Имперская преемственность

Не изобрести фашизм, а найти для него в Англии его наивысшее выражение... — вот наша задача.

Сэр Освальд Мосли

В конечном счете важным следствием английского опыта владычества в Британской Индии и других колониях стало распространение британского фашизма в самой Англии. Во всяком случае, ностальгия по имперскому прошлому все большего числа отставных «белых сахибов» из администрации колоний — то есть тех, кто, по словам Адольфа Гитлера, «совершил неслыханное в деле колонизации» — вела именно к фашизму в Англии. Фашистских убеждений придерживались многие военные, поседевшие на службе[1].

Из таких кругов происходил и первый британский вдохновитель Гитлера — Хьюстон Стюарт Чемберлен, бывший, кстати, потомком норманнских завоевателей. Отец Чемберлена был адмиралом, два дяди — генералами, один из которых, сэр Невилл Чемберлен (1820—1902), фельдмаршал королевы Виктории, ветеран армии Британской Индии, сражавшийся с афганцами, сикхами и борцами за независимость Индии в 1857 г., служил для Хьюстона примером, достойным восхищения[2]. Соответственно и «почтенные

* Дреннан Джеймс: псевд., настоящее имя — Аллен Уильям Эдвард Дэвид (1901 — 1973) — англ. историк и публицист. /206/

представители» британского фашизма являлись выходцами из тех же кругов — к ним относились прежде всего колониальные военные в отставке и бывшие члены администрации колоний[3]. Среди них можно назвать не только сэра Хоуорта из Индийской гражданской службы, но и вице-адмирала Реджинальда Сен-Пьера Парри (1879— 1939) из Лиги защиты Индии (т. е. британских интересов в Индии — Indian Defence League)[4]. До 1914 г. империалистические представления, которые проповедовали британские фашисты, считались вполне обычными и традиционными, «экстремистскими» они стали только после первой мировой войны.

А. К. Честертон, один из пионеров британского фашизма, основавший Лигу верноподданных империи (League of Empire Loyalists), был не единственным, кто считал, что «основы фашизма... лежат в {самой} британской национальной традиции»; его Лига начинала как консервативная группа давления (pressure group)[5]. «Британский фашизм... в сущности был консервативным движением, одержимым... идеей, что обществу грозит бедственное положение»; фашисты были исполнены решимости «защитить Британскую империю»[6].

Преемственность, которая существовала между английскими консерваторами и английскими фашистами, можно наглядно проследить на примере биографии А. К. Честертона. Он начинал как консервативный журналист, консультант могущественного магната прессы лорда Уильяма Максуэлла Бивербрука (1879— 1964)* — владельца газетного концерна, в который входила и «Daily Express». Вскоре Честертон стал пропагандистом и одним из ведущих членов Британского союза фашистов (British Union of Fascists)[7]. При этом Честертон — вместе со своей «Лигой верноподданных империи», растворившейся в расистском «Обществе за сохранение расы» (Race Preservation Society) — воспринимался как викторианский реликт имперского прошлого, как борец с распадом империи.

Дело Честертона так органично вписывалось в британские традиции, что и он и его «Общество за сохранение расы» были неразрывно связаны с истеблишментом — консервативной партией[8]. Именно британские консерваторы целиком и полностью разделяли беспокойство Честертона и Альфреда Розенберга в связи с «еврейским» союзом американской и советской держав против Британской империи[9].

Честертоновская Лига верноподданных империи срывала собрания «Движения за свободу колоний» и «Общества против рабства» (которое было бельмом на глазу еще для «духовного» глашатая расы господ Томаса Карлейля).

* Эйткен Уильям Максуэлл, первый барон Бивербрук — англ. гос. деятель (консерватор, неоднократно занимал министерские посты) и владелец газетного концерна «London express newspapers limited*./207 /

Союзниками в этих бесчинствах «верноподданных империи» были британские фашисты[10]. Именно они наиболее последовательно выступали за борьбу со всеми разрушителями Британской империи (то есть отстаивали интересы колониальных англичан). Английские фашисты провозглашали, что они борются за сохранение Британской империи, выступая «против всех революционных движений»[11]. Узы, соединявшие колониальных англичан из расовой империи Великобритании с британским фашизмом, можно проследить на примере биографии ряда виднейших деятелей того времени.

Так, один из самых «твердолобых» консерваторов, бригадный генерал Роберт Байрон Дрюри Блэкни (1872— 1952), который в 1919—1923 гг. был генеральным директором государственной железной дороги в оккупированном англичанами Египте, стал вторым председателем Большого совета Союза британских фашистов. Имея опыт наведения порядка среди египетских «туземцев», Блэкни принял на себя ответственность и за дисциплину среди английских фашистов[12]. Граф Эрролл, лорд-великий коннетабль Шотландии, стал делегатом колониальных англичан Кении в Союзе британских фашистов, организованном в 1931 г.

Две мелкие фашистские группировки, отколовшиеся в середине 1920-х гг. от Союза британских фашистов, назвали себя соответственно «фашистами Британской империи» (British Empire Fascists) и «фашистами объединенной империи» (United Empire Fascists)[13]. Программа последнего политического объединения включала в себя такие пункты, как уничтожение парламентской демократии и наказание за сожительство белых женщин с представителями цветной расы. Стоит также упомянуть британского нациста Уильяма Джойса*, — «англичанина Гитлера», известного как «лорд Хо-Хо» и работавшего диктором на великогерманском радио. Он особо желал сохранить британское господство над Индией и метал громы и молнии против «горстки бабу и факиров, нанятых, чтобы... изгнать британцев из Индии»[14].

