Старый бедуин, говорит, показывая на египетскую фабрику в Шейх Зувейд (развалины бывшего израильского города Ямит): “Мы пережили четыре оккупации – британскую, египетскую, израильскую, и, в последние 30 лет – снова египетскую. Смотрите – вот они, новые колониалисты современности”.

Синайский полуостров расположен в одной из наиболее чувствительных геополитических зон – в непосредственной близости от Суэцкого канала. Полуостров, площадью 61 тысячу квадратных километров значительно больше по площади Дельты Нила, в которой сосредоточена основная часть населения и индустрии Египта. Несмотря на это, о реальном положении вещей на Синае мало что известно, и  ситуация на полуострове продолжает представляться скорее туманной, размытой и непонятной – за исключением того неоспоримого факта, что она постоянно ухудшается.

На Синае живут около 360 тысяч человек – 300 тысяч на севере и около 60 тысяч на юге. Значительная часть населения – люди палестинского происхождения, остальные – бедуины, или автохтонное население полуострова.

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статье:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

Палестинское население относится к своему этническому наследию с большим трепетом и поддерживает тесные связи с жителями Газы и Западного берега. Бедуины (лишь небольшая часть из них – кочевники, продолжающие жить в тентах) также обладают ярко выраженной национальным самосознанием, совершенно не совпадающим с самосознанием основной массы населения Египта. Ни палестинцы, ни бедуины не разделяют “фараонского культурного наследства”, которое объединяет и мусульман, и христиан африканской части страны.

Египет - административная карта

Карта в полном размере: Египет - административная карта.

Синай всегда был “полу-оторванной” от Египта территорией. С 1967 по 1982 год он был оккупирован Израилем. С тех пор на полуострове действует особый режим, ограничивающий свободу действий египетской армии.

С 1982 года, вместо того, чтобы разработать программы комплексной интеграции Синая, правительство активно способствовало переселению на полуостров обитателей долины Нила. Поселенцам доставались должности госструктурах и государственные субсидии, в то время как к местному населению на протяжении всего этого периода относились пренебрежительно.

После периода относительного спокойствия, в 2004 году террор вернулся на Синай. Атаки против курортов Таба, Рас эль-Шайтан, Шарм эль-Шейх, Дахаб и Нувейба были проведены по одинаковой схеме и привели к многочисленным человеческим жертвам. Погибли, в основном, египтяне. В 2011-2012 годах было совершено 12 взрывов газопровода, по которому осуществляется поставка египетского газа в Иорданию и Израиль.

Подробнее об арабской психологии глазами экспертов и исследователей в статье:
Арабская психология и национальный характер
а так же в статье:
Психология работы с арабами

В терактах в Таба, Рас эль-Шайтан и Нувейба использовались заминированные автомобили. Кто совершил теракты, не очень ясно. Первоначально правительство обвинило во всем “Аль-Каиду”, затем вину возложили на неизвестную ранее группировку Тавхид ва Джихад. В группировку входили люди палестинского и бедуинского происхождения, родом из окрестностей эль-Ариша.

Все три атаки на курортах , необъяснимым образом были приурочены к важным национальным праздникам Египта. 6 октября (атаки в Таба, Рас эль-Шайтан и Нувейба) отмечается форсирование Суэцкого канала египетской армией во время войны 1973 года, 23 июля (Шарм эль-Шейх) – годовщина “революции 1952 года, 24 апреля (Дахаб) – годовщина вывода израильских войск с Синая, совпадающая с национальным праздником

Это, вместе с тем фактом, что большую часть жертв составили египтяне, а не иностранные туристы, служит лишним намеком на связь террора с “Синайским вопросом”.

Синайский полуостров простирается от средиземноморского побережья до Суэцкого залива и до залива Акба. Пограничная провинция, перекресток Азии и Африки, Синай всегда служил стратегическим буфером между долиной Нила и восточными соседями Египта. На арабском он описывается в буквальном значении, как ключевое пространство (муфтах).

Почему восточные страны оказались в таком состоянии:
В чем причина отсталости восточных стран
а так же в статье:
Почему арабы не добиваются успеха?

