ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ МЕНЯЕТ ПОЛИТИКУ и Россия вот уже полтысячи лет стоит между Британией и мировым господством.

В 1963 году после вскрытия комиссией Министерства культуры СССР гробниц Ивана Грозного, его сыновей - Ивана Ивановича, Фёдора Ивановича - и воеводы Скопина-Шуйского открылась страшная картина. В останках Ивана IV Грозного была обнаружена чрезмерно высокая концентрация одного из самых ядовитых для человеческого организма металлов - ртути!

Причём её содержание достигало 13 граммов в расчёте на тонну, в то время как обычно в человеке содержание ртути не превосходит 5 миллиграммов на тонну! Разница - в 2600 раз!

В останках Ивана Ивановича также была зафиксирована ртуть - до нескольких граммов на тонну, что также абсолютно ненормально. А вот в останках младшего сына - Фёдора Ивановича - ртути зафиксировано не было! Простое сопоставление этих фактов приводит к единственному выводу: Ивана IV и его семью целенаправленно травили ртутью!

Вот факты:

1. Первенец Ивана IV и Анастасии Захарьиной - Дмитрий - родился здоровым и нормальным ребёнком, а умер от банальной простуды (простудился во время поездки с отцом на богомолье), которую в те времена далеко не всегда могли вылечить даже царские лекари. Ртути в его останках не обнаружено.

2. Второй сын Ивана IV и Анастасии - Иван - тот самый, которого Иван Грозный в 1581 году убил посохом, родился в 1554 году, когда самому Грозному было всего 24 года, и рос здоровым и сильным человеком. Но в его останках обнаружена высокая концентрация ртути!

3. А вот третий сын от Анастасии - Фёдор - родился в 1557 году и был слабоумным. К тому же, как окончательно установила реконструкция знаменитого антрополога М.М. Герасимова, уродливым карликом с маленькой головкой на ширококостном скелете! И вот в его-то останках следов ртути не обнаружено. Следовательно, в промежутке с 1554 по 1557 годы Ивана IV уже начали всерьёз травить ртутью.

А в 1560 году умирает ещё совсем молодая, горячо любимая Иваном IV царица Анастасия. Причём уже сам самодержец не сомневается в том, что её отравили.

Отметим: отравление ртутью известно человечеству издавна. В описываемые времена всей Европе, например, была известна «болезнь сумасшедшего шляпника»; она была распространена именно среди мастеров шляпного дела, которые при изготовлении модного тогда фетра использовали смертоносные ртутные соединения. Сейчас она известна как «болезнь Минамата» - впервые в XX веке была зафиксирована в Японии вследствие массового отравления ртутью, отсюда и название.

Главные симптомы этой болезни - глубокие депрессии, хроническая бессонница, сильно угнетённое состояние, мания преследования, психическое расстройство, выражающееся в бурных и буйных приступах, чрезвычайно опасных для окружающих. Более того, ещё с древности было известно, что отравление ртутью быстро приводит ко всеобъемлющему поражению генного аппарата и передаётся по наследству - у «сумасшедших шляпников» ещё в Средневековье было зафиксировано рождение ущербного потомства, особенно если отравлению были подвержены оба супруга.

А теперь факты второго ряда. Именно в период 1553-1554 годов на Руси появился первый британский шпион, купец Ричард Ченслор - доверенное лицо английского двора, а также ставший на долгие времена личным лекарем Ивана Грозного выпускник Кембриджа, врач, астролог, маг и колдун (а заодно и шпион) Элизеус Бомелия, по национальности, судя по всему, голландец.

В летописях того времени он, правда, называется «немцем»: на Руси едва ли не до конца первой половины XX века немцами называли не германцев, а вообще всех иностранцев, которые не умели говорить по-русски; «немец» - значит немой, не говорящий по-русски.

Английский мореплаватель и купец, а в действительности шпион английского двора Ричард Ченслор участвовал в 1553 году в экспедиции под командованием Хью Уиллоби по поиску Северного морского пути в Индию и Китай в противовес открытым, но тогда полностью контролировавшимся только католическими Испанией и Португалией, морским путям вокруг Африки и через Атлантику в Америку (Вест-Индию). Через шесть месяцев после отплытия экспедиция потерпела крах - два корабля из трёх были раздавлены льдами (на одном из них погиб Уиллоби), а корабль «Эдвард Бонавенчер» под командованием самого Ченслора в том же 1553 году отдал (всё-таки бросил?) якорь у маленькой бедной рыбацкой пристани близ старинного монастыря Михаила Архангела, где впоследствии и был построен первый российский порт Архангельск. Ченслор смог ознакомиться с Московским государством и даже был удостоен аудиенции у молодого, полного сил, а главное доброго нравом царя Ивана Васильевича - Ивана IV.

Вывод, который Ченслор сделал о Руси, был уникален и вошёл в историю: «Если бы русские знали свою силу, то никто не мог бы соперничать с ними, но они её не знают». Именно так он и сообщил в Лондон. А далее, явно для того, чтобы русские никогда и не узнали свою силу, в дело вступил «лекарь» Бомелия.

Именно его-то и ненавидели на Руси лютой ненавистью, считая повинным в диких, необузданных жестокостях царя, который как бы переродился из нормального человека в свирепого царя на троне. Бомелию так и называли - «лютый волхв», то есть лютый, злой колдун, и именно под этим определением он и фигурирует в летописях. И только четверть века спустя его постигла, хотя и варварская по современным меркам, но абсолютно заслуженная кара: опытнейшие палачи Малюты Скуратова выпустили из него кровь, а потом живьём поджарили на вертеле. Но за эти четверть века сколько же неисчислимых бед принёс этот британский шпион всей Руси!

Царь отравлен, царица умерла от отравления, потомство дебилизировано. Последний сын царя от Марии Нагой, печально знаменитый в русской истории царевич Дмитрий (родился в 1582 году), был больным ребёнком и страдал падучей болезнью. Свирепствам царя нет конца, им же самим убит единственно пригодный для управления разросшимся государством сын Иван, которого тоже травили, явно преследуя цель оборвать и его жизнь. Любопытно, что за Иваном Ивановичем и его способностями управлять государством приглядывал ещё один шпион английской короны - Джером Горсей, очень близкий к русскому двору и, судя по всему, выполнявший функции резидента. Кстати говоря, именно он почему-то находился непосредственно при Иване Грозном в момент его смерти - убедиться в том, что цель достигнута?.. Кончилось всё это установлением власти Бориса Годунова и Великой Смутой, в которой Русь чудом устояла.

