Вряд ли в современном обществе найдется человек, который бы не слышал слово «глобализация». Данное понятие на сегодняшний день стало неким общемировым брендом ненавязчиво внедряемым посредством печатных и электронных СМИ в общественное сознание. В этой связи имеет смысл более подробно разобраться, что скрывается под термином глобализация и каковы дальнейшие перспективы развития этого явления.

В классическом определении под глобализацией понимается процесс всемирной экономической, политической и культурной интеграции и унификации.

Вследствие чего происходят мировое разделение труда, миграция и, как правило, концентрация в масштабах всей планеты капитала, рабочей силы, производственных ресурсов, стандартизация законодательства, экономических и технологических процессов, а также сближение и слияние культур разных стран. Глобализация мира носит объективный характер и обусловлена, прежде всего, быстро прогрессирующей интернационализацией всех сторон жизни стран и народов.

Для более детального понимания процесса всемирной глобализации постараемся рассмотреть его с различных точек зрения.

1. Экономические аспекты глобализации.

Последние мировые события показывают, что в экономическом аспекте мировые глобализационные процессы ведут к росту взаимозависимости государств. И как следствие происходит их объединение в региональные экономические союзы с учреждением наднациональных управленческих структур. Самым наглядным подтверждением этому является создание и функционирование Евросоюза. Но оборотной стороной данных процессов можно считать следующий факт: чем больше экономически взаимозависимыми друг от друга становятся государства, тем больше они впадают в зависимость от мировой финансово-банковской системы, в ведении которой находятся крупнейшие транснациональные корпорации.

Большинство транснациональных корпораций (компаний), в своей организационной структуре имеет три основных блока: 1) индустриально-промышленный; 2) финансово-экономический; 3) торгово-коммерческий. Все три блока являются равноправными и несут полную ответственность за выполнение возложенных на них функций.

Однако финансово-экономический блок относительно двух других индустриально-промышленного и торгово-коммерческого отличается тем, что именно он обеспечивает нормальное функционирование всех структурных подразделений корпорации за счет осуществления финансово-кредитной деятельности в международных масштабах.

А это предусматривает наличие в структуре транснациональной корпорации сети финансово-кредитных учреждений, в которую входят банки, страховые компании, инвестиционные фонды и другие финансовые организации, имеющие разветвленную систему филиалов и отделений по всему миру. Таким образом, происходит замыкание и слияние деятельности транснациональных корпораций с элементами мировой финансово-банковской системы.

На сегодняшний день ведущие транснациональные корпорации имеют бюджеты, превышающие бюджеты некоторых стран. Из 100 наибольших экономик в мире, 52 — транснациональные корпорации, остальные — государства. Вместе с тем для транснациональных корпораций, обеспечивающих любые потребности современного мирового сообщества, не существует национальных или каких-либо других более важных интересов кроме извлечения максимальной прибыли для своих владельцев.

Исходя из этой предпосылки, зададимся вопросом, что эффективнее всего можно использовать для увеличения прибыли? Ответ напрашивается сам собой — повышение спроса за счет расширения рынка сбыта, что экономически вполне обосновано. Например, напиток кока-кола, производимый одноименной компанией, приносит стабильную прибыль, потому что его пьют во всем мире независимо от национальной принадлежности, вероисповедания и политических взглядов. И таких примеров можно привести множество от автомобилестроения до производства бытовых моющих средств и т.д.

В таком ракурсе глобализация представляется инструментом объединения разрозненных национальных рынков с целью создания общемирового рынка спроса и предложения, на котором бы действовали стандартные унифицированные правила для  всех его участников. Тогда главным вопросом становится: кто реально эти правила устанавливает?

К сожалению одних и к удовлетворению других участников вышеописанного объективного процесса на деле происходит следующее, вследствие такого рыночного объединения снижается уровень национального суверенитета и финансово-экономической самодостаточности большинства стран. При этом растет их зависимость от мировой финансово-банковской системы, олицетворением которой стали Федеральная резервная система и международные финансовые институты (МВФ, МБРР, ЕБРР и др.). И немаловажную роль в формировании такого рода зависимости играют мировые финансово-экономические кризисы, на искусственное происхождение которых указывают отдельные известные экономисты и политологи.

