Публикуем первую часть интересного отчёта Заера Бахера (группа солидарности Харинги и Форум Анархистов Курдистана), который провёл две недели в Сирийском Курдистане. Он наблюдал опыт самоуправления в этом регионе, который осуществляется на фоне гражданской войны в Сирии и становления Исламского Государства. Особенно любопытно то, что Форум анархистов Курдистана критически настроен по отношению к Рабочей партии Курдистана и поначалу воспринял революцию Рожавы со скепсисом.

Всё, изложенное ниже — это то, что я увидел на северо-востоке Сирии или в Сирийском Курдистане (Западный Курдистан). Я находился там с близким другом в течение двух недель в мае 2014 года.

В течение этого времени нас никто не ограничивал во встречах и разговорах с кем бы то ни было, включая женщин, мужчин, молодёжь и политические партии. Всего там около 20 партий, от курдских до христианских. Некоторые из них входят в систему демократического самоуправления (ДС) области Джазира. Джазира — одна из трёх областей (кантонов) Западного Курдистана. Кроме того, мы встречались с представителями курдских и христианских политических партий, которые не входят в ДС. Наконец, мы общались с лидерами самоуправления, участниками различных комитетов, местных групп и коммун, а также с бизнесменами, лавочниками, рабочими, рыночными торговцами и просто прохожими.

Предыстория

Курдистан — это территория, которую населяют около 40 миллионов человек. После Первой Мировой войны она была поделена между Ираком, Сирией, Ираном и Турцией. На протяжении своей истории курды неоднократно подвергались истреблению и геноциду от рук различных режимов, особенно в Ираке и Турции. Уже после этого их постоянно угнетали правительства тех стран, к которым Курдистан присоединяли. Во время правления Саддама Хуссейна к курдам в Иракском Курдистане применяли химическое оружие («операция Анфаль»). В Турции до недавнего времени курды даже не имели права разговаривать на своём языке. Их официально считали просто горными турками (это связано с тем, что Курдистан расположен в горном регионе). В Сирии ситуация была лишь немногим лучше. В Иране у курдов есть некоторые базовые права, и их признают в качестве отдельной от персов национальности, но автономии у них нет и там.

После первой иракской войны в 1991 году, курдам в Ираке удалось создать собственное Курдистанское Региональное Правительство (KRG). После вторжения и оккупации Ирака в 2003 году, курды ещё больше усилили своё влияние на местном уровне. У них появилось право на самоуправление, собственный бюджет, парламент и армию. Центральное иракское правительство признаёт их права и даже в какой-то мере их поддерживает. Как следствие, некоторое позитивное влияние оказывается и на другие части Курдистана, особенно в Турции и Сирии.

В год вторжения в Ирак (2003) сирийские курды создали собственную партию — Демократический Союз (PYD). Хотя и до этого в регионе существовало довольно много других курдских партий и организаций. Некоторые из них родом из 60-х годов XX века, но PYD оказалась более эффективной и быстро распространила своё влияние среди курдов в Сирии.

Арабская Весна

Арабская Весна пришла в Сирию в начале 2011 года и за короткое время распространилась в области Сирийского Курдистана: кантоны Джазира, Кобани и Африн. Протесты курдов в этих трёх областях были сильными и эффективными, что до некоторой степени и стало причиной отступления сирийской армии из курдских кантонов (кроме некоторых частей Джазиры — я объясню причины ниже).

Курдистан

Тем временем, местные курды при поддержке PYD и РПК (Рабочей Партии Курдистана) создали Tev-Dem («Движение за демократическое общество»). Это движение быстро набрало силу и стало популярным в регионе. Как только ушли сирийская армия и чиновники, стал нарастать хаос (ниже будет объяснено, почему). Поэтому Tev-Dem пришлось реализовывать свои планы и программы без промедления, пока всё не стало ещё хуже.

Программа Tev-Dem была весьма развёрнутой и касалась всех аспектов жизни общества. В неё были вовлечены обычные люди из разных социальных слоёв, включая курдов, арабов, мусульман, христиан, ассирийцев и езидов. Первой задачей было создать многочисленные рабочие группы, комитеты и коммуны во всех посёлках и больших и малых городах. Роль этих групп — работать со всеми проблемами, с которыми сталкивается общество. Они занимались, например, правами женщин, экономикой, защитой окружающей среды, образованием и здравоохранением, сетями взаимной поддержки, центрами для семей мучеников, торговлей и бизнесом, дипломатическими связями с другими странами и многим другим. Существуют даже группы, специально созданные для разрешения конфликтов между разными людьми и группами и недопущения того, чтобы эти конфликты доходили до суда (если, конечно, это возможно).

Эти группы обычно устраивают собрание каждую неделю, чтобы поговорить о проблемах, с которыми люди сталкиваются в месте своего жительства. У них есть свой представитель в главной группе деревни или города, которая называется «Народный дом».

Tev-Dem, на мой взгляд, наиболее успешный институт этого общества. Он в состоянии решить все задачи, встающие перед ним. Я считаю, что причины его успеха в следующем:

1. Воля, решимость и сила людей, которые верят в то, что способны менять ситуацию.

2. Большинство людей стремятся работать добровольно во всех сферах общественных услуг, чтобы результат эксперимента был успешным.

3. Они создали армию обороны, состоящую из трёх частей: отряды народной самообороны (YPG), отряды женской самообороны (YPJ) и Асайш (подразделения, где есть и мужчины и женщины, которые занимают города и блокпосты вокруг городов, чтобы защищать гражданское население от всех внешних угроз). Кроме этих сил, есть ещё специальная служба только для женщин, разбирающая случаи изнасилований и домашнего насилия.

Основываясь на увиденном, я пришёл к заключению, что Сирийский Курдистан избрал иную (и, на мой взгляд, правильную) дорогу, чем «Арабская весна», и эти два пути невозможно совместить. Между ними есть два главных различия:

Курды в Сирии

Курды в Сирии

1. То, что происходило в странах, ставших частью «Арабской весны», было великими событиями, и тирания была свергнута во многих из этих стран. «Арабская весна» в случае Египта породила сначала исламистский режим, а затем военную диктатуру. Другие страны преуспели не сильно больше. Этот пример показывает, что народ силён и может быть двигателем истории в конкретный момент, но люди были не в состоянии добиться желаемого в долгосрочной перспективе. Это одно из главных различий между «Арабской весной» и «Курдской весной» в Сирийском Курдистане, где люди смогли добиться желаемого надолго — или, во всяком случае, до сегодняшнего дня.

2. В Сирийском Курдистане люди были готовы и знали, чего они хотят. Они считали, что революция должна быть начата снизу, а не сверху. Что революция должна быть не только политической, но и социальной, культурной и образовательной. Что она должна быть направлена против государства, власти и господства. И что людям в местных сообществах должен принадлежать последний голос в процессе принятия решений. Это четыре принципа «Движения за демократическое общество» (Tev-Dem).

