В предыдущей статье «Олигархи и народ Украины: процесс доения бесхозных коров начался» я говорил преимущественно о тех «новациях» в налоговой системе Украины, которые превращают ее в эффективный механизм ограбления всего украинского народа — как простых людей, так и олигархов. Исключений в американской схеме налогового ограбления не будет. Помимо этого, имеется еще банковский механизм, его грабительский характер также очевиден. Поговорим подробнее о том, каким образом банки участвуют в экспроприациях, в чем эти экспроприации проявляются и кто является «бенефициаром» банковских экспроприаций.

Наиболее очевидной формой банковских экспроприаций является банкротство банка, при котором клиенты теряют свои средства. Полностью или частично. «Бенефициаром» такого вида экспроприации являются владельцы банка. Часто их представляют «жертвами» и «потерпевшими». Но любой матерый банкир знает, что хозяева банка заранее готовят спектакль под названием «банкротство», выводя финансовые средства в безопасные зоны. Между прочим, выводимые средства — имущество клиентов банков, которые и оказываются неизменными «жертвами». Или, как сейчас принято говорить, «лузерами». Никакой «Америки» я тут не открываю. Желающим подробнее познакомиться с механизмами банковских банкротств рекомендую познакомиться с моей книгой «Диктатура банкократии. Оргпреступность финансово-банковского мира».

Такие банковские экспроприации происходят по всему миру. Украинская банковская система, созданная по образу и подобию зарубежных систем, никакого исключения не представляет. Вся украинская специфика заключается лишь в том, что банковская система «незалежной» настолько слаба, что в ближайшее время на «тот свет» могут отправиться не менее половины всех депозитно-кредитных организаций, прихватив на «тот свет» денежки клиентов. Обратимся к свежей статистике Национального банка Украины (НБУ) — банковского регулятора страны.

Убытки украинского банковского сектора по итогам первых трех месяцев нынешнего года составили 80,9 млрд гривен. Это рекордный уровень убыточности. Для сравнения: за 2009 год банками было зафиксировано 38,4 млрд гривен убытков с последующим сокращением этого показателя до 13 млрд гривен в 2010 году и до 7 млрд — в 2011-м. В 2012 и 2013 гг. банковская система Украины начала выздоравливать после финансового кризиса, но затем страну накрыл политический кризис. В 2014 году убытки банков составили 52,9 млрд гривен. Таким образом, за первый квартал нынешнего года убытки банковского сектора превысили убытки всего прошлого года более чем в 1,5 раза! Это уже не просто кризис, а катастрофа!

Масла в огонь банковского кризиса добавило резкое падение валютного курса национальной денежной единицы в феврале нынешнего года. За первый квартал 2015 года официальный обменный курс гривны против доллара изменился с 15,76 до 23,44 (на 48,6%). Многие банки выдавали крупные валютные кредиты, которые расходовались не внутри страны, а уходили в офшоры. Обеспечение по таким кредитам оценивалось в гривнах. Сегодня это обеспечение оказывается недостаточным для того, чтобы покрывать потери банков по активным валютным операциям.

«Чемпионами» по показателям убытков оказались два банка, которые еще в прошлом году входили в первую десятку. Это банк «Надра», который показал убытки 21,6 млрд гривен, и банк «Дельта», который ушел в минус на 33,2 млрд гривен. В течение первого квартала 2015 года в них была введена временная администрация, коммерческая деятельность остановлена. В списке «минусовых» банков за первый квартал 2015 года оказались и «дочки» российских ВТБ и Сбербанка. Убытки приводили к тому, что банки перестают выполнять требования по нормативу достаточности капитала. Если происходит снижение минимально необходимого капитал более чем на треть, то НБУ обязан приостановить коммерческую деятельность банка, назначить свою администрацию в банк и начать процедуру банкротства. Центробанк в прошлом году ввел временную администрацию или поставил на ликвидацию в общей сложности 37 учреждений.

Конечно, пока на Украине далеко не все банки ушли в «минус». За первый квартал 87 банков показали по балансам положительный результат, а 57 — отрицательный. Таким образом, 40% всех действующих банков закончили квартал с отрицательным финансовым результатом (убытками). Такого количества убыточных банков в абсолютном и относительном выражении в истории «незалежной» еще не было. Для справки: по итогам 2014 года количество убыточных банков было 52, а по итогам 2013 года — 20. Между прочим, кроме «Ощада», убытки показали все государственные банки. Что касается банков, показавших положительные результаты, то это в первую очередь организации с участием иностранного капитала (абсолютным лидером по прибыли в первом квартале оказался «Ситибанк»). А также частные банки, «приближенные» к президенту П. Порошенко. Главный «фаворит» президента — Международный инвестиционный банк (МИБ).