И вот на что следует обратить внимание в свете фактов третьего, обычно не пользующегося никаким вниманием со стороны историков, ряда. Чеслор оказался на Руси вследствие разворачивавшегося геополитического по сути, но религиозно-цивилизационного по внешним признакам противоборства интенсивно протестантизируемой Англии с окружавшим её тогда остальным христианским миром, в основном католическим. Его вывод о Руси был геополитическим - ведь в начале своего правления Иван IV уже «затмил своих предков и могуществом, и добродетелью», отмечали именно англичане в своих донесениях в Лондон. «Имеет многих врагов и усмиряет их. Литва, Польша, Швеция, Дания, Ливония, Крым, Ногаи ужасаются русского имени. В отношении к подданным он удивительно снисходителен, приветлив. Одним словом, нет в Европе более россиян преданных своему государю, коего они равно и страшатся и любят. Непрестанно готовый слушать жалобы и помогать Иоанн во всё входит, всё решает; не скучает делами и не веселится ни звериной ловлей, ни музыкой, занимаясь единственно двумя мыслями: как служить Богу и как истреблять врагов России!».

Как это ни парадоксально, но и в сохранившихся до наших дней народных преданиях о лютой ненависти Руси к Бомелию, особенно же со стороны царского окружения, также есть геополитическая подоплёка: люто ненавидя его и пребывая в абсолютной уверенности, что злой немец (не германец, а именно иностранец) Бомелия своими «чарами» внушил царю «свирепство», оно открыто объясняло это тем, что-де немцы путём гаданий и волхвований якобы дознались, будто им предстоит быть разорёнными дотла русским царём, - и вот, дабы отклонить от себя такую участь, и прислали на Русь своего волхва - злого колдуна!

Конечно, молодой Иван IV вовсе не собирался кого-либо разорять; его действия были абсолютно адекватной реакцией на резко усилившийся тогда натиск в основном католического Запада на Русь в поисках сухопутного пути на Восток, в Индию, о котором уже тогда было известно, что он пролегает через Русь. И вовсе не случайно этот натиск, особенно в первый период правления Ивана IV, получал заслуженно жестокий отпор со стороны Москвы, которая к тому же стремилась возвратить себе и исторически законные выходы в Балтийское море.

На арене этого жестокого геополитического противостояния и противоборства католицизма и резко набиравшего силу протестантизма в очень хитроумной комбинации и выступил Лондон со своими шпионами и колдунами-отравителями. Пока католический Запад пытался проводить свою политику с помощью вооружённой силы, Лондон с подачи Ричарда Ченслора благословил создание на Руси Московской торговой компании, общая договорённость о чём была достигнута с 1553 года - со времени аудиенции у Ивана IV, когда Ченслор высказал получившую одобрение молодого царя идею.

Московская торговая компания вначале получила от Ивана IV монопольное право на торговлю с Русским государством, затем право беспошлинной торговли, а в 1569 году - уникальное право беспошлинной транзитной торговли по волжскому пути со странами Востока! Англичане действовали очень тонко: с одной стороны, вытесняли всех иностранцев, особенно голландцев, пытавшихся действовать на русском рынке, а с другой, подставили в качестве отравителя именно голландца, что позволяло в случае провала спихнуть всё на них же.

Однако безудержная алчность британцев привела к тому, что в 1570 году после одного из приступов свирепости, просветлев на некоторое время разумом, Иван IV лишил эту компанию всяческих льгот. Правда, впоследствии, в результате множества просьб, часть этих льгот была восстановлена, но о монополии речь уже не шла никогда. На этом фоне самое время сказать и о фактах четвёртого, практически никогда не упоминаемого ряда.

Мы уже отметили, что Иван IV вовсе не собирался никого разорять дотла - он всего лишь давал сдачи, и на первых порах весьма крепко. Но в то же время он отлично понимал и значение дипломатии, которая в то время нередко носила характер династических браков.

Иван IV желал доброго межгосударственного союза с Англией и одно время, оставшись вдовцом, предпринял попытку свататься к правившей тогда в Англии королеве Елизавете. В ответ же, и это чрезвычайно характерно даже для ранних англо-русских отношений, руководитель секретной службы Англии лорд Берли (в Москве его называли «боярин Бурлы») в своих инструкциях Рэндольфу, английскому послу при Иване Грозном, прямо предписывал добиваться только привилегий для британских купцов, но всячески уклоняться от любых переговоров о союзе, тем более на брачной основе.

Да и как можно было говорить о браке, если в Лондоне прекрасно было известно, что их агент Бомелия вовсю травит царя и его родичей ртутью с катастрофически непоправимыми в плане престолонаследия последствиями!

Всевышний воздал Англии за её подлость - не прошло и полутора веков, как вследствие гомосексуальных наклонностей Вильгельма III Оранского у самого Альбиона на рубеже XVII-XVIII веков возникла острейшая проблема престолонаследия, завершившаяся тем, что на престол в Лондоне один за другим стали попадать слабоумные германские принцы - так называемая «серия Георгов», особенно под номерами от I до III.

Сказанное всего лишь верхушка айсберга фактов четвёртого ряда. Сложней дело обстоит с той его частью, что сокрыта под толщей времён. А ведь именно там в первозданном виде сохранились подлинные корни сознательно враждебного отношения Англии к России вне зависимости от политического режима или государственного правления на Руси. Так что следует вернуться к тому, что отписывали из Москвы английские соглядатаи. Не слишком многословно, но ёмко они письменно зафиксировали уникальное явление: с одной стороны, растущее могущество Русского централизованного государства времён молодого Ивана IV, а с другой - факт уникального возрождения, но в новых исторических условиях могучего ранее фактора в геополитической расстановке сил прошлого.

00379-S-Ivan-GrozniyЕсли сжато изложить их донесения, то получится такая картина. В основании Московского царства лежат идеи самодержавного царя и всеобъемлющей власти Православия. Царь-самодержец ответственен за державу и народ перед Богом. Это было предопределено изначально: Иван IV стал первым помазанником Божьим на русском престоле. При венчании его на царство над ним было совершено церковное Таинство Миропомазания, и с того времени русские цари были единственными на земле людьми, над кем священный обряд свершался дважды: при крещении и венчании на царство по Прямому Повелению Божьему.

