Манипуляция -  инструмент управления человеком, в результате применения которого управляемое лицо совершает такие действия, которые без применения этого инструмента никогда бы не совершило или воздерживается от  действий, которые обязано было совершить.

Ложь -  естественный спутник и наиболее приметный маркер манипуляции, потому что попытки управлять человеком, группой людей, без согласования с ними целей и инструментов достижения этих целей, неизменно натыкаются на сопротивление. И в этом случае перед инициатором управляющего воздействия открываются два пути:

А) попытаться заставить выполнить навязываемое им действие, то есть сломить сопротивление (открытое управление);

Б) замаскировать управляющее воздействие так, чтобы оно не вызвало возражения (скрытое управление).

Морально ли тайно управлять другим человеком против его воли? Это зависит от степени моральности целей управляющего. Если его цель — получить личную выгоду за счет жертвы, то, безусловно, аморально.  Но так как манипулирование с добрыми намерениями – скорее исключение, чем правило, будем считатать, что манипулирование - это управление человеком против его воли, приносящее инициатору односторонние преимущества. Инициатора, управляющего воздействием, будем называть манипулятором, а адресата воздействия — жертвой (манипуляции).

Таким образом, манипулирование — это вид скрытого управления, определяемый эгоистическими целями манипулятора, наносящего ущерб (материальный или психологический) своей жертве.

Манипулирование невозможно без создание соответствующих условий, описание которых приводит в своей книге «Просвещенное сердце» Бруно Беттельгейм (Bruno Bettelheim), из которой мы можем выделить целый регламент по манипулированию, состоящий из следующих правил:

Правило 1. Заставь человека заниматься бессмысленной работой.

Правило 2. Введи взаимоисключающие правила, нарушения которых неизбежны.

Правило 3. Введи коллективную ответственность.

Правило 4. Заставь людей поверить в то, что от них ничего не зависит.

Правило 5. Заставь людей делать вид, что они ничего не видят и не слышат.

Правило 6. Заставь людей переступить последнюю внутреннюю черту.

Манипулятор абсолютно неосознанно, но от этого не менее настойчиво всегда пытается вокруг себя создать атмосферу раздробленности, когда „homo homini lopus est” и  нет понятия "свой". Чтобы достичь этого, нужно сломать нравственность. Показателем сломанной нравственности является поведение, когда свой предает и поедает своего. Наиболее яркий и полнокровный пример манипулирования, который  вовсю сегодя практикуется на homo sapiens, применяется испокон веков людьми в борьбе со своими конкурентами за место под солнцем – с крысами:

«Эти животные в первую очередь известны своей невероятной выживаемостью. Основа такой живучести — в социальной сплоченности. Крысы невероятно социальные животные. Они вместе ходят "на дело", помогают друг другу, защищают, если есть возможность, забирают с собой раненых. Крысы ощущают себя единым организмом и ведут себя как единый организм. Они быстро обмениваются информацией, быстро предупреждают об опасности, передают навыки защиты. В таком поведении нет индивидуальной выгоды. Защитный механизм имеет нравственную природу.»

Эксперименты, проведенные американскими биологами, показали, что крысы целенаправленно помогают своим попавшим в беду товарищам и даже делятся сними лакомством, которое могли бы съесть в одиночку. Крысы выпускают друг друга из ловушки даже в том случае, если освобожденный оказывается после этого в отдельном помещении, так что наблюдаемое просоциальное поведение нельзя объяснить желанием скрасить свое одиночество. По-видимому, вид запертого сородича вызывает у крысы отрицательные эмоции, от которых можно избавиться, только придя ему на помощь.

Один из самых эффективных способов борьбы с крысами основан на разрушении защиты. Так как защита имеет основанием нравственность, способ в итоге основан на разрушении нравственности. Всем нельзя сломать нравственность. Можно сломать одиночке, да и то не сразу. Ломают постепенно. Для этого создают условия, когда рациональная логика приобретает решающее значение. Главное, заставить совершить первый шаг — действие, до этого находящееся под абсолютным табу.

Делается это следующим образом. Берут крупную и сильную крысу, долго морят ее голодом, а потом бросают к ней в клетку только что убитую крысу. После некоторых раздумий она пожирает своего мертвого собрата. Рациональная логика подсказывает: это уже не собрат, это пища. Ему все равно, а мне выжить нужно. Значит, кушать надо.

Второй раз планка безнравственности поднимается выше. В клетку бросают еле живое животное. Новая "пища" хоть и почти мертвая, но все же живая. И снова рациональная логика подсказывает решение. Он все равно умрет, а мне нужно жить. И крыса опять ест себе подобного, теперь уже практически живого.