Одним из главных проявлений банковского кризиса на Украине является бегство клиентов (держателей счетов) из отечественных банков. Бегство осуществляется в наличные денежные знаки (гривны, но особенно иностранную валюту), а также за пределы страны (в иностранные банки, покупка зарубежных активов). Процесс бегства обозначился еще в ноябре-декабре 2013 года, когда еще только заваривалась «каша» Майдана. Таким образом, бегство продолжается уже шестой квартал. Клиенты украинских банков не желают оказаться «лузерами».

В прошлом, 2014 году 35 крупнейших банков Украины (с активами свыше 6 млрд грн.) потеряли валютных депозитов суммарно 6,84 млрд долл., т. е. более 100 млрд грн., если ориентироваться на курс доллара США, установленный НБУ на конец минувшего года (www.finmaidan.com/ru/analytics/proschanie-s-depozitom.html). Среди лидеров по потере долларовых вкладов — «Приватбанк» (2,16 млрд долл.), «Сбербанк России» (722 млн долл.) и «Дельта Банк» (545 млн долл.). В относительном выражении это соответственно 38, 56 и 40% валютных депозитов. Государственные организации «Укрэксимбанк» и «Ощадбанк» лишились 296 млн и 236 млн долл. (соответственно 25 и 26% валютных вкладов). На указанные пять банков пришлось 58% совокупных потерь валютных депозитов 35 крупнейших украинских депозитно-кредитных организаций.

Потери украинскими банками депозитов в гривнах в прошлом году были в три раза меньше (если считать по курсу конца 2014 года). Они составили 32,5 млрд грн. «Первый» по оттоку опять же «Приватбанк» — 9,65 млрд грн., или около 16% вкладов в национальной валюте. Далее — «Дельта Банк» (4,2 млрд грн., 27,7%), «Ощадбанк» (2,6 млрд грн., 9,1%), ВТБ (2,1 млрд грн., 58%) и «Сбербанк России» (2 млрд грн., 56,4%). Как видно, в списке «лидеров» по потерям депозитов в гривнах — почти те же банки, что и в списке по валютным потерям.

В первом квартале 2015 года была зафиксирована потеря банками депозитного портфеля в гривне на сумму 17 млрд гривен и валютного почти на 2 млрд долл. В пересчете на год получится намного больше, чем потери в 2014 году. Денежные власти Киева (НБУ и Минфин Украины) понимают, что, если ничего не предпринимать, то к новому 2016 году от банковской системы страны останутся «рожки да ножки». Выживут лишь иностранные организации типа «Ситибанка», два-три государственных банка и президентские «фавориты» типа Международного инвестиционного банка (при условии, что П. Порошенко выживет как президент).

Конечно, власти Киева и до этого не сидели сложа руки. Предпринималось множество разных попыток остановить бегство вкладчиков. Меры были как «прямые», или «лобовые». Так и «косвенные», или «мягкие». К «лобовым» мерам можно отнести, например, временное прекращение или ограничение снятия наличных денег (особенно валюты) со счетов банков. К косвенным мерам — совершенствование системы страхования (гарантирования) банковских депозитов. Но, как показывается статистика, эти меры не остановили бегство.

Бегут, прежде всего, крупные клиенты, которые не имеют защиты своих вкладов со стороны Фонда гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) при НБУ. Гарантии распространяются лишь на вклады до 200 тыс. грн. При «старой» гривне (образца 2013 года) это соответствовало примерно 25 тыс. долл. После неуклонного обесценения гривны в 2014 году и ее обвала в этом году гарантируемая сумма снизилась без малого в четыре раза. После февральского обвала гривны валютные вкладчики «проблемных» банков понесли весьма ощутимые потери. Если они что-то и получат от Фонда, то в гривнах и по старому курсу.

Кстати, бегут и те, у кого сумма не превышает номинал гарантии в 200 тыс. грн. Те, кто следит за состоянием дел в ФГВФЛ. Своих денег там уже почти нет (свои — взносы банков, участвующих в системе гарантирования вкладов). Те крохи, которые удается выцарапывать обманутым вкладчикам из Фонда, — деньги заемные. Для пополнения пустой казны ФГВФЛ Национальный банк Украины выдает Фонду кредиты. В прошлом году на Фонд были открыты две кредитные линии с общим лимитом около 20 млрд грн. Первая уже полностью выбрана, а вторая будет исчерпана уже весной этого года. А очередь к окошечку Фонда в этом году может выстроиться нешуточная. Собственных средств Фонду едва хватает для того, чтобы обслуживать кредиты своего «благодетеля». Выстраивается еще одна долговая пирамида, которая неизбежно рухнет. Вкладчики, сохранившие инстинкт самосохранения, не желают стать жертвами этого обвала. Поэтому банковский «исход» продолжается.

