Антикитайская политика США

Задача, которую Барак Обама поставил еще в свой первый президентский срок, но не успел завершить, – это образование «тихоокеанской оси» (теперь предпочитают говорить о «пере**лансировке»). Сразу после переизбрания на выборах президент США сконцентрировал свое внимание на Азиатско-Тихоокеанском регионе. Уже 19 ноября президент Обама посетил Мьянму, Таиланд и Камбоджу. При этом он нисколько не скрывает, что одной из главных целей внешней политики Америки становится обуздание Китая.

Таиланд, Мьянма и Камбоджа – три наиболее близкие и традиционно дружественные Китаю страны АСЕАН. Две последние из них еще и давние получатели крупной китайской помощи. Теперь Америка всеми силами стремится вытеснить Пекин из этих стран. Объятия с лидером оппозиции Аун Сан Су Чжи и похлопывания по плечу правящих Мьянмой генералов убеждают аналитиков в том, что одна из целей стратегии «поворота к Азии» ? лишение Китая позиций в странах-клиентах на пути транспортировки стратегически важного сырья из Африки и стран Ближнего Востока.

В десятке стран, входящих в АСЕАН, так называемые «сухопутные страны» ? Таиланд, Камбоджа и Мьянма – являются близкими друзьями и партнерами Китая. По сравнению с такими «морскими странами» ассоциации, как Вьетнам и Филиппины, степень доверия между Китаем и «сухопутными странами» намного выше. В июле 2012 года на встрече глав МИД стран АСЕАН только благодаря поддержке Камбоджи, страны-хозяйки встречи, не был принят вариант совместной декларации, предложенной Филиппинами, содержащей пункт о проблемах в Южно-Китайском море. Чтобы создать относительно прочную и стабильную основу для двусторонних отношений с этими тремя странами, Китай затратил немало внешнеполитических и экономических ресурсов. «Сухопутные» страны принимали Обаму тепло. Обама разыграл экономическую карту, например, пообещал оказать Мьянме помощь в размере 170 миллионов долларов, и это были конкретные шаги.

Америка приложила много сил, чтобы взбудоражить регион Южно-Китайского и Восточно-Китайского морей. На карту поставлены глобальные интересы, такие как проблемы свободы судоходства на одном из самых загруженных морских путей в мире и военного контроля над регионом. Растущая великая держава Китай агрессивно предъявляет территориальные претензии и разжигает националистические страсти внутри страны. США и страны Азии должны бы не просто приспособиться к Китаю – им должно убедить Китай играть по правилам, как они их себе представляют.

Заметим, что работая над Китаем, американцы действуют на перспективу. Сегодня Китай им ничем не может угрожать, и американцы это знают. Но их беспокоит, смогут ли США через 50 лет, а может и через 100, по-прежнему удерживать место «старшего брата». И главной политической проблемой для Азиатско-Тихоокеанского региона выступает цена платы за такое «абсолютное спокойствие» США.

В 2008 году американские войска провели ряд учений под названием «Pacific Vision», во время которых испытывалась способность противостоять «почти равноценному сопернику» в Тихом океане. Эта фраза, как широко известно, в вооруженных силах является условным обозначением Китая. Казалось, дело не могло быть иначе. На сцену выходит вторая сверхдержава, и первая на это рефлекторно реагирует. Но это была первая реакция.

Хиллари Клинтон как-то отметила, что США не соперничают с Китаем в регионе, потому де, что Тихий океан «достаточно велик» для обоих держав. Но для двух сверхдержав и весь мир тесен. А потому Америка с тревогой ожидает того времени, когда Китай станет ее грозным конкурентом. Не зря говорят, что второй четырёхлетний президентский срок Обамы будет задавать тон для отсчёта времени до выхода на мировую сцену Китая как сверхдержавы.

Мы стараемся найти новый ответ на старый вопрос о том, что происходит, когда уже устоявшаяся держава имеет дело с державой, влияние которой неуклонно возрастает. Ни у кого не должно быть никаких иллюзий насчет того, что этот процесс может быть простым и гладким. Однако есть основания надеяться на то, что в ближайшие годы мы сможем наметить такой путь, следуя которому, мы сможем избежать любых конфликтов и усилить сотрудничество в тех областях, где у нас есть общие интересы, – заявила госсекретарь Хилари Клинтон.

По прогнозам к 2027 году внутренний продукт Народной республики станет больше, чем у Соединенных Штатов, не из-за американской стагнации, а из-за неумолимого роста китайской экономики. Но страшно не столько то, что Китай обгонит США по экономической мощи, и даже не то, что это произойдет уже совсем скоро, а то, что, как пишет Найал Фергюсон, профессор Гарвардского университета, что «это никак не зависит от Америки. А зависит от одного Китая, который к тому же совсем не интересуется предлагаемой США повесткой, а действует и разговаривает исходя исключительно из своей собственной».

В последние годы правительством КНР была разработана стратегия «выхода Китая за свои границы». Одним из принципов этой стратегии стали наращивание активности в отношениях с международными организациями.