Во времена правления Мухаммеда Али Синай был главным сдерживающим фактором ( с точки зрения этого строителя египетского государства) против попыток оттоманских султанов восстановить свое прежнее доминирующее положение в регионе. Окончание строительства Суэцкого канала в 1869 году, кроме прочего, привело к тому, что Синай оказался в центре внимания европейских держа и в центре европейских интриг. Британцы, в 1882 году добившиеся мандата на управление Египтом, к 1906 году сумели присоединить Синай к египетскому велаяту (провинции) и поставили полуостров под свой контроль. В практическом отношении, администрацией Синая занималась британская армия.

Несмотря на присоединение, реальной восточной границей Египта стал Суэцкий канал, в то время как Синай продолжал сохранять статус полу-оторванной территории, отношение к которой менялось в зависимости от конкретных внешнеполитических обстоятельств. С 1949 по 1967 и Синай, и Газа управлялись египетской военной администрацией. Разница между двумя территориями заключалась в том, что Египет никогда не претендовал на суверенитет над Газой.

Пятнадцатилетняя оккупация Синая завершилась выводом израильской армии в апреле 1982 года. Она была заменена межнациональными наблюдательными силами (Multinational Force and Observers (MFO)). Египетская оппозиция того периода, в особенности исламисты, периодически клеймили их как “оккупационные американские силы”. Количество американцев в составе MFO, однако, постоянно снижалось и к 2002 составило менее половины. В MFO насчитывается 3 тысячи человек, около половины из них – гражданский персонал.

Административно Синай разделен на две провинции – восточную и западную части, примерно равные по площади. Как и другими провинциями Египта ими управляют генералы, назначаемые правительством. В военном отношении, однако, в регионе установлен особый режим безопасности, в соответствии с условиями Кэмп-Дэвидского мирного соглашения.

ислам

Почему причина деградации арабских стран - мировоззрение:
Почему деградируют мусульмане?

Зона А – полоса, идущая к востоку от Суэцкого канала. В ней размещена одна египетская дивизия численностью 22 тысячи человек.

Зона В – Центральный Синай – 4 батальона полиции.

Зона С – К западу от границы с Газой, вдоль залива Акбы вплоть до Шарм эль-Шейх. Ответственность за безопасность здесь возложена на египетскую полицию и MFO, с базами в аль-Гура и в районе Шарм эль-Шейх.

Зона D – узкая полоса к востоку от границы с Египтом, где Израиль может дислоцировать 4 пехотных батальона. Эта зона включает границу Израиля с Газой.

После одностороннего вывода израильских войск из Газы вновь встал вопрос о восточной границе Египта, и, говоря более широко, о египетской политике на Синае. Специальное соглашение от 28 августа 2005 года позволило Египту ввести, для охраны границы с Газой (Филадельфийский коридор) 750 солдат. Тогдашняя израильская оппозиция, во главе с Биньямином Нетаниягу, яростно протестовала, и предупреждала о “ремилитаризации Синайского полуострова”. Позднее, став премьером, Нетаниягу неоднократно давал египтянам разрешения вводить на Синай контингенты и большей численности для борьбы с терроризмом.

Израильская разведка оценивает подобного рода “координацию в вопросах безопасности” как по меньшей мере неэффективную. В Газу по тоннелям на протяжении всех этих лет более или менее свободно перебрасывается взрывчатка, оружие, террористы и боеприпасы. По мнению израильтян эффективной борьбы с такого рода контрабандой не велось “из-за коррупции и взяточничества, в особенности, на нижнем уровне, плохой работы египетской разведки и из-за общего отсутствия политической воли”.

Контрабанда, на Синае ( а также связанная с ней контрабанда в Негеве и в некоторых районах Иордании) всегда была одним из основных занятий местного населения, вне зависимости от политического подтекста. И об этом местном населении известно удивительно мало. Приграничный регион традиционно контролируют четыре бедуинских племени: тарабин, тийяха, азазма и ахавайят. В научном отношении их, а вернее их диалекты изучали только лингвисты.

Еще о психологии арабского человека в статье:
Почему арабы плохие солдаты

Под собирательным названием “бедуины” скрываются, как и следовало ожидать, весьма разнообразные и отличные друг от друга племена. Их история, история их отношений с соседями отражает роль Синая в качестве перекрестка между цивилизациями Азии, Африки и Европы.

Исторически, Синай – земля баду (люди пустыни). Баду происходят, скорее всего, с Аравийского полуострова, но со значительным влиянием Леванта. Синай разделен между 15 большими племенами. Раздел основан на традиционном праве. В настоящее время “араб” может быть синонимом “баду”.

