В докладной записке графу С.Ю. Витте "Об исследовании Северного полярного океана" от 14 ноября 1901 г. Д.И. Менделеев писал о маршруте, который сегодня называется Северным морским путем (Севморпуть): "Экспедиции, снаряжённой Петром Великим, — под командою Беринга — человечество обязано открытием пролива, разделяющего Старый Свет от Нового и соединяющего Великий океан с Ледовитым, в котором русские казаки и промышленники уже давно плавали по берегам. Отсюда ведут своё начало славные попытки XVIII и XIX вв. — найти северо-восточный или северо-западный проход из Атлантического океана в Тихий, чтобы соединить кратчайшим водным путём две северные половины земного шара, подобно тому как это есть в высоких широтах на южной половине земли".

Менделеев хотел сам возглавить данную экспедицию. Он считал сокращение морских маршрутов одним из способов совершенствования цивилизации и промышленности, в том числе развития российского побережья Северного Ледовитого океана.

Арктика - лед из космоса

Арктика - лед из космоса. Желтой линией показана старая граница морских льдов.

Даже до приобретения Соединёнными Штатами Америки арктического побережья благодаря покупке Аляски (1867 г.), перспектива освоения Арктики вдохновляла и американских исследователей. Достаточно упомянуть проект Перри Коллинса (того самого, кто в 1856-м году был в гостях у генерал-губернатора Восточной Сибири Н.Н. Муравьёва-Амурского) в начале 1860-х годов по созданию телеграфной линии из США в Москву через Берингов пролив.

В космическую эпоху задачу, поставленную Менделеевым, нужно расширить в соответствии с ролью человека как гражданина Солнечной системы. Арктика не только связывает две половины земного шара, она является для человечества "окном в космос", лабораторией для изучения климата и погоды, а также для разработки методов реагирования на космическое излучение в его динамическом взаимодействии с нашей планетой. Такая лаборатория требует международного сотрудничества учёных всех основных стран мира.

Этот подход резко контрастирует с тем подходом, который нередко используется при обсуждении развития Арктики и который ориентирован на разработку природных ресурсов и установление геополитических преимуществ по сравнению с потенциальными противниками.

И в самом деле: у каждого, кто помнит годы "холодной войны" или знаком с сегодняшними стратегическими реалиями, в памяти остались неизгладимые образы Арктики как района военных действий такого столкновения, которое уничтожит цивилизацию, — подводные лодки, пробивающиеся сквозь полярные льды, чтобы выпустить ракеты с ядерными боеголовками; карты и видео МБР или стратегических бомбардировщиков, запущенных над Северным полюсом Соединёнными Штатами против СССР/Российской Федерации или наоборот.

Случилось так, что новая редакция Арктической стратегии Министерства обороны США была опубликована 22 ноября 2013 г., через день после сделанного правительством Украины заявления о приостановке переговоров по соглашению об ассоциации с ЕС. Таким образом, Арктическая стратегия была разработана до этого поворотного пункта (после которого давно готовившийся поддерживаемый США план "смены режима" был воплощён в Киеве, что в конце концов привело к сегодняшнему серьёзному охлаждению российско-американских отношений) и поэтому отражала относительно более миролюбивые взгляды предыдущего периода. Тогдашний министр обороны Чак Хейгел (Chuck Hagel) (февраль 2013 г. — февраль 2015 г.) — в отличие от его преемника Эштона Картера (Ashton Carter) — принадлежит к определённой группе американских генералов и чиновников, связанных с военными кругами.

Это те, кто остались противниками глобальной борьбы против России и Китая, а также приверженцами совместных с Россией мер по предотвращению войны даже на фоне враждебности по отношению к России, нагнетавшейся неоконсервативными и т.н. либеральными интервенционистскими группировками во властных структурах США, Великобритании и НАТО. Так, Хейгел подчеркнул необходимость международного сотрудничества, сославшись на опубликованную в мае 2013 г. Национальную стратегию США для Арктики, в которой этот регион был назван "мирным, стабильным, и свободным от конфликтов".

Даже в феврале 2014 г., когда на Украине произошёл переворот, в более позднем документе — "Арктической дорожной карте для ВМС США на 2014-2030 гг." — интересы безопасности США в Арктике тоже были определены в терминах сотрудничества с Россией. Арктический совет (Канада, Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия, Швеция, РФ и США) был назван в этом документе "полезным форумом для продвижения сотрудничества, координации и взаимодействия", была подчёркнута важность Илулиссатской декларации 2008 г., принятой прибрежными арктическими государствами (та же группа стран, за исключением Финляндии, Исландии и Швеции), в которой Конвенция ООН по морскому праву (ЮНКЛОС) была определена как "надлежащая правовая база для международного сотрудничества и мирного урегулирования морских споров в Арктике", несмотря на то, что США не подписали эту Конвенцию.