Экономическая экспансия Пекина в западном полушарии достигла беспрецедентного размаха. В феврале прошлого года Китай впервые обогнал Штаты по экспорту нефти из Саудовской Аравии. Похожую динамику переживает и баланс интересов Китая и США в африканских странах. Китай стремительно переориентирует торговлю континента на себя. Нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц отмечал то, что «вклад Китая в поддержку инфраструктуры в Африке превосходит вклад Всемирного банка и Африканского банка развития, вместе взятых».

Растет и военная мощь Китая. В прошлом году в Китае впервые прошли пробные полеты истребителя-невидимки типа стелс, а также испытания авианосца «Ляонин». Тот пока не несет на своем борту боевой авиации, и используется лишь для испытаний и тренировок. Эксперты отмечают, что на создание соответствующих воздушных аппаратов, подготовку пилотов и ударной группы авианосца уйдут годы. Но дело движется вперед. В Китае активно строятся новые подводные лодки, военные корабли и производятся новые ракеты для поражения кораблей противника. Вашингтон обеспокоен китайскими беспилотниками. Наконец, Китай создаёт новый класс баллистических ракет.

Китай осуществляет масштабное перевооружение. По словам китайских военных аналитиков, одна из составляющих его плана – заставить американские авианосцы держаться подальше от китайских берегов. Так что и США приходится корректировать свой план действий.

Как пишет специалист в сфере национальной безопасности Томас Шкипек, на сегодняшний день Китай располагает одной из наиболее агрессивных программ модернизации своих ядерных и ракетных ресурсов, включающей капиталовложения в наземные и воздушные пусковые системы, комплексы морского базирования, а также космические и противоракетные технологии.

Китай становится для Америки соперником в экономической, научной и, возможно, даже культурной сферах. Все это в совокупности создает даже большую угрозу для стремления США остаться единственной сверхдержавой, чем это было при СССР. И все это тем более пугает не только США, но и мировую общественность, поскольку никто не может сказать, какой мировой державой будет Китай.

Образ Китая как мировой державы

Срединное государство, как называется эта страна на китайском языке, именовалось так потому, что считало себя самым сильным, богатым, добродетельным. Государство может быть под круглым небом только одно, почему и называется Поднебесной. Остальные страны, расположенные на периферии квадратной Земли, – варвары, лишенные покровительства неба. Надо ими «управлять на длинных поводьях», «одних варваров использовать против других», «дружить с дальними, нападать на ближних» и так далее.

Соседей подчас с основанием, а чаще без всяких оснований, китайцы включали в число вассалов Поднебесной, а их подарки представляли как дань от варваров. «Сыны неба» неохотно шли на создание союзов с соседями даже перед лицом смертельной опасности от еще более могущественных конкурентов. Такая политика проводилась на протяжении двух тысячелетий существования единого государства. Однако она дала сбой в середине ХIХ века, когда одряхлевшая империя Цин в ходе «опиумных войн» столкнулась с агрессией Англии и Франции, а затем на нее набросились другие западные державы и Япония.

Одержав с помощью Москвы победу в гражданской войне, китайские коммунисты в 1949 году провозгласили Китайскую Народную Республику, а в 1950 году подписали Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи с СССР. Это был первый и единственный раз, когда Китай установил юридически оформленные союзнические отношения с другим государством. Впрочем, они просуществовали недолго, примерно до 1960 года. С тех пор Пекин сближался с теми или другими государствами, подписывал различные соглашения и договоры о дружбе и сотрудничестве, но не вступал в военно-политические союзы. Одиночество ? историческая судьба Китая, который не желал быть ничьим «младшим братом» и в то же время не стремился взвалить на себя ответственность владыки мира.

За одним исключением. Председатель Мао выдвинул глобальную цель: «Мы должны покорить земной шар». Вот как Мао представлял перечень «утраченных территорий». В него входили Бирма, Лаос, Вьетнам, Непал, Бутан, север Индии, Таиланд, Малайзия, Сингапур, Корея, 300 островов Южно-Китайского, Восточно-Китайского и Желтого морей, Киргизия, Южный Казахстан, афганская провинция Бадахшан, Монголия, Забайкалье, юг Дальнего Востока вплоть до Охотска. Можем ли мы полагать, что этот перечень изменился сегодня?

Важным обстоятельством китайского вхождения в «клуб мировых лидеров» выступает, скорее, отсутствие пока у Пекина собственной концепции глобального переустройства. Идея так называемого «гармоничного мира» больше направлена на то, чтобы убедить мировое сообщество в негегемонистском характере «возвышения» Китая, она не представляет конкретную программу миростроительства.

Во времена культурной революции были уничтожены многие китайские традиции, в частности, конфуцианство. Идеи коммунизма оказались провальными, и никто в них сегодня больше не верит. О современном Китае говорят, что в нем господствуют деньги, а люди утратили веру в идеалы.

В последние годы китайское правительство призывает свой народ к построению «гармоничного общества». Концепция гармонии уходит глубоко корнями в древнюю китайскую культуру и традиции конфуцианства. Идея создания «гармоничного общества» могла бы стать новой идеологией для всего Китая. Однако ее так часто использовали в пропаганде, что она превратилась в клише, утратив свою выразительность.

Ожидают, что само позиционирование Китая в мире будет происходить на основе продвижения политики «мягкой силы». В качестве примера укажем на хорошо известный китайский сетевой проект – создание Институтов Конфуция. Более того, руководством КНР ставятся акценты на необходимости соблюдения «моральной притягательности» тех или иных (экономических и политических) шагов китайской дипломатии, особенно в странах «третьего мира».