Всех этих политических деятелей объединяло стремление «спасти английскую мировую империю от хаоса отсталых народов всего мира» — так гласил завет, который британские фашисты и их лидеры («leader») передали немецкой публике в начальный период существования Третьего рейха[15]. Самый известный лидер британских фашистов сэр Освальд Мосли требовал «беспощадного подавления волнений в Индии»[16], и в 1928 г. колониальные англичане встречали его в Индии с почестями.

В своей «Более великой Британии» он сетовал на «сентиментальные излияния тех, кто способен передать землю в самоуправление отсталым народам... Осваивать землю должны расы, пригодные для этого. Ведущая среди этих рас — мы»[17]. В 1930 г., когда индийцы организовали движение гражданского неповиновения, идеи сэра Освальда Мосли пользовались большой популярностью и в Калькутте в среде его собратьев по расе: тогда многие из колониальных молодых англичан вступили в объединение, проповедовавшее откровенно фашистские идеи[18]. Именно во имя «воссоздания славного идеализма нашей империи» Союз британских фашистов в 1936 г. потребовал высылки евреев из Британии [19].

* Уильям Джойс (1906—1945) — натурализованный американец, в 1938 г. получил британский паспорт, потом поступил на геббельсовское радио; в 1945 г. повешен как изменник родины. /208/

Идея «административной резни» была впервые выдвинута представителем британской колониальной администрации Картхиллом именно ради обеспечения британского господства над Индией и была призвана «решить индийский вопрос» (отмечала Ханна Арендт) [20]. «Настоящий империализм — это фашизм», — настаивал «англичанин Гитлера» Уильям Джойс [21], который считал империализм консерваторов недостаточно «империалистическим» для того, чтобы сохранить империю для британской «расы господ».

В Англии времен Эдуарда VII (1901 — 1910) вину за относительный упадок британской экономической мощи и за утрату Англией (начиная с 1878 г.) влияния в мире возлагали именно на либеральную уступчивость. Крайне «правые», так называемые «die-hards» («твердолобые»), видели причину упадка британской державы в «моралистских и гуманистических предпосылках либерализма», в морализме Гладстона и антиимпериализме Ричарда Кобдена (1804— 1865). Консервативные «die-hards» требовали, чтобы внешняя и внутренняя политика была основана на социал-дарвинизме, на таких представлениях о мире, согласно которым «определяющим фактором выживания самого жизнестойкого должна быть военная и экономическая мощь», а не гуманные намерения [22].

Эти представления «твердолобых» довоенных времен были переняты британским фашизмом в силу как исторической, так и личной преемственности; свою роль здесь сыграла и империалистическая пресса. В совокупности этих идей нашлось место и представлению об «ударе в спину кинжалом», благодаря которому темные силы зла якобы не допустили военного триумфа Британской империи. Существовали подозрения, что в 1917 г. проявила себя «некая роковая, почти оккультная сила». Действовать в интересах Москвы она не могла: ведь там властвовали еще не большевики, а союзники Англии. /209/

Таким образом, роковая («еврейская») сила могла действовать лишь в интересах Берлина как «невидимая рука», о существовании которой «догадывались» те, кто испытывал фрустрацию из-за неспособности Великобритании быстро победить в войне, — самозванные стражи Англии. В 1917 г. в книге, изданной «The Financial News of London», было написано: «неспроста все еврейское мировое сообщество испытывает... нездоровую привязанность к делу немцев... Евреи прикипели к... религии немецкого бога...

Древний инстинкт, запрещающий... браки между представителями разных народов, основан на уроках реальной жизни. Ни одна нация не должна допустить влияния чужеродных элементов в свое кровное братство... Легкий доступ... примесей чужой крови... в британскую нацию... является преступлением, за которое теперь расплачивается нация»[23]. Среди кандидатов на довыборах 1918 г., проповедовавших подобные убеждения, можно назвать адмиральского сына и волонтера англо-бурской войны Генри Хэмилтона Бимиша[24]. В 1922 г. он предостерегал своих соотечественников, что еврейское (а также кельтское) влияния приведут к потере Индии (и Египта)[25].

Наличием «невидимой руки еврейства» Бимиш объяснял и сопротивление ирландцев. Уже в 1919 г. он основал антисемитское объединение «Британцы». «Британцы» полагали, что миром правят евреи, тогда как по законам природы владычицей мира должна быть нордическая раса. Ведь всех самых известных «британцев» объединял опыт жизни в имперских колониях, «отчетливое понимание расового превосходства — не только как мифа, но и как политической реальности». Все они (в том числе подполковник А. X. Лейн, служивший с империалистом лордом Китченером в Египте, капитан-лейтенант X. М. Фрэзер из Индии, а также капитан А. Э. Н. Хоувард, действовавший в Китае) стремились к имперскому блеску и требовали, чтобы белую расу признали высшей.

Уже в 1920 г. «британцы» уверяли, что «анализ крови» показывает различие между евреями и англичанами. А Бимиш даже утверждал, что это он «воспитал Гитлера»... Бимиш, рекомендовавший англичанам голосовать за консерваторов[26], до такой степени увлекся защитой империи британской расы, что поехал на Нюрнбергский съезд НСДАП в 1923 г. и произнес там речь в качестве почетного гостя (которую на немецкий переводил Дитрих Эккарт). Его речь была воспринята с воодушевлением[27].

Еще раз как почетного гостя в гитлеровской Германии Бимиша приветствовали в декабре 1936 г., когда он посетил немецкие «трудовые лагеря». Даже в 1937 г. он считал, что «еврейская опасность» в Германии «не устранена»{28}. Вскоре после этого Бимиш вернулся в Южную Родезию, где в августе 1938 г. он стал депутатом... На этом посту он выступал в защиту насильственной трудовой повинности для «черномазых» и настаивал на сохранении /210/ «британского образа жизни» в Родезии, одном из последних оплотов английского расизма и фашизма {29}.