Народ преданно служил своему Государю, который относился к народу как к «Людям Божиим и Нам Богом Дарованным», был ему судья и защитник.

В одном из своих отчётов в Лондон Р. Ченслор писал: «Вот если бы наши бунтовщики так знали своё положение по отношению к государю, как в России». Несчастные английские бунтовщики и впрямь не ведали этого и поплатились: в период правления Генриха VIII, правившего в Англии до воцарения Ивана IV, только за бродяжничество согнанных с земли в ходе так называемых огораживаний было повешено свыше 72 тысяч ни в чём не повинных людей, практически 10 % тогдашнего населения Англии! Между тем давно установлено, что за весь период правления Ивана Грозного, якобы самого жестокого из всех русских царей, было казнено всего от 3 до 4 тысяч человек.

Главная миссия царя - укреплять внутреннюю и внешнюю безопасность государства, единство и международный авторитет державы, через которую проходили важнейшие сухопутные и речные пути с Запада на Восток, отвоёвывать захваченные соседями исконно славянские земли и выходы к морям.

При всех известных и часто не к месту поминаемых недостатках правления Ивана Грозного именно при нём, несмотря ни на что, в основном завершилось становление каркаса России как страны (в географическом смысле) и Русского централизованного государства, а вместе с тем и того евразийского понятия Россия, к которому мы теперь часто прибегаем.

И всё это в обрамлении ореола наследника славных традиций Александра Невского (одним из первых давшим отпор натиску Запада на Русь) и его потомков - «собирателей и устроителей земель русских» - Даниила Александровича, Ивана Калиты и особенно Ивана III (тоже Грозного) и его знаменитой жены Софьи (урождённой Зои Палеолог - племянницы последнего византийского императора Михаила Палеолога). И всё это - на фоне серьёзно воспринятой Россией роли защитника православия и укоренившихся в её государственной жизни византийских символов и традиций. Особо важную роль играл исполненный глубокого геополитического смысла герб с двуглавым византийским орлом, смотрящим на Запад и на Восток, и овладевшая умами политической и церковной элит идея «Третьего Рима».

Неудивительно, что Русь представала тогда перед остальным миром как своего рода уникальная религиозно-геополитическая реинкарнация за век до этого рухнувшей Византийской империи. Но ведь рухнула-то она в 1453 году не столько под ударами турок, сколько в результате многовековой тотальной подрывной деятельности против империи, главным зачинщиком которой была Венецианская республика. Её олигархические кланы век спустя стали переносить свою торгово-экономическую и геополитическую активность в Атлантику, избрав в качестве плацдарма Англию Генриха VIII.

И поскольку ранее эффективно действовавшие короткие сухопутно-морские пути с Запада (из Венеции) на Восток через Средиземное море, Анатолийский и Аравийский полуострова оказались полностью перекрытыми воинствующим исламом, то остались только сухопутно-речные пути, пролегавшие через Русь.

И тут: фактическая реинкарнация, но в более могучем облике, всё той же Византийской империи, ненавистной Венеции и в целом Западу. Да ещё и самодержавно контролирующей все сухопутные и речные пути с Запада на Восток.

К тому же вторично за тысячу с лишним лет после падения Древнего Рима опять возрождается, но в более могучем обличье, новый, «третий Рим» - Москва, не услышать чего Р. Ченслор физически не мог.

Совершенно естественно, всё это не могло не отразиться на начавших зарождаться англо-русских отношениях, и в этом исходный преступный мотив отравления именно ртутью и Ивана IV, и его жены Анастасии, и его сына Ивана. Адский замысел «аглицких» мужиков торговых сводился к следующему.

Заведомо зная о тяжелейших медицинских, особенно же психических последствиях: депрессии, бессоннице, угнетённом состоянии, мании преследования, галлюцинациях, бредовых идеях, бурных приступах сумасшествия (всё это у Ивана Грозного потом проявилось в избытке), - подорвать веру окружения и, главное, народа в царя как Помазанника Божьего. Тем самым разорвать столь необходимые для прочности любого государства того времени узы между самодержцем и народом, насильно взрастить в подданных бредовую идею, будто всякая власть преступна, а затем, двигаясь по звеньям неизбежной цепной реакции, взрастить и культивировать измену, как всего лишь оппонирование сумасшествию власти, прославить это «сумасшествие» на века вперёд, опорочив само имя этого государства, как якобы средоточия зла, насилия и бесчисленных пороков, которое-де следует уничтожить.

У великого русского поэта и дипломата Ф.И. Тютчева есть такие строки:

Давно на почве европейской,
Где ложь так пышно разрослась, -
Давно наукой фарисейской
Двойная правда создалась:
Для них - закон и равноправность,
Для нас - насилье и обман...
И закрепила стародавность
Их, как наследие славян...

Заведомо зная о катастрофических последствиях ртутного отравления в потомстве, подорвать царствовавшую династию Рюриковичей и тем самым освободить престол для своей марионетки.

Заведомо зная о насторожённом отношении Русского государства к иностранцам вообще, подставить на неизбежную в таком опасном деле плаху чужую голову - в данном случае голландца Бомелию.

Заведомо зная о сулящих несметные барыши сухопутно-речных путях на Восток, попытаться не только овладеть ими, но и установить над ними свой полный контроль с тем, чтобы и на Западе, и на Востоке стать абсолютным монополистом в торговом обмене.

Пусть и почти пять веков спустя, но всё же следует открыто признать: этот подлый план фактически был выполнен, и лишь чудом, называемым глубинной интуицией народа, нашедшего в себе силы и мужество к смертельно жестокому отпору, Русь едва устояла в Великой Смуте.

И совершенно неслучайно созданная Р. Ченслором Московская компания беспрецедентно активно действовала именно во время Великой Смуты - от «годуновщины» (царь Борис был тесно связан с тем же Дж. Горсеем) до всех Лжедмитриев. Агенты именно этой компании - Джон Меррик и Уильям Рассел - пытались навязать России английский протекторат в разгар Смуты, а в 1612 году ко всему прочему именно этой компанией был выдвинут проект военной экспедиции, которая под видом оказания помощи Москве надеялась захватить Русский Север - единственный тогда выход России к морю. Проект этот был решительно отклонён Мининым и Пожарским.

Через 300 с лишним лет во времена очередной Великой Смуты 1917 года «военный проект» Московской торговой компании «реинкарнировался» в британскую интервенцию на Русском Севере в 1918 году.

