С момента принятия «Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него» армянские общины по всему миру начали активные лоббистские кампании, чтобы добиться признания со стороны различных государств факта геноцида на законодательном уровне. Наиболее активной в данном вопросе стала армянская диаспора США. Отметим, что подобная активность связана с тем, что именно в Америке живет наибольшее количество потомков жертв геноцида.

Широкие кампании, направленные на популяризацию армянского вопроса в Соединенных Штатах, начались еще в конце 1915 года. Так, уже к началу 1916 действовал Американский комитет в поддержку независимости (АКПНА), объединявший многих видных политиков и деятелей науки. Данная организация внесла серьезный вклад в освещение событий, происходивших в Османской империи в тот период.

Стоит отметить, что лишь в одной газете The New York Times в период 1915-1930 гг. было опубликовано более 40 статей об уничтожении христианского населения: армян, греков и ассирийцев. Были достигнуты важные результаты и на политической площадке.  Так, США стали первым государством, принявшим официальный закон об «Армянском населении» в Османской империи от 9 февраля 1916 года под спонсорством спикера Палаты представителей - Джеймса Кларка.

В законе отмечалось: «Конгресс почтенно просит Президента Соединенных Штатов назначить день, когда граждане нашей страны смогут выразить свои симпатии, внося денежные средства для помощи армянам». В свою очередь, конгрессмен от штата Иллинойс Лоуренс Шерман внес в резолюцию раздел №112, согласно которой Конгресс ратовал о создании специального фонда помощи армянскому населению Османской Империи. Более того, уничтожение армян было осуждено Верховным Судом США уже в конце 1918 года устами тогдашнего председателя Чарльза Эванса Хьюза.

В тот же период был принят «Ближневосточный акт»,  согласно которому американское правительство оказало существенную финансовую и гуманитарную помощь пострадавшим христианским народам. Кроме того, Конгресс устранил всяческие иммиграционные барьеры, позволившие армянам, грекам и ассирийцам беспрепятственно переселяться в Америку. Иными словами, американская общественность была прекрасно информирована о событиях 1915-1923 гг.

Наиболее ярко в своих мемуарах об этом пишет 31-й президент Герберт Гувер: «Возможно,  для американского школьника 1919 года Армения была известна чуть меньше, чем  Англия. У них были ассоциации: гора Арарат и Ной, верные  христиане, которых периодически убивали мусульмане-турки. Все это оставило след в американском сознании. Следует добавить, что очень большая группа добропорядочных американских граждан армянского происхождения проявили себя великими деятелями в литературе, живописи и общественной работе».

Последующие события – подписание Лозаннского договора, конец армяно-турецкой войны и вхождение Армении в состав СССР – привели к политическому сворачиванию армянского вопроса. Более того, Турция сумела предложить Америке значительные торговые преференции, в обмен на которые Вашингтон искусственно снижал интенсивность политического обсуждения армянского вопроса. Параллельно, с развитием американо-турецкого диалога шел процесс формирования классической диаспоры и ее интеграции в общественно-политическую жизнь страны. Благодаря компактному проживанию в таких ключевых штатах, как Калифорния, Массачусетс, Нью-Джерси и Иллинойс – армяне начали постепенно влиять на выборный процесс в органах местного самоуправления и федеральные кампании в Конгресс.

В 1941 г. Американский комитет в поддержку независимости Армении был переименован в Армянский национальный комитет Америки (АНКА). Главной задачей новой организации стало признание США факта геноцида армян 1915–1923 гг. на официальном уровне. Для реализации этой задачи в 42 штатах были открыты филиалы организации. К работе АНКА были привлечены известные политики, бизнесмены, юристы и правозащитники. В рамках борьбы за официальное признание геноцида армян диаспоре удалось привлечь на свою сторону влиятельного конгрессмена Кеннета Уэрри.