Стоит дать кредит доверия любому, кто попытается воплотить в жизнь эти великие идеи и стремления, будь то Абдулла Оджалан со своими товарищами или кто-либо ещё. Добавим, что люди в Сирийском Курдистане создали множество групп под различными названиями, чтобы сделать свою революцию работающим проектом. В других странах «Арабской весны» люди были не готовы. Они осознавали только, что они хотят свергнуть действующее правительство, а не систему в целом. Кроме того, подавляющее большинство считало, что единственная революция — это революция сверху. Созданием локальных групп не занимался никто, кроме крошечной горстки анархистов и либертариев.

Демократическое самоуправление (ДС)

В результате долгой и трудной работы, дискуссий и размышлений, Tev-Dem пришло к выводу, что нужно установить демократическое самоуправление во всех трёх кантонах Курдистана (Джазире, Кобани и Афрыне). В середине января 2014 года Народное Собрание избрало свою автономную демократическую администрацию, чтобы приводить в исполнение решения «Народного Дома» (главного комитета Tev-Dem) и чтобы взять на себя часть административной работы местных муниципалитетов, департаментов образования и здравоохранения, торговых и бизнес-организаций, оборонной и судебной систем и т.д. Самоуправление состоит из 22 мужчин и женщин, при каждом из которых работает по два заместителя (один мужчина и одна женщина). Почти половину всех представителей составляют женщины. Оно организовано так, чтобы участие могли принимать люди из разных слоев населения, разного гендера и исповедующие разные религии. Это создало атмосферу мира, братства/сестринства, удовлетворенности и свободы.

Курды в контексте трубопроводов

Курдистан в контексте трубопроводов

За короткое время администрация проделала довольно большую работу и утвердила Общественный договор, транспортный закон, закон о партиях и программу для Tev-Dem. На первой же странице общественного договора провозглашено: «На территории самоуправляющейся демократии отвергаются концепции государственного национализма, милитаризма, клерикализа или централизованного управления и центральной власти, но она открыта для форм, совместимых с традициями демократии и плюрализма, и должна быть открыта для всех социальных групп и культурных идентичностей, а также национального самовыражения через их организации…» В Конституции прописано много положений. Некоторые из них особенно важны для общества:

1. Отделение религии от государства

2. Запрет на бракосочетания до 18 лет

3. Права женщин и детей должны быть признаны, защищены и реализованы

4. Запрет женского обрезания

5. Запрет полигамии

6. Революция в обществе должна делаться «снизу» и быть устойчивой

7. Свобода, равенство возможностей и недопущение дискриминации

8. Равенство мужчин и женщин

9. Все языки, на которых говорят люди, должны быть признаны, а арабский, курдский и ассирийский являются официальными языками Джазиры

10. Обеспечить достойную жизнь заключенным и сделать тюрьмы местом реабилитации и улучшения

11. Каждый человек имеет право искать убежища, и беженцы не могут быть возвращены домой без их согласия.

Экономическая ситуация в кантоне Джазира

В Джазире проживает более миллиона человек. Ее население состоит как из курдов, так и из арабов, христиан, чеченцев, езидов, туркменов, ассирийцев, халдеев и армян. Доля курдов — 80%. Помимо 43 христианских деревень, здесь также много арабских и езидских поселений.

Курды - пешмерга в Ираке

В полном размере: Курды - пешмерга в Ираке

Джазира больше Израиля и Палестины вместе взятых. В 1960-х годах сирийский режим проводил в курдском районе политическую стратегию, названную «зелёный пояс», которую затем, придя к власти, продолжила партия Баас. Эта политика заключалась в том, чтобы создать курдам условия хуже, чем у сирийцев, в политической, экономической и общественной жизни, а также в сфере образования. Главной задачей «зелёного пояса» было стимулировать арабов к переселению к курдские районы, отбирая у курдов земли и распределяя их среди недавно прибывших арабов. Короче говоря, курдские граждане стали для Асада третьими, после арабов и христиан.

Другое политическое ограничение заключалось в том, что в Джазире должны были производить только пшеницу и нефть. Таким образом, правительство было уверено, что там не будет никаких заводов, предприятий и вообще какой-либо индустрии. Джазира выращивает 70% сирийской пшеницы, кроме того, она богата нефтью, газом и фосфатами. Таким образом, большинство людей заняты в сельском хозяйстве в маленьких поселениях и деревнях или в качестве торговцев и лавочников — в больших городах. Кроме того, многие люди были задействованы в сферах образования, здравоохранения и в местных органах самоуправления, на военной службе в качестве солдат и в качестве мелких подрядчиков в муниципалитетах.

С 2008 года ситуация ухудшилась, когда асадовский режим издал специальное постановление о запрете строительства любых крупных зданий, мотивируя это военным положением (ссылаясь на длительную войну в регионе), а также потому, что эта территория — удалённая и приграничная. В настоящий момент, ситуация плохая. Действуют санкции, установленные как Турцией, так и Курдистанским Региональным Правительством (KRG) Иракского Курдистана (ниже я разъясню это). Жизнь в Джазире очень малообеспеченная и жизненные стандарты очень низки, однако нищеты здесь нет. Люди, в основном, счастливы и больше думают о том, чего они достигли, стремясь к успеху.

Некоторые продукты первой необходимости, которые нужны любому обществу, чтобы выжить, есть в самом Западном Курдистане, что важно, по крайней мере, в настоящий момент, чтобы избежать голода, твёрдо стоять на ногах и противостоять бойкоту Турции и KRG. Одна из этих потребностей — большое количество муки для хлеба и выпечки. Итак, цена хлеба здесь настолько низкая, что можно сказать, что он бесплатный. Второй продукт первой необходимости — топливо, которое также очень дешево и продается, как говорят здесь люди, «в ту же цену, что и вода». Люди используют бензин повсюду и для всего: дома, транспорта, а также для обеспечения работы промышленности. Для упрощения обеспечения топливом Tev-Dem заново запустили добычу топлива на некоторых скважинах и пополняют склады. На данный момент, они производят больше топлива, чем нужно в регионе, таким образом они могут направлять часть на экспорт и получать прибыль.

С электричеством проблемы, потому что большая часть его вырабатывается в соседнем регионе, находящемся под контролем ИГИЛ (ИГ, Исламское Государство Ирака и Леванта или просто Исламское Государство). Таким образом, население имеет электричество только около 6 часов в сутки. Однако оно бесплатно и люди за него не платят. Эта проблема частично была решена Tev-Dem за счёт продажи дизельного топлива по очень низкой цене тем, кто имеет личные дизельные генераторы на условии, что те будут предоставлять электроэнергию в своих районах по такой же низкой цене.

Что касается связи, все мобильные телефоны пользуются либо операторами KRG, либо Турции — в зависимости от того, где вы находитесь. Обыкновенные телефоны же находятся под контролем Tev-Dem и демократического самоуправления и вроде как работают исправно… Опять же, это бесплатно.

Городские магазины и рынки обычно работают с раннего утра до 11 вечера. Немало товаров из соседних стран провозят в регион контрабандой. Прочие товары привозят из других частей Сирии, но по высокой цене, так как нужно заплатить большие налоги или сирийским войскам, или террористам, которые и позволяют провоз продуктов в регион Джазира.

