Зависимость государства от импорта ряда важных продуктов питания делает его уязвимым в случае резкого повышения цен на эти продукты. В последние годы важной составной частью национальной безопасности стала т.н. продовольственная безопасность, которая оказывается не менее важной, чем меры по борьбе с терроризмом или различными внешними угрозами.

Как решали «продовольственный вопрос» ранее

Под продовольственной безопасностью, как правило, понимают  способность государства вне зависимости от внешних и внутренних угроз удовлетворять потребности населения в продуктах питания. И это вовсе не опасения теоретиков – резкий рост цен на продукты питания, вызванный их дефицитом, не раз в истории становился катализатором масштабных социальных явлений. Некоторые историки склонны видеть «продовольственную подоплеку» во многих исторических событиях прошлого: Крестовых походах, Великих географических открытиях и разных других. Важнейшей предпосылкой волны революционных процессов, накрывшей Европу в середине XIX в. (т.н. «Весна народов», с которой нередко сравнивают и нынешнюю «Арабскую весну»), также был продовольственный кризис. Он возник в результате неурожая, поразившего в 1845-46 гг. Францию, Ирландию, Австрию и ряд германских государств. Примеры из истории России опять же показывают важное значение «продовольственного вопроса»: февральская революция 1917 г. начиналась с требований хлеба; а распаду СССР предшествовал тяжелый период дефицита продовольствия, который серьезно подорвал веру граждан в дееспособность руководства.

Сирия - засуха 2008

Сирия - засуха 2008

Конечно, не стоит сводить причины «Арабской весны» только к проблемам с продовольствием. Ни один из факторов социального, экономического и политического характера по отдельности не мог привести к волнениям в Египте (и в тех арабских странах, которые охватила «Арабская весна»). Тем не менее, продовольственный фактор следует рассматривать как важное дополнение к картине «Арабской весны» на примере Египта. В этой связи представляется целесообразным проанализировать феномен роста мировых цен на продукты питания, в первую очередь на хлеб, чтобы понять ту роль, которую продовольственный кризис сыграл в росте протестных движений в таких странах как Египет.

Продовольственный кризис 2000-х: предшественник «Арабской весны»

Мировой продовольственный кризис в 2007-08 гг. имел иной характер, чем кризисы, связанные с неурожаем. Он был порождением современной экономической системы и в большей степени связан не с вопросами производства, а с проблемой распределения продуктов сельского хозяйства. Особую роль сыграли и спекуляции на мировом рынке продовольствия. Другим важным фактором, спровоцировавшим повышение цен на продукты питания, стали высокие цены на нефть в течение 2000-х гг.. Только в период с июля 2007 по июль 2008 гг. сырая нефть поднялась в цене с 75 долларов за баррель до 140 долларов — вслед за этим последовал скачок стоимости основных продуктов питания с 160 долларов до 225.

Продовольственный кризис 2008 г. был беспрецедентным по своим масштабам и влиянию на мировую экономику. А через два года последовал еще один скачок цен на продукты питания, который был связан с предыдущим.

Сирия - засуха

Карта в полном размере: Сирия - засуха 2009 перед войной

Кризис 2007-08 гг. сильно ударил по странам Азии и Африки, которые оказались наиболее уязвимы к резкому росту цен на продовольствие. Когда-то экспортировавшие продукты сельского хозяйства, азиатские и африканские страны после Второй мировой войны стали их импортерами. Этому способствовали такие факторы постколониального развития как истощение земель, усугубляющиеся проблемы с пресной водой, недостаточное внимание развитию сельского хозяйства, ориентирование на импорт — и как следствие, зависимость от колебаний цен на мировом рынке.

Самое интересное, что именно арабские страны оказались наиболее восприимчивы к росту цен на продукты питания. В десятке крупнейших мировых импортеров продовольствия (исчисляется в процентах от ВВП) больше половины позиций занимали арабские страны — Ливан (3,9%), Алжир (2,8%), Египет (2,15%), Марокко (2,10%), Саудовская Аравия (1,85%), Ливия (1,7%).

Чтобы накормить бедные слои населения, многие арабские страны Ближнего Востока и Северной Африки выделяли большие средства на субсидирование основных продуктов питания. Данная практика была введена после Второй мировой войны, и с тех пор предпринимались неоднократные попытки ее реформирования, но они не привели к существенным изменениям. В итоге, к продовольственному кризису многие арабские страны явно оказались не готовы…

Египет — от зерновой житницы к крупнейшему импортеру зерна.