Благодаря усилиям Уэрри США стали первым государством, отправившим документ по фактам геноцида в Международный суд в 1951 г., в котором отмечалось: «Документ о геноциде — результат применения бесчеловечных и варварских действий, которые были совершены в некоторых странах до и в ходе Второй мировой войны, когда целые группы религиозных, расовых и национальных меньшинств подверглись угрозе умышленного уничтожения и истреблению. Явление геноцида существовало на протяжении всей истории человечества. Гонения на христиан со стороны римлян, погромы армян со стороны турок, резня миллионов евреев и поляков, совершенная нацистами, являются яркими примерами преступления геноцида».

Несмотря на то, что уже к 1958 году интересы армянского лобби представляло более 50 различных сенаторов и конгрессменов, первое официальное обсуждение резолюции по геноциду в Конгрессе затягивалось ввиду геополитических причин. В период холодной войны Турция считалась одним из важнейших стратегических союзников США, как в рамках двустороннего формата, так и по линии НАТО. Исходя из прагматических соображений, администрация Белого дома и лидеры обеих партий в Конгрессе считали, что открытое обсуждение армянского вопроса может вызвать негативную реакцию со стороны Турции.

Ситуация изменилась в 1974 г., когда Турция ввела войска на территорию Кипра. В ответ на этот акт агрессии Конгресс объявил Турции эмбарго на оружие. Череда дальнейших событий привела к серьезному охлаждению американо-турецких взаимоотношений.  Армянское лобби воспользовалось этой кризисной ситуацией для продвижения в Конгрессе резолюции по геноциду. Слушания состоялись лишь 8 апреля 1975 г. В числе инициаторов резолюции №148 о «Дне памяти жертв бесчеловечных преступлений» были: лидер демократического большинства палаты представителей Томас O'Нилл, конгрессмены Роберт Доул и Джордж Браун. Ввиду кризиса отношений между Турцией и США и благодаря последовательной работе армянских лоббистов приятие резолюции в палате представителей прошло без особых затруднений.

Согласно принятой резолюции 24 апреля было официально провозглашено днем памяти жертв Геноцида армян. Таким образом, США на тот момент стали единственным в мире государством, президент которого каждое 24 апреля официально обращается с посланием к армянскому народу. Успех принятия первой резолюции по геноциду армян был также обусловлен высоким политическим положения многих американцев армянского происхождения. Так, особо приближенными к президенту Ричарду Никсону были Кеннет Хачикян и Роберт Мардян. Хачикян был главным спичрайтером Никсона и первым помощником его главного советника Джона Митчелла, в свою очередь, Роберт Мардян стал самым приближенным к Никсону человеком, занимая пост главного советника по внутренним вопросам.

Впервые на практике закон был реализован в 1978 г., когда президент США Джимми Картер в своем официальном послании употребил термин «геноцид», описывая события 1915–1923 гг. в Османской империи. «Готовясь к этой встрече, я долго сидел в комнате Рузвельта и тщательно изучал документы, связанные с армянской историей. Я впечатлен той силой воли и талантом, которыми обладает армянский народ. Будучи гражданами Америки, армяне внесли огромный вклад в развитие нашей страны. Я чувствую вашу боль и принимаю ее как свою.

В мире в общем мало кто знает, что в течение нескольких лет, предшествовавших 1916 году, предпринимались целенаправленные усилия, чтобы уничтожить весь армянский народ. Геноцид армян — одна из величайших трагедий, которая когда-либо постигала какую-либо группу людей. И над виновными в ней не было никакого суда, аналогичного Нюрнбергскому», — подчеркнул президент Картер. Однако спустя всего несколько месяцев после этого заявления президент Картер отменил эмбарго против Турции, что вызвало негативную реакцию со стороны греческого и армянского лобби. Американский аналитик Стивен Коэн в этой связи отмечал, что обсуждение вопроса геноцида армян в Конгрессе и заявление Картера заставили Турцию вести более мягкую и прозрачную политику.