Политическая ситуация в Джазире

Как уже говорилось, большая часть армии Асада отступила из региона, однако она всё ещё присутствует в некоторых городах Джазиры. Режим по-прежнему контролирует половину главного города (Хасаке), в то время как другая половина находится под контролем Отрядов народной самообороны.

Курды

Разделение иракского Курдистана между партиями

Правительственные войска также остались во втором по значению городе (Эль-Камышлы), где они контролируют небольшую территорию в центре города. Тем не менее, на оккупированной территории подавляющее большинство населения не пользуются офисами и сервисными центрами. Число солдат в этом городе варьируется от 6 до 7 тысяч, и они имеют контроль только над аэропортом и почтовым отделением.

Обе стороны, кажется, признают позиции друг друга и воздерживаются от столкновений и конфронтации. Я называю эту ситуацию политикой «ни мира, ни войны». Это не значит, что в Хасаке или Эль-Камышлы совсем не происходит конфликтов. Они случаются, и из-за них гибнет много людей с обеих сторон, но до сих пор глава арабских племен позволяет им сосуществовать.

Вывод сирийской армии из этого региона и отсутствие стычек между войсками и протестующими-курдами выгоден для обеих сторон: и те, и те сохранили немало ресурсов и крови.
Тем не менее, правительство не защищает регион от оппозиционных сил, вместо него этим занимаются курды. Кроме того, с выводом войск, Асад освободил силы, которые можно бросить в бой где угодно против своих оппонентов. И во-вторых, после вывода войск, регион защищается курдами. Действительно, отряды защищают народ и женщины защищают свой народ от нападений с любой стороны, включая турецкую, и делают это гораздо более эффективно, нежели сирийская армия.

Курдский народ извлёк пользу также из следующего:

1. Они прекратили боевые действия с государством и тем самым защитили свои земли и собственность, спасли много жизней и предоставили жителям мир и свободу. Так они создали возможность для каждого жить в мире и без страха заниматься своими делами.

2. Правительство до сих пор платит зарплату своим старым наемным рабочим, несмотря на то, что почти все они, на данный момент, работают на самоуправление. Очевидно, это также помогает улучшить экономическую ситуацию в регионе.

3. Сложившаяся ситуация позволила людям самим распоряжаться своей жизнью и самостоятельно принимать решения. Благодаря этму люди могут жить под юрисдикцией Tev-Dem и ДА. И чем дальше, тем у людей больше шансов укорениться и стать сильнее.

4. Это дает возможность Отрядам Народной Самообороны и Женским Отрядам Самообороны воевать против террористических групп, особенно ИГ, когда и где необходимо.

В Джазире около двадцати политический партий в среде курдов и христиан. Большинство из них по определённым причинам стоит в оппозиции к PYD, Tev-Dem и демократической администрации (про них позднее). Поэтому они не желают с ними объединяться. Тем не менее, они имеют полную свободу заниматься политической деятельностью без всяких препятствий. Единственное, чего им не дозволяется, это иметь своих собственных бойцов или организовывать милиции под своим контролем.

Женщины и их роль

Нет никаких сомнений в том, что женщины и их роли были широко интегрированы, и они занимают, как высокие, так и низкие позиции в Tev-Dem, PYD и ДА. Они имеют систему под названием Совместное лидерство или Соорганизаторство. Идея в том, что руководство каждой служюы, администрации или военного учреждения должны включать женщин. Плюс ко всему, у женщин есть свои вооруженные силы. Полное равенство между женщиной и мужчиной. Женщина главная сила, и эта сила глубоко проникла в каждую сферу деятельности Народного Дома, коммитеты, группы и коммуны.

Женщины в Западном Курдистане составляют не просто половину всего населения, но также являются наиболее эффективной и настолько важной половиной этого общества, что для того, чтобы курдское сообщество рухнуло, женщинам достаточно просто перестать работать или выйти из вышеперечисленных групп. Есть немало женщин-профессионалов в политике или военном деле, которые обучались с РПК в горах на протяжении долгого времени. Они очень стойкие, решительные, ответственные и невероятно храбрые.

Идея о важности равного участия женщин и мужчин в перестройке общества и во всех вопросах была воспринята всерьез Абдуллой Оджаланом и остальными лидерами РПК и PYD настолько, что женщины Западного Курдистана рассматривались как нечто сакральное. Это часть теории Оджалана, его мечты и веры в то, что если ты хочешь увидеть лучшее в человеческой натуре, тогда общество должно вернуться к матрилинейности, но, очевидно, в его продвинутой форме.

Хотя это и позиция относительно женщин и несмотря на то, что у них есть и свобода — любовь, секс и отношения — очень редки среди женщин, вовлеченных в борьбу. Мужчины и женщины, с которыми мы разговаривали про все вышеперечисленное (любовь, секс, отношения), говорят, что на данном этапе это неуместно, так как они отдают все свои силы на благо революции. Когда я спросил, если вдруг два человека из числа военных или людей на каких-либо важных должностях вдруг влюбятся друг в друга, что тогда произойдет, мне ответили, что, разумеется, никто не может им помешать, но они в таком случае должны быть переведены на более подходящие им позиции или должности.

Европейцам это может быть сложно понять. Как могут люди жить без любви, секса и отношений? Однако, для меня это прекрасно понятно. Я думаю, что это их собственный выбор и что, если они вольны делать свой выбор, это нужно уважать. Тем не менее, вот одно интересное наблюдение, которое я сделал о женщинах вне военных формирований, Tev-Dem или других организаций. Я не видел ни одной женщины, работающей в магазине, заправке, рынке, кафе или ресторане. Однако женщины и женский вопрос в Сирийском Курдистане на мили впереди Иракского Курдистана, имевшего 22 года самоуправления и гораздо больше возможностей. И все же я не могу сказать, что в Сирийском Курдистане есть особое или независимое движение женщин.

Продолжаем публиковать рассказ британского анархиста курдского происхождения Заера Бахера, посетившего Западный Курдистан весной 2014 года. Эта часть посвящена базовому институту самоуправления Рожавы — коммунам и их функциях. Затем автор рассказывает о буржуазных партиях, сторонниках диктатора Масуда Барзани, правителя Иракского Курдистана, который разными способами борется против создающейся в Рожаве системы прямой демократии.

Коммуны

Коммуны являются наиболее активными ячейками в Народном Доме, они созданы повсеместно. Коммуны еженедельно проводят свое собственное собрание, чтобы обсудить проблемы, с которыми им пришлось столкнуться. Каждая коммуна имеет своего представителя в Народном Доме и в районе, деревне или городе, где они расположены.

Ниже представлено определение понятия «коммуны» из манифеста Tev-Dem, переведённого с арабского:

«Коммуны есть малейшие ячейки, наиболее активные в обществе. Они образованы непосредственно в обществе и в них действуют принципы свободы женщин, экологичности и прямой демократии».

«Коммуны организуются по принципу прямого участия людей в деревнях, на улицах и в районах и городах. Это институты, в рамках которых люди добровольно самоорганизуются, представляют своё мнение, претворяют в жизнь свою свободную волю и осуществляют свою деятельность по всей территории своего проживания. Они открыты для дискуссии по всем вопросам и путям их решения».