Паладины борьбы с мировым заговором против империи

И во что тем временем превратится тот, кого мы и англичане называем «белым человеком»?

Ханс Гримм

Вместе с традицией патриотического воспевания Британской империи английские фашисты унаследовали ее антидемократизм, ее антисемитизм и антисоциализм. Они модернизировали традиционный британский консерватизм, привнеся в него непримиримую враждебность к либерализму и социализму, а также, разумеется, свое стремление бороться с предполагаемым «всемирным еврейским заговором», единственную цель которого они видели в подрыве Британской империи[1].

Влиятельные британские тори-консерваторы верили (еще до немецких и британских фашистов), что «за скоординированной атакой на Британскую империю в Ирландии, Индии и Египте в качестве направляющей силы стоит международное еврейство». Ведь уже в январе 1919 г. министр обороны лорд Альфред Милнер предупреждал кабинет министров о том, что «революцией в России руководят хитрые евреи, многие из которых — преступники»[2]. Консервативная «Morning Post», регулярно провозглашавшая свои антисемитские убеждения, в 1920 г. писала: «...в течение веков существует тайный заговор, преимущественно еврейский; евреи стремились и стремятся к революции, коммунизму и анархии, с помощью которых они надеются добиться мирового господства, установив свое деспотическое правление»[3].

Подобные представления были широко распространены в британском парламенте и британской художественной литературе того времени. К антисемитам принадлежал и директор Скотланд-ярда Бэзил Том-сон. Самые широкие круги консервативного истеблишмента начала 1920-х годов разделяли позиции английских фашистов, так, даже очень респектабельная лондонская газета «Times» цитировала фальшивые «Протоколы сионских мудрецов»[4]. (Идентификация «разрушителей империи» с «убийцами Сына божьего» как бы вновь косвенно легитимировала богоугодность империи...) Эта фальшивка, «доказательство» «всемирного заговора» евреев, была издана типографским ведомством его британского величества. (Среди британских офицеров на Ближнем Востоке она была более известна, /211/ чем декларация Бальфура о «Палестине как национальном очаге для еврейского народа»[5].) И опять-таки, британский фашизм просто перенял и развил идею консерваторов о мировом заговоре «сионских мудрецов».

Но историю о всемирном еврейском заговоре против Британской империи, опиравшуюся на упомянутую фальшивку, использовали отнюдь не одни фашистские преемники «твердолобых» консерваторов. Мистер Черчилль, будущий сэр Уинстон, в 1920 г. — в унисон с Адольфом Гитлером — также полагал, что международное еврейство, «главный источник всякого подрывного движения... стало... бесспорным хозяином России»[6].

Пропагандой этих идей вовсю занимались империалистические газеты. Так герцог Нортумберлендский (во времена Эдуарда VII принадлежавший к «твердолобым», а вскоре примкнувший к британским фашистам) приобрел правоконсервативную и крайне империалистическую газету «Morning Post» и учредил еженедельник «Patriot», выходивший с 1922 по 1950 гг.[7]

Стоит также упомянуть о «вкладе» фюрера Имперской фашистской лиги (основанной в 1928 г.[8]) Арнольда Спенсера Лиза, взгляды которого сформировались во время службы на дикой северозападной границе Индии[9], а также в Кении, где он, исполняя обязанности колониального ветеринара, занимался, в частности, контролем чистопородности верблюдов[10]. Арнольд Спенсер Лиз, победивший на выборах в 1924 г. кандидата от лейбористской партии[11], видел «заговор евреев», направленный на подрыв Британской империи, в «продолжительном отравлении... англосаксонской крови... желтой негроидной ордой» вследствие иммиграции... Демократия же, по мнению Лиза, расчищала путь для установления еврейского владычества...[12]

В 1931 г., 1936 г. и даже в 1948 г. Лиз требовал установления в Англии фашистской диктатуры — ради защиты «арийцев», с тем, «чтобы они потом... имели силы, если потребуется, отстоять чистоту своей расы против остального мира»[13]. Для английской Имперской фашистской лиги первым и священнейшим принципом была «империя, скрепленная британской кровью», вторым (и производным и отсюда) — антисемитизм[14]. Лиз уже в 1935 г. выступал за «решение еврейской проблемы с помощью “камер смерти”».

Таким образом, пожалуй, именно его можно назвать английским аналогом Гитлера[15]. В качестве альтернативы камерам смерти Лиз (в том же 1935 г.) рекомендовал «мадагаскарское решение», предполагавшее выдворить всех евреев из страны[16] (что уже практиковалось в 1290—1655 гг. и получило у видного британского историка Тревельяна «позитивную оценку»[17]). Один сторонник /212/ Мосли, перешедший в Имперскую фашистскую лигу, желал, чтобы их «перетравили всех — газовыми камерами»[18]. В 1934 г. это предлагалось совершить «ради дела расистского фашизма, который нужен империи». «Мы — империалисты до своего арийского мозга костей», — писал в 1936 г. журнал «The Fascist». А согласно тому же фюреру британских имперских фашистов, английский фашизм в основном можно определить как «консерватизм с наростами»[19].

Преемственность между британской поствикторианской системой политических ценностей и британским фашизмом послевоенного периода олицетворяли и такие личности, как Неста Уэбстер, бывшая одним из лидеров английских фашистов. Она также происходила из имперской, военной элиты, по представлениям которой только дисциплина делала «всего лишь людей» настоящими мужчинами. Мнение, что только военный или аналогичный ему опыт мог превратить жалкого «размазню» в «мужчину», было общим для британских мыслителей эпохи империализма — от Джона Рёскина (с его антидемократизмом и враждебностью к личной свободе) до Киплинга (кумира гитлеровца Ханса Гримма)[20].