Египет, когда-то бывший зерновой житницей империй, в конце ХХ — начале ХХI вв. оказался крупнейшим импортером зерна в Северной Африке. Самая многонаселенная страна арабского мира зависела от импорта продовольствия, главным образом, пшеницы. Рост импорта пшеницы в стране происходил на протяжении последних 50 лет, вместе с ростом населения (с 2000 г. население страны увеличилось на 20%) и широким переходом крестьян на производство более доходных технических культур, таких как хлопок.

Египет - пшеница

Трудно упрекнуть власти Египта в том, что они были плохо подготовлены к продовольственному кризису 2007-08 гг. Наоборот, были приняты комплексные меры для того, чтобы население минимально пострадало от скачков цен на мировом рынке. Значительная часть населения страны имела возможность получать субсидированный хлеб, государство работало над проектами, которые бы позволили Египту решить проблему нехватки некоторых продуктов питания (например, ирригационные проекты на Юге и на Синае, повышение урожайности почв и т.д.).

Более того, египтян при всем желании нельзя было отнести к голодающей нации: по потреблению калорий на душу населения Египет находится на первом месте в Африке. Египет полностью обеспечивал себя картофелем, рисом, яйцом, куриным мясом, бобовыми и т.д. А картофель, рис, лук и цитрусовые даже экспортировались за пределы Египта (в том числе, в Россию). Однако, серьезной проблемой была зависимость Египта от импорта пшеницы, из которой пекли хлеб, являющийся ключевым продуктом в продовольственной корзине египтянина. Еще в 2010 г. египтяне представили амбициозный план развития сельского хозяйства, который предполагал к 2020 г. обеспечение страны собственной пшеницей на 70%. Но накануне «Арабской весны» все еще свыше половины необходимого количества пшеницы Египет продолжал закупать на внешнем рынке.

Серьезные испытания

Началом серьезных испытаний для Египта можно считать скачок цен на продовольствие в 2008 г., который вызвал народные волнения в десятке государств мира, включая Египет. Исходя из графика (Рис. 3), демонстрирующего состояние Индекса цен на продовольственные товары, составленного Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН (ФАО), можно увидеть, насколько беспрецедентным был скачок цен в 2008 и 2010 гг. в сравнении с прошлыми годами.

Субсидированный хлеб смягчил удар от роста цен на продовольствие, но цены на продукты все равно выросли, что особенно сказалось на состоянии тех людей, которые тратили большую часть своих денег на питание. Благодаря субсидированному хлебу египтяне не оказались перед угрозой голода, но резкое увеличение расходов на питание породило психологический эффект, значение которого на самом деле было достаточно велико. Дошло до того, что весной 2008 г. в Египте были зафиксированы «хлебные» бунты (но не «голодные»).

Несмотря на форс-мажорную ситуацию, хлеба в Египте было достаточно, но система субсидирования, прежде казавшаяся эффективной, не справилась с ситуацией. Субсидированная мука направлялась в 17.500 пекарен по всей стране, но резкий рост цен на несубсидированный хлеб привел к тому, что недобросовестные пекари часть муки, закупленной по 13 ег. фунтов, продавали на черном рынке по 150 фунтов, вместо того чтобы выпекать субсидируемый хлеб. В итоге властям пришлось задействовать армию, а точнее — военные пекарни, чтобы обеспечить население дешевым хлебом.

Хотя египетское руководство и попыталось принять необходимые усилия для разрешения кризиса, «хлебные бунты» нанесли существенный удар по престижу власти. Весной 2008 г. впервые были сожжены портреты Х. Мубарака, который в глазах возмущенных людей был ответственным за сложившуюся ситуацию. Тогда же весной 2008 г. и было создано молодежное «Движение 6 апреля», которое сыграет важную роль в событиях египетской революции почти три года спустя. После проблемного 2008 г. египетское руководство увеличивает объемы субсидирования, осуществляются крупные закупки зерна. Однако в 2010 г. опять происходит резкий рост цен на зерно: за 8 месяцев цены на пшеницу выросли вдвое. Волнений из-за повышений цен на хлеб удалось избежать, но вина снова легла на Мубарака и его окружение.