В период 1979—1980 гг. Америка объективно нуждалась в восстановлении отношений с Турцией. Во-первых, исламская революция в Иране привела к потере ключевого американского союзника в регионе. Во-вторых, в результате военного переворота в Турции к власти пришел генерал Кенан Эврен, заявивший о готовности интеграции страны в западное сообщество. В-третьих, в ответ на ввод советских войск в Афганистан президент Картер принял доктрину, которая подразумевала использование любых средств, в том числе и военной силы, для защиты интересов США в регионе Персидского залива. В рамках реализации «Доктрины Картера» Турции отводилась роль главного стратегического форпоста США на Ближнем Востоке. Все старания армянских и греческих лоббистов блокировать в Конгрессе «Соглашение о сотрудничестве в области обороны и экономики» с Турцией обернулись неудачей. Этот случай ярко продемонстрировал, что даже наиболее влиятельные лоббистские группы бессильны, когда речь идет о далеко идущих геополитических интересах.

Пришедшая к власти в 1981 г. республиканская команда Рональда Рейгана продолжила курс на укрепление отношений с Турцией. Но, несмотря на динамично развивающиеся отношения, период правления Рейгана можно назвать наиболее продуктивным для армянской диаспоры в контексте лоббирования признания геноцида армян. Важно отметить, что у Рейгана с армянской диаспорой сложились особенные отношения в период его губернаторства в Калифорнии. Более того, во время начала своей президентской кампании Рейган назначил своим главным советником бывшего генерального прокурора Калифорнии Джорджа Докмеджяна. Двух видных политиков из Калифорнии связывала личная дружба, которая также шла на пользу лоббированию армянских интересов.

Уже в первый год своего президентства президент Рейган показал свою поддержку армянской общине Америки в деле международного признания геноцида армян. В своей прокламации №4838 от 22 апреля 1981 г. Рейган отмечал: «Сегодня мы должны осознать и понимать, что преступные правительства, которые совершали бесчеловечные акты геноцида, должны признать свое прошлое и покаяться за него. Сегодня это не только шрамы истории, это вечный долг всего человечества перед теми, кто испытал эти ужасы на себе. Уроки Холокоста, как и совершенного до него геноцида армян и последовавшего за ним геноцида камбоджийцев, а также многочисленных гонений в отношении других наций никогда нельзя забывать». Турецкая сторона весьма нервно отреагировала на заявление американского президента, но существенные действия не были предприняты ввиду того, что Конгресс готовился рассмотреть вопрос об увеличении внешних ассигнований для иностранных государств.

Параллельно с лоббированием на федеральном уровне шла активная работа на уровне отдельных штатов. Уже к 1982 году штаты Калифорния, Массачусетс, Нью-Джерси, Род-Айленд, Мэн, Флорида, Аризона, Теннеси и Юта приняли официальные резолюции о «признании и осуждении факта геноцида армян 1915–1923 гг. в Османской империи». Успех на локальном уровне стал возможен благодаря компактному проживанию армянских общин в вышеперечисленных штатах, а также по причине институционального укрепления и увеличения финансовых возможностей армянских организаций.

В какой-то степени беспрепятственное принятие резолюций по геноциду армян на уровне штатов является также своего рода компенсацией отсутствия федерального закона. Согласно американской Конституции, законодательные акты на уровне штатов носят рекомендательный характер и не отражают официальную позицию США по тому или иному вопросу. Такое положение вещей позволяет федеральным властям, с одной стороны, показать армянской общине, что вопрос признания геноцида не будет замалчиваться, а с другой — избегать конфликтов с Турцией.