Киплинг испытывал отвращение к «изнеживанию», которым грозило мирное время, и полагал, что альтруистическая мораль является чем-то «болезненным». (Один из его «положительных» героев откровенно хвалился истязанием бирманского военнопленного.) Киплинг утверждал, что он с удовольствием бы «запустил в Южную Европу {sic} побольше сикхов {в качестве наемников}, пообещав им добычу». Поддерживая дружеские отношения с империалистом и антидемократом Альфредом Милнером, будучи другом и даже «рупором» Сесила Родса, Киплинг разоблачал «неарийцев» (sic), верил во всемирный заговор евреев и негодовал по поводу еврейского влияния, предостерегая Англию от возможности «второго индийского восстания»...

Хотя Редьярда Киплинга «нельзя назвать собственно фашистом», поскольку он лишь «по-мелкобуржуазному ворчал по поводу униженного благородства» (формулировка Дж. Стюарта), его идеи, безусловно, были близки к фашистским. Именно те идеи, которые придают произведениям Киплинга особую силу и привлекательность, именно эти идеи довольно «трудно отделить от того, что способствовало становлению... господства фашистской идеологии, особенно в Германии»[21]. Британские фашисты продолжали прославлять Редьярда Киплинга, восхищаясь свойственными ему неприятием всякой сентиментальности и воспеванием культа силы (если не сказать жестокости). /213/

Англичане Гитлера

Все, что имело отношение к нему — как лучшее, так и худшее — было в основном английским.

Фрэнсис Селвин. «Англичанин Гитлера»

Всё вышесказанное еще в большей степени относится к Томасу Карлейлю. Так, для «лорда Хо-Хо» — Уильяма Джойса, именно Томас Карлейль «был великим пионером национал-социализма». Подтверждение этому можно найти в изданной в Британии (1987) биографии Уильяма Джойса: «В целом для обоснования идей национал-социализма — и оправдания кредо резиновой дубинки — он {Уильям Джойс} был склонен опираться на Томаса Карлейля»[1]. Карлейль — еще задолго до немецких антидемократов — третировал английский парламент, считая его просто «сараем для болтовни»[2]. А летом 1939 г. в его честь было названо «интеллектуальное» ответвление Британской национал-социалистской лиги («Клуб Карлейля»)[3].

В целом британские фашисты всегда ссылались на английские традиции — от Эдмунда Бёрка (с его неприятием равноправия) до Бенджамина Дизраэли (с его воинственным империализмом, идеей расовой чистоты и привлечением рабочих на сторону национального дела)[4]. Британские фашисты ссылались даже на короля Эдуарда VIII (1936), который в 1920 г. (еще в качестве принца Уэльского) совершал поездку по империи в сопровождении В. Э. Марсдена — репортера «Morning Post» и переводчика фальшивых «Протоколов сионских мудрецов»[5].

«В годы, предшествовавшие коронации Эдуарда, был широко распространен слух, гласивший, что будущий король является большим поклонником нацистской Германии...* Брюс Локхарт утверждал, что 13 июля 1933 г. в разговоре с прусским принцем Луи Фердинандом Эдуард заявил: «Мы не должны вмешиваться во внутренние дела Германии ни в отношении еврейского вопроса, ни в отношении чего бы то ни было другого». Будущий король также заметил: «Диктаторы стали довольно популярны в наши дни, и, возможно, пройдет не так много времени, и нам в Англии потребуется свой». В целом Локхарт описывает Эдуарда как сторонника Гитлера»[6].

Ходили также слухи, что в 1936 г. фашистский фюрер Мосли как будущий премьер-министр при Эдуарде VIII уже составил список своего кабинета[7]. Вообще британские фашисты самым категоричным образом подчеркивали (особенно до 1937 г.), что они стоят за «империю и короля»[8]. «Фашизм — нечто совершенно естественное для Великобритании: все великие движения в английской истории с ним вполне согласуются»[9]. Преувеличением в этом (фашистском) тезисе является обобщающее слово «все». Ведь «далеко не чуждый английскому народному характеру, фашизм является скорее новым выражением одного очень старого... течения в истории английской мысли», — писал английский фашист Дреннан[10].

* По-видимому, Эдуард писал Гитлеру и после объявления войны; Эдуарда подозревали в том, что он сообщил немецкому агенту данные о французских укреплениях, и тем самым способствовал поражению союзницы Британии — Франции в 1940 г. (прим. автора). 214/

Современные исследователи этого вопроса в самой Англии уверенно подтверждают, что распространение английского фашизма остановила отнюдь не британская политическая культура и уж тем более не «нравственные принципы... органически присущие британской нации». Например, авторы книги «Традиции нетерпимости» опровергают представление о том, что неудача британского фашизма явилась следствием английского либерализма. «Политическая респектабельность вовсе не исключала приверженности фашистским взглядам, что может служить показателем степени поддержки фашизма в британской политике»[11].

Английские исследователи вовсе не оспаривают, что Мосли принадлежал к основному течению британской политической жизни XX века[12] и что британская «национальная культура оказала существенное содействие развитию фашистских идей в Европе. Особую ответственность за рационализацию некоторых аспектов национал-социалистского расизма и империализма несут определенные традиции британского естественнонаучного и социологического мышления». Однако эта и многие подобные формулировки скорее преуменьшают, затушевывают влияние Англии на немецкий фашизм. Другая формулировка Ричарда Терлоу звучит гораздо более точно: «Британское влияние на континентальный фашизм внесло... некоторые идеологические элементы... в фашистский синтез, особенно в Германии»[13].