Но вернемся в век XVII... Сама «традиция» подлости по отношению к России сохранилась: к только что избранному на царствование Михаилу Фёдоровичу Романову вновь был приставлен английский «лекарь», а заодно астролог, колдун, но прежде всего шпион, потомственный разведчик Артур Ди.

Обратите внимание, в какое время его направили «лекарствовать» на Руси. В то самое, когда одновременно с восшествием Михаила Фёдоровича на престол Русь оказалась втянута в печально знаменитую Тридцатилетнюю войну. Эта основанная на противоборстве двух течений в христианстве война велась за контроль над миром между постепенно ослабевавшим, но всё ещё достаточно могучим католицизмом и день ото дня набиравшим силу протестантизмом. И Россия, вопреки всем своим национальным интересам, требовавшим в целом оставаться нейтральной, вступила в многолетний ожесточённо кровавый конфликт на стороне антигабсбургской, то есть протестантской коалиции, причём не просто на стороне антикатолической антигабсбургской протестантской коалиции, но именно как «Третий Рим» против Священной Римской империи германской нации (так называлась империя Габсбургов).

Это был блестящий дипломатический манёвр - втянуть Россию в такое уникальное по своей сути противоборство! Кончилось всё это весьма плачевно для России: в тексте завершившего тридцатилетний общеевропейский конфликт Вестфальского мира 1648 года имя московского государя стояло на предпоследнем месте - ниже его был захудалый трансильванский князь. И уж вовсе неудивительно, что всего за два года до рождения Петра I появился первый в истории Европы общеевропейский геополитический план колонизации и закабаления России!

Оценивая состояние допетровской России, российский историк академик Е.В. Тарле прямо подчёркивал, что к концу XVII века положение России «поставило грозный вопрос о возможности сохранения государственной безопасности и даже о национальном самосохранении в широком смысле этого слова». Вот ужасные в своей реальности последствия казалось бы банального для средневековой Европы отравления монарха другой страны.
Традиция подлости и самого низкого коварства Англии по отношению к России, вечно реализовывавшаяся руками секретной службы их британских величеств, прошла через века, ничуть не потеряв в весе.

...король польский Сигизмунд-Август царю русскому Ивану Грозному писал:

"Докучают нам подданные наши, жиды. Прежде... вольно было всем купцам нашим... по всей земле твоей ходить и торговать; а теперь ты не позволяешь жидам с товарами в государство твое въезжать".

Царь русский Иван Грозный королю польскому Сигизмунду-Августу:

"Мы тебе не раз писали о лихих делах от жидов, как они наших людей от христианства отводили, отравные зелья к нам привозили и пакости многие нашим людям делали; так тебе бы, брату нашему, не годилось бы и писать о них много".

Факты о царствовании Ивана Грозного.

В 16 веке к власти пришел Иван Грозный. За время его правления на Руси:

введен суд присяжных
бесплатное начальное образование (церковные школы)
медицинский карантин на границах
местное выборное самоуправление вместо воевод
впервые появилась регулярная армия (и первая в мире военная форма - у стрельцов)
остановлены татарские набеги
установлено равенство между всеми слоями населения (вы знаете, что крепостничества в то время на Руси не существовало вообще? Крестьянин обязан был сидеть на земле, пока не заплатит за ее аренду - и ничего более. А дети его считались свободными от рождения в любом случае!).
запрещен рабский труд - источник - судебник Ивана Грозного.
государственная монополия на торговлю пушниной, введенная Грозным, отменена всего 10 (десять) лет назад.
территория страны увеличена в 30 раз!
эмиграция населения из Европы превысила 30 000 семей (тем, кто селился вдоль Засечной черты, выплачивались подъемные 5 рублей на семью. Расходные книги сохранились).
рост благосостояния населения (и выплачиваемых налогов) за время царствования составил несколько тысяч (!) процентов.
за все время царствования не было ни одного казненного без суда и следствия, общее число "репрессированных" составило от трех, до четырех тысяч. (А времена были лихие - вспомните Варфоломеевскую ночь).

А теперь вспомните, что вам рассказывали о Грозном в школе? Что он кровавый самодур и проиграл Ливонскую войну, а Русь тряслась в ужасе?

Уже в 16 веке в Европе выходило множество брошюр для всякого безмозглого обывателя. Там писалось, что русский царь - пьяница и развратник, а все его подданные - такие же дикие уроды. А в наставлениях послам указывалось, что царь трезвенник, неприятно умен, пьяных не выносит категорически, и даже запретил распитие алкоголя в Москве, в результате чего "нажраться" можно только за городом, в так называемых "наливках" (месте, где наливают). Источник - исследование "Иван Грозный" Казимира Валишевского, Франция.

Теперь угадайте- какая из двух версий излагается в учебниках?

Вообще, наши учебники исходят из принципа, все, что говорится про Россию мерзостного - это правда. Все, что говорится хорошего или вразумительного - это ложь. Один пример. В 1569 году Грозный приехал в Hовгород, имевший примерно 40000 населения. Там бушевала эпидемия, а так же пахло бунтом. По результатам пребывания государя полностью сохранившиеся в синодиках поминальные списки отмечают 2800 умерших. А вот Джером Горсей в "Записках о России" указывает, что опричники вырезали в Hовгороде 700000 (семьсот тысяч) человек.
Угадайте, какая из двух цифр считается исторически достоверной?

Взгляните на карту Речи Посполитой в 1387 году при Ягелло и отметьте про себя восточную границу по отношению к Москве, я уже не говорю о южной границе.

- Смотрите и постигайте величие царя Ивана Четвётрого, которого евреи окрестили Грозным, и ещё в советское время всячески насмехались над ним. Сначала Эйзенштейн показал его самодуром, затем Леонид Гайдай просто обсмеял его вместе с криптоеврейским писателем Михаилом Булгаговым в кинокомедии "Иван Васильевич меняет профессию".

И как вы знаете ещё до этого, Иван Четвёртый был публично оклеветан и показан сумасшедшим, убивающим своего собственного сына, еврейским художником Ильёй Ефимовичем Репиным, что является публичным актом клеветы и лжесвидетельствования. А евреи администрации Третьяковской галереи держат этот гнусную карикатуру и клевету на основателя руского государства и спасителя русской нации, который спас руссов от ужасной судьбы пруссов, держат ну прямо на центральном месте Третьяковской галереии, что бы всем бросалось в глаза: мрак, кровь по всей картине и безумные глаза по центру - Псих! Я помню, какое страшное впечатление произвела на меня эта картина, когда нас ещё в 3-ем классе водили в Третьяковку. С тех пор у меня вся русская история имела оттенок этой картины. - Не знает русский народ своей истинной истории, оттого и в беде Русь. Читайте эту книгу Манягина "Апология грозного царя" и смотрите видео по этой книге Манягина "Страж Православия".

