Недавно на Иран.ру была затронута тема снижения влияния израильского лобби в США и во всем мире на фоне повышения роли арабских лоббистов на Западе. Анализ этого явления помогает раскрыть, почему при Обаме Вашингтон все чаще принимает решения, которые противоречат его интересам и общемировым моральным принципам.

На самом же деле мы наблюдаем поддержку со стороны США и их союзников одиозных консервативных режимов, живущих понятиями 18-го века, где не соблюдаются права человека, где отсутствуют демократические институты, такие как парламент и оппозиционные партии, где угнетаются этно-религиозные меньшинства, женщины не имеют равных прав с мужчинами, где применяется насилие против личности, практикуются пытки и внесудебные расправы над недовольными.

Более того, в угоду этим странам Вашингтон и его сателлиты по НАТО пошли даже на свержение полусветских умеренных арабских режимов в Египте, Ливии, Йемене, приняли участие в разжигании гражданских войн в Сирии и Ираке и даже стали сотрудничать с экстремистскими организациями и террористическими группировками, финансируемыми теми странами, которые заметно усилили свои лобби на Западе, в первую очередь в США, Великобритании и Франции. Речь идет, конечно, в первую очередь о Саудовской Аравии и Катаре.

Различия между арабскими лобби

По официальным данным переписи населения в США за 2009 год, в стране проживает три миллиона американцев арабского происхождения из самых разных стран. И все их общины имеют свои лобби для защиты их интересов. Но такие лоббистские группы никак не соотносятся по своей значимости с саудовским, катарским или эмиратским лобби. При этом следует иметь в виду, что формулировка «арабское лобби» некорректна, как в этнокультурном, так и политическом контексте.

Американские арабы не представляют собой «диаспору» в ее классической интерпретации. Существуют десятки различных палестинских, ливанских, сирийских, египетских, ливийских и других общин, действующих раздельно друг от друга и имеющих различные внутренние и внешние приоритеты. Большинство организаций, созданных вышеназванными этническими группами, не имеют широких лоббистских связей и решают задачи локального характера и внутриобщинного значения, в то время как саудовский фактор и общий фактор арабских монархий Персидского залива является одним из ключевых аспектов внешней политики США на Ближнем Востоке.

При этом нельзя также путать «саудовское лобби» с группами, которые сформированы из политических иммигрантов и творческой интеллигенции, покинувших Саудовскую Аравию. Цель данных групп – свержение королевского дома Саудидов и борьба против радикального ислама. Как правило, такие группы представлены несколькими мало авторитетными конгрессменами, лоббистская деятельность которых ограничивается лишь политическими заявлениями на слушаниях, посвященных проблемам прав человека на Ближнем Востоке.

Механизм лоббирования

В принципе, американское законодательство запрещает прямое лоббирование со стороны иностранных правительств. Тем не менее, в течение XX в. были разработаны эффективные механизмы, позволяющие иностранным государствам добиваться своих интересов на политической арене США и оказывать воздействие на формирование американского внешнеполитического курса. Арабское направление внешней политики Вашингтона является прекрасным примером такого рода лоббизма, поскольку сложившиеся во второй половине XX в. прочные связи между американским руководством, американскими энергетическими компаниями и нефтедобывающими монархиями Персидского залива предоставляют последним возможность использовать свой финансово-нефтяной ресурс для воздействия на американскую политику, в основном, на Ближнем Востоке.

Причем в последние годы они сумели выработать такую линию поведения в общении с Вашингтоном, что можно даже говорить о подчинении определенных направлений американской внешней политики (главным образом, в сферах энергетики, безопасности, поставок вооружения, отношений с государствами региона) интересам государств Персидского залива, в первую очередь, Саудовской Аравии.

Несмотря на то, что саудиты и «заливники» находятся в вечной конкуренции с супермощным и влиятельным израильским лобби в лице организации AIPAC, они обладают весомым «правом голоса» в процессе принятия внешнеполитических решений в США на ближневосточном направлении. И сила этого голоса с каждым днем возрастает. Ведь в Вашингтоне помнят, и об этом ему постоянно напоминают, последствия применения нефтяного эмбарго в 1973 году, знают точные объемы тех гигантских финансовых средств, которые вращаются в западных банках, и последствия их быстрого вывода оттуда, и особенно хорошо помнят о своих военных базах в КСА, Катаре, Кувейте и на Бахрейне в непосредственной близости от Ирана, обеспечивающих энергобезопасность всего западного мира. Эти факторы обеспечивают Саудовской Аравии и ее соседям по региону существенные рычаги влияния, которые они стараются использовать максимально эффективно в двусторонних отношениях с Соединенными Штатами.