Таким образом, установлено — причем именно английскими исследователями — что «британским... идеям, особенно имеющим отношение к... научным представлениям о расе и влиянию социального дарвинизма на общество, предстояло сыграть важную роль в формировании фашистских идей в целом — и национал-социалистских в частности». Так, например, Пол Хейз в своей статье «Вклад британских интеллектуалов в фашизм» подтверждает эти выводы: «Британские интеллектуалы... внесли существенный вклад... в фашистские мечты о расовом мировом господстве». Труды бри /215/ танских социал-дарвинистов подарили оправдание для новой агрессивной государственной системы национал-социалистов[14].

Как раз английский фашизм унаследовал представление времен классического английского империализма, что «британское общество могло бы обновиться... при помощи расистского решения — евгенического отбора» или (виталистской) воли к власти[15]. И британские фашисты, «обосновывая» право Англии господствовать над туземцами империи, привлекали для этого давно известные притязания англичан на врожденную способность властвовать[16].

Стоит заметить, что среди предков основателя Британского союза фашистов сэра Освальда Мосли был «живой прототип и создатель “Джона Буля”, символа Англии...» Сэр Освальд Мосли чувствовал, что его речи затрагивали «некие тайные струны в вечном бытии Англии»[17]. На собраниях партии Мосли до начала мирового экономического кризиса бывало не меньше народа, чем в тот же период на собраниях Гитлера. А 8 января 1934 г. крупный заголовок статьи в ежедневной газете «Daily Mail», одной из газет лорда Гарольда С. Ротермира*, популярной среди мелкой консервативной буржуазии и отличавшейся крайне империалистическими взглядами, гласил: «Ура чернорубашечникам {Мосли}!».

В Англии для многих, не только для Ротермира, фашисты были более желанной альтернативой, чем, например, теоретики лейбористской партии вроде сэра Стаффорда Криппса** [18]. В 1934 г. газета «Daily Мail» вовсю агитировала за сэра Освальда Мосли и фашизм, утверждая, что Мосли стремится «осовременить» Британию. Правление в Италии и Германии несомненно (утверждали репортеры газеты) является лучшим в Европе. Мосли может добиться того же в Британии, устранив «инертность и нерешительность» британского правительства. «На следующих, решающих выборах сохранение Великобритании как великой державы будет зависеть от существования хорошо организованной партии правых, готовой взять на себя ответственность за дело нации с такой же целеустремленностью и энергией, как Муссолини и Гитлер»[19].

Не кто иной, как сын Уинстона Черчилля, Рэндольф Черчилль, считал, что Мосли является намного более привлекательным человеком, чем фашистские лидеры других стран. Рэндольф Черчилль отмечал сходство сэра Мосли с доктором Геббельсом: «голос у обоих звучит по-настоящему убедительно, и волнение оратора передается слушателям»[20]. Так, только в январе 1934 г. «Daily Mail» напечатала не менее 26 читательских писем, содержавших дифирамбы фашизму. До тех пор британский фашизм привлекал известных «мужей»; дух, привитый им в паблик-скул, гарантировал, что они соберут хвалебные отзывы в правой печати. Мосли же, высказывавшийся против власти крупного капитала, получал поддержку со стороны некоторых фирм лондонского Сити и промышленников, полагавших, что сэр Мосли может стать стабилизирующей силой в обществе.

* Хармсуорт Гарольд Сидни, первый виконт Ротермир (1868—1940) — владелец газетного концерна «Associated newspapers limited*.

** Стаффорд Криппс (1889—1952) — англ. полит, и гос. деятель, левый лейборист. /216/

Уже со времен возникновения фашистского движения в Англии (1923) британские фашисты имели прочные связи с объединениями среднего класса в защиту собственности от «социалистической угрозы» — в частности, с «Британским имперским союзом» (British Empire Union) и «Союзом среднего класса» (Middle Class Union). Фашисты привлекали на свою сторону и деловых людей, и учителей[21]. Ведь именно в Англии общество не в последнюю очередь рассчитывало на то, что фашизм оградит собственников от угрозы со стороны неимущих, заставит «отдельного человека {из низших классов} признать верховенство государства», заставит признать «общность собратьев по расе», а также окончательно закрепит систему подчинения и найдет новые средства для укрепления старого — чтобы удержать бедняков на своем месте («to keep the poor in their place»)[22].

В 1924 г., в период правления лейбористов, английская буржуазия и консервативный истеблишмент британских тори рассматривали это правление как прелюдию к красному террору — «катастрофе, при которой в безопасности не будут ни собственность, ни добродетель женщин». Приблизительно в это время (1923) в Британии появилась первая фашистская организация «British Fascisti», основанная внучкой фельдмаршала мисс Линторн-Орман. Эта дама так сформулировала концепцию британских «fascisti»: «бороться с красной революцией, защищать короля и страну {отечество}... противостоять коммунизму, социальному анархизму, атеизму и профсоюзам» — а также, естественно, свободной любви[23]. Фашисты представляли собой боевые дружины, готовые сражаться за короля и державу в случае гражданской войны. Таким образом, они являлись дополнением к партии консерваторов.

По сути, большинство противников парламентаризма и демократии не покидали Консервативную партию; ее членами являлась большая часть этих правых радикалов. Мисс Линторн-Ормен призывала своих избирателей голосовать за консерваторов, но при этом она предупреждала тори, что если они не будут твердо стоять на своих принципах, то на смену им придут именно фашисты[24]. На практике, однако, тори /217/ получали помощь как раз со стороны фашистов — за что открыто благодарили последних на своих собраниях. (Еврей-консерватор сэр Филип Сэссун* выступил как-то с благодарностью и на одном фашистском собрании.) Подобные «малые пограничные контакты» между тори-консерваторами и фашистами демонстрирует и заявление в «British Fascist Bulletin», всерьез предлагавшее бороться с безработицей путем снижения налогов: ведь тогда знатные люди (sic: «gentlefolk») смогут нанимать больше прислуги...[25]

