Советник президента Украины Юрий Бирюков, возглавляющий волонтерское движение помощи армии, заявил, что у него пропала воля к борьбе. Причиной, по словам Бирюкова, стали заявления радикальных киевских политиков будто всех русскоязычных жителей страны надо считать предателями.

«У меня опустились руки. По утверждению партии «Свобода», я поддерживаю оккупантов, разговаривая на русском языке… А ведь «Свобода» лишила меня свободы выбора языка: оказывается, я теперь за Россию, да? И мои пацаны, 79-я Николаевская аэромобильная бригада – они в большинстве своем русскоязычные… И десантники 25-й воздушно-десантной. Оказывается, все мы поддерживаем оккупантов. И многие миллионы русскоязычных – мы все, по решению «Свободы», поддерживаем оккупантов», – написал в своем блоге Бирюков.

 Украина

Из каких несоответствующих друг другу частей состоит Украина,
Материал, с графиками и картами,
в статье:
Раскол Украины сегодня
А также в статье:
Экономический раскол Украины

Особо возмутило лидера волонтеров то, что идеи «Свободы» поддерживают многие граждане Украины. «До черта людей в комментах подтвердили, что они думают аналогично. Что у нас уровень патриотизма определяется тем, на каком языке ты говоришь. А раз ты говоришь на русском языке, то и не патриот. То и Украину не любишь. За это мы воюем? За то, что мы НЕ имеем свободы?» – возмутился Бирюков.

В принципе, странно слушать от советника Порошенко подобные признания. Одним из первых действий новой власти после свержения Януковича как раз и стала отмена официального статуса русского языка. Националисты всегда утверждали, что на Украине может быть только один государственный язык. Недавно эту мысль в очередной раз подтвердил и избранный президент.

Феномен состоит как раз в том, что многие русскоязычные жители страны поддерживают эту власть. И, более того, записываются добровольцами для проведения карательной операции в Донбассе, восставшего, в том числе, против языковой дискриминации.

Правда, националисты много раз подчеркивали, что готовы принимать в свои ряды людей разных национальностей, лишь бы те были верными сторонниками украинской государственности. Сейчас, похоже, под такой тактикой решено подвести черту.

Но встает вопрос: не рубят ли киевские власти сук, на котором сидят? Ведь если все русскоязычные по определению предатели, то и Украина никак не может быть «единой и неделимой» в нынешних границах. Не говоря уже про возвращение Крыма.

Кстати, и Юрий Бирюков далеко не последний человек на Украине. Не секрет, что снаряжение войск в стране очень слабое. Значительная часть военного бюджета и иностранной помощи разворовывается в Минобороны. Украинские солдаты более-менее одеты, обуты и накормлены лишь благодаря волонтерам, которые собирают добровольные пожертвования с граждан. Тоже, кстати, по большей части русскоязычных.

Правда, по мнению старшего научного сотрудника Института российской истории РАН Андрея Марчукова, ничего странного в политике украинских националистов нет:

– Подавляющее большинство жителей Украины или говорит на русском языке или прекрасно им владеет, в том числе в западных областях. Даже националистические организации вроде «Правого сектора» во многом русскоязычные. Но для адептов украинской государственности украинский язык не столько язык общения, сколько культурный и социальный маркер. Если ты выступаешь за один государственный язык, не важно, на каком ты говоришь и думаешь, ты – наш человек, патриот украинской нации. Соответственно, любые политические силы, которые выступают за сохранение украинского языка как единственного государственного, воспринимаются националистами как хорошие. Любые другие партии, которые предлагают закрепить юридически де-факто существующее двуязычие, воспринимаются как враждебные, объявляются предателями и врагами народа. Просто потому, что они подрывают нынешние основы украинской государственности, построенной на национализме.

Национальная идея подразумевает, что украинцы не имеют общего корня с русскими, а Украина это не Россия. Это надо как-то доказать. Поэтому и говорят, что у украинцев есть свой особый язык. С конца XIX века националисты усиленно создавали украинский язык, максимально противопоставляя его русскому литературному языку. Украинский язык изначально создавался как язык нерусский. Язык изначально был краеугольным камнем украинской национальной идеи.

Отсюда и политика националистов. Не важно, на каком языке ты думаешь, но если ты публично выступаешь за украинский язык, то ты верный патриот Украины.

Понятно, что это положение несколько шизофренического плана. Получается, что люди говорят на русском, но требуют его запретить. Язык стал не только средством коммуникации и психологического становления личности, но и символической ценностью. С точки зрения символической ценности украинский язык для националистов «абсолютное всё». Даже если на этом языке никто никогда не будет говорить, как символическая ценность он остается.