Но до «мягкой ли силы» Китаю? Это крайне бедное, если посмотреть на уровень жизни основной массы населения, государство, к тому же предельно не самодостаточное. Энергоносители и продовольствие – две главные болевые точки Китая. Китай импортирует более половины своей нефти и почти треть продовольственных запасов, а также крайне зависим от импорта сырья. Причем единственным районом, где Америка не может контролировать сырьевые потоки в Китай, является Россия. Индия, Вьетнам, Тайвань, Южная Корея, Япония – все это давние и непримиримые враги Китая. Более того, большинство соседей Китая с Юга – это нестабильные государства, что крайне опасно для импорта.

В то же время в Индийском океане находится большинство из 11 наиболее уязвимых участков возможного перекрытия поставок углеводородов в мире: Ормузский, Баб-эль-Мандебский и Малаккский проливы, соединяющий Индийский и Тихий океан Ломбокский пролив (Индонезия), Суэцкий канал, отдаленный обходной путь вокруг мыса Доброй Надежды. Неудивительно, что Индийский океан становится одной из важнейших зон рисков, где сталкиваются интересы различных держав.

Поэтому Китаю волей-неволей приходится быть агрессивным.

Чимерика?

Приход Барака Обамы в Белый дом сделал идею американо-китайского партнерства главным трендом мировой политики.

1 апреля 2009 года, он и председатель КНР Ху Цзиньтао заявили об учреждении стратегического и экономического диалога на высшем уровне между Китаем и США с целью обсудить широкий спектр вопросов по региональной и глобальной безопасности и экономическим разногласиям между двумя странами.

В широкий оборот были запущены концепции симбиоза двух держав — Chimerica и «Большая двойка». В ноябре 2009 года Обама приехал в Пекин и предложил Китаю разделить неформальное бремя ответственности за судьбы мира. И действительно, реверансы американских политиков в сторону китайцев были немалые. Ведь речь шла о предложении полюбовно поделить мир между США и КНР, образовав формат G-2. Еще за год до этого о целесообразности такого альянса публично заговорили патриархи американской политики Збигнев Бжезинский и Генри Киссинджер. Обама же демонстративно уклонялся от традиционной критики ситуации в области демократии и прав человека в Китае, вопреки традициям отказался от встречи с Далай-Ламой.

Несмотря на достаточно серьезные нарушения прав человека и традиционную критику США Китая в данной области, в ходе государственного визита Барака Обамы в КНР в 2009 году проблемы прав человека не были затронуты. Наоборот, президент США даже выделил общие ценности, характерные для американской и китайской наций: «уважение к семье, убеждение, что при помощи образования, упорного труда и готовности к жертвам мы способны сделать будущее таким, каким хотим его видеть, прежде всего, обеспечивая лучшую жизнь нашим детям».

Но китайские эксперты решили, что Вашингтон, предлагая Пекину глобальное взаимодействие, в действительности хотел бы приобщить экономические возможности Китая к решению проблемы выхода из кризиса, а политические – к «расшивке» ситуации в Ираке, Афганистане, а также вокруг Ирана и Северной Кореи.

Китай остался верен концепции многополярного мира и отклонил американское предложение, усмотрев в нём прежде всего средство разделения ответственности за доминирующую американскую внешнеполитическую деятельность, с которой Китай часто бывал не согласен. Китай дал понять, что предпочитает двигаться вперед в своем собственном ритме.

Американцы в международной политике действуют односторонне. И везде такие столкновения интересов и противоречия будут продолжаться между США и Китаем еще очень долгое время. Поэтому высказывания о том, что Китай с Соединенными Штатами может управлять миром, ? это нереально и невозможно. Поэтому Китай не будет ослаблять свои связи со своими стратегическими партнерами, не будет ослаблять своих связей с широким кругом развивающихся стран. G-2 ? немудрый выбор, — сказал бывший военный атташе Китайской Народной Республики в России генерал Ван Хайюнь.

Несогласие Китая вызвало смятение в США. Политической элите Запада кажется, что Китай уже чуть ли не победил ее в глобальном противостоянии. И уже через 4 дня Вашингтон объявляет Китаю об экономических санкциях. После этого, вскоре США возобновили поставки оружия Тайваню, вернулись в информационное пространство тибетской проблемы. Как нельзя кстати, пришелся и скандал с хакерской атакой на поисковик Google, который трансформировался в проблему цензуры в китайском Интернете.

Если с Китаем невозможно действовать вместе, примирив две ведущие сверхдержавы, то, решает Барак Обама, надо быть готовым к тому, чтобы растущую сверхдержаву уничтожить, свести ее потенциал к нулю. А потому на первое место выходит создание системы ПРО.

ПРО против Китая

Один из радаров X-Band был размещен в северной японской префектуре Аомори в 2006 году. Хотя официально он направлен против КНДР, эта система избыточна для нейтрализации слабого ракетно-ядерного потенциала нищей страны. Российские «ястребы» полагают, что главной целью данной системы ПРО США являются наши ракеты, однако по своим характеристикам эта система даже в перспективе недостаточна для нейтрализации ядерного потенциала России на восточном направлении. Единственной адекватной целью для американского противоракетного зонтика на Дальнем Востоке является Китай, располагающий несколькими десятками не самых совершенных межконтинентальных баллистических ракет.