Иллюстрацией связи между тори-консерваторами и британскими фашистами не в последнюю очередь служит и тот факт, что Уильям Джойс (будущий «лорд Хо-Хо» с радио Гитлера) поначалу покинул своих фашистов и некоторое время был активным тори[26]. В 1934 г. депутат-консерватор (от округа Эйр) Томас Мур хвалил английских фашистов-чернорубашечников, утверждая, что в видах на будущее у «чернорубашечников и их воспитателей — консерваторов», возможно, нет принципиального различия[27]. Ведь «чернорубашечники имеют то, в чем нуждаются консерваторы: волю к действию». Томас Мур одобрял и применение силы со стороны фашистов, если она была направлена на поддержание порядка. «Мы будем рассчитывать на старый добрый английский кулак», — заявлял фюрер чернорубашечников сэр Освальд Мосли[28], — во имя безопасности приличного общества... «Следуя нашей морали..., естественной морали британских мужчин, ... нам придется вести жизнь атлетов», — торжественно заверял он в своей «Более Великой Британии»[29].

Свояченица сэра Освальда, Нэнси Митфорд, уже в 1936 г. сочинила настоящий гимн, воспевавший мораль и долг этих «атлетов»[30]: «Боритесь с помощью гранат и пуль, боритесь с помощью касторового масла**... боритесь с ненавистным пацифистом, бейте его в творожную грудь. Пусть они почувствуют кулак чернорубашечников; пусть они воют о пощаде. Вперед, чернорубашечники Союза, бейте иностранцев. Боритесь и умирайте за Англию и Юнион Джек»***. Исполняться же этот «гимн» должен был на мелодию песни «Forward, Christian Soldiers» («Вперед, христианские солдаты» (англ.)) — а вовсе не на мотив песни немецких национал-социалистов «Es zittern die morschen Knochen...» (Трясутся дряхлые кости... (нем.)).

* Филип Альберт Густав Дэвид, третий баронет Сэссун (1888—1939) — англ. полит, и гос, деятель.

** Политическая полиция Муссолини обычно заставляла противников фашизма в концлагерях пить касторовое масло (вплоть до целого литра) — и потом стоять навытяжку (прим. автора).

***

Fight with shell and bullet
Fight with castor oil...
Fight the loathly pacifist /218/

Джентльмены и их фашисты

С нами в неотразимой мощи шествует душа Англии.

Освальд Мосли

Через два года можно было констатировать, что консервативный истеблишмент Англии «ведет себя по-джентльменски, пока сохраняется положение, над которым джентльмены способны сохранять контроль. Убийц {«чернорубашечников» Нэнси Митфорд} всерьез введут в дело, лишь когда джентльмены почувствуют, что ситуация ускользает из их рук. {Пока что} во всяком случае, для джентльменов, целесообразно держать убийц в резерве»[1] Таким образом, к 1934 г. Британский союз фашистов обрел репутацию политического прибежища для хулиганов и бандитов. Респектабельные сторонники Мосли позже признавали, что не знают, как им избавиться от «этих ужасных простолюдинов», которых им «пришлось использовать для достижения власти» (писала Ребекка Уэст). (В Германии сложилась несколько иная ситуация. В 1928 г. там — как предвидел Август Тальхаймер — у людей, не желавших пачкать собственные руки, возникла потребность в «укротителе львов» (чтобы «укрощать массы свистом хлыста»)).

В результате в Англии не существовало официального покровительства фашистским чернорубашечникам, так как они еще далеко не стали последней надеждой власти справиться с внутриполитической ситуацией. В 1937 г. лейбористы сознавали, что они могут в любой момент могут быть использованы консерваторами как резервная сила для борьбы за истеблишмент, против революции[2].

* Fight the junket breast,
Make them feel the Jackshirt's fist
Make them howl for rest.
Onward, Union Jackshirt
Foreigners you'll whack.
Fight and die for England
And the Union Jack 219/

Такого же мнения придерживалась и британская служба безопасности («М 15»)[3]. Во всяком случае, доподлинно известно, что джентльмены вроде сэра Арчибальда Синклэра поговаривали о фашистском перевороте[4]. Несомненно, что движению Освальда Мосли симпатизировало значительное число консерваторов — и в его «Январский клуб» в 1934—1936 гг. вступило около двухсот сторонников этой партии (в том числе лорд Ротермир, лорд Ллойд*, лорд Иддеслей**, посол франкистской Испании, профессор Р. Уилльямс и сэр Чарлз Петри), пусть даже далеко не все из них стали активными членами фашистской партии. Даже крайние антисемиты не отделялись от тори; патриотический экстремизм оставался «в рамках» английской политической системы, поскольку был свойственен британцам. «Мосли потерпел поражение не из-за своих целей, а из-за своих методов», — вспоминал сэр Чарлз Петри в 1950 г.[5] Мосли не смог пойти дальше из-за британского конформизма, а отнюдь не из-за британского свободолюбия: возглас «хайль» и приветствие поднятой рукой (по-римски) — методы неэффективные в стране, где не принято отличаться от других.

Однако — во всяком случае, в отношении своих целей — британский фашизм больше основывался на автохтонных британских традициях, нежели на континентальном, европейском фашизме межвоенного периода: и эта закономерность была установлена именно английским исследователем Ричардом Терлоу[6].Сэр Освальд Мосли совершенно открыто провозглашал лозунг своих фашистов: «Англия превыше всего» («Britain First»)[7]. Для англичан это утверждение звучало как само собой разумеющееся, это был символ веры; и приверженность этому лозунгу отнюдь не означала фашизма... Альфред Розенберг вообще считал, что сэр Освальд не должен был называть свою партию фашистской (в подражание Муссолини)...[8] С немецкой стороны Эрнст Нольте по праву задавался вопросом: не ведет ли перенесенная в Германию имперская концепция (более Великой Британии) фюрера английских фашистов Мосли к неизбежному требованию силой завоевать себе жизненное пространство?[9] Поставить такой вопрос — значит ответить на него утвердительно.

