Несмотря на новое перемирие, подписанное в Минске, обстрелы на Донбассе продолжаются. Попутно вновь активизируются разговоры о возможных поставках странами НАТО оружия Киеву. Однако за военными действиями многие забывают об угрозе техногенных катастроф, к которым ведет кризис управления на Украине. О военных и техногенных угрозах для Украины и её соседей порталу RuBaltic.Ru рассказал директор Центра общественно-политических исследований Владимир ЕВСЕЕВ:

- Владимир Валерьевич, как Вы оцениваете состояние АЭС на Украине?

- В настоящее время на территории Украины находятся четыре атомные электростанции, в их составе 15 энергоблоков. Сами по себе энергоблоки достаточно надежные. Все они являются «ВВЭРовскими», это водо-водяные реакторы. Они имеют хорошую систему защиты. Но эксплуатация и поддержание реакторов сейчас являют собой большую проблему. Точнее — спектр проблем.
Первая из них состоит в поставках американского ядерного топлива производства компании Westinghouse. Это топливо получено путем промышленного шпионажа, скопировано с российского топлива. Были очень серьезные проблемы на Южно-Украинской АЭС. В результате два реактора были остановлены, и топливо вынужденно заменили на российское. Сейчас принято решение о расширении поставок модернизированного топлива Westinghouse. Хочу заметить, что сертификации со стороны МАГАТЭ данное топливо не имеет, как и со стороны Российской Федерации. То есть, по сути, оно не сертифицировано вообще.

Вторая проблема заключается в том, что на энергоблоках Украины не используется родное оборудование. Ввиду того, что Украина не хочет покупать оборудование у России, происходит его подмена. В итоге были случаи, когда выбивало целые блоки управления станциями.

Третье, что сейчас крайне беспокоит, — это то, что по закону о люстрации была заменена вся регулирующая служба на Украине, занимающаяся надзором над атомными электростанциями в сфере именно ядерной безопасности. Туда пришли люди, не имеющие необходимой квалификации.

Еще одна проблема — с территорий АЭС на Украине не вывозят в Россию отработанное ядерное топливо. В настоящее время имеется одно хранилище для сухого топлива на одной из атомных электростанций, но в любом случае три других АЭС таких хранилищ не имеют. Поэтому отработанное ядерное топливо сейчас вывозится в район отчуждения рядом с Чернобыльской АЭС. Это может создать очень серьезную проблему, потому что там не обеспечены соответствующие условия хранения.

Кроме того, по некоторым данным, есть факты выбросов радиоактивных материалов как на Чернобыльской АЭС — через саркофаг, так и на Запорожской АЭС. Есть информация, что за тепловыделяющими элементами отсутствует необходимый контроль, из-за чего возможно их вскрытие. Ситуация чрезвычайно опасная. Если не будет установлен международный контроль со стороны МАГАТЭ — а МАГАТЭ от этого всячески уклоняется — то на территории Украины станет возможным повторение инцидентов, аналогичных Чернобылю.

- Неужели всё настолько серьезно?

- Чтобы Вы понимали серьезность сложившейся ситуации: на конец прошлого года из 15 энергоблоков четыре уже не работали, потому что были разного рода неполадки. При этом Украина сама не может энергоблоки «поднимать», и когда выбивает энергоблок, его просто снимают с эксплуатации. И эта практика будет продолжаться.

И еще одна проблема состоит в том, что в ближайшее время нужно будет практически все энергоблоки либо выводить из эксплуатации, либо продлевать их ресурс. Сегодня нет денег ни на продление эксплуатации, ни на закрытие энергоблоков. В целом все крайне тревожно. Я считаю, что есть вероятность крупной аварии на одном из энергоблоков.

- Получается, текущая политическая ситуация на Украине способна привести к техногенной катастрофе?

- Думаю, вероятность такая есть, несмотря на то, что реакторы имеют хорошую степень защиты. Но при неквалифицированной эксплуатации в условиях отсутствия контроля регулирующих органов, при использовании не сертифицированного топлива и оборудования даже на таких защищенных реакторах вероятность крупных аварий существенно повышается. Это вызывает тревогу не только у жителей Украины, но и у населения близлежащих государств.