Уже на протяжении нескольких месяцев на Украине циркулируют слухи, что власти могут применить самый радикальный способ решения проблемы бегства денег из банков. Этот способ — национализация средств физических лиц на депозитных счетах украинских банков. Чиновники Минфина Украины и НБУ уже несколько раз выступали с опровержениями подобного рода слухов. Слухов, которые, безусловно, «подливают масла в огонь», ускоряя процесс бегства клиентов. Но, как говорится, «нет дыма без огня». В украинские СМИ периодически попадают отдельные фрагменты законопроекта «О финансовой системе Украины в особый период». Осенью прошлого года П. Порошенко и А. Яценюк поручили Минфину разработку этого документа, главной целью которого было обеспечение бесперебойного финансирования военных мероприятий Украины на период проведения АТО на юго-востоке страны.

Информированные источники сообщают, что уже было подготовлено несколько версий законопроекта, но полного консенсуса со стороны всех политических сил и ведомств пока достичь не удается. Тем не менее идея не умерла, работа над документом продолжается (в условиях повышенной секретности). На основе имеющихся «утечек информации» можно заключить, что прорабатывались (прорабатываются) такие «новации», как ограничение наличных расчетов и вывоза валюты за рубеж, ограничение на операции с иностранной валютой внутри страны, «замораживание» банковских депозитов и даже их национализация. Особенно депозитов валютных. Как сообщают информированные источники, в некоторых версиях документа предусматривается, что государство может наложить руку на счета не только физических, но и юридических лиц. Впрочем, и это не предел «чрезвычайных мер». Возможен вариант национализации не только счетов, но и всех банков.

Независимо от того, будет или не будет принят закон «О финансовой системе Украины в особый период», идеи ее разработчиков потихонечку начинают внедряться в жизнь. Так, перед новым годом Верховная рада приняла изменения в Налоговый кодекс. Эти изменения, с одной стороны, нацелены на то, чтобы граждане перестали хранить свои наличные деньги под матрасом, а размещали их на банковских депозитах (принцип такой: хочешь хранить деньги дома — будь добр заплатить налог в 3%). С другой стороны, чтобы они не снимали со счетов эти деньги. «Нормативный» срок размещения определяется одним годом. Досрочное снятие наказывается налогом в размере 3%.

Фактически на Украине внедряется финансовая новация, которой еще нет нигде в мире: обложение налогом наличных денег. У гражданина Украины сегодня выбор «между плохим и совсем плохим»: держать деньги в наличной форме становится накладно, а в безналичной (на банковском счете) — опасно. Некоторые украинские эксперты все-таки считают, что власти могут принимать чрезвычайные меры в отношении банковских депозитов. Дело в том, что никакие до сих пор принимавшиеся меры и ухищрения денежных властей желаемого эффекта не дают.

Здесь возможны разные варианты. Самый простой и апробированный мировой практикой шаг — «замораживание» средств на счетах. С определением или без определения срока «заморозки». Другой вариант — конвертация депозитных средств в государственные долговые бумаги. Третий вариант — конвертация депозитов в акции (паи) банка, где открыт счет. Четвертый вариант — банальный отъем денег у клиента банка. В каждом варианте имеются свои нюансы. Они определяются, прежде всего, тем, ради чего принимаются чрезвычайные меры — ради изыскания дополнительных источников военного финансирования или же для спасения «тонущего» банка.

У киевских властей перед глазами имеется опыт экспроприации денежных средств клиентов банков. Это опыт Кипра, где в марте 2013 года были проведены «обрезания» средств на депозитных счетах физических лиц в ряде ведущих банков этого островного государства. Особенно пострадали вкладчики из России. Конфискационные мероприятия были дополнены введением жестких ограничений на трансграничное движение капитала. Там «новаторские» меры проводились по настоянию «Большой тройки» (МВФ, ЕЦБ, Европейская комиссия). В разработке законопроекта «О финансовой системе Украины в особый период» самое активное участие принимает министр финансов Наталья Яресько. Эта дама американо-украинского происхождения опирается на консультативную поддержку тех же самых экспертов, которые более двух лет назад помогали властям Кипра подготавливать и проводить банковскую экспроприацию.

В том, что в 2015 году на Украине произойдут масштабные банковские экспроприации, сомнений сегодня уже нет — государство дышит на ладан. В этих условиях первая незащищенная мишень экспроприаторов — население. Вопрос заключается лишь в том, кто быстрее сможет завладеть остающимися на счетах банков средствами — хозяева банков (вывод средств из банка с последующим банкротством) или государство (национализация средств).

http://regnum.ru/news/polit/1920111.html