Вице-президент британской Имперской фашистской лиги Генри Хэмилтон Бимиш не ошибся, заявив в 1937 г., что «великий фюрер Адольф Гитлер в ближайшие пять лет нападет на Россию»[10]. Объявление этого британского фашиста о предстоящем «броске на Остланд» не слишком противоречило надеждам многих представителей лондонского консервативного истеблишмента. Фашисты лишь выражали эти надежды в гораздо более крайних формах, чем было принято у «тори» старого закала.

И те и другие считали, что Россию (которую Гитлер рассматривал как «немецкую Индию» и в этом явно стоял «на позициях тори»[11]) населяют зверолюди, (Против «звероподобных народов» выступал также проповедник христианско-социального империализма Чарлз Кингсли (1819—1875), а в 1924 г. — судебный уполномоченный в провинции Синд Британской Индии и член Верховного суда Бомбея Беннет Кристиан Хантингтон Калкрафт Кеннеди (1871 — 1935), известный как «Ал. Картхилл».) Согласно заявлению Бимиша от 1937 г., Гитлер поместит половину населения «Остланда» в зоологический сад, а (оставшуюся) половину — в камеры смерти (lethal chamber)...

* Генри Амброз, первый барон Ллойд (1879—1941).

** Норткот Генри Стаффорд Лоуренс, третий граф Иддеслей (1901—1970). /220/

В «Британскую имперскую фашистскую лигу», лидер которой высказывал столь благие пожелания, входили также адмирал Дж. Армстронг и граф Глазго (лорд Келберн), которые помогали правительству консерваторов подавить всеобщую стачку 1926 г.[12] В Большом совете британских фашистов — еще со времен его создания (1923) — преобладали отставные ветераны-военные (не в последнюю очередь из колоний)[13]. Сам Мосли представлял символы английского фашизма как нечто соответствующее «старым добрым британским традициям», а не как подражание фашистам континентальной Европы[14]. (Действительно, подражателями была как раз другая сторона — и это даже слишком очевидно.)

Насколько прав был «leader» английских фашистов в своем тезисе об автохтонной преемственности, подтверждает и современный историк английского фашизма Ричард Терлоу[15], говорящий о «фашизме, глубоко уходящем корнями в британскую национальную традицию, которая... интегрировала империалистические и расистские установки». (Из основанного на большом количестве документов заявления Терлоу о том, что «язык и аргументация неофашистов не были чужды сердцу британского консервативного истеблишмента даже в конце 1960-х годов», можно сделать и более далеко идущие выводы[16].)

Во всяком случае, и в 1939 г. — после того как Невилл Чемберлен (сильно разочаровавшийся в Гитлере) объявил войну Третьему рейху — Британский союз фашистов не был запрещен. А когда — в самый безуспешный для Англии период войны — Мосли все-таки пришлось интернировать, ему предоставили для заключения квартиру из четырех комнат с обслуживающим персоналом (при условии, что он сам будет содержать себя), за здоровьем сэра Освальда Мосли следил личный врач короля. Таким образом, семья Мосли содержалась под арестом в гораздо лучших условиях, чем беженцы из нацистской Германии, включая и немецких антифашистов.

Британское правительство Чемберлена — с полным правом — видело в Британском союзе фашистов «патриотичную форму {английского} самовыражения»[17]. Ричард Терлоу подчеркивал, что большинство фашистов — включая фюрера, сэра Освальда Мосли — было «английскими патриотами»...[18] Таким образом, даже оксфордский истеблишмент Англии продолжает считать первым критерием /221/ оценки своих фашистов их имперский патриотизм — а отнюдь не отношение фашистов к демократии.

Верховенство патриотизма над демократией вовсе не было особенностью взглядов сэра Освальда Мосли и его фашистов — этот приоритет был чем-то самим собой разумеющимся для всех англичан. А если фашизм Мосли декларировал намерение «содействовать делу Британской империи любыми... средствами»[19], это лишь придавало ему респектабельность (тем более что отцы- основатели фашизма были не озлобленными мелкими буржуа, а настоящими аристократами). Мосли сам вновь и вновь напоминал, что его цели в конечном счете являются частью английской традиции, и что как фашист он стремится к еще более британским целям, чем старейшие движения Англии[20]. Мосли заявлял, что он является «отпрыском тысячелетней связи британской крови с британской почвой». Биограф сэра Освальда, Дреннан, называл своего лидера «таким английским» и считал его «воплощением английской истории»; влияние же, которое имел Мосли, казалось ему проявлением скрытого импульса фашизма, присущего Англии[21].

В июле 1939 г. на массовом митинге Мосли заявил, что здесь присутствует не меньше 15000 человек — «максимально возможное число... участников политического собрания в условиях закрытого помещения во всем мире»[22]. А в 1934 г. Мосли отмечал, что в Великобритании дело фашизма «приобретает сторонников быстрее, чем любое другое фашистское движение где-либо в мире»[23]. (Правда, количество членов его Британского союза фашистов всегда оставалось тайной. В 1934 г. министерство внутренних дел оценивало его численность в пределах от четверти миллиона до полумиллиона человек[24].) В момент наибольшего успеха на выборах (19% отданных голосов в трех благосклонно настроенных округах) Мосли ликовал, заявив, что у него процент голосов выше, чем у Гитлера за четыре года до захвата власти[25].