И ещё раз запомните ключ к пониманию названий великих личностей в истории - это евреи дают характеристики деятелям: "Великий", "Грозный", "Кровавый", - это всё в отношении евреев, - гойское быдло тут вообще никто ни о чём мнения не спрашивает.

Некоторое исторические данные:

В 1113 году в Киеве произошёл еврейский погром. Люди выведенные из себя жидовскими “национальными особенностями”: плутовством, обманами и гешефтами, вышвырнули эту нечисть с русских земель. “Киевляне, будучи раздражены евреями за подрыв и плутни в торговле, обдирательство и тайные сношения с греками, бросились на них с остервенением, неся повсюду убийство и грабёж” - пишет литовский историк Осип Ярошевич (1793-1860 гг).

В Московский период, в XV-XVI веках правительство относилось к евреям весьма враждебно. Известно, что, взяв Полоцк в 1563 году, Иван IV Грозный (1547-1584 гг) издал распоряжение относительно полоцких евреев: “Согласных креститься - крестить, а несогласных утопить в реке Полотье”.

Евреям не позволяли даже появляться в Московской Руси на самое короткое время. И мы видим, что польский король Сигизмунд I выпрашивает у Ивана Грозного разрешение евреям появляться в Москве по челобитным делам. А на выпрашивание того же короля разрешения предоставить жидовским купцам права торговать Иван IV отвечал вот что: “Мы к тебе уже не раз писали о диких делах от жидов, как они наших людей от христианства отводили, отравные зелья к нам привозили и пакости многим нашим людям делали, так тебе бы, брату нашему, не годилось и писать о них, слыша их такие злые дела”.

Конечно Иван IV был деспотичным и жестоким правителем, отрицать это было бы нелепо. Но он не был каким-то выдающимся исключением. Все рассказы о его невероятной жестокости лишены всякой основы.

За эпоху его правления было казнено 3-4 тысячи человек. А во время так называемой Варфоломеевской ночи (в ней активно участвовал король Франции Карл IX, отстреливая еретиков из аркебузы, стоя на балконе) 23 августа 1572 года было убито более 3 тысяч гугенотов (протестантов). За что? Да за то, что они осмелились выбрать немного иной путь в христианстве. Получается, что всего за одну ночь в самой “цивилизованной” европейской стране было уничтожено примерно столько же людей, сколько за ВСЁ время “террора” Ивана Грозного. Добавим, что тогда во Франции от внутрихристианских разборок в течение двух недель погибло около 30 тысяч протестантов.

Западные современники Ивана Грозного - английский король Генрих VIII, испанский король Карл V и другие, несмотря на то, что они повинны в смерти десятков, если не сотен тысяч неповинных людей, являются исключительно высоко почитаемыми историческими деятелями. В то же время Иван IV почему-то считается одним из величайших злодеев в истории человечества. Интересный результат социального зомбирования.

По общепризнанным в науке данным, христиане сожгли на кострах ДВЕННАДЦАТЬ МИЛЛИОНОВ человек. И ведь далеко не худших жгли. Стоит ли чего-нибудь один распятый перед многими тысячами замученных и сожженных во славу Его? Достаточно вспомнить хотя бы Джордано Бруно, последователя великого Коперника, которого христиане сожгли в Риме в 1600 году за то, что он утверждал, что Земля круглая и что она вертится вокруг Солнца. Возможно, не последнюю роль в решении о сожжении Джордано Бруно сыграло его высказывание:

“Евреи представляют собой племя, разносящее столь сильную заразу, нравственно столь прокаженное и опасное, что заслуживают, чтобы их уничтожали еще до рождения. Евреи - народ всегда неизменный, раболепный, безчестный, обособленный, замкнутый, избегающий сношения с прочими народами, которых он преследует зверским презрением, навлекая на себя этим самым совершенно заслуженное презрение с их стороны”.

Перед этим “добрые” христиане продержали Бруно в застенках инквизиции 8 лет, подвергая всевозможным воздействиям, “леча” его заблудшую бедную душу. Но он не отступил ни на шаг, а также то достоинство, с которым он встретил смерть просто восхищает!

“Вы произносите этот приговор с большим страхом, чем я его выслушиваю”, - заявил он своим христианским палачам.
Перед примерами такого мужества смерть Христа-”спасателя” на кресте выглядит нелепо.

Николай Шахмагонов

А СЫНА-ТО ГРОЗНЫЙ НЕ УБИВАЛ!

Увидев в 1885 году в Санкт-Петербурге на выставке новую картину Ильи Репина "Иван Грозный и его сын Иван 16 ноября 1581 года", которая потом стала известна под упрощенным названием "Иван Грозный убивает своего сына", обер-прокурор Святейшего Синода и выдающийся русский мыслитель Константин Петрович Победоносцев был крайне возмущен ее сюжетом, в котором вымысел выдавался за факт, и написал императору Александру III: "Нельзя назвать картину исторической, так как этот момент... чисто фантастический".

ОТЧЕГО ЖЕ УМЕР ЦАРЕВИЧ?

Действительно, факт убийства царем Иоанном Васильевичем Грозным своего сына царевича Иоанна до недавнего времени казался бесспорным, ведь он нашел отражение даже в школьных учебниках, как одно из свидетельств о якобы существовавшей жестокости Русского Православного Самодержавия. И никто не задумывался, откуда попал этот факт в историческую литературу. Лишь митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн впервые опроверг эту клевету на царя в своей книге "Самодержавие Духа", где доказал, что царевич Иоанн умер от тяжелой болезни и что в дошедших до нас исторических документах нет и намека на сыноубийство.

Но что же сообщают документы?

В Московском летописце за 7090 (1581 .- Н.Ш.) год написано: "...преставися царевич Иоанн Иоаннович".
Пискаревский летописец указывает более подробно: "... в 12 час нощи лета 7090 ноября в 17 день... преставление царевича Иоанна Иоанновича".
В Новгородской четвертой летописи говорится: "Того же (7090) году преставися царевич Иоанн Иоаннович на утрени в Слободе..."
Морозовская летопись констатирует: "... не стало царевича Иоанна Иоанновича".

