Австралия — сырьевая колония Азии

По словам Стива Сарджента, главы подразделения General Electric в Австралии, люди удивляются, узнав о том, что страна с населением 22 млн. человек стала для компании крупнейшим рынком сбыта, даже больше, чем Китай. А такой неожиданный успех объясняется просто - взрывным ростом добывающего сектора. Компания продает локомотивы, турбины и подводные системы для крупных добывающих и энергогенерирующих проектов, рассыпанных по всему острову. Думаете, мы имеем дело с блистательным взлетом австралийской экономики?

Ошибаетесь. "На самом деле, нашу продукцию покупают не австралийцы; в конечном счете, все оплачивают три млрд. людей к северо-западу отсюда", - добавляет Стив. "Если развивающиеся страны Азии - это локомотив роста мировой экономики, то богатая минералами Австралия - ее топливный склад".

Австралия добилась процветания, привязавшись к Азии, в частности, к процессам урбанизации в Китае. Экономика страны растет уже 21 год подряд, безработица держится ниже 5% и, в отличие от большинства стран Европы гордится своим сильным банковским сектором и кредитным рейтингом ААА. Экономический центр тяжести смещается к Азии, а Австралии это на руку, как никакой другой развитой стране. С 2007 года экономика страны растет более чем на 10% в год. "Минули дни, когда мы искали вдохновения и утешения у американцев и британцев. Теперь наша очередь показать им, как надо работать", - утверждает журналист Джордж Мегалодженис в своей последней книге The Australian Moment (Звездный час Австралии).

Австралия - сланцевые бассейны

Австралия - сланцевые бассейны

На первый взгляд связи с Азией кажутся благом и спасением для страны, но как бы они не обернулись проклятием, особенно, если два главных азиатских супергиганта - Китай и Индия - начнут серьезно сбавлять обороты. Некоторые пессимисты (или реалисты?) полагают, что у всякой медали есть оборотная сторона, и Австралия, превратившись в "шахту на задворках Китая", попала в зависимость от сырьевого сектора. Аналитики опасаются, что, разленившись и успокоившись, она своими насосными установками не только выкачивает нефть, но и надувает пузырь на кредитном рынке. Благосостояние Австралии выросло, а желание принимать трудные решения, необходимые для повышения темпов роста производительности у компаний и правительства поубавилось (по оценкам экономистов производительность должна вернуться к годовому росту на уровне 1.5% от 0.4% за период с 2006 по 2011 годы).

"Если спрос Китая на природные ресурсы будет таким же высоким, все в порядке. Но если нет - плохи наши дела. Не исключено, что беды не миновать в любом случае", - считает Дилан Грайс из Societe Generale. Из-за бума в добывающем секторе курс австралийского доллара вырос настолько, что производители в обрабатывающем секторе просто не способны конкурировать на мировом рынке. Туризм, розничный сектор и образование, дающие рабочие места 3 млн. человек, тоже не в лучшей форме. Иностранные туристы и будущие студенты считают, что ехать в Австралию слишком дорого, хотя еще десять лет назад она привлекала их как раз своими умеренными ценами. Между тем, зарплаты в добывающих предприятиях выросли настолько, что другие отрасли экономики просто не способны конкурировать с ними за квалифицированный персонал.

Сырьевая зависимость на примере Науру

Учитывая эти факторы, многие задаются вопросом, не страдает ли экономика от "голландской болезни" - ее главный симптом - это перекос экономики из-за высоких доходов в добывающей отрасли. Чтобы добиться успеха, Австралии нужно пересмотреть то место, которое она занимает в мировой экономике. "Проблема Австралии больше психологическая, чем экономическая. Страна должна понять, почувствовать себя частью региона, перестать быть анклавом белых, которым достался целый континент в личное пользование", - отметил Пол Китинг, бывший премьер министр. "Нам нужно больше социальной и психологической открытости по отношению к странам, где нет выходцев из Европы", - добавил он.
Последние статистические данные по экономике (которая выросла на 4.3% с начала года по март) и уровню занятости (который в мае вырос на 40 тыс. рабочих мест) рисуют радостную картину, но на деле все гораздо сложнее.