«Коммуны работают над формированием и развитием комитетов. Они обсуждают и ищут решения проблем в социальной, политической, образовательной сферах, а также сфере безопасности и самозащиты — своими собственными силами, а не силами государства. Коммуны наращивают свою силу посредством организации агрикультурных коммун в деревнях, а также коммун, кооперативов и ассоциаций в своих районах».

«Коммуны формируются в масштабах улицы, деревни и города с участием в всех их жителей. Они проводят собрания каждую неделю. На собрании коммуны все вопросы решаются открыто теми, кто входит в коммуну и кто старше шестнадцати лет».

Мы побывали на собрании одной из коммун, расположенной в районе Корниш города Камышло. В собрании участвовало 16-17 человек. Большинство из них — молодые женщины. Мы включились в активное обсуждение их деятельности и задач. Они рассказали нам, что в их окрестностях еще 10 коммун и каждая из них состоит из 16 человек. «Мы работаем так же, как соцработники, посещаем дома местных жителей, разбираемся с любыми проблемами, проводим еженедельные собрания, защищаем людей из нашего сообщества и распределяем их проблемы, собираем мусор на нашей территории, защищаем окружающую среду и собираемся на большое собрание, чтобы обсудить то, что случилось за прошедшую неделю»

В ответ на один из моих вопросов, они подтвердили, что никто, в том числе и ни одна политическая партия, не может вмешиваться в процесс принятия решений, и что все решения они принимают коллективно. Они привели в пример пару решений, которые они недавно приняли: «Одно из них, — рассказывали они нам, — касается большого участка земли в жилой зоне, который мы хотели бы использовать в качестве маленького парка. Мы пошли к мэру города, сообщили ему наше решение и попросили финансовой помощи.

Мэр ответил, что это было бы прекрасно, но они могут предложить нам только 100 долларов. Мы взяли эти деньги и собрали еще столько же среди местных жителей для создания маленького милого парка». Они показали нам этот парк и сказали: «Многие из нас коллективно работали здесь, чтобы довести дело до конца без дополнительных финансовых вложений».

В другом случае «мэр хотел начать в районе один проект. Мы ему сказали, что мы не можем принять решение, пока не выслушаем мнение каждого. Мы провели собрание, на котором мы обсудим этот проект. И участники собрания единогласно отвергли этот проект. Были те, кто не смог прийти на собрание, так что мы пришли к ним домой и спросили их мнения. Каждый в коммуне сказал «нет» этому проекту».

Они также спросили нас про местные группы и коммуны в Лондоне. Я ответил, что у нас есть много групп, но мы, к сожалению, не такие как они — сплоченные, прогрессивные и ответственные. Сказал, что они на голову выше нас. Я видел, какими удивленными были их лица, какое разочарование и расстройство вызвал мой ответ. Я могу понять их чувства, потому что они, верно, думают как, как в такой отсталой части света как их, они могут быть на голову выше нас, ведь мы живем в стране, где индустриальная революция произошла несколько веков назад!

Курдские и христианские оппозиционные партии

Я уже упоминал ранее, что здесь есть больше двадцати курдских политических партий. Некоторые присоединились к ДА, но 16 остальных — нет. Кто-то ушел из политики, в то время как другие объединились, чтобы сформировать большую партию. Сейчас под названием «Патриотическая народная ассамблея Курдистана в Сирии» объединились 12 партий. Эти партии, в той или иной степени, имеют общие цели и стратегию. Большинство из них поддерживает Масуда Барзани, президента Регионального Правительства Курдистана (KRG) и лидера Демократической Партии Курдистана (ДПК) в Иракском Курдистане.

Между ДПК и РПК в 90-е годы происходили кровопролитные столкновения. Они вели ожесточённую борьбу в Иракском Курдистане, которая унесла тысячи жизней с обеих сторон, и эта рана до сих пор не затянулась. Должен упомянуть, что турецкое правительство держало руку на пульсе ситуации и было очень близко с ДПК, помогая им в атаках на РПК на иракско-турецкой границе, имея на то свои собственные причины.

Существует также и другой предмет для разногласий между Барзани и его семьей с главой РПК, Абдуллой Оджаланом, насчет статуса курдского национального лидера. Сейчас курды в Западном Курдистане сумели коллективно организовать свое общество, защищитить его от войны и установить свою демократическую администрация, — и они по-прежнему в не очень хороших отношениях с ДПК.

РПК и Партия Демократического союза (PYD) активно поддержали изменения, происходящие в Сирийском Курдистане. И это явно невыгодно как для Турции, так и для регионального правительства Курдистана (KRG). К слову, Турция и KRG до сих пор остаются очень близки.

Все вышеперечисленное — объяснение того, почему ДПК в Иракском Курдистане очень недовольно тем, что произошло в Рожаве и почему они противостоят демократической администрации и Tev-Dem. ДПК видит в том, что здесь происходит «большой бизнес», и считает, что вне зависимости от того, будет он успешным или нет, ДПК должна получить самый большой кусок пирога. ДПК по-прежнему помогает некоторым силам в Западном Курдистане деньгами и военной подготовкой в попытке создать свою милицию для ряда политических партий с целью дестабилизировать ситуацию в регионе и планы его развития. Патриотическая ассамблея, которая основана двенадцатью политическими партиями, как уже упоминалось ранее, очень близка к ДПК.

Наша встреча с оппозиционными партиями длилась больше двух часов и на ней были представители большинства из них. Мы начали расспрашивать как они уживаются с (PYD), демократической администрацией и Tev-Dеm. Есть ли у них свобода? Преследовались ли, арестовывались ли члены их партий или им сочувствующие Отрядами Народной Самообороны (YPG и YPJ)? Предоставлена ли им свобода организовывать людей, проводить демонстрации, осуществлять свою деятельность? И много других вопросов. На любой вопрос ответ был положительным. Никаких арестов не было, никаких ограничений свободы или ограничений на демонстрации. Однако никто из них не желал принять участие в демократическом самоуправлении.

У них три главных разногласия с PYD и ДА. Они считают, что PYD и Tev-Dem предали курский народ. В подтверждение этого они приводят тот факт, что половина Хасеке находится под контролем правительства и что правительственные войска до сих пор в Камышло. Хотя они отмечают, что эти войска неэффективны и контролируют лишь маленький участок территории. Они считают, что это большая проблема и что PYD и Tev-Dem пошли на сделку с совестью и сирийским режимом.

Мы сказали, что им следует думать о политике PYD и Tev-Dem как о политике «ни мира, ни войны», как о попытке сбалансировать ситуацию. Эта политика преуспела и принесла выгоды всем в регионе, включая и все оппозиционные партии, по причинам, указанным выше. Мы также сказали им, что им должно быть известно лучше нас, что выгнать армию Асада из обоих городов для PYD проще простого, для них это дело жертвы нескольких бойцов, однако что же будет после? Известно, что Асад не намерен сдавать Хасеке и, таким образом, война снова будет развязана со всеми ее убийствами, преследованиями, бомбардировками и уничтожением городов и деревень. Помимо прочего, это дало бы возможность террористам ИГ и Аль-Нусры начать атаки на них всех. Это будет возможность для армии Асада, Свободной Сирийской Армии (ССА) и прочих террористических организаций снова начать кровавую жатву, и, в конце концов, к утрате всего того, что было достигнуто таким трудом. Им не нашлось что нам ответить на это.