Как видим, об убийстве ни слова.

Что же касается фактов, свидетельствующих о смерти царевича Иоанна от отравления, то они вполне обоснованны.
В.В.Манягин в книге "Вождь Воинствующей Церкви" (2003) пишет: "По поводу болезни можно сказать определенно - это было отравление сулемой. Смерть, вызванная ею, мучительна, а доза, вызывающая такой исход, не превышает 0,18 грамма".

Кто же это установил?

"В 1963 году в Архангельском соборе Московского Кремля, - пишет Манягин, - были вскрыты четыре гробницы: Иоанна Грозного, царевича Иоанна, царя Феодора Иоанновича и полководца Скопина-Шуйского.

При исследовании останков была проверена версия об отравлении царя Иоанна Грозного.

Ученые обнаружили, что содержание мышьяка примерно одинаково во всех четырех скелетах и не превышает нормы. Но в костях царя Иоанна и царевича Иоанна было обнаружено наличие ртути, намного превышающее допустимую норму.

Некоторые историки пытались утверждать, что это вовсе не отравление, а последствие лечения сифилиса ртутными мазями. Однако исследования показали, что сифилитических изменений в останках царя и царевича не обнаружено.

После того как в 1990-х годах провели исследование захоронений московских великих княгинь и цариц, был выявлен факт отравления той же сулемой матери Иоанна Васильевича, Елены Васильевны Глинской (умерла в 1538 году), и его первой жены Анастасии Романовой (умерла в 1560 году).

Это свидетельствует о том, что царская семья на протяжении нескольких десятилетий была жертвой отравителей (см.: Коробов П. "Царская усыпальница". - "Независимая газета", 2000, 26 апреля).

Данные этих исследований позволили утверждать, что царевич Иоанн был отравлен (см. "Итоги", No 37(327), 2002, 17 сентября, с.38-39).

Содержание яда в его останках во много раз превышает допустимую норму. Таким образом, советская историческая наука опровергает версию об убийстве царем Иоанном Васильевичем своего сына".

МИФ О СЫНОУБИЙСТВЕ СОЗДАН ИНОСТРАНЦАМИ.

Кто же автор клеветы на Ивана Грозного? Имена этого сочинителя и его последователей известны. Их вымыслы - лишь звенья в цепи лживых измышлений о нашем великом прошлом.

Митрополит Иоанн считал, что "решающее влияние на становление русоненавистнических убеждений "исторической науки" оказали свидетельства иностранцев".

О том же говорил и выдающийся исследователь древности Сергей Парамонов в книге "Откуда ты, Русь?", которую он издал под псевдонимом Сергей Лесной:

"Нашу историю писали немцы, которые вообще не знали или плохо знали русский язык".

Примером того являются лживая норманнская теория, миф о призвании варягов и прочие мифы. На то, что авторами трудов по русской истории являлись иноземцы, указывал и советский академик Б.А.Рыбаков. Он, в частности, писал: «Во времена бироновщины, когда отстаивать русское начало в чём бы то ни было оказалось очень трудно, в Петербурге, в среде приглашённых из немецких княжеств учёных, родилась идея заимствования государственности славянами у северогерманских племён. Славяне IХ-Х веков были признаны «живущими звериньским образом» (выражение норманнистов), а строителями и создателями государства были объявлены северные разбойничьи отряды варягов-норманнов, нанимавшихся на службу к разным властителям и державших в страхе Северную Европу.

Так, под пером Зигфрида Байера, Герарда Миллера и Августа Шлёцера родилась идея норманнизма, которую часто называют норманнской теорией, хотя вся сумма норманнистических высказываний за 2 столетия не даёт права на наименование норманнизма не только теорией, но даже гипотезой, так как здесь нет ни анализа источников, ни обзора всех известных фактов…»

Казалось бы, речь идёт об эпохе, не относящейся к теме. Но если не понимать стремление Запада исказить правду о нашем великом прошлом, трудно поверить и в то, что написанное об Иоанне Грозном иноземцами – обычная ложь. Можно привести тысячи примеров извращения истории нашего государства западными историками. Но особенно злостным нападкам подверглась эпоха Грозного.

«С «лёгкой руки» Карамзина стало признаком хорошего тона обильно мазать эту эпоху чёрной краской, – писал митрополит Иоанн. – Даже самые консервативные историки-марксисты считали своим долгом отдать дань русофобской риторике, говоря о «дикости», «свирепости», «невежестве», «терроре» как о само собой разумеющихся чертах эпохи». Причём доказательствами якобы имевших место ужасов той эпохи для историков явились не свидетельства очевидцев, не архивные данные, не показания придворных, записанные и сохранённые архивами, а клеветнические измышления западных посланников. Миф о сыноубийстве и другие лживые мифы были необходимы не только для того, чтобы выставить царя в глазах потомков кровожадным тираном, но и доказать западному миру, к тому времени «прославившемуся»ужасами инквизиции, что в России порядки не лучше.

«Начиная с Карамзина, – писал митрополит Иоанн, – русские историки воспроизводили в своих сочинениях всю ту мерзость и грязь, которыми обливали Россию заграничные «гости», и творческое «наследие» таких, как Штаден и Поссевин, долгое время воспринималось в качестве свидетельства о жизни и нравах русского Народа…»

То же самое говорит и А. Гулевич в книге «Царская власть и революция»: «Национальная история пишется обыкновенно друзьями. История России писалась её врагами».

История медицины знавала не только светлые и прогрессивные, но и мрачные, тягостные времена. Далеко не все эскулапы оставили в ней чистый след, руководствуясь принципом «не навреди». Были среди них и нечистоплотные дельцы, и корыстные интриганы, и неумелые «мясники», легко отправлявшие пациентов «на небеса» одним неправильным движением скальпеля. Но придворный лекарь русского царя Ивана Грозного, похоже, превзошел многих…

«Лютый волхв»

Почти десять лет Елисей Бомелий (или на латинский манер Элизеус Бомелиус) был зловещим и всесильным временщиком. Сам Малюта Скуратов боялся его. Трепетали бояре, гадая, кому на этот раз подадут на царском пиру чашу с отравой. А Бомелий, склоняясь к царскому уху, шептал: «Все исполнено, как ты велел, государь. Жить князю Михаилу осталось до восхода солнца…».