Стоит заметить, что в результате любого финансово-экономического кризиса самые сильные участники рынка становятся еще сильнее за счет поглощения активов более слабых конкурентов. И с каждым новым витком глобальной финансово-экономической дестабилизации эта тенденция все более усиливается, равно как и влияние основных участников финансового рынка в лице международных кредитных организаций на субъекты мировой политики.

К чему это ведет, на конкретных фактах показали американские экономисты Гэлбрейт, Турроу и Ларуш. Они пришли к выводу, что развитие рыночных отношений в русле неолиберализма, который последние 30 лет являлся неотъемлемой составной частью глобализационных процессов, привели не к повышению жизненного уровня всего населения, а к возрастанию поляризации и все большего неравенства при абсолютном снижении доходов основной массы населения. С этим заключением трудно не согласится, так как данная тенденция отмечается не только в развивающихся, но и в развитых странах.

Российский институт стратегических оценок приводит следующие данные: в ХIХ веке богатые были богаче бедных стран в 3 раза, сегодня — в 80 раз. Дело дошло до такой крайности, что активы самых богатых людей мира сравнялись с суммарным ВВП 48 бедных стран.

На основании вышеизложенного можно констатировать, что главным результатом проводимой на сегодняшний день экономической интеграции в рамках глобализации стала все более усиливающаяся концентрация мирового капитала, в виде финансовых и производственных ресурсов, в руках узкой группы лиц, которая использует данный экономический фактор в политических целях для достижения собственных интересов. Ведь концентрация капитала означает так же сосредоточение реальной власти, а, следовательно, и власти политической.

2. Политические аспекты глобализации.

Из самого определения глобализации можно предположить, что данный процесс подразумевает и политическую консолидацию различных субъектов международного права. Однако события недавнего прошлого показывают, что на фоне интеграционных процессов в экономической сфере происходит политическое разделение территорий отдельных государств с образованием новых субъектов мировой политики.

Такое положение дел наводит на мысль, что определенным силам удобнее проводить мировую экономическую интеграцию и унификацию путем политического дробления рынков. Ведь взять под контроль целое сложнее, чем сделать это с его частями, а для этого сначала необходимо осуществить разделение целого. Подобное «дробление активов» с дальнейшим их поглощением довольно широко используется в международной финансово-экономической практике.

По сути, на данный момент в мире действуют две, казалось бы, взаимоисключающие друг друга тенденции: во-первых, рост международной экономической интеграции; во-вторых, нарастание политической напряженности в различных регионах, ведущей к разобщенности внутри мирового сообщества.

Причем политическая напряженность почему-то практически всегда возникает в регионах, обладающих природными ресурсами либо выгодным геополитическим месторасположением с точки зрения их транспортировки. Исторический опыт прошлых лет подсказывает, что разрешение подобных политических ситуаций, как правило, заканчивается военными конфликтами различного масштаба.

По формулировке известного немецкого военного теоретика Карла фон Клаузевица, «война есть продолжение политики другими средствами». В условиях нынешних реалий это изречение следовало бы перефразировать — теперь: политика есть продолжение экономики военными средствами. При такой трактовке складывается мнение, что все последние войны и вооруженные конфликты имеют, скорее всего, не политическую, а финансово-экономическую подоплеку, о чем зачастую умалчивает большинство мировых СМИ.

Вероятно, описанные выше тенденции представляют два взаимодополняющих, а не взаимоисключающих направления дальнейшего развития глобализации в ее настоящем виде. Это в свою очередь может привести со временем к одному результату — передаче национальных полномочий суверенных государств единому мировому управленческому центру, уже по всем признакам осуществляющему незримое управление в глобальном масштабе через сеть созданных им международных финансовых и общественно-политических институтов. А учитывая достаточно сильное влияние данных институтов на основные сферы жизнедеятельности различных стран, стоит задуматься, так ли независимы сегодня государства, включая ведущие державы мира, в принятии политических решений.