Третий раз в клетку бросают вполне живую и здоровую "пищу", слабого крысенка. У сильной крысы снова включается алгоритм рациональной логики. Есть все равно нечего, говорит она себе. Что толку, если мы оба погибнем? Пусть выживет сильнейший. И сильнейший выживает.

У крысы на принятие решения с каждым разом уходило все меньше времени. При этом уровень безнравственности каждого нового пожирания был все больше. Через некоторое время крыса вообще не думала. Она относилась к своим соотечественникам как к пище. Едва ей подбрасывали в клетку новую крысу, она тут же накидывалась на нее и пожирала. С момента, когда она вообще не думала, жрать или не жрать, ее нравственность была сломлена. Далее ее выпускали назад в общество, откуда в свое время взяли. Это уже была не та крыса. Это уже было существо без признаков нравственности. В своих поступках оно руководствовалась только логикой эгоизма. Но окружающие не знали этого. Они принимали ее за свою и полностью доверяли.

Очень быстро существо, внешне похожее на крысу, приходило к мысли: зачем где-то искать пищу, если она кругом, теплая и свежая. Рациональная логика определяла характер действия. Крысоед выбирал ничего не подозревающую жертву и пожирал ее.»

Точно по такой же, детально скопированной с практики борьбы с крысами, происходит дрессировка потребителей. Логика проста и незамысловата. Потребительское общество требует потреблять. Любые ограничения потребления опасны и подлежат немедленной и безжалостной утилизации. Всё, что мешает потреблять – в топку. Живи сегодня! Бери от жизни всё! Полюби себя! Дети? Не сейчас, позже, потом... а лучше – никогда. Родители? Пережиток! В дом престарелых.

Потребительское общество учит: своих в природе нет. Все -  чужие, все — потенциальная пища. Самая оптимальная пища те, кто находится рядом и считает себя твоим близким. И не подозревает, что ты на самом деле воспринимаешь его, как корм. Он верит, а ты его жрешь.

Человеческая сущность естественно противится такому поведению. Приходится задействовать тяжелую артиллерию:

Сколько миллионов телезрителей прилипало к экранам, когда шла передача «Последний герой»! А ведь парадигма этой передачи абсолютно людоедская – попадая в экстремальные условия, там, где надо было бы сплотиться для выживания, люди должны были каждый день «съедать» одного из своих «братьев по несчастью». Технология выращивания каннибалов –крысоедов  воспроизведена абсолютно скрупулезно. Весь удар сконцентрирован на разрушении нравственности. Всеми способами выжигается понятие свой.

Своих не может быть (не должно быть) даже в семье. Особенно – в семье! Вот где крысоводы оттягиваются со знанием дела:

Задайте поисковику вопрос «как стать стервой» и оцените красавцы-заголовки:

«Хочу быть стервой! - Пособие для настоящих женщин»

«От половой тряпки к девушке его мечты»

«Уже давно позабыты те времена, когда слово «стерва» в адрес женщины звучало как оскорбление»
И тексты под этими заголовками:

«Вызывающая желание у мужчин и ненависть, а порой даже зависть, у женщин, она идет по жизни легко и непринужденно, ни на чем не заморачиваясь и ни о чем не жалея.»

«Если Вы готовы переступить и пойти дальше без угрызения совести и четким осознанием того, что Вас это не касается, Вам это не нужно – тогда вперед, смело шагаем к своей мечте!»

Ну и как естественное продолжение обучения - конкурсы красоты, которые мне почему то хочется называть конкурсами крысоты, а равно - всевозможные и разные варианты реалити-шоу (от одного только «Званый ужин» аппетит пропадает на неделю – рекомендую всем, желающим похудеть), и уж совсем не к ночи упомянутый «Дом 1 – Дом 2», где главным достоинством считается умение своевременно выстрелить в спину ближнему своему и тем самым утвердиться на пьедестале из папье-маше.

Эта же философия легко и незамысловато переносится на уровень экономики, где так необходимая кооперация и взаимовыручка заменяется людоедскими: «Ничего личного – только бизнес» и «Боливар не выдержит двоих». Ну и конечно в политику, где опять же тихой сапой, медленно но верно, как  крысоводы воспитывают крысоедов, политтехнологи выращивают каннибалов:

«Первый слом, поедание трупа, это обещание того, что заведомо выполнить нереально. Логика: если не будешь обещать с три короба, тебя не выберут. Выберут другого, хуже тебя, который обещает, что рот выговорит. Раз в любом случае общество будет обмануто, но в одном случае ты окажешься в числе дураков, а во втором случае в числе избранных, пусть будет второй вариант.