Инструментарий

Существенное отличие израильского лобби от лобби Саудовской Аравии и других стран Персидского залива заключается в том, что последние действуют не через свои этнические общины в США, Англии, Франции и т.д., где их просто нет, а напрямую. Правительства арабских государств стремятся донести свою точку зрения через свои посольства в столицах западных государств и через западные посольства у себя, посредством общения с американскими и европейскими политиками, законодателями, крупными бизнесменами, дипломатами, разведчиками, генералами.

Однако в США, помимо политических, военных, разведывательных и дипломатических каналов, они прибегают к услугам специализированных лоббистских компаний, которые имеют опыт работы с американскими конгрессменами и официальными лицами. Департаментом юстиции США в соответствии с принятым в 1938 г. Законом о регистрации иностранных агентов на регулярной основе проводится учет средств, которые были потрачены агентами, представляющими интересы иностранных правительств, в американской политической сфере.

Из них видно, что с правительством Саудовской Аравии сотрудничает целый ряд лобби-групп и юридических фирм, действующих в Вашингтоне и «обрабатывающих» конгрессменов, высокопоставленных государственных чиновников и лиц, представляющих определенный интерес. Так, только PR-компания Qorvis Communications за услуги по улучшению имиджа королевства в США в последние годы получила от правительства КСА $60,3 млн. и продолжает оказывать Саудовской Аравии услуги в медиа-сфере.

Важным направлением деятельности Qorvis было привлечение к процессу создания привлекательного образа Саудовской Аравии заслуживающих уважение публичных фигур: политологов, бывших послов, профессоров университетов и других экспертов. Значительное число подобного рода деятелей на регулярной основе получают саудовские деньги в обмен на статьи, публикации и лекции, в которых они в «правильном» свете изображают королевство.

Для привлечения «союзников» среди конгрессменов и партийных деятелей, из среды Демократической партии была нанята фирма Patton Boggs. Она и сейчас продолжает работать на Саудовскую Аравию. Помимо КСА, Patton Boggs сотрудничают с правительствами Катара и ОАЭ. С республиканской стороны интересы Эр-Рияда в Вашингтоне представляет фирма Loeffler Group, возглавляемая бывшим республиканским членом Палаты представителей от штата Техас и одним из ближайших соратников Джона Маккейна Томасом Лоффлером, заработавшим на оказании лоббистских услуг аравийской монархии $10,3 млн. В общей сложности в течение последних лет Саудовская Аравия воспользовалась услугами более двадцати американских лобби-фирм, консультантов и юридических компаний, потратив на это свыше $270 млн.

Еще один механизм лоббирования – проведение в Эр-Рияде и Дохе многочисленных политических и бизнес-форумов, особенно инвест-форумов, куда приглашаются весь цвет крупного и среднего бизнеса Запада, а также действующие и отставные политики, включая глав государств, министров и парламентариев. Оргкомитет таких инвест-форумов не только берет на себя все расходы по пребыванию гостей, включая проживание в дорогих отелях и элитное питание, яхт-прогулки и увеселительные вечеринки, но каждому делаются персональный презенты, включая дорогие швейцарские часы и ювелирные изделия. При этом предварительно выясняются предпочтения каждого политического деятеля и топ-менеджера. По сути, эти форумы превратились в скрытую форму дачи взяток. К примеру, только в Дохе ежегодно проводится 70 подобных мероприятий.

И еще немного статистики, а также конкретных имен. Политическое лоббирование сегодня осуществляется в основном через такие транснациональные корпорации и организации как US Chamber of Commerce, Exxon Mobil Corp, Koch Industries, Inc, Chevron Corporation, Fleishman-Hillard, Boland & Madigan, Inc. По данным статистического центра The Lobby Watch, за ноябрь-декабрь 2013 года, Саудовская Аравия перевела на счет Exxon Mobil Corp более $113 млн., которые были потрачены на лоббирование принятия законопроекта «Крика-Менедеса», предусматривающего введение нового пакета санкций против Исламской Республики Иран.