С геополитических позиций «части» всегда слабее «целого», а значит, их легче вовлечь в сферу собственных интересов на выгодных условиях. Проще говоря — «части» ведут себя более сговорчиво и уступчиво. Наверное, поэтому с некоторыми государствами и союзами «не вписывающимися» в мировые глобализационные тренды происходят события, делающие их значительно более склонными к сотрудничеству с «международным сообществом» в лице ООН, за политической риторикой которой зачастую просматриваются частные экономические интересы мировой финансовой элиты.

К событиям, позволяющим на практике реализовать эти интересы, следует отнести: вооруженные вмешательства со стороны международных коалиций, санкционированные ООН; провоцирование внутренних социальных противоречий путем создания неблагоприятных внешнеэкономических условий для ряда стран; искусственное разжигание культурных и религиозных конфликтов на межэтнической основе и т.п. Самые яркие тому примеры из новейшей истории — развал СССР, а позднее распад Югославии. К примерам последнего времени можно отнести события в Ливии и Сирии.

Сегодня, кажется приходиться констатировать, что мировая политическая система, состоящая из отдельных суверенных государств и их политических союзов, постепенно уступает место глобальному финансово-экономическому формату международных отношений, при котором политическая роль национальных территориальных субъектов будет неуклонно снижаться.

В ходе такой «эволюции», охватившая мир глобализация скорее напоминает всемирную кооперацию, когда каждая отдельно взятая страна или группа стран  приобретает свое функциональное предназначение. В этих условиях одни страны наделяются функциями по обеспечению остальных технологиями и финансами, другие, в свою очередь, обеспечивают рынок дешевыми производительной силой и товарами широкого потребления, а третьим, увы, уготована роль поставщиков природных ресурсов. Однако вряд ли такое положение вещей может удовлетворять всех участников данного процесса, особенно тех, которым уготовано исполнять роль в качестве сырьевых придатков мировой экономики.

А коль скоро глобализация проникает во все сферы человеческой деятельности, от культуры и политики до экономики и финансов, руководители некоторых государств в целях сохранения собственных национальных приоритетов иногда принимают решения о создании региональных политико-экономических союзов. Но не всегда создание некоторых союзов вписывается в установленный план реализации глобалистской программы. Тогда с этими странами и их союзами происходят события указанные выше.

В своей книге «Синдикат. История мирового правительства» английский писатель — историк, политолог, философ Николас Хаггер писал: «Джордж Оруэлл считал основной угрозой нашему благополучию тоталитаризм. Но самая большая угроза для нас — это олигархия, маскирующаяся под демократию, манипулирующая ею и скрывающаяся за ней самым тоталитарным образом».

В таком контексте логично было бы предположить, что за мировыми интеграционными процессами стоит не столько политическая воля народов и лидеров отдельных государств, сколько финансово-экономические интересы «учредителей» мирового центра управления, осуществляющих свою политико-экономическую экспансию через подконтрольные транснациональные корпорации и международные финансовые и общественно-политические институты.

По данным Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), в целом транснациональные компании контролируют 70-90 % рынков товаров, услуг, технологий. Они являются главными экспортерами капитала и контролируют 90 % прямых зарубежных инвестиций. Годовые объемы продажи ведущих транснациональных компаний иногда сравнивают с показателями валового национального продукта отдельных стран.

При таких показателях вопросы глобальной экономики естественным образом становятся вопросами мировой политики. А это наводит на мысль, что за подавляющим большинством международных политических проблем и конфликтов стоят силы, которые используют их в первую очередь для реализации собственных финансово-экономических интересов.     

3. Культурные аспекты глобализации.

При рассмотрении возможных путей развития глобализации нельзя обойти стороной культурные аспекты данного процесса. При этом не следует забывать, что в основе культурных традиций народов лежит их исторический духовно-религиозный опыт, а идеологию можно рассматривать, как одно из проявлений культуры. В связи с этим идейно-культурное содержание процесса глобализации представляется не менее значимым, чем  другие его составляющие.

Известный американский социолог и политолог Самюэль Хантингтон в своем историко-философском трактате 90-х годов «Столкновение цивилизаций» отмечал, «что в мире после «холодной войны» культура и различные виды культурной идентификации определяют модели сплоченности, дезинтеграции и конфликта».