Наиболее важны племена, живущие на северо-западе, вдоль средиземноморского побережья – Саварка и Румайялат. Они и их клановые подразделения (а’илат) контролируют эль-Ариш, Шейх Зувейд и Рафиах. К западу находятся Масаид, Байядийя и Давагхра. Центральный Синай населяют Тийяха, Ахайяват и Азазма, чьи территории достигают Израиля и Западного берега.

На юге доминирует конфедерация племен Тувара. В ее состав входят Алйака, Авлад, Саид и Музайна. Они живут в Шарм эль-Шейх, внутренних горах и в Дарабе.

Тарабин, другая очень важная группа, населяет район вокруг Нувейбы и на севере. Их территории также частично находятся в Израиле.

С происхождением еще одного племени, Джибалийя, связана интересная легенда. Во времена оттоманской империи на Синай, для охраны границ, была послана группа крестьян из Валахии. Здесь они перешли в ислам и ведут бедуинский образ жизни. Под их “покровительством” находится монастырь Св. Катерины (а также маковые плантации и туристические маршруты вокруг).

Точное число бедуинов определить довольно трудно. Пресса называет завышенные цифры (иногда до 200 тысяч, из общего населения в 360 тысяч).

Те, кто называет себя бедуинами, давно ведут оседланный образ жизни – в качестве фермеров, владельцев отелей, работников туристической индустрии, торговцев и т.п. Кочевничество и пастушество, основные принципы бедуинского образа жизни, применимы лишь к очень небольшому меньшинству, наиболее бедному и маргинализированному сектору этой этнической группы. Этих людей даже не называют баду или арабами, а урбан, и живут они в горах внутренней части полуострова, там, где условия особенно тяжелы.

Подробнее о братьях-мусульманах, в статьях:
Братья-мусульмане в Египте
Братья-мусульмане - проект ЦРУ

Таким образом, то, что понимается под очень общим и собирательным термином “бедуин” – на самом деле мозаика местных населений, отражающая сложную историю заселения полуострова – с ясными отличиями в происхождении, обычаях, видах экономической активности и даже в языке. Населения Синая явно отличается от населения долины Нила, чей диалект ближе к языкам Леванта (Палестины и Ливана) или Арабского Полуострова (Иордания, Саудовская Аравия).

Согласно различным оценкам, на Синае живет от 50 до 72 тысяч палестинцев. Данные официальной египетской переписи 1996 года закрыты для публикации. В эль-Арише, городе с населением в 100 тысяч человек треть – палестинцы. Палестинцы также хорошо представлены в пограничных городах – Шейх Зувейд и Рафиах.

Правительство очень старается, чтобы лагеря беженцев на египетской территории не превратились в постоянный институт. Единственным исключением были в 80-90 годы лагеря беженцев Саллум на границе с Ливией и “Канада” в египетской части Рафиаха.

Кэмп Канада было единственным учреждением на территории Египта, которое находилось в ведомстве Агентства Помощи Беженцам ООН (UNRWA). Агентство содержит множество палестинских лагерей в Ливане, Сирии, Иордании и Газе. Населяют лагерь палестинцы, оставшиеся на Синае после вывода израильских войск, в результате которого Рафиах был рассечен на две части. Часть жителей “Канады” была переселена в палестинскую часть Рафиаха при поддержке ООН.

Беженцы 1948 года никогда не были под контролем UNRWA (этому противился президент Насер). Тогдашняя администрация относилась к палестинским беженцам, как и к другим категориям населения страны, и они имели доступ к бесплатному образованию, медицинской помощи и располагали теми же имущественными правами, что и остальные египтяне. Политика тогдашней администрации Синая привела к большому сближению между палестинцами и египтянами, в особенности в тех случаях, когда одно племя жило по разные стороны границы.

Тем не менее, после принятия закона 1978 года о гражданстве и после заключения Кэмп-Дэвидского мирного договора к палестинцам (прибывшим в Египте в 70-х) относятся как к “иностранцам”.