Многие австралийцы восточных городов, в частности Сиднея и Мельбурна, которых не коснулся добывающий бум западного побережья, не видят и не чувствуют никаких преимуществ. "С октября у меня уволились два опытных механика - уехали в шахты", - жалуется Берик Линтон, владелец автосалона на Золотом побережье Квинсленда. "Мы не можем предложить им такую же зарплату", - поясняет он, добавляя, что из-за нехватки механиков в Австралии он вынужден искать их в Европе.

Австралия - водный стресс

Австралия - водный стресс

Частично это связано с высоким валютным курсом. Компании с трудом конкурируют, потому что австралийский доллар упрямо держится на уровне паритета с долларом США. В прошлом году число рабочих мест в добывающем секторе выросло на 60 тыс., а розница и обрабатывающие предприятия потеряли 50 тыс. рабочих мест. Деньги льются рекой в горнодобывающие и газовые проекты, поэтому, по оценкам Минфина, сектора экономики, так или иначе связанные с сырьем, в течение ближайших двух лет будут расти в среднем на 9% в год. Между тем, рост остальных сегментов экономики не превысит 2% за тот же период. Последние данные также наглядно демонстрируют раскол в экономике: спрос в богатых природными ископаемыми западных областях вырос на 14.5% с начала года по март - что в три раза выше общенационального показателя.

Не трудно догадаться, что такой раскол будет иметь политический резонанс. Уэйн Свон, министр финансов от правящей партии лейбористов, открыто критикует миллиардеров и горнодобывающих магнатов, таких как Джина Райнхарт, которая недавно получила титул самой богатой женщины в мире. По его словам, они используют свое благосостояние, чтобы "вставлять палки в колеса социально ориентированной политике и экономическим реформам". "Горстка людей прикарманила львиную долю национальной экономики, и теперь считает себя в праве определять будущее Австралии в зависимости от своих собственных интересов", - добавил он, комментируя инвестиции Райнхарт в Fairfax Media - крупнейшую медийную компанию страны, которой принадлежит Sydney Morning Herald.

Как управляют сырьевыми рынками?

Продолжаются споры с непопулярным правительством лейбористов, которым суждено потерпеть поражение на следующих выборах. Они используют бюджет, чтобы "распределить прибыли от бума в добывающей отрасли", и предлагают потратить еще 5 млрд. австралийских долларов на семьи с низким и средним уровнем дохода. Не удивительно, что горнодобывающим магнатам это не по нраву. "Нападки на людей и отдельные экономические сегменты не помогут завоевать доверие - ничего хорошего из этого не выйдет. Печально, но гонениям подвергся именно ресурсный сектор - часть экономики, которая способна расти и создавать рабочие места для многих австралийцев", - заявил Жак Нассер, председатель BHP Billiton.

"У нас промышленность мирового уровня, и австралийцы могут ей гордиться. Но мы работаем в отрасли с очень высокой конкуренцией, особенно в непростых условиях мирового кризиса". Темпы роста китайской экономики постепенно снижаются, и для австралийского добывающего сектора это не сулит ничего хорошего. "Даже если китайские власти не пустят дело на самотек, их спрос на сырье в течение ближайших пяти лет может снизиться гораздо сильнее, чем мы предполагаем", - отметил Брайан Маквари из Macquarie Securities. Крупнейшая в мире добывающая компания понимает, чем рискует. Последние несколько месяцев руководство компании весьма осторожно в высказывается о своих планах, потому что цены на сырье снижаются и, согласно прогнозам, негативная динамика сохранится.

Мировые ресурсы уголь

Добыча угля и прогноз. FSU - страны бывшего СССР, а большая доля Pacific [тихоокеанская] достигается австралийской добычей

BHP Billiton отказался от своей цели за пять лет потратить 80 млрд. австралийских долларов на "проекты развития". Генеральный директор компании Мариус Клопперс заявил о том, что не одобрит ни одного крупного проекта в ближайшее время. "Экономика некоторых проектов изменилась. Думаю, что в течение двух лет, может быть, 18 месяцев, мы подождем и просто посмотрим, как будут развиваться события".