И, наверное, не случайно, что на данном этапе глобализации прослеживается тенденция, когда различные идеологии постепенно уступают место так называемой «массовой культуре», незаметно прививаемой мировой общественности через телевидение, газеты, журналы, радио, интернет, а так же современные кинематограф, музыку и литературу в качестве универсального «идеологического учения».

В этой связи интересно мнение политического публициста, ученого-нейробиолога, кандидата биологических наук Сергея Строева, который небезосновательно считает, что «посредством совокупности СМИ и воспитательно-образовательных институтов идет формовка нового человека, сведенного к двум простым функциям: стремлению максимально зарабатывать и максимально потреблять.

Академическое предметное образование, формирующее целостную картину мира, заменяется на модульное, фрагментарное. Творческий процесс и формирование способности к самостоятельному мышлению заменяются банальной зубрежкой и дрессировкой, что отражается в замене полноценных экзаменов тестированием».

В качестве проверки обоснованности вышеприведенного мнения попробуем оглянуться вокруг себя и задуматься, сколько вокруг нас находится предметов действительно жизненно необходимых для нашего существования. К своему удивлению можно обнаружить, что некоторые когда-то приобретенные вещи нами практически или вообще не используются. И объем продаж таких товаров-аксессуаров с каждым годом все увеличивается «благодаря» активному маркетингу и рекламе, а ведь на их производство и доставку до потребителя затрачиваются значительные объемы основных природных ресурсов, и это на фоне неутихающих разговоров ведущих экономистов об ограниченности мировых сырьевых запасов.

Почему же тогда практически не слышны в СМИ голоса тех, кто призывает опомниться и отказаться от «культуры» безудержного, а вернее бездумного потребления? Наверное, потому что подобная философия потребления приносит лицам, стоящим на вершине мировой финансовой пирамиды гарантированную прибыль. И как следствие этого в печатных и электронных СМИ все чаще можно обнаружить в прямом и косвенном виде пропаганду современной «культуры» безудержного потребления и безусловного приоритета материальных ценностей в шкале человеческих потребностей, адресованную по большей части молодому поколению потребителей.

В своем теперешнем виде всемирная культурная интеграция-унификация, основанная на культе потребления, обусловила наступление эры глобального вещизма.

В такой не простой ситуации многие умудренные многовековым историческим опытом государства, не отвергая новых общемировых культурно-идеологических веяний, все же обращают свой взор к собственному духовно-культурному наследию.

В данном случае примечателен подход руководства Китая к разрешению описанной ситуации. Не разрывая связи с недавним историческим прошлым, во многом неоднозначным, у правящей элиты хватило мудрости и терпения начать постепенную идеологическую корректировку общественного сознания. Для специалистов не секрет, что коммунистическая идеология маоизма планомерно заменяется в Поднебесной не буржуазно-капиталистической доктриной, как можно было бы предположить, учитывая значительные экономические успехи Китая, а исконно китайским духовно-культурным наследием — конфуцианством.

Судя по всему, руководство Китая не забывает слова отца «китайского экономического чуда» мудрого Ден Сяопина, который говорил, что нет никакого смысла ни в капитализме, ни в социализме, если это не ведет к эффективному развитию производственных сил и повышению жизненного уровня людей. Видимо идеология конфуцианства, доказавшая свою жизнеспособность на протяжении многовековой истории Китая, явилась тем культурным наследием, позволяющим поддерживать баланс социально-духовных ценностей и политико-экономических приоритетов в китайском обществе.

С точки зрения обозримой исторической ретроспективы необходимо отметить следующее: если в экономическом аспекте глобализации прослеживается поступательное развитие, то мировая культурная интеграция происходит не столь динамично, имея на своем пути видимые периоды подъема и спада.

Сегодня можно прийти к выводу, что попытка »вестернизации» национальных культур не принесла ощутимых результатов для создателей данного проекта. Западное культурное влияние на иные культуры в различных уголках мира, как правило, ограничивается на техническо-бытовом уровне и заключается в основном лишь в потреблении продукции известных мировых брендов и использовании достижений технического прогресса. При этом народы, не идентифицирующие себя с западной цивилизацией, остаются верны собственным историческим духовно-культурным ценностям — »вестернизация» не повлияла коренным образом на образ мышления и национальный менталитет абсолютного большинства их представителей.