Теперь планы создания антикитайской ПРО решено расширить. Центральное место в этих планах занимает размещение мощного радара раннего обнаружения X-Band, на одном из южных японских островов ? Хонсю. Еще один такой радар может быть установлен в Юго-Восточной Азии, вероятно, на Филиппинах. РЛС, работающие в Х-диапазоне, будут связаны с противоракетными кораблями и наземными средствами перехвата. Этот план является частью новой оборонной стратегии администрации Обамы, в соответствии с которой после десятилетия войн в Ираке и Афганистане внимание будет переключено на Азиатско-Тихоокеанский регион.

Предполагаемая дуга радаров X-Band не только позволила бы Соединенным Штатам полностью покрыть Северную Корею, но и более глубоко заглянуть в Китай.

Если в случае с Россией американцы всячески подчеркивают, что система ПРО направлена не против нее, а против Ирана, то на Востоке направленность ПРО против Китая особо не маскируется. Тем более, что американцы норовят обвинить Китай в помощи Северной Корее при создании ее ядерного потенциала, как это сделал весной прошлого года тогдашний глава Пентагона Леон Панетта. Руководство Пентагона объявило о том, что Соединенные Штаты планируют расширить систему противоракетной обороны в Азии с тем, чтобы противостоять угрозам, исходящим из Северной Кореи, и агрессивным действиям Китая.

Осенью 2012 года в Токио министры обороны США и Японии подписали соглашение о размещении в Японии второго стационарного радара системы ПРО. Примечательно, что это произошло на фоне признаков разгорающегося конфликта в Восточно-Китайском море, где Пекин и Токио продолжают наращивать силы вокруг спорных островов. По оценке экспертов, подписание соглашения служит предостережением Пекину: Вашингтон не оставит Токио без поддержки.

Американские действия по разворачиванию ПРО в Азии вовлекают не только Японию. Вашингтон также помогает Индии улучшить свою новую систему противоракетной обороны. Индийцы с американской помощью хотят построить многослойную сеть ПРО. Публично правительство Индии в качестве причины ссылается на Пакистан. Но истинная причина ? Китай. Индия провела ранее в этом году испытательный запуск баллистической ракеты среднего радиуса действия Agni-V, и индийская пресса открыто комментировала способность системы нанести удар по любой территории Китая как самую важную особенность этой системы.

Составлением возможного сценария большой войны с Китаем занимается отдельный отдел Пентагона, рассматривающий ответ на агрессию со стороны Китая. Первоочередной задачей будет «уничтожение изощренных радарных и ракетных систем. Китай создал их именно для того, чтобы не подпустить американские корабли к своему побережью». Затем последуют удары с моря и воздуха более широкого масштаба. Словом, развернется, по терминологии Пентагона, «бой на море и в воздухе». Создаваемая США система противоракетной обороны сможет «обнулить» ядерный потенциал Китая намного раньше, нежели потенциал России. Напомним, что в отличие от российского или американского, стратегический ядерный потенциал КНР основан не на принципе гарантированного взаимного уничтожения, а на принципе гарантированного неприемлемого ущерба. Сегодня, в условиях развертывания системы ПРО на Дальнем Востоке, китайская стратегия перестает работать.

Но у Китая тут своя «философия».

По крайней мере, на словах Китай вполне спокоен. Китайское Министерство национальной обороны выступило с осторожным заявлением:

Китай всегда исходил из того, что к вопросам противоракетной обороны следует относиться с большой осмотрительностью... Мы выступаем за то, чтобы все стороны очень внимательно относились к озабоченностям друг друга в области безопасности и учитывали их, а также пытались реализовывать комплексную безопасность с помощью взаимовыгодных и не ущемляющих интересы других стран мер, избегая при этом создания таких ситуаций, при которых одна страна попыталась бы поставить состояние собственной безопасности выше национальной безопасности других стран.

При этом, похоже, Китай нацелен на создание собственной ПРО и рассчитывает на достижение паритета с Америкой.

30 января 2012 года орган ЦК КПК газета «Жэньминь жибао» опубликовала статью «Китаю и России следует создать Евразийский альянс». Что китайские эксперты предлагают России? Евразийский альянс необходим потому, что по отдельности Китай и Россия сильно отстают от США. А объединившись, наши страны «обладают мощной силой». Они располагают огромной территорией, большим населением, многочисленными армиями, владеют ядерным оружием. Так что США даже вместе с НАТО не смогут эффективно окружить нас и тем более изолировать. Более того, такой тесный союз неизбежно привлечёт к себе и других участников, к примеру, Иран и Пакистан.

Далее газета «Жэньминь жибао» публикует пугающие идеи, которые в последние годы в китайской прессе невозможно было представить. «Одновременно с атакой на море Китаю необходимо постепенно завоёвывать западную часть Евразии». Это якобы позволит ему получить больше возможностей для проводимой политики. Какие именно страны китайцы называют «западной Евразией», авторы не уточняют. Вероятно, они имеют в виду Ближний Восток и богатый нефтью регион Персидского залива. А что если речь идёт о Западной Европе: Англии, Франции, Испании? Впрочем, скорее всего, это не так, и китайские аналитики, как иногда бывает, забыли посмотреть на глобус.