Аналог второго этапа слома нравственности, пожирание полуживого собрата, это торговля местами в своей партии. Логика тоже понятная, на выборы нужны деньги. Если строить из себя "гимназистку", деньги возьмут конкуренты. В итоге деньги все равно кто-то возьмет, и в любом случае будет выбран.Раз это неизбежно, то пусть лучше я возьму, чем кто-то.

Третий этап, пожирание живого и здорового собрата, — лоббирование законов, идущих во вред стране. Логика та же самая. Если ты откажешься участвовать в прямом грабеже общества, его ограбят другие. Людоедский закон все равно протолкнут, а раз так, какая разница, через кого это будет сделано? Лучше пусть через меня.

В результате сегодня политический публичный сектор представляет собой сборище "крыс" последней стадии. У них нет ничего святого, ничего личного, только бизнес. И этот процесс не может остановиться. Он будет совершенствоваться, подчиняясь рациональной логике.»

А на запрос поисковика «политики о народе» в глазах рябит от циничных откровений власть предержащих: от инфантильного «ну как можно было не обещать» до людоедского «народ – это быдло, которому надо стойло». Всё правильно. Всё закономерно. Корм невозможно любить, потому что тогда его не сможешь есть.

Проблем у каннибалов-крысоедов две, но обе глобальные и нерешаемые:

Каннибал-крысоед постоянно боится. Ибо, закусывая своим ближним, он постоянно рискует сам угодить на обед в качестве главного блюда. Даже если у него крепкие зубы и звериное чутье, не дай бог – подставишь спину, не дай бог – ослабишь хватку... Где-то совсем рядом бродит другой каннибал с более мощным хватательно – жевательным аппаратом и очень внимательно смотрит на окружающих, выбирая поупитаннее... Поэтому неудивительно, что у олигархов такие напряженные лица, лица приговоренных к прижизненному съедению.

Воспроизводство каннибалов надо постоянно поддерживать, ибо они сами не размножаются, зато прекрасно рекрутируются. Но поддерживая (и расширяя) это воспроизводство, они вопроизводят и поддерживают конкурентов за место под солнцем, которые... смотри пункт 1й.

Ну а тем, кто еще не готов ходить по головам и закусывать человечинкой?  Им то что делать? Как выживать в условиях, когда количество каннибалов на один квадратный метр в мегаполисах превышает количество этих метров? В фильме «Чужой» инопланетная зверушка хотя бы внешне легко идентифицировалась, а эти то выглядят, ведут себя и даже пахнут, как настоящие и даже лучше. И вот тут главным, если даже не единственным,  маркером выделяющим каннибала среди обычных людей,  является болезненная страсть к манипулированию окружающими по делу и без. Имеющий глаза да увидит.

Крысы против крысоедов

«Когда у крысиного сообщества не оставалось сомнений, что среди них завелся волк в овечьей шкуре, крысы просто уходили из этого места. Причем, уходили в ста случаях из ста. Животные словно боялись отравиться флюидами трансформированной крысы. Они боялись стать такими же. Инстинктивно чувствовали: если их сознание впитает новые установки, возникнет общество без тормозов, общество предателей, общество потребителей. Атмосфера безнравственности разрушит механизм социальной защиты и погибнут все.»

Примерно то же самое, пока не осознанно, на уровне рефлексии, демонстрирует сегодня человеческий социум. Дауншифтинг, то есть сознательный переход из более обеспеченных слоев общества, где удельный вес каннибалов выше, в менее обеспеченные, где их не так удушающе много – это и есть инстинктивное, но абсолютно верное подражание природной мудрости крысиного сообщества. Тем более, что дауншифтинг – явление отнюдь не новое. Диоген, Диоклетиан, Лев Толстой – наиболее известные сознательные дауншифтеры.

Инстинктивные дауншифтеры сегодня – это огромная часть молодежи, которая отказывается от включения в «крысиные бега» за карьерой и деньгами. Ей скучно заниматься мелкими интригами в борьбе за кресло 4го помощника 5го менеджера. Она хочет свободы от крысоводов. Всё это пока – неосознанная рефлексия, но и сама рассматриваемая сегодня проблема  угрозы существования цивилизации со стороны манипуляторов-каннибалов – это абсолютно новый вызов,  до конца еще не осознанный, и уж тем более – не изученный и не включенный в риперториум. Хотя идея – изолироваться от  людоедов, не вступая с ними в контакт,  мне нравится.