И это, пожалуй, в ближайшей перспективе является главным «камнем преткновения» для реализации процесса глобализации в полном объеме. Возможно перед «творцами» той глобализации, которую можно сегодня наблюдать, стоит нелегкая задача, как обойти этот «камень культурного преткновения» без чего невозможно достичь намеченных целей.

Но все же основная преграда для дальнейшего продвижения идеи глобализации заключается видимо не в отсутствии желания отдельных мировых наций отказаться от своей культурной самоидентификации. Просто в силу личных морально-нравственных ориентиров значительная часть мирового населения не может принять саму идею, под которой осуществляется развитие глобализации. И национальная либо расовая принадлежность здесь уже не имеют решающего значения.

По мнению этого многочисленного сообщества людей, глобализация, проводимая под идеей «золотого тельца» основной посыл которой можно сформулировать тремя словами «прибыль превыше всего», со временем обречена на провал, так как она предполагает решение глобальных экономическо-политических задач посредством поглощения и ассимиляции культур большинства народов мира. В то же время  межкультурное объединение и слияние были бы значительно более понятны и востребованы в мировом сообществе, что немаловажно для консолидации общих усилий в условиях нарастающих глобальных экологических проблем.

Таким образом, глобализация в том виде, в котором она осуществляется сегодня, вызывает стойкое внутреннее неприятие у многих людей. Ведь основным отличием человека от представителей животного мира является его потребность в «духовной пище», которую все больше из духовно-культурного «рациона» человеческой цивилизации вытесняют суррогаты современной «массовой культуры» заполонившие СМИ. И эти «культурные суррогаты» в первую очередь ассоциируются у большей части думающих людей по всему миру с процессом культурной глобализации, а вернее сказать глобальной культуризации по «определенному» образцу.

Если учесть, что владельцами крупнейших мировых СМИ, так же как и транснациональных корпораций являются по сути одни и те же лица, наверное, стоит задуматься о возможном спланированном характере событий, которые происходят в мире. Подтверждением обоснованности такого умозаключения могут стать слова американского автора Джона Перкинса написанные в автобиографическом бестселлере «Исповедь экономического убийцы»: «Все не так, как кажется на первый взгляд. »Дженерал Электрик» владеет медиаконцерном «Эн-Би-Си», «Дисней», «Эй-Би-Си», «Виаком», «Си-Би-Эс», а «Си-Эн-Эн» входит в огромный конгломерат «АОЛ Тайм Уорнер». Большинство наших газет, журналов и издательств принадлежат гигантским международным корпорациям».

Древнегреческий философ Платон когда-то сказал, что миром правят идеи. Видимо древние не хуже нас разбирались в духовной подоплеке физических проявлений нашего мира. Они понимали и принимали как должное двойственность бытия, в основу которого положен баланс духовного и материального начал. Это значит, что материальная реализация процесса глобализации, заключающаяся в решении задач мировой экономическо-политической интеграции, должна быть обеспечена глобальным идейно-культурным содержанием соответствующего масштаба и качества.

Глобализация, как исторически объективно сложившийся процесс подлежит правильному воплощению, так как именно это может дать шанс человеческой цивилизации в качестве единого целого выйти на более высокую ступень эволюционного развития во вселенской иерархии.

Как знать, возможно, из-за недопонимания истинного смысла всеобщего объединения нынешними «творцами» глобализации люди до сих пор не могут выбраться за пределы околоземной орбиты, несмотря на бурное научно-техническое развитие цивилизации, происходящее в геометрической прогрессии. Между тем следует осознавать, что «опережение графика» всеобщего объединения путем форсирования данного процесса с использованием силовых методов может привести к обратному результату, то есть к саморазрушению человеческой цивилизации.

Ввиду истощения природных ресурсов нашей планеты человечество, как единая цивилизация, должно стремиться получить возможность в целях собственного выживания приступить к активному освоению космического пространства. Существуют и другие пути решения названной проблемы. Например, совершить научно-технические прорывы, которые позволят решить проблемы энергопотребления и обеспечения питанием населения в мировом масштабе.

Но более реальным выходом из теперешнего кризисного состояния мировой политико-экономической системы могла бы стать корректировка идейно-культурного содержания процесса глобализации. Какие первоочередные меры в этой связи следовало бы предпринять?