Китайские подходы к ПРО отличаются от российских. Пекин напрочь отказывается сокращать или хотя бы ограничивать свой ракетный арсенал, и опровергает любые сообщения о том, что Китай может присоединиться к российско-американскому Договору о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Вдобавок к этому Китай продолжает экспортировать ракетную технику и технологии в Пакистан, Иран, Северную Корею и прочие страны, получая от этого доходы и усиливая свое дипломатическое влияние.

В то же время, реакция Пекина на американские планы ПРО намного менее устрашающая, чем реакция Москвы, которая грозит нанесением упреждающих ударов по странам, согласившимся на размещение у себя элементов противоракетной обороны США. Китайцы учли российский опыт, видя, что громкие угрозы России вызывают тревогу у ее соседей и заставляют их укреплять свои связи в оборонной области. Китайские руководители не хотят своими необдуманными действиями сблизить эти страны с США, и тем самым повысить шансы на появление коллективной системы сдерживания Пекина. В отличие от Европы, где американская программа ПРО утверждена НАТО в качестве коллективной инициативы Североатлантического альянса, инициативы Вашингтона по ПРО в Азии пока продвигаются исключительно на двусторонней основе.

Далее, китайцы с большим оптимизмом смотрят на свои шансы по созданию современных сил прорыва ПРО и собственной противоракетной обороны, чем их российские коллеги. Если российские руководители говорят о дестабилизирующем воздействии любой национальной программы ПРО, китайцы просто призывают проявлять благоразумие и сдержанность в разработке и развертывании систем противоракетной обороны. А это может означать, что Пекин намерен осуществить собственную программу ПРО, находящуюся пока в зачаточном состоянии, и заранее выступает в ее защиту.

Пекин утверждает, что в 2010 году провел предварительные испытания первых компонентов ПРО, а китайские эксперты подтверждают, что в настоящее время в их рядах идет дискуссия о том, стоит ли разрабатывать более совершенные системы.

«Ось Обамы»

Значение Китая, а с ним и всего Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) находит свое отражение в новой военной доктрине (от 2011 года) Соединенных Штатов. Из опубликованных материалов можно сделать вывод, что американские военные в ближайшее десятилетие уделят особое внимание обстановке в АТР.

В новом документе основное внимание уделяется росту Китая ? именно эта страна, по мнению американских генералов, в недалеком будущем сможет бросить вызов могуществу США. России же в стратегии посвящено всего два предложения.

Доктрина, опубликованная объединенным комитетом начальников штабов (ОКНШ), стала первым программным документом по военному строительству, разработанным при администрации Барака Обамы. Адмирал Майкл Маллен, представивший стратегию, озаглавил ее «Переосмысление американского военного лидерства».

Предыдущий вариант стратегии был принят еще в 2004 году в совершенно иных условиях. Военное доминирование США в мире было настолько очевидным, что в 30-страничном документе не было отдельного раздела, посвященного регионам мира и возможным государствам-противникам. В нынешней версии документа такой раздел есть, и потенциальный противник в нем хорошо угадывается. И это уже не Россия и даже не глобальный терроризм. «Стратегические приоритеты и интересы нашей нации все больше смещаются в Азиатско-Тихоокеанский регион. Его доля в мировом богатстве растет, что позволяет развивать странам свои военные возможности. Архитектура безопасности в регионе быстро меняется, создавая новые вызовы».

Главным из этих вызовов является Китай. «Продолжение многолетнего экономического развития Китая, очевидно, ускорит продолжающуюся модернизацию его армии и расширение его интересов за пределы региона, ? говорится в документе. ? Мы обеспокоены масштабами военной программы и стратегическими намерениями КНР, растущими возможностями Китая в космосе, киберпространстве, а также в Желтом, Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях». Авторы документа обещают, что США готовы «демонстрировать волю и ресурсы», чтобы защитить свои интересы и своих союзников, а ключевым средством названо укрепление военных альянсов с Японией, Южной Кореей, Австралией и другими азиатскими странами.

В ноябре 2011 года президент США Барак Обама объявил Азиатско-Тихоокеанский регион приоритетом политики обеспечения безопасности. «США являются тихоокеанской державой, и мы намерены оставаться здесь», ? заявил Обама, выступая в австралийском парламенте.

Шеф Пентагона, выступая на региональном совещании по вопросам безопасности в Сингапуре, отметил, что изменения в военной стратегии США не нацелены на сдерживание растущего влияния Китая. «К 2020 году военно-морские силы произведут передислокацию сил, изменив ныне существующий баланс 50 на 50% между Тихим океаном и Атлантикой на соотношение примерно 60 на 40%», ? сказал Леон Панетта: «Эта передислокация будет включать шесть авианосцев, большинство крейсеров, эсминцев, боевых кораблей и подлодок». По словам Панетты, Пентагон также постарается увеличить число и масштаб учений, которые будут проводиться со странами-союзницами в регионе.

Министр отметил, что финансовые трудности, которые испытывает Вашингтон, никак не отразятся на планах перевооружения ? в пятилетнем бюджетном плане министерства предусмотрены соответствующие траты.