В 1938 г. любому нефашисту уже было трудно выступать в лондонском Ист- энде, поскольку фашисты заглушали его слова криками. Так, в то время там не давали высказаться ни Клементу Эттли из лейбористской партии, ни лидерам либералов. Роль лондонских полицейских сводилась не столько к пресеканию насилия со стороны британских фашистов, сколько к препятствованию деятельности антифашистов[26]. (Здесь стоит заметить, что в труде 1900 г. «Характер британского народа» полицейских называли «пожалуй, самым замечательным типом англичан, который только можно встретить».)

Создавалось впечатление, что полицейские — самые настоящие пособники фашистов, — замечал один депутат от либералов. Британская/222/ служба безопасности (М 15) благосклонно относилась к Освальду Мосли в 1930-е гг. и расценивала Британский союз фашистов как патриотическую организацию, а после 1935 г. вообще перестала рассматривать фашистское движение как угрозу. Законопроект же, запрещавший подстрекательство к проявлениям расизма (1936), был отклонен на основании следующего аргумента лорда Уинтертона: «Требование, чтобы ничьи речи не выражали расовых... предрассудков, — абсурд. В этой стране они существуют века. И всегда будут существовать». Даже британские суды в то время поощряли действия фашистов[27].

В целом подъем фашизма происходил с такой головокружительной быстротой, что в 1934 г. лорд Ротермир в своей «Daily Mail» (как еще в 1930 г. — будущий лорд Галифакс) не исключал возможности, что Мосли займет пост премьер-министра[28]. Если этого и не произошло, то виной тому были вовсе не цели, пропагандируемые Мосли. Ведь его соперники вроде Невилла Чемберлена во внешнеполитическом плане начали проводить такие цели в жизнь. Консерватор Невилл Чемберлен и фашист Мосли совпадали в ориентации на блок четырех: Великобритания, Великогермания, Италия и Франция — при том, что Англия должна была оставаться «страной... вечного лидирования» (по формулировке Мосли)[29].

С одним из предшествующих Чемберленов, Джозефом Чемберленом, империалистом времен англо-бурской войны, Мосли (а в значительной степени и премьер-министра Невилла Чемберлена) связывала концепция (1899), провозглашавшая близость Англии и Германского рейха[30]. Невилл Чемберлен придерживался этой концепции по прагматическим соображениям, Джозеф Чемберлен — на основании тезиса об их «расовом родстве»[31], а Хьюстон Стюарт Чемберлен — исходя из своей расовой идеологии.

Поэтому Мосли как глава британских фашистов был назван еще и человеком, окончательно сформировавшим кодекс британских традиций — в частности, традиций социал-империализма (восходящих к Джозефу Чемберлену и к Дизраэли)[32].

Внешнеполитические концепции Мосли продолжали оставаться на почве британского патриотизма — несмотря на то, что сам Освальд Мосли оказывал предпочтение фашистским диктатурам Европы (даже можно сказать, именно благодаря этому предпочтению). Его Британский союз фашистов совершенно открыто уже с 1935 г. требовал разрыва союза с Францией — в пользу партнерства с гитлеровской Германией. Печатный орган британских фашистов настойчиво призывал к «пониманию» колонизационной экспансии Третьего рейха на соседние восточные земли.

Британские фашисты требовали безусловного признания восточноевропейских сфер влияния Гитлера — в /223/ качестве столь же легитимных, как Британская империя в качестве сферы влияния Англии: «Пусть Германия будет сильной в Восточной Европе, и пусть Британия будет сильной в своей всемирной империи»[33]. Ведь — как учили еще Томас Карлейль и Хьюстон Чемберлен — право вести собственную политику дают только власть и сила. Таким образом открыто и явственно провозглашался основной принцип Карлейля: «Might is Right», сила — это право. Стабилизация, по мнению Мосли, зависела от сотрудничества великих держав. А такое сотрудничество, естественно, стало бы самым прочным, если бы во всех великих державах к власти пришли фашистские правительства.

Мосли особенно ценил восхищение Гитлера английским народом и стремление фюрера к партнерству между взаимно дополняющими друг друга государствами — немецкой сухопутной и британской морской державами. Как и Гитлер, Мосли оспаривал предположение, что где-либо в мире британские интересы могут прийти в столкновение с немецкими, и Англия не собиралась мешать Гитлеру напасть на Россию и уничтожить коммунизм[34].

Однако Мосли видел угрозу для Британской империи не только в подрывной коммунистической пропаганде. Вредное влияние на империю якобы оказывал и американский либерализм. Причем именно в случае конфликта Англии с гитлеровской Германией одновременно и русский коммунизм, и американский либерализм стали бы самыми роковыми факторами для судьбы Британской империи. Ведь победа над Третьим рейхом возможна лишь при условии объединения обоих видов антиимпериализма — североамериканского и советского. А эти формы антифашизма подорвут и мощь империи самой Англии[35]. В этих рассуждениях (кстати, не совсем беспочвенных) фюрера фашистов Британии — опубликованных в 1968 г. — праву народов на самоопределение не отводилось ни малейшей роли.

Маленькие и слабые нации должны вступать в соглашения с могучими соседями; мелкие государства не вправе препятствовать реконструкции Европы, — утверждал еще в 1934 г. Освальд Мосли. (Немецкий англоман, гитлеровский пророк необходимости завоевания жизненного пространства — Ханс Гримм высказался еще грубее: не следует считаться с «правом малых и мельчайших на собственные капризы...»[36]) И эти мнения разделяли отнюдь не только явные сторонники фашизма и национал-социализма. В Британии «фашизм влиял на основные течения политического мышления, влиял и даже управлял... «респектабельными» умами в политике. Британский фашизм достиг значительных успехов, потому что многое из того, к чему он апеллировал, являлось частью политических установок того времени»[37]. /224/

Источник: http://voprosik.net/wp-content/uploads/2012/09/Доклад-Английские-корни-немецкого-фашизма.pdf