Во-первых, необходимо планомерно вести борьбу с практикой безудержного потребления путем формирования в общественном сознании культа умеренного потребления и здоровой жизни, который со временем должен стать нормой для всех слоев населения.

Во-вторых, следует направить мировые и национальные СМИ при участии воспитательно-образовательных институтов на воспитание у представителей различных национальных сообществ толерантности к другим культурам. Результатом данной деятельности должно стать отступление от предрассудков социальных, расовых, религиозных, политических и иных догматов, тормозящих развитие самосознания мирового общества, как единого целого.

В-третьих, принимая во внимание значение финансово-экономического фактора в процессе глобализации надлежит создать соответствующие морально-психологические установки для формирования в сознании участников финансового рынка приоритета реального сектора экономики над финансово-спекулятивным, то есть обеспечить более выгодные условия для инвестиций в реальное производство по сравнению с денежными вложениями в финансово-спекулятивные операции.

В-четвертых, учитывая тот факт, что основной преградой для межкультурного взаимопонимания и слияния  является языковой барьер, необходимо поручить ведущим ученым начать работу над созданием нового языка международного общения, который бы совмещал в себе лексические, семантические, этимологические, лингвистические особенности всех основных языковых групп, был понятен и прост в употреблении для представителей различных этносов. В этом случае в дальнейшем он был бы способен стать общепринятым мировым языком в самом широком понимании, чего не смогли добиться ни английский, ни арабский, ни испанский, ни искусственно созданный эсперанто, ни какие-либо другие языки мира.

Необходимость этой работы обусловлена тем, что язык является основой культурной самоидентификации людей. Следовательно, новый общемировой язык, одинаково принадлежащий разным культурам, мог бы явиться тем связующим звеном, которое объединило бы отдельные нации в единую человеческую цивилизацию с общей культурой.

Наглядным примером культурно-объединяющей силы языка может служить история зарождения Казахского ханства. В начале XIII века великий хан Монгольской империи Чингисхан поручил ближайшему советнику Майкы-би создать новый философский образный язык для территории улуса своего старшего сына Джучи. Постепенно со временем благодаря эффективному распространению правящей элитой созданного языка отдельные кочевые племена, говорившие до этого на разных наречиях, объединились в единую казахскую нацию на огромной территории называемой сегодня Казахстан.

Углубляясь в исторические параллели, стоит задуматься может быть пришла пора переосмыслить сакральное значение библейского предания о Вавилонской башне. Ведь из его изложения можно заключить, что все беды человечества начались после того как оно перестало быть «одним народом, говорившим на одном языке». Это событие по смыслу предания послужило началом разделения мира человека по языковым, национальным, культурным признакам. Люди на долгие века перестали понимать друг друга.

Возможно, в будущем уровень научно-технического развития позволит создать общедоступные средства коммуникации, способные осуществлять мыслеобразную передачу информации в ходе непосредственного человеческого общения. Однако времени на ожидание вряд ли еще остается.

Настало время изменить идею всеобщего объединения, так как старая идея доминирования финансово-экономических приоритетов при почти полном игнорировании идейно-культурного содержания глобализации себя изжила. Новая идея, дающая возможность бесконфликтного развития закономерного процесса глобализации, должна основываться на общечеловеческих ценностях доступных пониманию и приятию всеми народами и слоями населения, а не отдельными социальными или национально-религиозными группами.

Такая идея должна сначала завоевать умы большинства, тем самым заложив в мировом общественном сознании фундамент для ее практической реализации. Этот идейный переход может занять немало времени, но информационно-технологические возможности цивилизации на сегодняшний день позволяют реализовать данный план. Дело лишь за доброй волей тех, кто этими возможностями обладает.

В завершение, возвращаясь к вопросу, вынесенному в заглавие, хотелось бы утвердительно на него ответить: глобализация, как закономерный процесс объединения разрозненного мирового сообщества в единую человеческую цивилизацию — это необходимая данность. Все зависит лишь от правильного выбора способа реализации этой необходимой данности. Здесь ошибки не допустимы, потому что другого шанса может не быть.

http://www.mrwolf.ru/Obshestvo/Pro4ee/11828