Выборы в Конгресс 1984 г. стали весьма успешными для армянского лобби. Более 70 конгрессменов и 40 сенаторов, поддерживающих деятельность АНКА, одержали уверенную победу. Подобный расклад позволял армянским организациям надеяться на принятие резолюции о геноциде как палатой представителей, так и сенатом. 11 апреля 1985 г. лидер Республиканского большинства, сенатор Роберт Доул внес на рассмотрение в Конгресс резолюцию №247 о «Дне памяти жертв геноцида армян в Османской империи». Слушания в комитете по иностранным делам палаты представителей прошли успешно, и спикер Томас O'Нилл выставил резолюцию на общее голосование.

Судя по предварительному раскладу голосов конгрессменов в нижней палате, резолюция не должна была столкнуться с серьезными препятствиями. Однако в этот раз Турция отозвала своего посла и пригрозила Америке, что в случае принятия резолюции откажется от покупки одиннадцати американских самолетов «Боинг» в пользу самолетов европейского консорциума «Эйрбас Индастриз» и не стает продлевать действие «Соглашения о сотрудничестве в области обороны и экономики». Поддавшись на шантаж со стороны Турции, спикер отозвал армянскую резолюцию, что вызвало широкий резонанс не только в армянской, но в греческой диаспоре. После отзыва резолюции армянское и греческое лобби добились сокращения военной помощи для Турции на $500 млн. Армяно-греческий тандем в Конгрессе за 1985–1989 гг. добивался сокращения ассигнований для Турции в размере $1 млрд.

Президент Рейган убеждал турецкого премьера Т. Озала в том, что администрация привержена сохранению высокого уровня ассигнований для Турции. Американский президент ссылался на то, что большинство в Конгрессе занимают демократы, на которых он не может повлиять. Несмотря на вполне логичные объяснения со стороны Белого дома, турецкая сторона не скрывала своего раздражения. Анкара в очередной раз заявила, что будет готовиться к пересмотру американо-турецкого соглашения о военном и экономическом сотрудничестве. Америка, которая тогда переживала период непростых отношений с Грецией, теперь рисковала потерять доступ к своим военным базам в Турции. Именно по этой причине на переговоры о продлении срока действия соглашения в Анкару прибыл госсекретарь США Д. Шульц.

Но, в то время как Шульц находился в Турции, лидер армянского лобби в Конгрессе сенатор Роберт Доул при поддержке большинства добился того, что сенатский комитет по международным делам наложил эмбарго на продажу Турции американского оружия. Сенат также принял резолюцию, требующую сокращения турецкого воинского контингента на Кипре. Принимая во внимание эти факты, Турция согласилась продлить договор лишь на один год вместо положенных восьми лет. Следующий удар армянское лобби нанесло 22 апреля 1987 г., когда комиссия по государственной службе палаты представителей приняла очередную резолюцию, признающую факт совершения геноцида армян. На этот раз Турция отреагировала отменой официального визита президента К. Эврена в США.

Турция надеялась, что конец президентского срока Рейгана ознаменует упадок влияния армянского лобби. Однако на этот раз турецкая сторона столкнулась с более серьезными проблемами. Так, главным кандидатом от Демократической партии на президентских выборах 1988 г. стал этнический грек Майкл Дукакис. Для Анкары Дукакис представлял серьезную угрозу по нескольким причинам. Во-первых, Дукакис, будучи этническим греком, заявлял, что в случае избрания его президентом, он сделает все возможное, чтобы прекратить оккупацию северной части Кипра и продолжить урезание внешних ассигнований для Турции. Во-вторых, будучи губернатором Массачусетса, он поддерживал тесные контакты с влиятельными армянскими лоббистскими структурами и в рамках своей программы обещал, что как президент Америки положит конец отрицанию факта геноцида армян.

В связи с этим Турция начала серьезную работу с рядом влиятельных лоббистских фирм, которые занялись черным пиаром кампании Дукакиса. Так, политтехнологи из лоббистской фирмы «Нолтон Стрэтеджис» начали через СМИ распространять слухи о том, что демократ страдает психическими заболеваниями. Этот факт существенно снизил рейтинг Дукакиса, что позволило республиканцу Джорджу Бушу выйти вперед на 17 пунктов во время предварительных опросов. При этом турки также понимали, что для Буша, как и для Дукакиса, было очень важно заручиться поддержкой армянского лобби.