В то же время на оказание военной поддержки сирийским повстанцам саудовское лобби через US Chamber of Commerce за 2011-2013 годы выделило $125 млн. Среди ведущих лоббистов, представляющих интересы Саудовской Аравии на Капитолийском холме, как действующих, так и бывших, назывались такие авторитетные сенаторы и конгрессмены, как спикер Палаты представителей Джон Бейнер, лидер республиканского большинства  Эрик Кантор, лидер сенатского большинства Гарри Рид, председатель комитета по бюджету Пол Райан, председатели комитетов по международным делам и армии Роберт Менедес и Марк Левин, влиятельные конгрессмены Джон Маккейн, Марк Кирк, Бред Шерман, Пит Мюррей, Рональд Уайден, Рон Пол. Ну и, конечно, фигурируют влиятельные политики из администрации президента Джорджа Буша-младшего: бывшие вице-президент Дик Чейни и один из советников президента Эндрю Кард, а также ряд конгрессменов: Джо Либерман, Билл Фирст, Денис Хастерт и др.

И что особенно интересно − финансированием политической карьеры адвоката Обамы занималась фирма Davis Miner Barnhill & Galland, которая принадлежит саудовскому шейху Мухаммеду аль-Амауди. В США правой рукой аль-Амауди и главным координатором саудовского лобби является Энтони Резко, с которым и сейчас президент США поддерживает тесные личные отношения. По данным Government Accountability Groups, саудовские лоббистские группы потратили на президентскую кампанию Барака Обамы более $115 млн. Таким образом, саудовское лобби, имеющее широкие лоббистские связи как в законодательной, так и в исполнительной власти, оказывает мощное влияние на американскую политику.

Создание позитивного образа через образование

Саудовская Аравия, понимая роль университетов в формировании будущих лидеров Соединенных Штатов, вкладывает финансовые средства в систему американского высшего образования. Она финансирует образовательные проекты, организовывает визиты американских студентов в королевство, выдает гранты и стипендии и делает пожертвования университетам. Подобная активность способствует созданию более положительного образа Саудовской Аравии. Только Джорджтаунскому университету, в рамках которого действует Центр принца Валида бен Талала по мусульмано-христианскому взаимопониманию, этот саудовский принц пожертвовал $120 млн.

В деле влияния на различные правозащитные организации саудовское лобби пользуется услугами влиятельной лоббистской корпорации Podesta Group. По данным организации Lobbying Datebase, Саудовская Аравия тратит ежегодно на «идеологический» лоббинг более $100 млн. Более того, для работы в этом направлении нанимались самые дорогостоящие лоббисты в США: Джерард Эванс, Тимоти Перри, Майкл Йоханссон и Джон Стейрхофф.

Таким образом, Саудовская Аравия вкладывает значительные средства в формирование выгодного ей отношения к себе в Соединенных Штатах. С одной стороны, стремясь доказать американским гражданам и политикам верность и преданность в качестве надежного союзника на Ближнем Востоке, а с другой – регулярно напоминая об имеющихся у них рычагах влияния (нефтяные ресурсы, военные базы, сотрудничество на уровне спецслужб), Эр-Рияд продвигает свои интересы на американской политической арене.

И, наконец, саудовцы и особенно катарцы, не брезгуют при лоббировании своих интересов на Западе методами прямого подкупа, то есть обычной коррупции, раздавая дорогие подарки и просто давая взятки под различной «упаковкой» высокопоставленным членам администрации и Конгресса. Истории с бриллиантовыми и золотыми сетами от саудовского короля стоимостью сотни тысяч долларов для нескольких дам, бывших госсекретарей и помощников по национальной безопасности США, хорошо известны.

Стоимость большинства подарков начинается от 10 000 долларов и достигают десятки тысяч долларов. Но бывают и настоящие драгоценности - в буквальном смысле этого слова. После встречи с саудовским королем Абдуллой в 2012 году Хиллари Клинтон прилетела домой с драгоценностями из белого золота, украшенными рубинами и бриллиантами, стоимостью 500 000 долларов. Кстати, и Катарцы используют в качестве дорогих подарков произведения художественного искусства, которые они скупают по всему миру.

Катарские методы отличаются

Доха предпочитает действовать все-таки в основном другими методами, нежели Эр-Рияд. Все карлики мнят себя гигантами. Поэтому катарцы не мелочатся расходами на лоббистские агентства и учреждения. Они идут прямым путем и тратят огромные суммы на лоббирование своих интересов, прежде всего через инвестирование в экономику нужной им страны. При этом в США им действовать довольно трудно, учитывая, что там нужно соревноваться с Саудовской Аравией, поэтому произошло даже разделения сферы влияния. Катарцы, в основном, делают упор на Францию и Англию, хотя и американцам кое-что перепадает.