Поэтому спекуляции на языковые темы были, есть и будут до тех пор, пока будет существовать украинское национальное государство.

Мы знаем, что на Украине много лжи произносится носителями русского языка, но одновременно большое количество тех, кто общается в повседневной жизни на украинском, выражают общерусские ценности и выступают против украинского национализма.

Разлом проходит не по принципу использования языка, а по отношению к нему как к символической ценности.

«СП»: – Зачем же тогда некоторые украинские националисты критикуют своих русскоязычных сторонников?

– На Украине достигнут некий компромисс. Те, кто выступает против русского языка, и носители русского языка в среде сторонников украинской идеи друг друга отлично понимают. Одни говорят, что все русскоязычные это предатели, сепаратисты и враги, а русскоязычная аудитория, готовая воевать за Украину, мыслит в тех же категориях. Они понимают значение украинского языка как символической ценности, но просто не говорят на нем. Так что консенсус есть, хотя внешне он выглядит странно.

«СП»: – Но вот Юрий Бирюков возмутился призывами объявить всех русскоязычных предателями.

– Но намного больше тех, кто не возмущается. Я поделюсь своим опытом общения с украинскими националистами. Мне человек говорит: «Я сам говорю на русском языке, моя семья тоже, я этнический русский, но у нас государство называется Украина и в ней должен быть украинский язык». К такой странной логике граждан приучили, и они не могут понять, что в одной стране может быть несколько языков.

Что касается Бирюкова, то он просто понял государственную политику. Наконец-то русскоязычным сторонникам украинского национализма объяснили, что они люди «второго сорта», а не равноправные граждане. И чем больше будет радикальных заявлений от «ортодоксальных» украинцев, тем лучше.

«СП»: – Как же «свидомые» собираются воевать за единую страну?

– По сути дела, нынешнюю политику Киева можно назвать внутренним колониализмом, когда существует «высшая раса» этих «свидомых», а есть море «папуасов», которых можно обирать, грабить, при необходимости истреблять. Эта идея внутреннего колониализма в среде украинских националистов разрабатывалась даже на теоретическом уровне.

Политолог Станислав Бышок полагает, что сторонники украинского национального государства просто обречены бесконечно искать новых внутренних врагов:

– Как говорится, лучше поздно чем никогда. После года борьбы русскоязычные украинцы понимают, что им не за что сражаться. Что в государстве установилась идеология украинского национализма, которая всегда своего главного врага видела в московском государстве в любых его формах, будь это царская Россия, коммунистическая, капиталистическая или какая-то еще.

И нет ничего удивительного, что у сторонников национализма после обнищания людей, отпадения территорий от Украины возникает вопрос: кто виноват? Естественно, по их мнению, виновата Россия. Но не только. Делается вывод, что помимо России виновата и какая-то «пятая колонна», какие-то агенты. Уже почти задавили компартию, вынудили распуститься «Партию регионов». Но ситуация не улучшилась. Кто же виноват? И решили, что русскоязычные и все те, кто хоть как-то ассоциируется со страной, которая якобы виновата во всех бедах Украины.

События развиваются вполне закономерно. После победы Майдана украинские националисты продолжают борьбу до «победного конца». То есть - до полного размежевания с русскими и русскоязычными областями.

«СП»: – О какой же тогда единой и неделимой Украине говорят в Киеве?

– Это очень интересный вопрос. Чем отличается русский национализм от украинского? Русский национализм говорит о единстве русских, в том числе тех, что за рубежом. Украинский же национализм настроен на размежевание. И не только с русскими, но и с теми украинцами, которые думают не на том языке, не за те партии голосуют.

В этом парадокс. Украинский национализм вещает о единой Украине, но разделяет страну похлеще мнимой «пятой колонны». Националисты не понимают противоречий между идеей единой страны и галицийским пониманием истории и культуры народа.

«СП»: – Недавно и Порошенко заявил, что русский язык никогда не станет государственным.

– Порошенко продолжает «скакать». Что ж, украинские политики дождутся, что половина Украины перестанет быть Украиной.

«СП»: – Получается, что националистов не смущает дальнейший раскол страны?

– Украинские националисты нечувствительны к противоречиям и не обладают способностью учиться на ошибках, даже на собственных. Они не могут сопоставить нынешнюю ситуации с той, что была год назад. Россия предлагала кредит в 15 миллиардов долларов, Крым был в составе Украины. По идее, националисты должны были задуматься, не переборщили ли они со своей революцией?

http://svpressa.ru/society/article/103709/