Чудом избежавший казни или пожизненного заключения за колдовство в Англии, лекарь Бомелий был вызволен из лондонского узилища Андреем Савиным, послом русского царя Иоанна IV. Причины, заставившие дипломата проявить такое участие к врачу «без лицензии», но со славой чародея, неизвестны. Однако Савин предложил Бомелию должность лейб-медика при своем государе. Появившись в Москве, хитроумный и красноречивый Бомелий пришелся по сердцу Иоанну Грозному, а вскоре занял важное положение при дворе.

Первым делом Бомелий пообещал русскому самодержцу составить для него зелье, которое надежно защитит от яда, порчи и сглаза. Затем предложил приготовить яд, который будет убивать царских недругов точно в назначенный день и час. Вспыльчивый и маниакально подозрительный правитель пришел в восторг! Еще бы: какое счастье – наблюдать, как «проклятый ворог» не просто восходит на эшафот, а с довольным видом сидит за пиршественным столом или идет в торжественной процессии. Наблюдать, зная при этом, что часы жизни несчастного уже в буквальном смысле слова сочтены!

Были в арсенале царского врача-убийцы и более изощренные средства, лишавшие «приговоренную» жертву рассудка. Кто-то из отведавших адского зелья забывал своё имя, переставал узнавать родных, рвал на себе дорогую одежду и бился в корчах с пеной у рта, а потом пропадал, затерявшись среди бродяг и нищих. А бывало так, что предназначенный царской волей к смерти человек погибал от руки родственника, отнюдь не случайно обезумевшего, а отведавшего перед тем вина или кушанья, куда было добавлено Бомелиево зелье. Так, например, погибли князья Прозоровские – отважный воевода Александр был отравлен, а брат его — не менее доблестный Василий — убит внезапно сошедшим с ума третьим братом Никитой.

Стрелецкий воевода Федор Мясоедов, спасший Псков от полной блокады во время войны с Польшей, приведя подкрепление в осажденный город, тоже получил вместо награды и благодарности чашу с ядом...

Не только советники и военачальники оказывались в числе жертв, но и царские родственники. Вторая жена самого Иоанна, царица Мария Темрюковна, а также жена царевича Иоанна Иоанновича — Прасковья, умерли при подозрительно сходных обстоятельствах. Молва твердила, что обе были отравлены «дохтуром» по приказу царя.

Чем больше Иван, уже прозванный Грозным, благоволил Бомелию, тем больше его ненавидели бояре и простой люд. Псковский летописец писал: «Прислаша Немцы к Иоанну Немчина, лютого Волхва, нарицаемого Елисея, и бысть ему любим в приближении и наложи на Царя страхование... и отвел Царя от веры; на Русских людей возложил царю свирепство, а к Немцам на любовь…».

Иногда и ядовитого зелья не требовалось – хватало одних наветов. Игумена Псково-Печерского монастыря Корнилия, считавшего, что не подобает православному государю держать при себе чернокнижника, царь, придя в бешенство, собственноручно убил посохом.

Колдун на колокольне.

При всей ненависти к Бомелию, никто не мог сказать, какого роду-племени был «государев чужеземный лекарь». Его считали то голландцем, то вестфальцем. Была даже версия (и Бомелий эти слухи усердно подпитывал) о незаконном сыне то ли Папы Римского, то ли французского короля. Поговаривали и о том, что матерью царского эскулапа была русская полонянка, проданная татарами европейским купцам и оказавшаяся таким образом в Италии. Причем полонянка не простая – потомственная ведунья. От нее-де и самому Елисею передались способности читать мысли и провидеть будущее…

Наше время добавило к этим историям более модную версию: мол, Бомелий, хоть и европеец по происхождению, но медицине вкупе с магией обучался у индийских и тибетских просветленных мудрецов. Вот только в деяниях лейб-медика, какими их сохранила русская история, «просветленности» маловато…

Был этот человек сведущ и в астрологии. Чтобы наблюдать небесные светила, он частенько поднимался на колокольню кремлевской церкви Иоанна Лествичника – она и поныне существует, несмотря на все реконструкции, эта знаменитая колокольня «Иван Великий», построенная в начале XVI века и около двух веков являвшаяся самым высоким сооружением не только в Москве, но и во всей Руси. Царь Иоанн, прочитавший немало астрологических трактатов, регулярно составлял компанию своему лейб-медику и звездочету во время этих наблюдений. Тут же решалась судьба несчастных, чьи звезды сложились в опасную для Ивана Грозного комбинацию. Мирные московские жители, едва заметив на площадке колокольни темные силуэты, в панике шептались: «Опять Елисейка колдует!..», и запирались на все замки, в надежде, что минует их злая чаша царской немилости.

Память об этом кошмаре пройдет сквозь века, запечатлеется в художественных произведениях. В знаменитой опере Римского-Корсакова «Царская невеста» толпа народа негодует, увидев двух юношей, выходящих из дома Бомелия: «Аль к немцу за лекарствами ходили?.. Ведь он поганый! Ведь нехристь он!.. Допреж того, как с ним начать якшаться, крест надо снять. Ведь он колдун!».

Но сколько ни шептались украдкой люди московские, а Елисей Бомелий продолжал оставаться государевым любимчиком. Однажды Грозный повелел Бомелию немедленно предсказать судьбу всему царскому роду. Астролог струхнул, но деваться было некуда. А знаки небесные, как назло, не благоволили, предрекали беды и потери. Сколько ни старался смягчить истину Бомелий, царь впал в ужас и гнев одновременно. А это сулило опалу и самому предсказателю…

И тут Бомелия осенило. Он предложил Иоанну выставить вместо себя эдакого «подменного» царя, как практиковалось у древних язычников. Вот и получилось, что с осени 1575 по август 1576 года на русском престоле сидел хан Саин-Булат, прозванный на русский манер Симеоном Бекбулатовичем. Сам Грозный все это время называл себя лишь удельным князем и жил в «опричном дворе», а приезжая в кремлевские палаты скромно сидел среди прочих бояр. Когда же звезды приняли более благоприятное положение, Иоанн вернулся на престол.

Чудотворец или шарлатан?