Главный инструмент Дохи – покупка элитной недвижимости и вложение гигантских инвестиций в энергетику и финансовый сектор, чтобы найти подходы к политикам через крупный бизнес. Хотя, если политик продажный, то можно и ему дать взятку. Как это было с экс-президентом Франции Николя Саркози, который «засветился» тем, что получил в свое время от сына Муаммара Каддафи 50 миллионов долларов на свою избирательную компанию. Но главное − Катар не только снабжает сжиженным газом (СПГ) Францию, хотя это немаловажный элемент.

Катар вообще очень много денег вложил во Францию, прежде всего в недвижимость, а также в банки и нефтегазовую компанию «Тоталь». Катарский капитал схож по характеру влияния с израильским лобби в США. Такая же маленькая страна, но она обладает очень серьезным ресурсом влияния на большую мировую политику. Вот почему в 2011 году Франция фактически возглавила поход против Каддафи (извечного врага Катара) и по сути инициировала там войну.

Мозгом и движущей силой катарского лоббирования стал и продолжает оставаться, теперь уже бывший, премьер-министр и министр иностранных дел Катара Хамад бен Джассем, который известен своей особой коррумпированностью всему миру. До этих высоких постов он дошел невероятно быстро, сделав головокружительную карьеру, начинавшуюся на посту скромного чиновника министерства по делам муниципального развития. При этом высшего образования не имеет, хотя в буквальном смысле слова купил звания почетного доктора ряда престижных зарубежных университетов.

Его главное качество – умение оперировать с «левыми» деньгами, нарабатываемыми за счет сделок за счет средств государственного Катарского управления инвестиций, во главе которого он стоял. Только за приобретение лондонского универмага «Хэрродз» в 2010 году, как утверждают катарские бизнесмены, Хамад бен Джассем заплатил $4 млрд. из средств КУИ, 15% которых составили «откаты», часть которых пошла эмиру, часть – ему самому, а значительная доля – на подкуп высокопоставленных британских чиновников.

Таких сделок было немало, включая приобретение доли «Сантандер» (бразильского филиала одноименного испанского банка) на очередные $4 млрд., мифические вложения в тонущую греческую экономику на миллиарды долларов, скупка элитной недвижимости в Лондоне и Париже. Бизнес-офис Хамада бен Джассема находится в Лондоне и именно оттуда осуществляется лоббизм Катара и сейчас, когда формально Хамад бен Джассем уже не у политических дел.

В частности, это касается и деятельности Дохи против Ирана. Это объясняет весьма враждебную позицию Парижа на переговорах по ИЯП. Во Франции сейчас крутится очень много катарских денег, в частности Катар скупает французские медиаресурсы, закачивает большие средства во французскую экономику.Но в медийном пространстве основная роль все же отводится специально созданным для пропаганды и «упаковки» материала якобы международным телеканалам «Аль-Джазира» (Катар) и «Аль-Арабийя» (КСА) на английском и на арабском языках. Бюджет «Аль-Джазиры» в $25 млрд. в год сопоставим с бюджетом некоторых крупных государств. А ее инструментом часто является видеофальсификация.

Франция является одним из основных, после Великобритании, потребителем катарского СПГ. Поэтому в ситуации с Ираном играет роль совокупная позиция Катара с Францией, которая является в некотором смысле проводником катарских интересов на Ближнем Востоке. Если вспомнить события «арабской весны», то станет ясно -- Франция активно участвовала там, где был активен Катар. Это Ливия, Сирия, сейчас Иран. На деньги стран Персидского залива сейчас во многом поддерживается на плаву французская экономика.

*************

В целом же понятно одно – арабы Персидского залива давно поняли, что на Западе всем правят деньги. Поэтому они не жалеют средств на продавливание своих интересов как на Ближнем Востоке, так и по всему миру. Методика у них разная, но смысл один: подкупом, инвестициями, подарками и т.д. формировать в США и в ЕС свой позитивный имидж, хотя подкупаемые ими деятели и политические институты прекрасно понимают, с кем имеют дело. Именно это делает неоспоримым тот факт, что Запад и консервативные монархии Аравии, плывя в одной лодке, по сути похожи, если не идентичны по своей моральной сути и степени разложения.

http://vk.cc/3OoqBz