- Какими могут быть масштабы и последствия аварий?

- Трудно подсчитать. Бывают аварии разного уровня. Случалась остановка двух энергоблоков Южно-Украинской АЭС из-за использования американского топлива. Выброса материала не было. Тем не менее катастрофа могла случиться, потому что произошла деформация топливных сборок.

- То есть ситуация могла пойти по худшему сценарию?

- В принципе, конечно, могла, но все определяется тем, насколько персонал смог бы справиться с аварией.

В целом, надо исходить из того, что если факты выброса радиоактивного материала на Запорожской АЭС подтвердятся, то окажется, что Украина приближается к крупной аварии. Авария может сопровождаться выбросом расщепляющихся материалов. Здесь ущерб будет определяться исходя из того, насколько крупным будет выброс и каково будет направление господствующих ветров. Как правило, на территории Украины наблюдается западный перенос воздушных масс. Поэтому, если будет выброс на Южно-Украинской АЭС, с высокой степенью вероятности можно говорить о возможном заражении территории Российской Федерации. Естественно, Россию это беспокоит. Масштабы выброса трудно прогнозировать. Но в случае антициклона и в зависимости от высоты выброса угроза также существует и для территорий Румынии и Польши.

- Не стоит забывать и о ЧАЭС. Была информация, что саркофаг деградирует. А американцы из Holtec International будут строить в ее зоне новое хранилище отходов. Чем это чревато?

- Как я говорил, на Украине четыре атомные станции. Для одной американцы успели сделать сухое хранилище отработки ядерного топлива. На трех его нет. Раньше вывозили в Россию, на «Маяк» (Челябинская область), сейчас не вывозят.

Никакое реальное хранилище в чернобыльской зоне сейчас не строят. Это больше напоминает свалку, куда пытаются свозить украинское топливо, которое там постоянно накапливается. Не думаю, что речь идет о том, что Украина станет ядерной свалкой Европы. Видимо, это место будет именно свалкой украинских отходов.

Что до ЧАЭС, то есть оценки и факты, свидетельствующие о том, что происходит выброс через саркофаг. По всей видимости, нужен какой-то новый саркофаг, но информация об этом крайне ограничена. Трудно говорить о масштабах выброса. Нынешний саркофаг не обеспечивает защиту территории. Идет ли процесс разогрева — сказать тоже трудно, для этого надо проводить специальные исследования.

Есть опасность повторения выброса материалов, но не такого масштаба, как в 1986 году.

- Вы упоминали, что американское топливо от Westinghouse раньше подводило. Что произошло?

- До 2011 года все топливо на Украину поставлялось из России. На Украине до последнего времени действовало предприятие по добыче природного урана, там же производился урановый концентрат. Насколько я знаю, сейчас оно не работает. Westinghouse поставила 630 тепловыделяющих сборок. Они были загружены в активную зону трех реакторов типа ВВЭР. В июне 2012 на 2-м и 3-м энергоблоках Южно-Украинской АЭС, которые эксплуатировались в опытном режиме на американском ядерном топливе, произошел перегрев выделяющих элементов. Повредились тепловыделяющие сборки. Произошла остановка указанных реакторов. Было опасение, что сборки вообще не удастся вытащить. Проверка выявила техническую ошибку при конструировании американского топлива. Убытки Украины составили $ 175 млн. Могла быть и авария, но проблему решили за счет загрузки российского топлива, после чего работа и была возобновлена.

Как отреагировала украинская сторона? Поначалу было установлено, что сборки Westinghouse механически повреждены и непригодны для дальнейшей эксплуатации в результате технических недостатков конструкции. Затем это стало замалчиваться, стали говорить о механических повреждениях, полученных при загрузке.

- Похожая ситуация была в ноябре с Запорожской АЭС. Первоначально объявили, что энергоблок остановили из-за планового ремонта. Только спустя неделю правительство признало наличие аварии. Почему происходят замалчивания ЧП?

