Нашу восточную соседку в России принято считать осколком СССР в лучшем смысле этого слова, в том числе в плане верности общерусской культуре и слабости местечкового антирусского национализма. Тем более неожиданными оказались события недавних дней, когда полный стадион в Борисове на матче сборных Украины и Беларуси скандировал «Слава Украине!», причем кричали, как приезжие, так и свои болельщики, устроив что-то типа переклички.

Да, Беларусь не Украина. В Западной Беларуси нет тех радикальных настроений, которые уже во времена позднего СССР цвели пышным цветом где-нибудь на Ровенщине или Тернопольщине. Вот, например, свидетельство такого матерого либерала как Леонид Ярмольник в интервью «Дождю» в марте этого года: «Я точно помню, что когда я учился 10 лет, я уже был взрослым, я не понимал этой ненависти и неприязни, я не понимал ее природу». Но она была. В Западной Беларуси, несмотря на ее полонизацию в XVI-XIX веках, этого нет и сейчас. Поэтому национализм в Беларуси – такой же, каким был бы на Украине, не будь в составе последней западных областей. Он преимущественно образованно-городской.

При том – живые наблюдения автора всего год назад – Минск не похож на Киев тем, что практически никто не говорит здесь на белорусском. Более того, даже местные жители удивлялись в случайных беседах– для чего все указатели в городе, все баннеры и официальные объявления на белорусском?

Но есть фанатская среда. А в ней популярны, во-первых, антисистемность, во-вторых, «правые взгляды», на практике представляющие из себя довольно банальное сочетание расизма и неонацизма («белая раса», руны, кельтские кресты и прочее). Впрочем, есть фанаты, которые стоят на антифашистских левацких позициях, прежде всего это торсида минского «Партизана», бывшего «МТЗ-Рипо», а также еще ряд провинциальных фанатских движений, в основном в городах, где в 1990-е годы были сильны анархисты и антиглобалисты (Беларусь в этом плане тогда показывала высокий уровень для бывшего Союза, ее представители приняли участие уже в первых антиглобалистских столкновениях в 1999 году в Праге).

Фанатские сообщества в Беларуси не столь уж велики численно, как, например, в России, напоминая скорее аналогичные на Юго-Востоке Украины. Но со они временем стали союзниками новых бандеровцев и проводниками их идей. Логика проста – субкультура-то у молодых харьковских, одесских или минских и борисовских фанатов абсолютно та же, что у львовских и киевских, а своих привлекательных образцов национализма, которые можно было бы «подстроить» к общему «правому» фундаменту нет, да и изначального отторжения от поклонников Бандеры, Шухевича и Шандрука – тоже. Скорее была даже некая предрасположенность к инфицированию агрессивной необандеровской идеологией – ведь вышеперечисленные деятели были «против коммунистов» и успели повоевать в качестве союзников Третьего рейха.

Поэтому совершенно неудивительно, что уже в конце января 2014 года, когда «Правый сектор» уже открыто обозначился как главная ударная сила Майдана, привлекая к себе симпатии всех европейских неонацистов, публичные акции в поддержку майдановцев в Беларуси последовали именно со стороны футбольных фанатов. Первую акцию провели фанаты минского «Динамо», главные трендсеттеры «правых» настроений в белорусском околофутболе, вывесившие с моста прямо в центре Минска огромный баннер с надписью «Украина, мы с вами!» и скрещенными жовто-блакитным и бело-красно-белым (этот флаг Белорусской народной республики 1918 года употребляют местные «незалежники»), к которым сбоку были пририсованы кельтский крест (международной символ неонацизма) и 88 (популярный у праворадикалов числовой шифр Heil Hitler, по порядковому номеру буквы в латинском алфавите).

Затем последовала фотосессия двух десятков фанатов ФК «Батэ» (Борисов) с тем же бело-красно-белым флагом и баннерами «Трымайся, Украина! Мы с вами!» и «Героям слава». Затем, уже в апреле, перекличка «Слава Украине, героям слава!» на трибуне «динамиков» во время домашнего матча с донецким «Шахтером». На выездном матче во Львове 10 июня белорусские фанаты уже пели на трибунах матерную песню про Путина, подражая своим украинским собратьям. Вообще надо отметить, что минские фанаты давно дружат со своими собратьями из «Бандерштадта», и на трибунах «Карпат» регулярно появляются баннеры «Динамо».

Своеобразным апофеозом демонстрации белорусско-украинского единства фанатов стало появление 8 сентября на трибунах белорусских фанатов в Люксембурге баннера в честь битвы под Оршей 1514 года, где войска Речи Посполитой, включавшей тогда земли Беларуси и Украины, разбили «москалей». И сразу же после этого стартовала подготовка к матчу сборных Украины и Беларуси 9 октября в Борисове.