Сокращения оборонных расходов в США не будут ? я еще раз повторяю ? не будут происходить за счет Азиатско-Тихоокеанского региона, ? заверил он. ? Моя линия очень ясная ? планируя будущий бюджет, мы выделяем столько ресурсов, сколько необходимо для сохранения нашего серьезного военного присутствия в этом регионе.

Как считают аналитики, в море одновременно смогут находиться четыре, максимум пять американских авианосных ударных групп. И как минимум, три, а то четыре из них, окажутся в Тихом и Индийском океанах. Характерно, что, несмотря на возможное сокращение ВМС США в условиях дефицита бюджета, планы их развертывания на ближайшие годы предполагают усиление всех составляющих именно Седьмого оперативного флота.

Панетта подчеркнул, что будущее США зависит от обеспечения безопасности в западной части Тихого и в Индийском океанах. «Америка – это морская держава, и мы возвращаемся к своим истокам», ? заявил глава Пентагона. Он также подчеркнул, что Вашингтону предстоит укрепить уже существующие союзнические связи с Японией, Южной Кореей, Австралией и Филиппинами и создать надежные партнерские отношения со странами Юго-Восточной Азии. В рамках Азиатско-Тихоокеанской программы в начале апреля 2012 года первая группа американских морских пехотинцев прибыла на север Австралии, положив начало более представительному военному присутствию США в АТР.

Командующий армией США по Азиатско-Тихоокеанскому региону Роберт Виллард заявил, что у Америки нет нужды в строительстве новых военных баз в этом регионе. Адмирал сказал, что военные цели США заключаются в свободном доступе к сети баз, которые американские военные могут посещать для осуществления ротации. Однако Пентагон будет стремиться избежать расходов на содержание собственных баз. Виллард также подчеркнул, что Азиатско-Тихоокеанский регион остается ареной главных национальных интересов Вашингтона:

Учитывая объемы экономического импорта и сложную природу Азиатско-Тихоокеанского театра, значимость наших национальных интересов не подлежит никакому сомнению, говорим ли мы о Южной Азии, Юго-Восточной Азии или Океании. В конце концов, мы имеем там договоры с пятью союзниками, а также есть большое число стратегических партнеров, с которыми мы связаны взаимными обязательствами.

Недавние события выявили три направления сдерживания Китая.

Первое. Нарастает военное давление по периметру его границ силами самих Соединенных Штатов. К побережью Поднебесной перебрасываются дополнительные соединения ВМС. Второе дыхание получили американские военные базы в Японии, Южной Корее и на американских островах в Тихом океане. Усиливается система ПРО в Азиатско-Тихоокеанском бассейне. Создана новая база морской пехоты в Австралии, обсуждается базирование на Западном побережье США новой авианосной группы. Остающиеся после 2014 года военные базы в Афганистане, граничащем с неспокойным Синьцзяном, станут аванпостами разведывательной деятельности на западных рубежах Китая, а в случае необходимости – плацдармами для развертывания вооруженных сил.

Американское присутствие поставит под вопрос надежность китайских капиталовложений в месторождения меди и иных видов сырья, будет мешать созданию сухопутных мостов через Афганистан в дружественные Пекину Пакистан и Иран. Пентагон как зеницу ока бережет имеющиеся (Киргизия) и старается открыть новые базы в странах Центральной Азии.

Второе. Началось планомерное создание проблем с поставками столь необходимого для китайской индустрии сырья. Во время турне по странам Африки Хиллари Клинтон разбрасывала увесистые камни в огород торговли Поднебесной со странами Черного континента, предлагая в качестве альтернативы кредиты и военную помощь. Нарастающий поток нефти, газа и иного стратегического сырья из стран Центральной Азии может быть переориентирован в результате разворачивающегося дипломатического наступления США, которое лишь на первый взгляд связано только с выводом части войск из Афганистана.

Усиливающееся давление Запада на Иран способно привести к дальнейшему сокращению поставок столь необходимой Китаю нефти. Уже в обозримом будущем под вопрос может быть поставлен и доступ к природным богатствам государств АСЕАН – при не слишком скрываемой поддержке Вашингтона нарастает напряженность в Южно-Китайском море. А ведь эта региональная группа стран, создавшая с КНР еще в 2010 году зону свободной торговли, является третьим по значимости торговым партнером Китая. Австралия, ставшая крупной сырьевой базой Китая, подтвердила свою геополитическую ориентацию на США, дав согласие на создание американской базы.

Третье. США создают все более ощутимую угрозу на маршрутах торговли и транспортировки необходимого Китаю сырья из стран Африки и Ближнего Востока.

Пекин неоднократно выражал обеспокоенность по поводу так называемой «азиатской оси» Вашингтона – движения администрации Обамы в сторону усиления военного и дипломатического присутствия в этом регионе. В Китае часто звучат подозрения, что перенос акцентов во внешней политике администрации Обамы на Азию вызван желанием сдержать влияние новой мировой державы. Китайские эксперты отметили, что США хотят использовать стратегию сдерживания Китая. «Этот прием был уже использован ранее в отношении СССР». Появление «новой» стратегии не является эпохальным событием, так как она только закрепляет существующее положение: США давно создают свои форт-посты вокруг Китая.

