Место преступления: средь бела дня на улице 13-го округа Марселя 29 июля был застрелен 25-летний мужчина. Предположительно, перед этим за ним гнались на автофургоне.

Париж. Изобретательный министр внутренних дел Франции Мануэль Валь огласил список из 15-ти наиболее проблемных «зон приоритета в обеспечении безопасности». В них должны быть усилены подразделения полиции, и усилено взаимодействие с населением для его лучшей защиты. В прошлом году во Франции выросла статистика тяжких насильственных преступлений.

Количество убийств, сократившееся было с 1995 года вдвое, выросло на 10%, составив 743 случая. Идущему на убыль числу «преступлений, совершенных на почве личной неприязни», противостоит бандитизм, участники которого демонстрируют эскалацию своей жестокости: автомат Калашникова становится оружием заурядного уголовника.

Один из главных бастионов преступности, стоящий на первом месте в списке Валя — Марсель. Происходящие там жестокие «разборки» между молодежными бандами уже несколько месяцев шокируют общественность. В конце июля за 25-летним парнем устроили погоню на автофургоне и убили посреди улицы очередями из автоматического оружия — это самый свежий, но наверняка не последний эпизод из серии преступлений, совершая которые банды наркодилеров борются за зоны влияния. В конце прошлого года внимание привлекла настоящая казнь: трое наркоторговцев в возрасте от 19 до 25 лет были застрелены, а трупы их сожжены в своей собственной машине.

Круче, чем «Французский связной»

До этого подобные сцены французы видели лишь в американских кинобоевиках. Неожиданно преступления, обыденные для Лос-Анджелеса или Майами, переместились на их собственные улицы. Поскольку речь идет о новом феномене, силы правопорядка не могут найти для него противоядие.

Благодаря существованию мафиозных структур Марсель известен еще с 20-х годов прошлого столетия. Также и наркоторговля в портовом городе не является чем-то экстраординарным — в 70-е годы был даже создан грандиозный двухсерийный кинематографический монумент — «Французский связной», где героем Джина Хэкмена стал работающий в Марселе американский коп.

Базой банд являются жилые кварталы «cit?s»

Традиционный уровень марсельской преступности полиция худо-бедно, но держала под контролем. По крайней мере, она добилась того, чтобы счеты не сводились слишком уж часто прямо на улицах. Напротив, новые банды полностью вышли из под контроля. Зачастую они состоят из детей мигрантов уже в третьем поколении.

Их базой являются «cit?s», жилые кварталы Марселя, входящие в городскую черту, но представляющие безнадежное городское дно. Основанный когда-то финикийцами портовый город по своей территории вдвое превосходит Париж. И в отличие от столицы, выдавливающей бедноту в пригороды, в Марселе она пространственно включена в «cites». И то, что там происходит, имеет мало общего с жизнью среднестатистического француза. О нормальной трудовой жизни многие их обитатели могут только мечтать.

Подвалы и подземные гаражи — вот места базирования банд. Уже с детства местным обитателям приходится работать на банду, стоять «на шухере», предупреждая о приближении полиции или соперничающей группировки. В юности их мечтой становится - дорасти до богатого главаря, имеющего спортивный автомобиль и, по меньшей мере, пользующегося известностью и авторитетом местного масштаба.

Давление законов выживания в этой криминальной среде, с ее представлениями о лояльности, настолько высоки, что полиции едва удается находить в их рядах информаторов. Если раньше банды вели борьбу за зоны влияния с помощью кулаков и ножей, то теперь они хватаются за оружие из армейского арсенала.

И Марсель не является каким-то исключением из правил. Париж должен благодарить свою лучшую репутацию лишь за то, что большая часть насильственных преступлений совершается вне городской черты, в пригородах вроде Сен-Дени. Впрочем, и находящийся в городской черте 18-й округ Парижа также находится в списке министра внутренних дел. Как и убогие, но оживленные места вроде станции метро Барбес-Рошешуар, облюбованные некоторыми туристами, которые также очень опасны.

Там страх перед полицией у дельцов «черного» рынка и наркоторговцев давно утерян: если полицейский вздумает прийти жертве на помощь, он рискует сам получить удар ножом. Из страха перед возмездием местные жители предпочитают мирно уживаться с уголовным миром.

«Свет от света»

Поскольку французское общество не сдержало своего обещания о безопасности, благосостоянии, равноправии, поскольку возник вакуум, то не только стала расти преступность, но также возникли и совершенно новые формы помощи, защиты. На мосту вблизи Барбес-Рошешуар можно увидеть бородатых мужчин в желтых рубашках, дающих сотням нуждающихся предметы первой необходимости: «Lumi?re sur lumi?re» («свет от света» - цитата из суры Корана) есть разновидность мусульманской Армии Спасения. Поскольку о них нет ни единого упоминания в СМИ, для «официального» общества эта новая разновидность городской деятельности практически не существует.

На имидж Парижа это все влияет мало, главная его проблема в том, что слишком много туристов устремляются в его избранные места. Ни преступность, ни зачастую плохая или слишком дорогая пища не могут что-либо изменить в наплыве посетителей в Париж.

Ежегодно лишь Нотр-Дам желают осмотреть 14 миллионов человека, окажись их на пару сотен тысяч меньше, парижане вряд ли расстроятся. Сами для себя они решают проблему просто: никому не придет в голову в определенное время суток посещать опасные районы 18 округа — никому, кроме проживающих там мигрантов.

Но министр Мануэль Валь, родом из каталонских иммигрантов, не может столь же просто избегать решения проблемы. К тому же он еще не объяснил, где возьмет необходимые дополнительные силы полиции, и что произойдет с теми «горячими точками», которым не посчастливилось попасть в его список.

https://vk.cc/62wxn0