Справедлива точка зрения, что изъяны политической и экономической системы наиболее ярко проявляются в моменты кризисов. Более того, в кризисные периоды даже небольшие недостатки в восприятии недовольных могут превратиться в страшные пороки. И все же при всех недостатках режима Мубарака, большинство исследователей отмечают, что за десятилетия его нахождения во власти египетский ВВП вырос в 4,5 раза. При этом, значительная часть населения была обеспечена субсидированным дешевым хлебом. Но стоило ценам взлететь вверх, а системе распределения дать сбой, как режиму вспомнили все его действительно имевшиеся грехи и пороки.

Россия виновата?

После революционных событий в Тунисе и Египте в зарубежной прессе появились статьи, где Россия называлась одной из виновниц «арабской весны». Действительно, в засушливом 2010 г. Россия сыграла свою роль в мировом повышении цен, объявив об эмбарго на экспорт своей пшеницы. Не будем забывать о том, что среди крупнейших покупателей российского зерна был и Египет, со времен Насера и советско-египетской дружбы привыкший к советским сортам пшеницы. После введения Россией эмбарго на продажу зерна, Египет оказался вынужден закупать его в других странах по более высоким ценам.

Однако, попытки свалить на Россию вину в событиях «Арабской весны» являются абсурдными. Очевидно, что российское руководство не стремилось обрушить режимы на Ближнем Востоке. Причиной эмбарго был неурожай и опасения, что России самой не хватит зерна в следующем году. Власти действовали в рамках концепции продовольственной безопасности, пытаясь избежать будущего дефицита зерна и повышения цен на хлеб. Так, в португальской газете «Diario de Noticias» решение российских властей об эмбарго непосредственно связывается со стремлением сохранить социальный мир в России.

Но Египет и другие арабские страны, не сумевшие избавиться от импортозависимости, оказались под ударом — продовольственный кризис усугубил социальные проблемы и стал одним из дестабилизирующих факторов во внутренней политике.

Интересно, что ряд государств Ближнего Востока, особенно те, кто имеют достаточные финансовые возможности (монархии Персидского Залива), но испытывают недостаток водных ресурсов и серьезно зависят от импорта продуктов питания, разрабатывают свои программы по обеспечению продовольственной безопасности. Среди шагов в этом направлении, к примеру, покупка плодородных земель в Африке и Азии с целью выращивания продуктов сельского хозяйства и дальнейшего их ввоза в страну.

Продовольственный кризис бьет по стабильности в обществе

Суммируя вышесказанное, можно придти к следующему выводу: вне зависимости от причин (рост цен на нефть, финансовые спекуляции и т.д.), резкие подорожания продуктов наносят серьезный удар по престижу власти, которую граждане склонны считать виновной во всех проблемах. И «хлебный вопрос» с высокой долей эффективности могут использовать оппозиционные силы. Можно представить себе развитие ситуации в арабских странах, таких как Алжир, Египет, Тунис, где резко поднялись цены не на один-два, а сразу на несколько ключевых в пищевой корзине продуктов. В любом случае, серьезное повышение цен, каким бы «объективным» оно ни было, подрывает стабильность в обществе, тем более, если обрастает слухами об умышленном характере этого роста (т.н. «спекулянты при попустительстве власти»).

Египет оказался уязвим перед лицом продовольственного кризиса, поскольку импортировал до трети потребляемых продуктов и до 60-70% потребляемой пшеницы. Особенно болезненным оказался рост цен на пшеницу, а, следовательно, на хлеб — таким образом, продовольственный кризис оказался в данном случае именно хлебным.

Следует отметить, что угрозу продовольственного кризиса рано снимать с повестки дня для арабских стран —  события на Украине 2013-14 гг. оказали негативное влияние на рынок сельскохозяйственных продуктов. Ибо Украина занимает шестое место в мире по экспорту пшеницы и является третьим в мире поставщиком кукурузы. Украинский кризис уже способствовал росту мировых цен на зерновые из-за опасений импортеров по возможному снижению отгрузок зерна с черноморских портов. Впрочем, прогнозы на 2014 г. оптимистичны — высокий урожай пшеницы ждут в Северной Америке; в России также планируют собрать больше, чем в 2013 г.

В любом случае страны Ближнего Востока должны принимать меры для обеспечения высокого уровня продовольственной безопасности. Поскольку события «Арабской весны» показали, что даже незначительный рост цен может вызвать негативную реакцию у населения и стать последней каплей терпения. Хлебные годы часто сменяют неурожайные, а локальные конфликты вполне могут поставить под угрозу сбор и транспортировку продуктов. Все это говорит о том, что обеспечение продовольственной безопасности становится все более важным фактором стабильности в современном обществе.

http://vk.cc/38bKow

http://vk.cc/38bKBA