Пока нет повода, считают китайцы, срочно пересматривать военную стратегию Китая. В Китае есть практика раз в два года издавать так называемую «Белую книгу» обороны, где очень системно рассматриваются вопросы военной стратегии, оборонной стратегии и взаимосвязи ее с внешней политикой. Через полтора года, по графику, выйдет очередная «Белая книга», в ней и будут даны ответы.

Американские военные намереваются вернуться на те базы, где они располагались во время вьетнамской войны. Этот план будет претворяться в жизнь в соответствии с изменениями в азиатской стратегии США. Особое значение при этом придается трем странам – Таиланду, Вьетнаму и Филиппинам.

В Таиланде Пентагон хочет приспособить к своим нынешним потребностям аэродром, на котором в 1960-х и 1970-х годах размещались бомбардировщики В-52. По словам американских официальных лиц, которых цитирует Washington Post, США заинтересованы в том, чтобы их корабли чаще заходили в порты Таиланда. Американцы также готовы наладить совместно с Таиландом наблюдение с воздуха за передвижением торговых и военных грузов.

Еще одной базой, откуда будет оперировать ВМФ США, становится Сингапур. Там, у горла Малаккского пролива, будут располагаться четыре новейших корабля, именуемых кораблями ближней морской зоны.

Как сообщила Аssociated Press, во время прошедшего на Гавайях в 2011 году саммита АТЭС Обама заявил, что США рассматривают идею создания новой региональной торговой организации, в которую не будет допущен Китай.

Китай раздражается

«Ось Обамы» приносит свои плоды.

Если раньше Китай впадал в возмущение по ограниченному числу вопросов, таких как Тайвань или Тибет, стараясь поддерживать по возможности дружелюбные отношения со своими соседями (хотя многих из них и считал за врагов), то в 2012 произошел явный срыв. Китай вступил в целый ряд открытых конфликтов: в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях. Это грозит ему блокированием путей импорта и втягивания все большего числа стран в американскую систему ПРО.

Между КНР и Японией разгораются все более ожесточенные территориальные споры в отношении необитаемого архипелага, известного как Сэнкаку в Японии и Дяоюйтай в Китае в Восточно-Китайском море. Особенно отношения Китая и Японии обострились в сентябре 2012 года после «национализации» Японией островов, которые КНР считает своей территорией, а в Китае начались массовые антияпонские акции протеста. Китай считает острова исконно своими. Япония же объявила на них суверенитет еще в 1890 году, потеряла их в результате Второй мировой, но позднее США вернули их.

К власти в Японии в декабре 2012 года пришла консервативная Либерально-Демократическая партия во главе с Синдзо Абэ, придерживающаяся «агрессивных взглядов» во внешней политике, ? поэтому конфликт будет развиваться по нарастающей. Ведь Абэ обещал занять более решительную позицию в отношении Китая.

Конфликт, то разгораясь, то затухая, длился давно, но в 2012 году он «вдруг» обострился небывало после выкупа островов японским правительством. Быть может, акция японского правительства была и не самым глупым из возможных решений. Министр иностранных дел Японии Коитиро Гэмба, выступая в Лондоне, сказал, что решение его правительства о покупке островов было прагматичным, поскольку план губернатора Токио Исихара Синтаро, который также намеревался выкупить острова от имени администрации японской столицы, был более дерзок.

Владелец островов дал понять, что все равно продаст острова заинтересованному покупателю. В этой ситуации их могла приобрести администрация Токио. Тогда бы ситуация была намного хуже, если бы правительство не купило острова. Мне кажется, к настоящему времени Синтаро бы уже высадился на островах, ? сказал японский министр.

Но недавно министр обороны Китая Лян Гуанле сообщил на пресс-конференции, что спор с Японией может принять любой оборот, не исключено и военное разрешение конфликта. «Не стоит бояться небольшого вооруженного столкновения», ? считают в Китае. О вероятности вооруженного конфликта несколько раз говорил осенью и глава Пентагона Леон Панетта. Причем особая острота ситуации состоит в том, что Америка, состоящая с Японием в военном союзе, имеет юридическое право вмешаться в противостояние, и, чем завершится дело для Китая, сказать трудно.

Не менее остра и ситуация в Южно-Китайском море. Китай претендует почти на все территории, находящиеся в регионе Южно-Китайского моря. О своих претензиях на них также заявляют Тайвань, Филиппины, Вьетнам, Малайзия и Бруней. И напряженность в регионе из-за спорных территорий особенно выросла в последние два года.

Этой весной китайско-филиппинские отношения резко обострились, когда корабли Филиппин попытались удалить из района островов китайские рыболовные суда. Манила обвинила их в незаконном лове в территориальных водах Филиппин. В ответ Китай направил на защиту рыбаков свои военные корабли. Филиппины и Вьетнам неоднократно обвиняли Китай во вторжении в их территориальные воды. Китай в свою очередь не собирается отказываться от претензий на острова.