Оппозиция не хочет присоединяться к ДА, а следующие выборы в неё пройдут через несколько месяцев, если ситуация останется прежней. Причин для этого несколько. Во-первых, причина в том, что они обвиняют PYD в сотрудничестве с режимом, в то время как они не имеют никаких доказательств на этот счет. Во-вторых, по их мнению, эти выборы не будут свободными выборами, так как PYD не демократическая партия, а бюрократическая. Однако, известно, что PYD имеет практически столько же мест и должностей как и любая другая партия в ДА, так что это утверждение неверно. Мы сказали им, что раз уж они верят в избирательный процесс, то они должны участвовать, если они хотят видеть администрацию более демократичной, а не бюрократической. Они рассказали нам, что PYD покинуло Курдское Национальную Конференцию KRG (Курдского Регионального Правительства), проведённую в прошлом году в Эрбиле для обсуждения курдской проблемы. Но когда мы проверили это позднее у людей из PYD и Tev-Dеm, те сказали, что у них имеется письменное доказательство, которое подтверждает, что они соблюдают соглашение, а оппозиция — нет.

Оппозиция хочет иметь свою собственную армию, но им не позволяет это сделать PYD. Когда мы спросили об этом людей из PYD и Tev-Dеm, они опровергли это, сказав, что оппозиция может иметь своих бойцов, но они должны быть под контролем YPG и YPJ. Ситуация, сказали они нам, очень хрупкая и напряженная. И другой вариант может повлечь за собой междоусобную войну, это их большой страх и они не могут позволить этому случиться. В PYD ответили, что попросту не хотят повторить ту же ошибку в Западном Курдистане. Под ошибкой они имеют в виду эксперимент с Иракским Курдистаном во второй половине XX века, когда происходило множество стычек между различными курдскими организациями. Это продолжалось до конца столетия. В конце концов, PYD и Tev-Dem попросили нас вернуться обратно к оппозиционным партиям с предложением оказать им любую поддержку, кроме создания военных формирований под их собственным контролем.

Через несколько дней у нас состоялась почти трехчасовая встреча в Камышло с главами трех курдских партий: Демократической партии Курдистана в Сирии (Эль Парти), Курдистанской партии за Демократию и Равенство в Сирии и Курдской патриотической демократической партии в Сирии. На этом собрании они в той или иной мере повторили нам все те же причины, что и их коллеги по оппозиции на предыдущей встрече, не присоединяющиеся к самоуправлению и Tev-Dem для того, чтобы строить и создавать курдское общество. У нас была продолжительная дискуссия, мы пытались убедить их, что если они хотят, чтобы курдский вопрос был разрешен, в стране была сильная власть и не было войны и раздора, то они должны стать независимыми от регионального правительства Курдистана и ДПК и должны работать в интересах населения Западного Курдистана, и никого другого. Большую часть времени они молчали и ничего нам не отвечали.

Несколько дней спустя мы также встретились и с представителями двух христианских политических партий , а также Христианской Молодежной Организации в Камышло. Ни одна из этих партий не участвует в ДА или Tev-Dem по своим собственным причинам, однако они согласны с их политикой. Они также понимают, что их безопасность, защита от сирийской армии Асада и террористических групп — заслуга YPG и YPJ, бойцы которых пожертвовали своими жизнями для того, чтобы все вышеперечисленное стало реальностью для каждого жителя региона. Тем не менее, люди из Христианской молодёжной организации в Камышло недовольны ДА и Tev-Dem. Причина их недовольства в нехватке электроэнергии и в том, что в городе очень мало занятий для молодёжи. Поэтому, как они сказали, они будут искать альтернативу ДА и Tev-Dem, и, если ситуация не изменится, то у них не будет выбора, кроме как эмигрировать в Европу. Глава одной политической партии, присутствовавший на встрече, ответил им:

— Ты о чём говоришь, сынок? Если ты не знал, то у нас война и знаешь ли ты, что произошло в остальных городах Сирии? Знаешь ли ты, сколько женщин, мужчин, стариков и детей гибнут каждый день?! Есть вещи, которые очень важны в жизни. Электроэнергия в данном случае не важна, мы можем использовать другие средства ей на замену. Что на данный момент действительно важно, так это это возможность быть дома без страха быть убитым; оставить своих детей на улице играть, без страха, что их могут убить или похитить. Мы можем дальше продолжать свои дела как обычно, никто нам не мешает, не нападает на нас. Здесь мир, свобода, и социальная справедливость.

Члены остальных партий полностью согласились с ним и подтвердили эти факты.

Перед тем, как уехать, мы решили побеседовать с хозяевами магазинов, бизнесменами, владельцами конюшен, людьми на рынках, чтобы услышать их точку зрения, что jxtym крайне важно для нас. Каждый отзывался очень положительно о ДА и Tev-Dem. Они были счастливы, живя в мире, безопасности и свободе, и могли вести свое собственное дело безо всякого вмешательства каких-либо партий или сторон.

Позорная траншея

В прошлом году KRG (региональное правительство Курдистана) и Иракское правительство договорились, якобы в целях безопасности, вырыть 35-километровую траншею, более двух метров глубиной и около двух метров шириной, на иракско-сирийской границе. Траншея отделяет Джазиру в Западном Курдистане от Иракского Курдистана на юге. Река Тигр покрывает 5 километров этой границы, так что там рыть было ненужно. Следующие двенадцать километров границы были вырыты KRG, а остальные восемнадцать правительством Ирака.

KRG и Ирак говорят о том, что Траншея это необходимая мера ввиду угрозы миру и безопасности на территории Ирака, включая Иракский Курдистан. Однако люди задают немало вопросов по поводу этой угрозы. Какая угроза? Из-за кого? Из-за ИГ? Это невозможно для таких группировок как ИГИЛ попасть в Ирак или Иракский Курдистан через эту часть Сирии, так как она защищается силами YPG и YPJ, кроме того Джазира полностью очищена от боевиков ИГ. Однако большинство курдов знают, для чего была вырыта эта траншея.

Во-первых, для того, чтобы остановить поток сирийских беженцев, которые бегут от войны через Иракский Курдистан. Также глава KRG Масуд Барзани объяснил создание траншеи тем, что он беспокоится насчёт РПК и PYD, так что он и правительство хотят предотвратить проникновение этих партий или кого-либо ещё из ДА в эту часть Курдистана.

Во-вторых, траншея усилит эффективность санкций против Западного Курдистана, установленных в попытке задавить их, в надежде на то, что они они сдадутся на милость KRG. Как мне представляется, между капитуляцией и голодом, курды в Сирийском Курдистане выберут голод. Именно поэтому большинство курдов, где бы они ни жили, называют эту Траншею не иначе как «Позорной Траншеей».

