Французский политолог Рикардо Дугулин опубликовал в Asian Times статью о том, что арабский национализм помер, или почти помер, и все мы являемся тому свидетелями.

Дугулин, со ссылкой на французского правого политика Оливера Карре, указывает на то, что процесс начался в пустынях Аравии в 1991. Это веский аргумент, если принять во внимание тот факт, что две крупнейших христианских армии, при пособничестве многих, но сравнительно малочисленных мусульманских армий нанесли удар по иконе арабского национализма – режиму Саддама Хуссейна, да еще и с территории королевства, в котором находятся две главные мусульманские святыни.

Карре в 1993 писал, что поражение Саддама символизировало конец эры военных диктатур, правивших арабским миром посредством импортированной идеологии европейского национализма, который попытались привить на иссохшую почву арабской культуры.

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статье:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

Другие авторы рассматривали в качестве начала конца арабского национализма поражение арабских армий в Шестидневной Войне или Кэмп-Дэвидский мирный договор.

Дугулин высказывает следующее мнение: “Арабское Пробуждение, начавшееся в 2010 году в Тунисе, и кульминацию которого мы сейчас видим на улицах Дамаска, скорее всего, выплеснет в регион громадное количество неопределенностей. Несмотря на это, оно демонстрирует ясную реальность: арабский национализм образца 50-х годов более не является культурной или политической составляющей ближневосточного уравнения. События 1967, 1981 и 1991 могли его дискредитировать, но 2011-2012 показали, что арабы отрицают парадигму, основанную на двух ключевых предположениях (единство арабского мира и война против Израиля), парадигму, которая показала свою несостоятельность на протяжении последних нескольких десятилетий

Причиной краха арабского национализма стала неспособность этой идеологии выполнить ясный социальный контракт, который он навязал населению. Ограничение личных свобод, будь то Сирия, Египет или Ирак представлялась в качестве “боли” необходимой ради экономического прогресса и сохранения стабильности и мира. Вместе с этим, культурный аспект – единый и могучий арабский мир, светский и социалистический, базирующийся на принципах деколонизации, играл важнейшую роль.

Это, в ретроспективе, и стало ахиллесовой пятой арабского национализма. Египетский, сирийский и иракский режимы, маскируясь призывами к “единству”, на деле добивались подчинения других своим региональным планам. Это было главной причиной жесткой оппозиции Саудовской Аравии арабскому национализму – через войну в Йемене и через религиозную пропаганду”.

Подробнее об арабской психологии глазами экспертов и исследователей в статье:
Арабская психология и национальный характер
а так же в статье:
Психология работы с арабами

В дополнение к внешним вызовам, коррупция, кронизм, дурное управление резко ограничили экономические возможности многочисленной и образованной молодежи в указанных странах. То, что началось в 2011 – это больше чем марш к свободе, это –экономическое и социальное землетрясение, показывающее, что сотни тысяч людей дали не готовы мириться с злоупотреблениями властей.

Медленное умирание этой идеологии также было вызвано неспособностью достичь никаких, даже ограниченных целей в войне против Израиля. Арабский национализм не только не добился ничего в этой войне – он столкнулся с конкуренцией других региональных игроков. С 80-х годов главным “защитником” “арабского дела” стали негосударственные игроки – террористические движения ХАМАС и “Хизбалла”, финансируемые Ираном.

К настоящему времени не ясна только одна деталь – точный момент краха режима Башара Асада. С падением Асада сердце арабского национализма перестанет биться. Нынешние потрясения – гражданская война в Сирии, псевдо статус-кво в Ираке и период неопределенности в Египте – явно не то будущее, которое рисовали в своем воображении Гамаль Абдель Насер, Саддам Хуссейн и Хафиз Асад.

Почему восточные страны оказались в таком состоянии:
В чем причина отсталости восточных стран
а так же в статье:
Почему арабы не добиваются успеха?

Между тем, никакой ясной альтернативы арабскому национализму не видно. Политический ислам, пропагандируемый “Братьями-Мусульманами” в Египте и шиитскими партиями Ирака может попытаться превратить себя в конкретную и стабильную новую идеологию, которая, в долгосрочной перспективе, гальванизирует все слои общества – но пока он такой силой не является. Исторические противники арабского национализма, а именно, богатые нефтью деспотии Залива, никогда не пытались экспортировать свою социальную модель.

Также, как в России, Восточной Европе и СНГ после 1991, крах идеологии создаст огромный вакуум власти и период нестабильности, за которым последует возвышение новых групп и движений, в том числе, и подавлявшихся старым режимом. Не претендуя на долговременный прогноз, можно, однако, предположить, что за падением Башара Асада, которое ознаменует конец идеологии организованного арабского мира, последует волна беспрецедентных политических изменений на Ближнем Востоке”.

http://postskriptum.me/2012/09/04/parab/2/