Начиная с 1982 года, египтяне рассматривали вопрос о Синае просто – как вопрос о контроле населения. Полуостров следовало заселить лояльными гражданами из долины Нила, и на этом все проблемы должны были закончиться. Никто не знает точно сколько “египтян” (так они сами себя называют) переселилось на Синай. Между тем, они весьма разнятся между собой – часть людей переселилась из дельты Нила, часть – с юга страны. На северном Синае важны семьи из Мануфия (Дельта) – провинции, в которой родился Хосни Мубарак. Жителям провинции предлагались гарантированные работы госсекторе с приличным жалованьем, а также должности в местной администрации.

Невеликая индустрия, созданная вокруг эль-Ариша (несколько карьеров и два цементных завода) практически полностью обслуживается выходцами из долины Нила. На юге, в туристической зоне владельцами большинства отелей, кафе и туристических фирм являются выходцы из центрального Египта. Сектор характеризуется как “неформальный” – то есть не платящий налогов ни центральному, ни местному правительству.

Отдельно стоят “боснийцы эль-Ариша”. В оттоманский период в крепости стоял боснийский гарнизон, и его потомки до сих пор представляют собой достаточно ярко выраженную общину. Боснийцев называют “европейцами Синая”. Физически они отличаются от окружающего населения. Характеристикой “боснийца” считается белая кожа, светлые волосы и голубые глаза – в противоположность “африканцам” – с темной кожей, черными кудрявыми волосами.

“Реинтеграция” Синая в Египет сопровождалась политикой поощрения добровольного переселения, особенно в 1986-1996 годах. Этим объясняются некоторые демографические прекосы. Наиболее ощутимым является доминирование мужского населения – на Северном Синае – 62% – мужчины, в Шарм эль-Шейхе -70%. Население полуострова росло быстрыми темпами, и, главным образом, за счет трудовой миграции – поэтому значительная часть египтян, проживающих на Синае – молодые, одинокие и мобильные мужчины. Это также очень характерно для Юга, где работы в туристическом секторе носят ярко выраженный сезонный и временный характер. Разница между Севером – одной их самых бедных провинций Египта и Югом – динамически развивавшемся, по крайней мере, при Мубараке, в качестве всемирного туристического центра, очень велика.

В 1994 году в Шарм эль-Шейх – бедуинской рыбацкой деревне и бывшей штаб—квартире израильского командования в Южном Синае было всего 17 отелей. К 2002 году их количество увеличилось до 227, и в Шарм эль-Шейхе было зарегистрировано рекордное количество туристов – шесть миллионов за год.

Население города увеличилось с 1,5 до 7,5 тысяч, в нем построен международный аэропорт, больничный комплекс, асфальтовые дороги и такие редкости, как завод по опреснению воды и фабрика по переработке мусора.

Город развивался исключительно в целях привлечения международной клиентуры, первоначально итальянской (первым инвестором в 1994 году стал Эрнесто Пеатони). На протяжении следующих 10 лет курорт стал привлекать не только европейцев, но и богатеев из стран Залива, а также зажиточных египтян из центра страны. По крайней мере 35% туристов в Шарм эль-Шейх – египтяне, особенно в летние месяцы. Уровень жизни в городе, в грубом приближении сравним с европейским. Это объясняется двумя фактами : полным вытеснением местного населения и “генерацией занятости” – а именно работ в туристическом секторе, которые привлекают образованных и обученных жителей центральной части страны.

В 2005, символизируя полную маргинализацию автохтонного населения, губернатор Южного Синая начал возведение вокруг городского периметра бетонной стены толщиной в метр и высотой в полтора. Это породило дикий скандал, и работы были приостановлены. Тем не менее, бедуинов к городу не подпускают. Их последние возможности заработать на туризме – предложить поездку на верблюде или турпоход с ночевкой в бедуинском шатре официально запрещены декретом губернатора провинции. Вместо этого предлагаются организованные “бедуинские туры” к которым реальные бедуины никакого отношения не имеют.

В Табе – втором полюсе туристического развития Синая на границе с Израилем, египтяне создают “Ривьеру” вдоль всего залива Акба – с международным аэропортом, пятизвездочными отелями, дорогими виллами, маринами и современным шоссе, по которому до Каира можно доехать за пять часов. Также как в Шарм эль-Шейх, речь идет об “огороженном сообществе”. В хорошие сезоны 80% туристов приезжали из Израиля и европейских стран. Практически весь город принадлежит семейству Савирис, чьи перспективы в “новом Египте” представляются все менее и менее радужными. Между Таба и Шарм эль-Шейх находятся значительные, но менее известные туристические оазисы Дахаб и Нувейба.