Без сомнения эти санкции сильно ударили по курдам Джазиры. Люди испытывают нужду во всём: медикаментах, деньгах, врачах, младшем медперсонале, учителях, техниках и профессионалах в промышленной сфере, особенно в нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленности. В Джазире тысячи тонн муки, которую они бы с радостью продали за 200-250$ за тонну Иракскому правительству, однако оно предпочитает платить по 600-700$ за тонну кому-нибудь другому.

Люди в Западном Курдистане не понимают, почему KRG как курдское независимое правительство и его президент, Масуд Барзани (который называет себя великим курдским вождем), хотят, чтобы их же народ голодал в другой части Курдистана.

В Камышло 9 мая 2014 года Tev-Dem созвало большую мирную демонстрацию. Несколько тысяч яеловек приняли участие в шествии против тех, кто вырыл эту позорную траншею. Звучало множество сильных речей от разных людей и организаций, включая Народный Дом и много других групп и комитетов. Ни одна из этих речей не разобщила людей между собой. Люди в целом ориентированы на братство, хорошие отношения и взаимопомощь между двумя сторонами границы, на примирение между враждующими партиями, на мир и свободу слова. В конце мероприятие превратилось в уличное гуляние со счастливыми людьми, танцующими и поющими, преимущественно гимны.

В заключении своего обширного рассказа о поездке в Рожаву англо-курдский анархист Заер Бахер анализирует возможные угрозы социальному строю прямой демократии и кооперации в регионе. Мы не разделяем всех оценок автора, но полагаем, что его анализ заслуживает внимания. Особенно интересно обдумывать прогнозы 2014 года о сотрудничестве империалистических сил с курдами, глядя на них из дня сегодняшнего.

Ожидания и страхи

Трудно понять, какое направление примет массовое народное движение в Западном Курдистане. Однако это не значит, что не стоит и пытаться предположить, какие обстоятельства могут повлиять на направление этого движения и его будущее. Полная победа или поражение этого большого события/эксперимента, которого этот регион, по крайней мере в течение долго времени, не видел, зависит от многих факторов. Их можно разделить на внутренние (проблемы внутри самого движения и с региональным правительством Курдистана) и внешние.

Тем не менее, чтобы ни произошло — нам придётся иметь с этим дело. Что действительно важно, так это продолжать сопротивление, бросать новые вызовы и выдерживать новые испытания, не сдаваясь и не переставая верить в грядущие изменения. Отвержение существующей системы и создание новых возможностей, по моему мнению, гораздо важнее, чем временная победа, потому что все это — ключевые моменты, необходимые для достижения конечной цели.

Внешние факторы

Тенденции войны и баланс сил в Сирии:

Ещё начале народных восстаний в Сирии было совершенно ясно, что, если бы она шла во благо сирийского народа, люди бы объединились при огромной поддержке как внутри страны, так и за её пределами, и ожидаемый конец режима Асада не заставил бы себя долго ждать. Однако, через некоторое время, были вовлечены террористические группы, которые изменили направление народного восстания, как мы все видели и продолжаем видеть в новостях СМИ. Это произошло потому, что Асад был достаточно умен в осуществлении такой политики, которая напрямую повлияла на тенденции внутри народного движения в Сирии и упрочила его режим.

Во-первых, он отозвал свои войска из трех Курдских регионов: кантонов Африн, Кобани и Джазира, за исключением нескольких тысяч в Джазире, как я объяснял ранее. Очевидно, что одной из причин, по которой войска были отозваны, стало давление курдских протестующих.

Во-вторых, он открыл сирийские границы для террористических организаций, чтобы они могли делать все, что им заблагорассудится. Все мы знаем, что случилось потом. Вследствие этих действий, Асаду удалось ослабить и изолировать протесты против его режима. Также это было посланием так называемому «международному сообществу», говорящее, что никакой альтернативы, кроме террористических групп, для него и его режима нет. Действительно ли Соединенное Королевство, США, западные страны хотели всего этого? В некоторой степени ответ — нет. Все зависит от их интересов. Эта политика сработала очень хорошо, полностью изменив ход битвы.

Так у Асада появилась возможность остаться у власти, по крайней мере, в течение короткого срока после переговоров с Соединенными Штатами, ООН, Соединенным Королевством и их агентами до следующих выборов. В этом случае, он мог извлечь урок и изменить свою политику по отношению к курдскому народу, но на своих условиях, а не так, как они бы хотели.

Если бы Асад потерпел поражение в борьбе с террористическими группами при поддержке Соединенных Штатов, Великобритании, ЕС и «Международного сообщества», и они бы пришли к власти, то, безусловно, не было бы никакого будущего для демократической администрации и Tev-Dem. Если бы современные силы, такие как партии и организации, составляющие Сирийскую Свободную Армию (ССА), пришли бы к власти, то у курдского народа было бы очень мало шансов, так как у данных сил нет позитивной позиции или подходящего сценария решения курдского вопроса. Конечно, есть другие способы свергнуть власть Асада, такие как убийство или военный переворот…

Роль и влияние соседних стран в регионе

Абсолютно ясно, что обычные люди начали восстание в Сирии вследствие существующего подавления, угнетения, отсутствия свободы и социальной справедливости, коррупции, дискриминации, отсутствия прав человека и вообще каких-либо прав для этнических меньшинств, таких как курды, туркмены и т.д. Жизнь большинства людей была ужасна; низкие доходы вместе с растущей стоимостью жизни, увеличение количества бездомных и безработных людей, все это вдохновило «Арабскую Весну».

Тем не менее, все протесты, демонстрации и восстания были перенаправлены соседними правителями в опосредованную войну между Саудовской Аравией, Катаром и Турцией при поддержке Соединенных Штатов и западных стран с одной стороны и режимом Асада, Ираном и Хезболлой с другой. Правительство Ирака не заявило о поддержке режима Асада, но они хотели, и все еще хотят, чтобы Асад остался у власти, из-за тесной взаимосвязи между шиитами и алавитами, а также потому, что Иран является ближайшим союзником Ирака, и также находится в тесной взаимосвязи с Сирией.

Что ещё надо сказать об отношении соседних стран к происходящему — это о позиции Регионального правительства Иракского Курдистана (KRG). В связи с близостью KRG и в частности его президента, Масуда Барзани, с Турцией во всех отношениях. С самого начала они поддерживали сирийскую оппозицию режиму Асада. Мы должны отметить, двойные стандарты и лицемерие Регионального правительства: с одной стороны, оно выступает против Асада, так как оно поддерживает оппозицию, но, с другой стороны, KRG выступает против курдов и их народных движений в Сирии, в то время как они являются одной из основных и конструктивных сил против Асада

Очевидно, что каждая страна имеет большое влияние, так как некоторые из них поддерживают режим Асада, а другие поддерживают сирийскую оппозицию. Важно знать, что ни одна из этих стран не является союзником курдской нации в любой части Курдистана, будь то Сирийски Курдистан, Ирак, Иран или Турецкий Курдистан. Они никогда не имели позитивного взгляда на решение курдского вопроса и не желали искренне решить этот вопрос, но они положительно относились к курдским националистическим политическим партиям, когда эти партии работали и боролись в их интересах.