Многие страницы "Дорожной карты" посвящены экономическим вопросам, в частности, расширению использования Севморпути для транзитного судоходства. Кроме того, в ней содержалась положительная оценка совместных военно-морских учений США и России "Северный орёл" в арктических водах, которые проводились раз в два года с 2004 г. (за исключением 2010 г.); в 2008 и 2012 гг. в учениях принял участие ещё один член НАТО — Норвегия.

Однако позже, в 2014 г., США отменили участие в учениях "Северный орёл". И уже в то время, когда Хейгел опубликовал Арктическую стратегию, окрепло другое отношение к Арктике. В ноябре 2013 г. профессор Военно-морского колледжа США Пит Педрозо (Pete Pedrozo), выступая на конференции в своём вузе, заявил о важности придерживаться Директивы 66 по национальной стратегии, изданной Джорджем Бушем-младшим в начале января 2009 г., где Севморпуть был признан "зоной потенциального конфликта". Он предложил, чтобы США "в соответствии с международным правом" оспорили российское законодательство о навигации, ледокольном сопровождении и лоцманских проводках по Севморпути, а также объём российской программы судостроения.

С 2014 г. враждебность к России в арктической политике США лишь усилилась на фоне решимости США и НАТО придвинуть свои силы ближе к границам России в балтийском регионе и, с программой ЕвроПРО, на других участках её западной границы. В январе 2015 г. постоянный представитель России при НАТО Александр Грушко заявил: Россия "тщательно следит за тем, как НАТО поворачивает свой взор к арктическому региону".

Россия и сама стала активизировать оборонную деятельность в Арктике, создав Объединённое стратегическое командование "Север" (Арктические войска), в состав которого в декабре 2014 г. были переданы Северный флот и все другие подразделения Вооружённых сил РФ от Мурманска до Анадыря.

Возобновилось патрулирование стратегических бомбардировщиков в небе над Арктикой, в том числе — полёты российских самолётов вблизи воздушного пространства США на Аляске (хотя и в намного меньшем объёме, чем в годы "холодной войны"). С другой стороны, существуют такие американские учения, как "Полярный рык" (Polar Roar), о которых Стратегическое командование США объявило после их проведения 1 августа 2016 г.: три бомбардировщика B-52 и двойка бомбардировщиков-невидимок B-2 выполнили "одновременные беспосадочные полёты из США к Северному и Балтийскому морям, вокруг Северного полюса и над Аляской, а также над Тихим океаном до Алеутских островов у Аляски" для отработки перехватов и бомбометания на испытательном полигоне на Аляске.

Сегодня, когда эксперты по стратегии в США, Великобритании и других странах предупреждают об опасности более серьёзной, чем когда-либо со времён "холодной войны", "сползания к войне Судного дня с Россией", как выразился профессор Кентского университета Ричард Саква (Richard Sakwa), это нерадостная картина.

Какие изменения мы бы предпочли видеть в Арктике? Правильный подход требует инвестиций от всех основных держав во имя общей цели — сделать Арктику регионом претворения в жизнь "стратегии Вернадского", как ее назвал Линдон Ларуш ("Стратегия Вернадского" // Завтра — 2002, №1 (423)), для преобразования планеты при помощи самых передовых научных исследований и развития.

Физическая экономика как наука делает эту задачу вполне осуществимой. Любая эффективная программа экономического восстановления должна быть программой революционной, которая обусловлена научной работой в самых сложных физических условиях. Благодаря развитию Арктики можно будет перескочить через болото, казалось бы, нерешаемых экономических проблем в народном хозяйстве в целом, в то время как простое постепенное увеличение инвестиций никогда этого не добьётся.

Научно-экономические успехи в отсталом направлении (как в случае с Гидротехнической службой долины Теннеси в США в 1930-х годах), или в таком суровом и до сих пор недоступном регионе, как Арктика, могут иметь глобальный эффект и стать двигателем всей экономики. При помощи создания кредита суверенными государствами и развития сотрудничества между соседними странами, расположенными в Евразии и на другом побережье Северного Ледовитого океана, этой цели достичь можно.

Арктика - таяние льдов

Арктика - таяние льдов

Но для этого необходимо отказаться от неверного представления (как на Западе, так и в России), будто единственными вариантами экономической политики являются два монетаристских подхода: либо тирания дерегулируемых финансовых рынков, либо налогово-бюджетное стимулирование и печатание денег. К счастью, в прошлом денежно-кредитная система не раз была поставлена на службу развития реальной экономики, а не наоборот.

Поэтому в докладе "Новый шёлковый путь становится всемирным наземным мостом" (2014 г. — www.worldlandbridge.com) мы с соавторами делали упор не только на проекты развития инфраструктуры и на ядерные технологии нового поколения, но и на необходимость восстановить принципы "национальной экономии" и кредита А. Гамильтона, М. и Г. Кэри, Ф. Листа, того же Менделеева и др. При создании суверенного кредита и развитии сотрудничества евразийских и заполярных соседних стран будущее Арктики может быть мирным и продуктивным.

http://old.zavtra.ru/content/view/arktika-3/