По оценкам правительства, более половины незавершенных инвестиционных проектов в австралийском добывающем секторе на общую сумму 500 млрд. австралийских долларов, уже одобрены, при этом мощным катализатором следующей фазы роста станут газовые проекты, ориентированные на японских и южнокорейских потребителей. В Минфине полагают, что в ближайшие 12 месяцев компании сектора потратят на инвестиции рекордные 120 млрд.

Между тем, эскалация цен на строительство и рост затрат на содержание персонала могут поставить под сомнение реализацию значительного числа крупных проектов. В последнем отчете Совета по добыче полезных ископаемых Австралии говорится о том, что проекты по добыче железой руды в стране обходятся примерно на 75% дороже, чем, скажем, в Африке, а затраты на сооружение новых мощностей в шахтах по добыче энергетического угля за последние пять лет выросли втрое, поставив под угрозу рентабельность таких проектов, как шахта в Маунт Плезант компании Rio Tinto.

Экономическая разведка в Китае

Кроме того, правительство решило ввести новые налоги на добычу природных ископаемых, добавив тумана в финансовые перспективы компаний.
"Есть ли риски в Австралии? Да", - утверждает Иван Глазенберг, генеральный директор Glencore. "Мы относимся к мировой элите, но, порой, наши поступки и решения заставляют людей трижды подумать, прежде чем вложить деньги в нашу экономику. Австралия стала еще одной страной, где правила могут в любой момент измениться и обернуться против тебя".

Однако в экономике Австралии есть и другие проблемы, помимо сектора природных ресурсов. Одна из них - высокие цены на недвижимость. Другая - высокий потребительский долг. Австралийцы берут пример со своих двоюродных англо-саксонских братьев из северного полушария: последние двадцать лет они тратят больше, чем зарабатывают (соотношение долга к располагаемому доходу превышает 160%), но сейчас они озаботились выплатой своих кредитов.

"Если поскрести ногтем блестящую поверхность "австралийского чуда", то обнаружится не только чудесный суперцикл сырьевого сектора; но и не менее чудесный суперцикл кредитования. Кредитный пузырь, выросший на рынке сырья, который, в свою очередь, вырос на кредитном пузыре в Китае - Австралия кажется большим кредитом, финансированным за счет кредита - обеспеченное долговое обязательство в квадрате", - поясняет Грайс.

Продовольственная безопасность в Китае

Гленн Стивнес, глава Резервного Банка Австралии, считает, что "отказ домохозяйств от заемных средств" объясняет неравномерность развития экономики. "Дело не в том, что добывающий сектор переманивает рабочую силу и капитал из других областей и толкает вверх валютный курс. Даже если бы никакого сырьевого бума не было, в темпы роста в других секторах все равно снижались бы из-за сокращения потребительских расходов", - считает он.

Несмотря на все свои уязвимости, у Австралии отличная возможность приобщиться к росту экономической мощи в Азии. И в этом ей поможет не только Китай, у которого впереди, вероятно, еще много лет уверенного развития. Среднему классу в Азии требуется хорошая инфраструктура, которую будут строить из австралийского сырья.

"Не сомневаюсь, мы стоим на пороге величайшей эры, удача и процветание ждут тех, кто не боится трудностей", - считает Джо Хоки, теневой министр финансов и юрист в Сиднее. Но чтобы воспользоваться этой исторической возможностью, австралийцам нужно решить проблему двухскоростной экономики и серьезнее отнестись к своим не первостепенным экономическим отраслям. Если сидеть и смотреть, как добывающий сектор диктует свои условия, можно лишить остальные 90% экономики возможности поучаствовать в развитии региона, приговорив Австралию к новой форме изоляции. Тогда вместо величия Австралия получит статус "задворок Азии".

Источник: https://vk.cc/7lxBYs

Опубликовано 15 Ноя 2017 в 11:00. Рубрика: Заграница. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.