Роль Китая и России

Несмотря на то, что Россия стала гораздо меньше и менее мощной, чем раньше, она по-прежнему имеет вес и силу, в конкуренции с США и западными странами, в борьбе за свои интересы. Неудивительно, что сейчас мы видим, как Россия не может договориться с Западом по поводу режима Асада. Также нужно учитывать тот факт, что Сирия, ещё когда отец Асада был у власти, всегда была в советском лагере. К тому же, Россия тесно связана с Ираном, который является главным союзником Сирии.

Что касается Китая, он также имеет свои интересы в этом регионе, особенно связанные с Ираном. Таким образом, Китай пытается защитить свои интересы, так как ему невыгодно падение Асада, потому что очевидно, что следующим будет Иран. Выходит так, что интересы Китая и России и их поддержка Сирии сделали войну дольше, чем предполагалось. Исходя из вышеизложенного, мы можем увидеть, как две мощные страны будут имеют дело с курдским вопросом в Сирии, особенно с ДА и Tev-Dem. На мой взгляд, в конце концов, именно бизнес и прибыль решат, будут ли они поддерживать курдский народ в будущем.

В настоящее время, нет никакой поддержки для ДА и Tev-Dem от Китая, России или США и западных стран, в то время как курды в Сирии являются главной оппозиционной силой, борющейся против террористических сил, таких как ИГИЛ/ИГ, посредством сил YPG и YPJ. Эти подразделения постоянно борются с террористическими группами в курдских районах Джазира и Кобани.

Мы видим здесь двойные стандарты и лицемерие США, западных стран и всех остальных. Они начали войну с террором, пока курдский народ в Сирии являлся единственными серьезным борцом с террористическими организациями, но эти страны не поддерживают курдов. Главными причинами этого, по моему мнению, являются следующие:

1. Они не воюют с террористами по-серьёзному, потому что они сами или их союзники создали и поддерживают террористические группировки.

2. Они борются с людьми, которые исповедуют ислам, вместо того, чтобы бороться с самой религией и её священной книгой — Кораном.

3. Возможно, им потребуется эта организация в будущем.

4. Они не хотят менять свою внешнюю политику или пересматривать её.

5. Материальная и моральная поддержка США и Великобритании всех реакционных верований под видом обеспечения равных возможностей, свободы и признания различных культур. Мы уже можем наблюдать более ста шариатских судов в Великобритании.

6. Стоит заострить внимание на том, что массовое демократическое движение в Сирийском Курдистане, в том числе демократическая администрация, не создали религиозной или националистической/либеральной власти. Они знают, что люди в этой части мира выбрали народовластие, доказали, что они могут управлять собой посредством прямой демократии, без правительства и поддержки со стороны США, стран Запада и международных финансовых институтов, как МВФ, ВБ и ЦБЕ (Центральный банк Европы).

Внутренние факторы

Под внутренними факторами я имею в виду то, что может произойти внутри самого Западного Курдистана. Они включают в себя следующие:

Гражданская война внутри курдского народа. Здесь я имею в виду не только войну между политическими партиями внутри Западного Курдистана, но войну между KRG Иракского Курдистана и силами YPG, YPJ и РПК.

Существует очень тесная связь между РПК (Рабочей партией Курдистана) и PYD, которые находятся у истоков эксперимента в Западном Курдистане и оказывали ему очень сильную поддержку. Я упомянул ранее, что имела место кровопролитная борьба между РПК и ДПК, а также острый спор между ними за лидерство в Курдистане.

Тем не менее, на протяжении некоторого времени, Абдулла Оджалан в последних книгах и письмах осуждал и отвергал государство и власть. Правда, до сих пор я не слышал о том, чтобы он отвергал свою собственную власть и авторитет и осуждал тех, кто называет его великим вождем и тех, кто упорно пытается установить его авторитет. Позиция Оджалана не может считаться верной до тех пор, пока он сам не отвергнет свою собственную власть и функцию вождя.

На данный момент, ситуация ухудшается и отношения между KRG с PYD и РПК все хуже, так что существует вероятность начала вооруженного противостояния между ними, особенно потому, что KRG день ото дня становится все ближе к Турции. Как только эта война начнется, нет никаких сомнений, что ИГИЛ и остальные также примут участие в этой бойне на стороне KRG и Турции. Единственный способ остановить это лежит через массовые протесты, демонстрации и массовые оккупационные акции неповиновения в Иракском Курдистане и вообще везде сторонниками и друзьями сирийских курдов.

Tev-Dem становится слабее

Как объяснялось ранее, именно Tev-Dem сыграло решающую роль в создании общественной структуры Рожавы с ее группами, комитетами, коммунами и Народным Домом, — душой и разумом массового движения. Tev-Dem было главной движущей силой в становлении демократической администрации. В конце концов, именно деятельность Tev-Dem создала всё то, что отличает Рожаву от результата войны в других регионах и служит вдохновением для остальной части страны.

Мне сложно предсказать, какой баланс будет между властью Tev-Dem и ДА в будущем. У меня такое впечатление, что чем дольше будет возрастать власть ДА, тем меньше будет власть Tev-Dem и, вероятно, наоборот.

Я поднял этот вопрос на встрече с товарищами из Tev-Dem. Они со мной не согласились, сказав, что они верят, чем мощнее становится демократическая администрация, тем сильнее становится и Tev-Dem. Причиной этого, по их мнению, является то, что ДА лишь исполнительная власть, в то время как все решения принимаются Tev-Dem и ее органами. Тем не менее, я не могу с ними согласиться или не согласиться, потому что лишь будущее покажет нам направление, куда будет двигаться все движение и общество.

PYD и его партийные структуры

PYD и РПК стоят за массовым демократическим движением в этом регионе, а также обладают всеми чертами, которые присущи политическим партиям в этой части света: иерархической структурой, лидерами и подчиненными, а все приказы и постановления в партии идут сверху вниз. Обсуждения важных вопросов с членами партии, когда приходит время их разрешать, особо не происходит. Они все хорошо дисциплинированы, имеют устав и постановления, которые нужно исполнять, секреты и тайные соглашения и связи с различными партиями, находящихся у власти и нет, в разных странах.

С другой стороны, в Tev-Dem я вижу совершенно обратное. Немало людей в движении не являются членами ни РПК, ни PYD. Они верят, что революция в обществе должна идти «снизу», а не сверху; они не верят в государственные институты и власть и они устраивают собрания, чтобы принять свои собственные решения обо всем, что они хотят и обо всем, что в их, живущих здесь и с ними рядом, интересах. Затем они требуют у ДА выполнения своих решений. Есть и много других различий между Движением за Демократическое Общество Tev-Dem и партиями PYD и РПК.

Вопрос такой: если цели и сама природа у Tev-Dem и партий РПК и PYD такие разные, то как им найти компромисс? Будет ли Tev-Dem следовать за PYD и РПК или они последуют за Tev-Dem, кто кого будет контролировать?

Это вопросы, на которые у меня пока нет ответов, так что нужно ждать и смотреть. Думаю, ответы мы получим в ближайшем будущем.