О том, что на этом матче готовится «перформанс солидарности с Украиной», еще 30 сентября сообщило радио «Свобода» со ссылкой на футбольного белорусского активиста Евгения Адерихо (после матча он вместе с еще несколькими был задержан милицией).

Вторая категория местных поклонников майдана и «Правого сектора» – это радикальная часть оппозиции, которая группируется вокруг «Молодого фронта» и каждый год 25 марта выходит на День Воли. В этом году шествие проходило под лозунгами «Слава Украине!», а «молодофронтовцы» несли баннер, где на красно-черном фоне (флаг ОУН-УПА) было крупно написано «Герои не умирают». Над этой надписью красовались портреты не только культовых фигур белорусского национализма вроде генерала Булак-Балаховича, но еще и Бандеры и Шухевича. Хотя, между прочим, Шухевич был заместителем командира 201-го охранного батальона, который в 1941-1942 годах жег деревни Беларуси. Но ныне, как заявляет один из лидеров «Молодого Фронта» Земицер Дашкевич, он и его соратники «уважают Бандеру как национального героя Украины». Хроническим неудачникам так хочется повторить успешный пример майдана! Тут уж не до своего народа, право…

Какова численность белорусской несистемной оппозиции? Она невелика. На День Воли из года в год собираются две-три тысячи человек. Число праворадикалов, окопавшихся на трибунах или в иных субкультурных сферах, на порядок ниже.

С другой стороны, то, что мы пока видим – лишь вершина айсберга. И майдановцы на первых порах собирали гораздо меньше, чем в феврале-марте. Это «твердый актив», и его функция – стать основой, которая, как снежный ком, обрастет тысячами.

Вопрос в другом – в Беларуси пока нет идеи, под флагами которой радакалы могли бы собираться. Да, у некоторой части населения есть недовольство Лукашенко, но на сверхидею, ради которой надо идти на баррикады, это не тянет. На Украине протест против Януковича был жестко мотивирован антироссийски и антирусски, отсюда и его упорство и ожесточение. В Беларуси такого электората нет – нет ни готовых моментально приехать и стоять день за днем на площади десятков тысяч западенцев, ни тем более такого же количества сочувствующих и поддерживающих майдан жителей столицы.

Судя по всему, это сейчас активно пытаются исправить, умело переформатируя мышление белорусов по украинским лекалам, где главное - «мы не Россия», а остальное уже вторично. «Украинская мода на вышиванки, возродившаяся вместе с ростом патриотизма в соседней стране, пришла и в Беларусь, – сообщал 5 октября портал By24.org, откровенно симпатизирующий местной и украинской оппозиции. – Уже этим летом на улицах Минска можно было встретить людей как в традиционных вышиванках, так и в их современных стилизациях – так называемых «вышимайках». Причем, зачастую «белорусские» вышиванки попросту повторяли один в один украинские, либо же это были откровенно незатейливые подделки под некое «славянское этно» вообще. Апофеозом всей этой компании стал прошедший 5 октября в минском клубе «ДК» на проспекте Толбухина фестиваль «День вышиванки», первый за все время существования независимой Беларуси. Мероприятие, которое, по разным данным, посетило за день от 1300 до 2000 человек, как отметила белорусская редакция радио «Свободы», «его организаторы рассматривают как день белорусской культуры».

Все как на Украине, где вышиванки возведены в какой-то национальный культ, причем повальное увлечение ими началось сравнительно недавно, с начала 2010-х годов. В апреле 2010 года по Львову прошагали стройными рядами сотни парубков и дивчин в вышитых рубахах, неся в руках символику дивизии СС «Галичина», к чьему юбилею этот «марш вышиванок», ставший ежегодным, и был приурочен. В марте 2011 года в «Бандерштадте» прошел и «марш в вышиванках» футбольных болельщиков, участники которого несли огромные портреты первого вождя ОУН Евгена Коновальца и командующего УПА Романа Шухевича. Никто тогда, конечно, еще не знал, что через несколько лет во время таких же шествий будут избивать и жечь заживо людей, объявляя их покушающимися на украинскую землю и украинское достояние «колорадами».

На том же фестивале была представлена и «национальная» альтернатива георгиевской ленточке, ставшей чересчур неприятной националистам на той же Украине и как связь с Победой 1945 года, и как символ ополчения.

Надо быть совсем наивным человеком, чтобы не понимать: все эти настроения активно поддерживаются Западом. И уже есть первые признаки того, что к национал-радикалам потекли денежки из США и ЕС.

http://svpressa.ru/society/article/100882/?mrat=1