С началом старта кампании Джордж Буш неожиданно для всей Америки пригласил губернатора Калифорнии Дж. Докмеджяна пойти с ним на выборы в качестве кандидата по пост вице-президента. Узнав об этом, турецкий президент К. Эврен посетил с визитом Вашингтон и провел встречу с Бушем. Во время двухчасового разговора Дж. Буш заверил Эврена, что в случае его победы отношения с Турцией будут одним из важнейших внешнеполитических приоритетов. Вместе с тем, говоря о приглашении Джокмеджяна, Буш дал ясно понять, что не потерпит вмешательство во внутренние дела Америки. После встречи лидеры «Американо-турецкого альянса» выступили с заявлением о том, что президент К. Эврен уехал из Вашингтона разочарованным. Разочарование турецкого президента объяснялось жесткой реакцией Буша, а также отказом ряда демократов провести с ним встречу.

Для официальной Анкары подобное отношение означало начало пересмотра Америкой внешнеполитических приоритетов на Ближнем Востоке. Более того, объявленная СССР политика перестройки, ознаменовавшая фактическое окончание холодной войны, автоматически создавала геополитическую ситуацию, при которой значимость Турции для США как форпоста противодействия советской экспансии значительно снизилась. Подобный расклад означал, что армянское лобби получает возможность довести вопрос признания геноцида армян до логического конца. Это понимали и в Турции, которая предложила Америке сыграть роль «моста» между тюркскими республиками СССР. Однако все усилия президента Озала в этом направлении были безуспешны. И даже поражение Дукакиса и отказ Докмеджяна идти на выборы с Бушем не успокоили турецкую сторону.

После распада СССР и образования независимой Республики Армения ведущие диаспоральные организации в США на определенное время сменили вектор лоббистской деятельности. Американские армяне осознавали, что становление и развитие молодого армянского государства является важнейшим приоритетом для диаспоры. Армения, которая находилась в сложной геополитической и экономической ситуации, также нуждалась в поддержке ведущих армянских организаций по всему миру. При этом американские армяне воспринимали погромы в Сумгаите, Баку и Мараге как продолжение геноцида. Таким образом, война в Нагорном Карабахе воспринималась диаспорой как борьба за выживание всей армянской нации. Исходя из этого, армянское лобби активно занималось поддержкой и укреплением позиций Армении и Нагорного Карабаха на международной арене. В этой связи вопрос о признании геноцида армян был отодвинут на второй план.

Подводя итог, можно отметить, что отношение американских властей к вопросу геноцида армян находится как в гуманитарной, так и политической плоскостях. США оказали существенную гуманитарную помощь армянскому народу еще в период 1915–1930 гг., а исторические документы и письма американских дипломатов того периода легли в основу многочисленных законодательных актов по признанию геноцида армян по всему миру. Мало кто в Америке ставит под сомнение тот факт, что трагедия армянского народа является ярким примером геноцида. Однако в политической плоскости признание геноцида армян де-юре сталкивается с серьезными преградами.

Во-первых, федеральные власти в разное время не хотели лишний раз раздражать Турцию, которая играла важную роль в выстраивании американской внешнеполитической стратегии на Ближнем Востоке. Во-вторых, вопрос геноцида стал для американских властей «политической дубиной», которая часто использовалась для того, чтобы заставить Турцию придерживаться той или иной внешнеполитической линии. При этом на уровне Конгресса серьезным фактором является армянское лобби, которое Белым дом не может игнорировать. Принятие многочисленных резолюций в период 1975–1989 гг. вопреки желанию администрации показывает высокий уровень организации и консолидации армянского лобби.

http://interaffairs.ru/read.php?item=13011