Трения с Китаем заставляют власти Филиппин искать поддержки у США, предупреждая, что спор вокруг рифа, известного как «мель Скарборо», может перерасти в вооруженный конфликт. Заявление главы МИД Филиппин подлило масла в огонь «войны слов и жестов» между Пекином и Манилой по поводу принадлежности находящегося под филиппинской юрисдикцией рифа Скарборо. В КНР его называют остров Хуанъянь и считают исконно китайским. На позапрошлой неделе в МИД КНР был вызван временный поверенный в делах Филиппин, которому сообщили о «решимости китайской стороны впредь защищать свои суда, заходящие в спорные районы Южно-Китайского моря». А орган Минобороны КНР The PLA Daily выступил с жестким комментарием: «Любая попытка отобрать китайский суверенитет над островом Хуанъянь будет пресечена». Другая ведущая китайская газета The China Daily предупредила: «Филиппинское руководство загоняет нас в угол, в котором у нас не будет иного выбора, кроме как взяться за оружие».

Если спор между Китаем и Филиппинами в Южно-Китайском море перерастет в вооруженный конфликт, США встанут на защиту Филиппин. Об этом сообщил глава МИД Филиппин Альберт дель Росарио по итогам недавних переговоров в Вашингтоне.

Объявленная дислокация первых четырех кораблей прибрежной зоны в Сингапуре грозит закупорить бутылочное горлышко Малаккского пролива, соединяющего Тихий океан с Индийским. В Вашингтоне обратили внимание на созданный Китаем ради обхода этого узкого места «наземный мост» через Мьянму, который призван обеспечить переброску сырья по построенным китайцами магистралям с побережья Индийского океана в юго-западную провинцию Юньнань. С правящего Мьянмой режима спешно сняли клеймо военной диктатуры и многолетнюю экономическую блокаду, а в ходе визитов госсекретаря и других высокопоставленных представителей Белого дома ему предложили набор стимулов для ослабления ориентации на Китай.

Отношения Китая с Вьетнамом и несколькими другими соседями еще больше обострились после того, как Китай стал более агрессивно претендовать на две спорные цепи островов, которые считаются богатыми нефтью и газом.

Страны Юго-Восточной Азии не смогли выработать единую позицию касательно того, как реагировать на территориальные претензии Китая в Южно-Китайском море.

Министры иностранных дел десяти государств-членов АСЕАН завершили встречу в Камбодже, не сделав какого-либо общего заявления. Филиппины обвинили Камбоджу, являющуюся союзником Китая, в блокировании любых формулировок, которые могут привести к конфронтации.

Вьетнам и Филиппины выразили решительное несогласие с претензиями Китая на большую часть территории Южно-Китайского моря и хотят, чтобы АСЕАН оказала сопротивление попыткам Пекина перевести разрешение возникающих споров на уровень только двусторонних межгосударственных отношений.

Осенью 2012 года Хиллари Клинтон посетила Индонезию, где она призвала южноазиатские страны выступать единым фронтом в отношениях с Китаем. Она твердо настаивает на принятии Китаем устава Ассоциации стран Юго-Восточной Азии по урегулированию спорных проблем. Власти Китая, в свою очередь, призвали Клинтон, прибывшую в Пекин с официальным визитом, не вмешиваться в этот спор. Однако госсекретарь была четко нацелена на то, чтобы не дать конфликту пойти по затухающей. Позиция США заключается в том, что споры Китая с Вьетнамом, Филиппинами, Малайзией, Тайванем и Брунеем лучше всего урегулировать в рамках регионального форума. Китай считает, что эти споры должны быть урегулированы на двусторонней основе.

Госсекретарь США, казалось, согласилась, что по возможности территориальные споры лучше решать между отдельными странами. Однако она настойчиво выразила мнение, что более общие вопросы, в том числе кодекс поведения в спорных водах и методика разрешения споров, должны обсуждаться в ходе многосторонних переговоров, поскольку при двустороннем подходе может возникнуть «путаница и даже конфронтация». Клинтон попыталась убедить Китай присоединиться к Ассоциации государств Юго-Восточной Азии в разработке «кодекса поведения», который позволит предотвратить острые разногласия по поводу контроля над этим богатым ресурсами регионом.

Еще в июле 2012 года Китай принял решение о создании военной базы на острове в Южно-Китайском море, являющемся предметом острого территориального спора. Незадолго до этого Пекин объявил о намерении разместить войска в недавно сформированном городе Саньша на Парасельских островах, который он учредил специально для управления соседними водами. Можно даже предположить, что самые ярые националисты в рядах Народно-освободительной армии Китая желают, чтобы Южно-Китайское море стало китайским озером.

Через череду всех этих конфликтов Америка трансформирует нарождающуюся китайскую имперскость в банальный национализм. У России все меньше причин занимать в этих конфликтах ту или другую сторону. У нас непростые отношения с Америкой, но мы к ней притерпелись, неплохо понимаем ее, знаем, что от нее ждать. Пока ничто не указывает на то, что Китай в качестве сверхдержавы будет лучше. Да, Америка сейчас откровенно провоцирует Китай, выявляя его слабые стороны. Ее можно за это порицать. Но лучше в эти чужие конфликты не вмешиваться, пока мы представляем для Китая надежный тыл, и он не предъявляет своих претензий нам.

Как бы в иной ситуации нам не пришлось действовать заодно с Америкой. Возможно линия, которую принял сейчас Барак Обама по своему разумна, он будет ее продолжать, а нам стоит усваивать вытекающие из нее уроки.

http://www.terra-america.ru/kitau-ugrojaet-tihookeanskaya-os-obami.aspx

Опубликовано 15 Фев 2013 в 10:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.