Хоть и занимал Бомелий должность лейб-медика, однако никаких медицинских достижений и открытий с его именем история не связывает. А приписываемые ему исцеления скорее похожи на сказочные чудеса, чем на торжество практической медицины. Например, спасение от верной смерти шута Осипа Гвоздева, который во время царской трапезы выдал остроту, разгневавшую государя. Разъяренный Иоанн Васильевич выплеснул в физиономию бедняге миску горячих щей, и прежде чем шут успел удрать, ударил его кинжалом. К корчившемуся в луже собственной крови Осипу подбежал Бомелий, который наложил руку на свежую рану, а потом напоил шута каким-то снотворным снадобьем. Проспал шут долго, а после того, как очнулся, быстро выздоровел.

Какими именно средствами Бомелий лечил царя, летописцы тех лет умалчивают. Зато хорошо известны результаты экспертизы, проведенной после вскрытия и обследования гробницы Иоанна Грозного в Архангельском соборе Московского Кремля. Специалистами из НИИ судебной медицины Минздрава СССР были проведены химико-токсикологические исследования останков. В костях Иоанна Васильевича обнаружили ртуть, содержание которой в пять раз превышало норму!

Откуда она взялась в таком количестве? Дело в том, что в ХVI веке на Руси, как и в Европе, были широко распространены лекарства на основе ртути. Пришли они с Востока. В Китае и Индии задолго до нашей эры и самородную ртуть, и киноварь использовали для лечения различных заболеваний, в том числе проказы. Во времена Иоанна Грозного европейские и русские медики использовали сулему для дезинфекции, каломель как слабительное и опять же мази, содержащие ртуть и ее соединения. Лучшим средством от кишечной непроходимости тогда считалось принятие внутрь большой ложки металлической ртути, дабы тяжелый по весу текучий металл расправил перекрутившиеся кишки… Представьте себе, какой ужасный токсический удар получал и без того предельно зашлакованный организм!

Но от какого же недуга Бомелий мог лечить своего царственного пациента ртуть содержащими препаратами? Поскольку Иоанн Васильевич запечатлелся в истории как воплощение зла и пороков, то немедленно возникла версия, что болезнь та была нехорошего свойства, а попросту — сифилис. Кстати сказать, это венерическое заболевание пытались лечить ртутью аж до начала ХХ века!

Существует и версия помягче: мол, царь использовал ртутные мази от болей в суставах. Эксперты и впрямь обнаружили на его останках явные признаки остеохондроза.

Политическая паранойя.

Есть мнение, что лекарства не при чем, а русского самодержца и его близких намеренно травили ртутью подосланные чужеземными недругами врачи, из которых Бомелий был далеко не первым. Целью гнусного замысла было не просто обезглавить, но и дискредитировать династию Рюриковичей. Поскольку хроническое отравление ртутью ведет к появлению неполноценного потомства. Именно этим объясняют тот факт, что после царевичей Дмитрия (умершего в детстве от сильной простуды) и Иоанна, не обнаруживавших признаков врожденного нездоровья, на свет появился почти что слабоумный Федор и страдавший припадками Дмитрий, тот самый, что закололся или был убит в Угличе.

Кстати сказать, ртутное отравление сопровождается расстройством психики, выражающемся в мнительности, постоянном чувстве страха и неконтролируемых вспышках гнева. Вы узнаете в этом описании царя Ивана Грозного? Он был просто идеальным пациентом средневекового «химиотерапевта» Бомелия!

Был ли он подосланным отравителем или «средненьким» медиком, честно использовавшим известные в те времена лекарственные средства, доподлинно неизвестно. Но психологом он явно был продвинутым! Как нынче говорят, штучным! И вполне вероятно, его влияние (почти десять лет Бомелий был правой рукой и советником государя) зиждилось на том, что лекарь и звездочет распознал особенности характера Иоанна. Догадался, что тому было жизненно необходимо периодически изливать на кого-то свой бешеный гнев. Играть на подобных струнах души умелый манипулятор может долго. Но если некто обратит это оружие против него самого — катастрофы не избежать. Так и случилось. Недругов у «безродного Елисейки» хватало, и кто-то из них сумел подать царю сведения о том, что Бомелий-де вступил в сговор с ненавистными Иоанну псковскими боярами и польским королем Стефаном Баторием.

А тут, как назло, царь в очередной раз потребовал предсказаний о будущем своего рода. Бомелий привычно подошел к хрустальному шару и положил на него руки… И тут его буквально скрутило в судорогах! Не владея собой, он кричал, что вторая жена старшего царевича, испугавшись лютости свекра, родит раньше времени и умрет вместе с младенцем; что сам Иоанн Иоаннович будет убит родным отцом; средний – Федор Иоаннович – скончается рано, не оставив наследника; а младший Дмитрий погибнет, не дожив до совершеннолетия. Весь царский род пресечется, настанет время голода и смятения.

Разъяренный Иоанн швырнул в голову недавнего любимца тяжелый серебряный кубок. Бомелий остался жив, хотя удар мог стать и роковым. Но судьба, с которой «дохтур» так долго играл, не сулила ему легкой смерти и тем более спасения…

Последние часы.

Едва придя в себя после злополучного сеанса предсказаний и удара по голове, лейб-медик бежал из Москвы, но через день был пойман и в кандалах привезен в столицу. Здесь его после жестоких пыток казнили, заживо зажарив на вертеле посреди Болотной площади. Перед смертью Бомелий проклял своего недавнего благодетеля и всех, кому достанется самая ценная вещь из лекарского имущества. Такая вещица, действительно, у него была: старинные часы со знаками Зодиака на циферблате, изготовленные, по преданию, самим Гербертом Аврилакским, знаменитым механиком и алхимиком, получившим, несмотря на свое свободомыслие и образованность, сан Папы Римского.

Действительно, через несколько лет внезапно скончался Иоанн Грозный и конфискованные им часы вернулись к вдове Бомелия. Та увезла их обратно в Англию, продала антиквару, но вскоре и сама женщина, и коллекционер впали в нищету и умерли. Часы переходили из рук в руки и губили своих владельцев и в Англии, и в Европе, и в России, куда были снова привезены в XVIII веке. Согласно поверью, прекратилась эта зловещая череда смертей лишь после того, как молодой и простодушный нижегородский купец по дешевке купил сломанные, запыленные часы на барахолке в Петербурге и увез к себе домой. Говорят, что ожил сломанный механизм ровно в тот час, когда по соседству на свет появился будущий гениальный изобретатель Иван Кулибин.

http://telemax-spb.livejournal.com/185687.html

http://telemax-spb.livejournal.com/186106.html

http://telemax-spb.livejournal.com/186251.html