Развитие туристической отрасли сопровождалось массовой продажей государством земли частным инвесторам. Этот процесс нельзя назвать ни законченным, ни безболезненным. В качестве примера можно рассказать историю каирского бизнесмена, решившего купить участок земли между Таба и Нувейба у государственного Агентства Туристического Развития. Договорившись о цене, и установив, что на данный конкретный кусок никто не претендует, он приступил к строительству ресторана. Через некоторое время на его участок претендовали 11 бедуинских племен, а фундамент здания был разрушен. Бизнесмену пришлось созывать большой совет племен, объяснять свое положение и вторично покупать землю – на этот раз не у государства, а у бедуинов. Кроме того, он до сих пор платит по 50 долларов в месяц бедуинской “крыше”.

Общим итогом работы правительства по развитию Южного Синая, в социальном контексте, стало оттеснение бедуинов от побережья и связанного с ним туризма, как основного источника доходов. Бедуины больше не могут пасти свои стада вокруг городов, а также заниматься там сельским хозяйством. Бедуины упорно сопротивляются тому, что они окрестили не иначе как “Колониальный проект Савириса” (Тот факт, что магнат – христианин-копт явно не добавляет ему народной любви).

Вытеснение бедуинов на обочину жизни создает несколько малоприятных для государства эффектов. Первым является возрождение (после заката во время израильской оккупации) и стремительный рост площадей посадок марихуаны во внутренних областях полуострова. Только во время одной из антинаркотических операций в 2006 году было уничтожено 450 плантаций и более 3 миллионов растений. Бедуины не обязательно являются главными получателями дивидендов от наркоторговли – они находятся на дне пирамиды распределения. По некоторым оценкам, на выращивании марихуаны можно заработать до 6 тысяч долларов в год – в 4 раза больше, чем на легитимной работе, которой зачастую все равно нет.

Мак выращивают, в основном, вокруг монастыря Св. Екатерины, который сам по себе является одним из главных магнитов религиозного туризма. (именно там были похищены в начале февраля 2012 три южнокорейских туриста). Совместная в ЕС программа предусматривает защиту местных бедуинов, вместе с прочими “вымирающими видами” и переориентацию их предпринимательской активности с выращивания мака на “эко-туризм”.

В Северном Синае, в особенности , в эль-Арише, власти безуспешно пытаются остановить исход молодого населения, вызванного отсутствием адекватно оплачиваемой работы. Индустрия представлена в основном, несколькими карьерами и фабриками по производству стекла и цемента. Цементное производство оказалось замешанным в грандиозном, но уже забытом скандале 2004 года: именно из эль-аришского цемента построена значительная часть “стены безопасности”, разделяющей Израиль и Западный берег. Бизнесмены эль-Ариша продали цемент по демпинговой цене своим братьям в Палестинской автономии, а те, недолго думая – израильским строительным компаниям, сооружавшим стену. Кроме этого, в эль-Арише начинала развиваться собственная разновидность “туризма” – когда местные жители сдавали приезжим из центра страны свои “шале” в разгар туристического сезона.

В Шейх-Зувейд есть знаменитая фабрика по производству оливкового масла. Она принадлежит армии, и работают на ней не местные. Бедуины фабрику ненавидят за то, что она забирает большую часть водных ресурсов региона, необходимых и им для ведения примитивного сельского хозяйства , и ничего не дает взамен. Фабрика построена на развалинах снесенного израильтянами города Ямит, и этим порождает еще более неприятные ассоциации – местные называют ее не иначе, как “символом египетской оккупации”.

Главной проблемой Синая, как и Египта в целом, является проблема воды. Система трубопроводного водоснабжения в большинстве населенных пунктов отсутствует. Питьевую воду развозят по городам в и деревням в цистернах. В районах эль-Ариш, Шейх Зувейд и Рафиах выращивают овощи и фрукты – в основном для нужд туристической индустрии. Фермеры, однако, зависят от комбинации истощенных грунтовых вод и дождей, и земледелие, в коммерческом смысле, является опасным занятием. Внутренние районы полуострова требуют поиска и бурения новых водяных скважин.