Вполне возможно, найдется на этих нелюдей и более эффективное лекарство. Должно найтись. Хотя бы потому, что эгоизм, вопреки уверениям мизантропов-гедонистов, отнюдь не поощряется природой:

«Мы обнаружили, что эволюция накажет вас, если вы будете эгоистичным и жестоким», говорит ведущий автор исследования, профессор микробиологии и молекулярной генетики Кристоф Адами. «В краткосрочной перспективе и против некоторых специфических оппонентов, некоторые эгоистичные организмы могут получить преимущество. Но эгоистичное поведение не поддерживается в масштабах эволюции».

Статья с результатами этого исследования была опубликована в журнале «Nature Communications»

http://msutoday.msu.edu/news/2013/evolution-will-punish-you-if-youre-selfish-and-mean/

и основана на теории игр, которая используется в биологии, экономике, политологии и многих других дисциплинах. Большая часть последних 30 лет исследований была сконцентрирована на происхождении кооперации, поскольку она обнаружена у многих форм жизни, от одноклеточных организмов до людей.

Авторы этого исследования, Кристоф Адами и Аренд Хинтц имели сомнения, что следование стратегии нулевого детерминанта (ZD) фактически уничтожит кооперацию и породит мир, полный эгоистичных существ. Поэтому они использовали компьютерные вычисления, чтобы провести сотни тысяч экспериментальных игр, и обнаружили, что ZD-стратегии никак не могли быть порождены эволюцией. В то время как такие стратегии дают преимущество, когда применяются против оппонентов, которые их не используют, они плохо работают против других ZD-игроков.

«В ситуации эволюции с разными стратегиями популяций вам необходима дополнительная информация, чтобы точно различать друг друга», говорит Адами.

«Единственной надеждой на выживание для ZD-игрока будет понять, кто его оппонент», рассказывает Хинтц. «И даже если ZD-игроки будут выигрывать до тех пор, пока не останется никого кроме других ZD-игроков, в долгосрочной перспективе им придётся отойти от своих эгоистичных стратегий и стать более кооперативными. Таким образом, они уже не будут ZD-игроками»

Сотрудничество - неотъемлемый признак как человеческого общества так и животного мира. Муравьи живут колониями. Львы охотятся группами. Рабочие пчелы трудятся на собратьев и даже гибнут, защищая улей.

Конфликт между индивидуальными интересами и общественной пользой озадачивал ученых многие десятилетия.

Трио исследователей (помимо Флатта в него вошли математик Тимоти Киллингбэк и швейцарский программист и популяционный биолог Джонас Бьери (Jonas Bieri) разработало уникальную, не похожую на любую другую модель, которая теоретически способна объяснить пользу от сотрудничества. По их расчетам, альтруисты не просто выживают, но процветают и поддерживают свою численность в далекой перспективе. Достоинство новой модели, по мнению ее же главного создателя Флатта, кроется, прежде всего, в необыкновенной простоте и одновременно универсальности подхода, который можно применять к сотрудничеству на всех биологических уровнях «от букашки до человека»

(Proceedings of the Royal Society B: Biological Sciences.)

В это же время американский антрополог Сэмюэль Боулс (Samuel Bowles), обобщив все доступные археологические и этнографические данные, пришел к выводу, что уровень межгрупповой агрессии у палеолитических охотников-собирателей был достаточно высок, чтобы обеспечить распространение в человеческой популяции генов, ответственных за внутригрупповой альтруизм. Несмотря на то что носители «генов альтруизма» чаще погибали и оставляли меньше потомства по сравнению со своими соплеменниками-эгоистами, «гены альтруизма» всё равно должны были распространяться — при условии, что присутствие в племени самоотверженных героев-альтруистов хотя бы немного повышало шансы на победу в войне с соседями.

Ну а если уж совсем деградируем, будем учиться у братьев наших меньших:

Эксперименты с полуторагодовалыми детьми и молодыми шимпанзе показали, что и те и другие готовы бескорыстно помочь человеку, попавшему в затруднительную ситуацию, если только могут понять, в чем состоит трудность и как ее преодолеть. Бескорыстный альтруизм у шимпанзе впервые удалось зарегистрировать в строгом эксперименте. Прежние попытки такого рода оканчивались неудачей из-за того, что в ходе эксперимента, чтобы продемонстрировать альтруизм, шимпанзе должны были поделиться с кем-то пищей. Но на этот раз экспериментаторы не требовали от них столь ужасных жертв, и всё получилось.

(Felix Warneken, Michael Tomasello. Altruistic Helping in Human Infants and Young Chimpanzees // Science. 2006. V. 311. P. 1301-1303.)

Надеюсь и у нас получится.

http://seva-riga.livejournal.com/452593.html