- Правительство больше всего боится собственного народа. Не хочет, чтоб он знал о жертвах, об авариях. Многое замалчивается. Но невозможно скрывать все.

Однако раньше мы могли хоть ситуацию выправлять, так как происходил постоянный обмен информацией. Сейчас информация российской стороне не предоставляется.

Теперь мы можем только по косвенным данным судить о том, что происходит с энергоблоками в реальности. Но даже без этого ясно, что подходят сроки окончания эксплуатации. По мере приближения этих сроков и при отсутствии проведения регламентных работ вероятность выхода их из строя и аварийная угроза возрастает. Ситуация будет ухудшаться.

- С американским топливом понятно. Как насчет китайского? Китай тоже заявлял о своей заинтересованности в поставках топлива для украинских АЭС взамен нашего.

- Китай самостоятельно разрабатывает только энергоблоки для тяжеловодных станций, поэтому я не очень верю, что Китай может производить топливо именно для украинских энергоблоков. Корень проблемы в том, что для каждой АЭС, по сути, разрабатывается свое топливо, оно индивидуально, учитывает особенности настройки реактора. С этой точки зрения китайское топливо не может быть просто так использовано, в любом случае должна быть сертификация. Сертификация должна проводиться с учетом мнения разработчика. Без привлечения разработчика, то есть — России, топливо не может быть сертифицировано. Либо ответственность на себя должно брать МАГАТЭ, а этого не будет.

- Вы упомянули промышленный шпионаж. Что имеется в виду? Может ли это стать выходом для Украины?

- Есть организация-разработчик топлива. Есть организация, которая тоже производит топливо, но для других энергоблоков. Вот она возьмет и начнет копировать конфигурацию чужого топлива. В принципе, такое возможно. Но вот проблема: материалы имеют разные характеристики, полностью их подобрать нельзя. Также нужно тестировать топливо не на энергоблоках, а на исследовательских реакторах. Как я понимаю, если такое тестирование и было, то проводилось в крайне ограниченном масштабе. Как бы то ни было, в России и США разные подходы к конструированию АЭС. Поэтому в точности скопировать нельзя.

- Кстати, о шпионах. Недавно СБУ завела уголовные дела на несколько сотрудников «Энергоатома». Им вменили разглашение гостайны и даже возможную диверсию. Как объяснили в «Энергоатоме», сотрудники запрашивали сведения под грифом «секретно» именно о физической защите реакторов. Как Вы это прокомментируете?

- Вы же понимаете, что происходит. Ситуация в атомной энергетике ухудшается, постоянно случаются аварии. Украинская власть ищет виновных, ищет «стрелочников». Проще всего не признаться в том, что используется не то топливо или оборудование, что плох надзор, а сказать, что сотрудники станции по воле России сознательно творят диверсии, выключают энергоблоки. Это большая глупость. Вместо того, чтобы заниматься предотвращением аварий, они пытаются все свалить на типичных «стрелочников».

- Принципиальное решение не закупать у России топливо и оборудование — политическое? Или существуют и какие-то связанные с этим решением экономические интересы?

- Как правило, та же сторона, что разрабатывает и ставит энергоблок, поставляет и топливо. Это общемировая практика. Я не знаю случаев использования топлива, полученного путем промышленного шпионажа, по сути, это — экзотика. На такие эксперименты никто не идет, потому что это грубейшим образом нарушает все требования ядерной безопасности.

Полагаю, что основанная причина — принятие именно политических решений без учета безопасности. Такого рода действия являются преступными.

За подобные решения нужно привлекать к ответственности как минимум на уровне МАГАТЭ. Однако нынешнее руководство МАГАТЭ в лице Юкии Амано всячески уклоняется от расследования данных инцидентов под давлением американской стороны. Поэтому ситуация заходит в тупик, и повышается вероятность крупных аварий.

http://www.rubaltic.ru/article/ekonomika-i-biznes/17022015-AES/