», — пояснил экономист.

Ещё одной недопустимой стороной массовой португальской иммиграции в Анголу стало неравенство в доходах, считает Алвеш да Роша. «Иностранцы получают в два, три, четыре раза большую зарплату, — сказал он. — Это может привести к нежелательным социальным последствиям».

В последние годы Португалия активно стремится развивать с Анголой торгово-экономические отношения, надеясь, что нефтедобывающая страна, обладающая немалыми валютными резервами, позволит смягчить остроту экономического кризиса. Чтобы подхлестнуть торговый обмен, Лиссабон открыл для Луанды значительные кредитные линии. Такая тактика, применяемая не только бывшей метрополией, но также Бразилией и Китаем, вызвала у Алвеша да Роши резкое неприятие. «Данные кредитные линии обслуживают португальские, бразильские, китайские компании, — констатировал африканский эксперт. — Ангольские компании не могут ими воспользоваться. Подобное положение необходимо изменить».

В результате португальской политики в области торговых отношений Ангола лишь наращивает внешний долг, ничем не помогая своему социально-экономическому развитию, считает экономист. «Кредитные линии, предназначенные для спасения от кризиса португальских компаний, производящих конечные потребительские товары, — это канал, по которому португальский кризис перетекает в Анголу», — заявил Алвеш да Роша. Учёный отметил некоторое увеличение португальских частных инвестиций в бывшую африканскую колонию, но подчеркнул, что процесс идёт медленно.

Языковое родство и преференции

В отличие от многих африканских стран экономические отношения Португалии и Анголы представляют собой путь с двусторонним движением. В 2009 году, например, португальские компании инвестировали в Анголу 693 миллиона евро, что в 12 раз больше, чем в 2002-м, но ангольские фирмы также вложили в бывшую метрополию немало — 116 миллионов евро. Ангольские предприниматели владеют долями в крупных португальских компаниях и банках.

Что касается двустороннего торгового оборота, то в 2009 году он достиг 2,2 миллиарда евро. С африканской страной работают почти семь тысяч португальских компаний, и примерно тысяча из них имеют там постоянные представительства. Ангола превратилась в крупнейшего торгового партнёра Лиссабона за пределами Евросоюза, то есть превзошла США, Бразилию, Китай.

Активный бизнес-диалог и стремление Португалии добиваться преференций за счёт языкового родства привели к тому, что в прошлом году Португалия и Ангола подписали соглашение об упрощении визового режима. Гражданам бывшей колонии и метрополии стало легче ездить друг к другу.

Протокол, который скрепили в Лиссабоне министры иностранных дел двух государств, предусматривает расширение сроков действия виз. Если ранее краткосрочная виза давала право на один въезд в страну и месячное пребывание, то теперь обладатель штампа может въезжать неоднократно и жить в течение трёх месяцев. Более того, каждый год португалец или анголец имеет право на две трёхмесячные мультивизы. Таким образом, решается проблема предпринимателей и всех тех, кому необходимо часто совершать краткосрочные поездки.

Существенно расширились возможности и для граждан, отправляющихся за рубеж с намерением потрудиться, что в данном случае, быть может, самое важное. Рабочая виза теперь выдаётся на три года и предполагает, что в этот период её обладатель может въезжать в страну неоднократно. Ранее штамп был действителен в течение одного года. Кроме того, для продления рабочей визы приходилось вновь выезжать из страны и обращаться на родине в консульство, которое её выдавало.

Не менее важно сокращение сроков выдачи виз. Ранее с этим были серьёзные проблемы. Теперь для краткосрочной установлен период в одну неделю с момента подачи документов, а для рабочей — месяц.

Билет в один конец

Изменения в системе взаимоотношений, сложившейся ещё в колониальный период, заметны и на примере Мозамбика. По официальным данным, там постоянно проживает около 20 тысяч португальцев. Однако реальная цифра гораздо выше, так как регистрироваться в консульстве своей страны приезжие не обязаны.

Точности оценки мешает и то обстоятельство, что до сих пор многие португальцы при посещении Мозамбика предпочитали не брать визы заранее. В отличие от Анголы, ведущей дела исключительно на паритетных началах, эта бывшая колония не отвечала португальцам на их визовые жёсткости той же монетой. Разрешение на въезд можно было получить в столичном аэропорту по предъявлении паспорта.

В последнее время, однако, стало очевидно, что всё большее количество граждан бывшей метрополии злоупотребляют свободой передвижения. Под предлогом кратковременной туристической поездки они въезжают в страну, устраиваются надолго, нанимаются на работу и не собираются возвращаться.