Грандиозный (и сомнительный) проект строительства канала эль-Салям не завершен, и, с точки зрения критиков, не осуществлен. Проект, стоимость которого оценивалась в 13 миллиард долларов, предусматривал орошение , за счет строительства канала, который должны были наполнить воды Нила, полосы земли в Северном Синае между Суэцким каналом и границей. Правительство Египта (при Мубараке) утверждало, что в канал уже вложено 3,7 миллиардов долларов. На деле, не было закончено и трети канала (хотя создана необходимая инфраструктура, включая мост эль-Салям, линии электропередач, дороги). Канал орошает земли Кантара до Бир эль-Абд, но это мало что дает местному населению – земли скуплены крупными агропромышленными производителями из долины Нила, которые предпочитают нанимать там своих же рабочих. Несинайские инвесторы, между тем, отказываются вкладывать значительные средства в развитие полуострова ссылаясь на “сложные диспуты по вопросам собственности на землю”. Синайские инвесторы попросту отсутствуют.

В этом контексте Синай, почти через 30 лет после воссоединения с “исторической родиной” продолжает рассматриваться многими египтянами только как некий “барьер безопасности” на “пути иностранного вмешательства и конспирации”. В египетской прессе в период, предшествовавший свержению Мубарака, часто раздавались призывы к “заселению” (муставтанат – можно перевести и как “колонизация”, что , в специфических региональных условиях , неизбежно порождает напоминание об израильской “колонизации” Западного берега).

Старый бедуин в интервью Crisis Group говорит : “Мы пережили четыре оккупации – британскую, египетскую, израильскую, и, в последние 30 лет – снова египетскую. Смотрите – они, новые колониалисты современности”. При этом он указывает на жилищный комплекс, построенный государством для рабочих вышеупомянутой фабрики оливкового масла в Шейх Зувейд. Здесь явно видно и пренебрежение, и горькая обида на “чужаков” – все они выходцы из долины Нила. Подобные чувства порождены неравенством в предоставлении работ на госпредприятиях, жилья в построенных государством домах, доступа к системам здравоохранения и образования,.

Бедуины неизбежно рассматривали политику режима Мубарака ( у нынешнего режима до Синая руки просто не доходят) как дискриминационную и направленную на создание привилегированного статуса для “настоящих” египтян. По большому счету, правительственная политика в отношении бедуинов ограничивалась дозволением прямого распределения продовольственной помощи иностранными благотворительными организациями и реакцией, всегда запоздалой на “ухудшение ситуации в области безопасности”.

Более того, хотя доступ местного населения к государственным институтам (выборным или нет) закрыт не полностью, он очень жестко контролируется. Каждое племя (племенной совет) должно представить властям несколько имен людей, которые должны будут его представлять в отношениях со всеми официальными органами. Губернатор (генерал египетской армии) делает свой выбор. Подобные процедуры, основанные на принципе “разделяй и властвуй” неизбежно порождают острую конкуренцию и возникновение различных альянсов, нехарактерных для традиционной племенной структуры. Они также по-новому определяют условия представительства внутри самих племен, порождают стратегии отношения с центрами власти (во времена Мубарака – Народно-Демократической Партии), основанные на скорее индивидуальных, а не групповых интересах.

Израильская, а теперь и египетская “оккупация” породили особый вид бедуинского неприятия властей и особый вид бедуинской солидарности, которая распространяется и за пределы границы, на территории Израиля и Иордании. Перед лицом брутального наступления современности во всех областях жизни единственным видом защиты остается религия и религиозная радикализация. На вопрос, как он сам себя определяет, бедуин и з Нувейбы сказал: “Я мусульманин из племени Саварка, клана Абу Шафи, бедуин, араб, и у меня есть паспорт Арабской Республики Египет”. Также следует подчеркнуть тот факт, что бедуины гордятся своими корнями на Аравийском полуострове, считают себя потомками Пророка и смотрят свысока на “черных” обитателей центральной части страны.

Комбинация социально-экономического отчаяния, кризиса самоопределения и солидарности (“с борющимся народом Палестины”) породила горючую смесь, которую нынешняя египетская элита определяет как “анархия на Синае”. “Анархия”, как ей и положено, сопровождается захватами заложников (египетских солдат и иностранных туристов), атаками против государственной инфраструктуры ( и не только против газопровода, но и против полицейских станций в Рафиахе и эль-Арише), установлением связи с глобальными террористическими структурами (примером чего стала атака против Эйлата в августе 2011 года).

http://postskriptum.me/2012/02/13/sina/