Потоптавшись в нерешительности, мозамбикские власти предприняли показательную акцию. В начале года они выслали из страны группу граждан Португалии, въехавших без длительных виз. Группа попала под подозрение прямо в аэропорту. Португальцы прилетели в Мапуту из Лиссабона рейсом португальского национального авиаперевозчика ТАП, имея туристические визы. При этом у некоторых был билет только в один конец. В ходе бесед многие сознались, что намеревались поработать в бывшей колонии. Мозамбикские власти отправили мнимых туристов на родину следующим же рейсом ТАП.

Бразилия не нуждается в лавочниках

Эмигрируют португальцы не только в бывшие африканские колонии. С каждым годом густеет поток тех, кто ищет работу в Бразилии. Это вполне объяснимо. Экономика южноамериканского гиганта, бывшего «главного бриллианта в короне португальской империи», находится на подъёме, ни о каком кризисе там слыхом не слыхивали, а португальские работники в Бразилии всегда чувствовали себя как дома. Кроме того, бразильская экономика и сама охотно распахивает двери для иностранных специалистов. Например, в конце прошлого года был открыт набор португальцев и испанцев для работы в медицинском секторе. В Бразилии на каждые десять тысяч жителей приходится всего 18 врачей, и правительство намеревается быстро довести этот показатель до 25, не тратя долгие годы на обучение собственных специалистов.

В том же 2012 году Бразилия сделала шаг навстречу инженерам и архитекторам, начав процесс признания португальских дипломов по этим специальностям, а сейчас пошла ещё дальше. В городе Сан-Паулу в ближайшее время должен открыться бизнес-инкубатор для португальских предпринимателей, желающих инвестировать свои деньги, знания и умения в Бразилию. Об этом заявил Эшпириту Санту, президент португало-бразильской Торгово-промышленной палаты города Сан-Паулу. Руководитель учреждения также сообщил, что бизнес-инкубатор будет открыт в Португальском доме в Сан-Паулу и что проект осуществляется при полной поддержке португальского Агентства по инвестициям и внешней торговле Португалии, АИСЕП.

АИСЕП — известная структура на рынке международных инвестиций. Эта государственная организация с 2007 года ведёт активную работу по поддержке португальских компаний за рубежом. В идеале агентство планирует создать такую международную деловую среду, которая бы в максимальной степени благоприятствовала экспансии португальской экономики на всех континентах. Всемирная сеть агентства интегрирована с министерством иностранных дел, поэтому его представительства и офисы существуют в большинстве экономически значимых государств мира.

Новый бизнес-инкубатор в Сан-Паулу призван стать удобным местом для начала и развития бизнеса. Здесь предпринимателям предложат единую службу секретарской поддержки, линии телефонной и компьютерной связи и конференц-залы для проведения переговоров. Это немаловажно, ведь отсутствие начальной базы может стать камнем преткновения для многих бизнесменов, ищущих путь на бразильский рынок.

В Бразилии считают, что нужно делать ставку на инновационные стратегии, которые позволяют выжить в условиях жёсткой рыночной конкуренции, и португальские предприниматели надеются занять на этом рынке определённые позиции. Но пока, когда в Бразилии заходит речь о португальских эмигрантах, в воображении латиноамериканцев предстаёт традиционный, не слишком привлекательный образ: невысокий усатый толстяк, содержащий продуктовую лавчонку или занимающийся ещё каким-нибудь мелким и не слишком современным бизнесом.

Параллельно отъезду португальцев за рубеж идёт и процесс возвращения на родину иммигрантов. Об этом свидетельствуют данные, обнародованные в Лиссабоне Службой иностранцев и границ. Тенденция к росту продолжается с 2009 года.

Статистика засвидетельствовала, что в период с января по октябрь прошлого года 1790 иностранных граждан обратились с просьбой содействовать их возвращению домой, что больше, чем за аналогичный период предыдущего года. Лидируют среди тех, кому надоело жить в самой западной стране Евросоюза, бразильцы. Они подали 382 просьбы. За выходцами из крупнейшей латиноамериканской страны потянулись на родину и граждане Анголы, которых оказалось ненамного меньше.

За бразильцами и ангольцами, стремящимися закрепиться в Португалии, следуют граждане Кабо-Верде, Сан-Томе и Принсипи, Гвинеи-Бисау, Мозамбика и Украины. По численности украинская диаспора в стране находится на втором месте после бразильской. Но это уже другая история.

http://www.itar-tass.com/c108/829941.html