Боязнь идеологии и идеологи, которые могут стать неприкосновенными

Идеология это взгляд. Смотреть на что-то или видеть что-либо с идеологической перспективы может быть катастрофой, так как идеология предоставляет тебе уже готовое решение или ответ, которое может не соответствовать реальности. Большую часть времени идеологи ищут слова в старинных книгах, которые были написаны давным-давно, с целью найти решение, в то время как эти книги и слова в них не подходят для нынешней ситуации или проблемы.

Идеологи могут быть крайне опасны, когда они переносят свои идеи, почерпнутые из тех самых старинных книжек, на современную ситуацию и на всех нас. Это очень узко мыслящие люди, очень напористые, застрявшие на своих идеях, которые неприкосновенны и священны. Они не уважают других людей, которые не разделяют их мнениe. Люди, подверженные идеологии, имеют много общего с рядом людей от религиозных фанатиков до марксистов и коммунистов. Проще говоря, такие люди верят в то, что идеология или некая мысль создает восстания и революции, но для противников идеологии, таких как я, верно обратное.

К сожалению, я нашел немало таких шаблонизированных идеологией людей среди членов PYD и Tev-Dem, особенно когда речь заходила об Абдулле Оджалане и его идеях. Эти люди глубоко увязли в идеях Оджалана, цитируя его речи и книги в наших беседах. Они всецело верят в него, и в какой-то мере его личность священна. Если это такая святость, которую люди придают какому-то лидеру и они этого лидера боятся, то это очень пугает и последствия могут быть нехорошими. На мой взгляд, ничего не должно быть священным и неприкосновенным, все должно быть дозволено критиковать и отвергать, если нужно.

Хуже всего, что идеология проникла в детские и молодёжные центры. В них детей учат новым идеям, о революции и многим другим положительным вещам, с которыми дети должны вырасти, чтобы стать полезными членами общества. Однако, помимо прочего, эти дети изучают идеологию, идеи и положения Оджалана и какой он замечательный вождь курдского народа. На мой взгляд, дети не должны воспитываться в идеологии. Также как и не должны обучаться религии, национальности, расе и цвету кожи. Они должны быть свободны от этого и предоставлены сами себе до тех пор, пока не станут достаточно взрослыми, чтобы решить самим за себя.

Роль коммун

На предыдущих страницах я уже рассказывал про коммуны и их роль. Обязанности коммун должны быть изменены, так как они не могут просто участвовать в разрешении проблем на местах и принимать решения о том, что происходит на их территории. Коммуны должны увеличить свою роль, обязанности и власть. Действительно, здесь нет никаких заводов, компаний или промзон. Однако Джазира является агрокультурным кантоном с большим числом людей из деревень и маленьких городов. И пшеница — её главный продукт. Этот кантон также очень богат нефтью, газом и фосфатами, тем не менее много месторождений нефти не используется из-за войны и отсутствия техобслуживания ещё до восстания.

Так что эти территории должны быть включены в подконтрольные зоны коммун, для дальнейшей их эксплуатации и предоставления населению продукции бесплатно, в соответствии с их потребностями. Что бы ни осталось после распределения, члены коммун могут собраться и решить, что делать с этим: продать, обменять на необходимые материалы для населения или же просто сохранить излишки до более подходящего случая. Если коммуны не возьмутся за эти задачи и не начнут обеспечивать себя тем, что нужно им прямо сейчас, очевидно, их задачи как новой структуры будут незавершенными.

Выводы и мои последние слова

Существует огромное количество точек зрения и мнений на будущее социального эксперимента в Западном Курдистане: от правых, левых, сепаратистов, троцкистов, марксистов, коммунистов, социалистов, анархистов и либертариев, и, без сомнения, большинство из них заслуживают быть описанными. Я, как анархист, не вижу происходящие события в черно-белых тонах, и не имею готового решения для них, и я также не обращусь к старым книжкам, чтобы найти ответы на вопросы о событиях, которые происходят в этот самый момент или тех, что последуют за ними. Я верю, что именно события и ситуации создают идеи и мысли, а не наоборот. Я смотрю на них без предубеждения и связываю их с огромным количеством факторов и причин их существования.

Тем не менее, я должен сказать пару вещей, относящихся к любому восстанию или революции, так как они очень важны для меня. Во-первых, революция это не выражение злобы и гнева, она не создается по заказу или приказу, и это не что-то, что можно совершить за двадцать четыре часа, не военный переворот, большевистский переворот или заговор политиков. Также это не просто перестройка общественно-экономической формации и низвержение социального класса. Все перечисленное — это точки зрения левых, марксистов и коммунистов в их партиях.

Таковы их определения революции. Они смотрят на революцию в этом ключе, потому что они догматики и видят взаимоотношения классов как нечто механистическое. Для них, когда революция наступает и разрушает классовое общество, наступает конец истории, и социализм наконец может быть установлен. На мой взгляд, даже если революция преуспеет, останутся возможности для жажды власти. В семье, на производстве и компаниях, школах, университетах и многих других местах и институтах.

Плюс ко всему, останутся различия между мужчинами и женщинами и власть мужчин над женщинами внутри системы социализма. Более того, останется культура эгоизма и алчности, использование насилия и много других паршивых привычек, которые существуют в капиталистическом обществе. Они не могут исчезнуть или испариться в короткий промежуток времени. На самом деле, они останутся с нами на долгое-долгое время и могут представлять угрозу революции.

Смена общественно-экономической формации и победа над социальным классом не может служить гарантом того, что действительная революция свершилась, как и того, что эта формация просуществует долгое время. Поэтому я верю, что революция должны происходить в социальной жизни, в нашей культуре, образовании, ментальности индивидов, их поведении и мыслях. Революции во всех вышеперечисленных сферах не просто необходимы, но в действительности должны произойти либо до, либо бок о бок со сменой формации.

Не думаю, что сменив по итогам революции общественно-экономическую формацию, мы на этом должны закончить. Революция должна затронуть все аспекты жизни общества и его членов. На мой взгляд, люди недовольны современной системой и желают ее изменения. Они жаждут восстания, понимая, что их просто используют и эксплуатируют, и вдобавок умственная тяга к сопротивлению также невероятно важна в совершении революции.

Как же я связываю все это с экспериментом в Рожаве?

В ответ я скажу, что этот эксперимент продолжается два года, и его свидетелями стали разные поколения. Эти люди бунтари или уже близки к тому, чтобы ими стать. Они живут в гармонии и атмосфере свободы. Они открыты новой культуре: культуре совместного бытия в мире и свободе, культуре терпимости и принципа: «давай, а не только бери», культуре уверенности в себе и непокорства, культуре веры в волонтёрскую работу на благо всего сообщества, культуре солидарности и жизни друг для друга, культуре принципа: «ты первый, а я второй». В настоящее время, скажем прямо, жизнь здесь очень тяжёлая.

Здесь не хватает многих базовых и необходимых вещей, а уровень жизни очень низок, но люди здесь рады и счастливы, они всегда бодрые и улыбчивые, очень простые и скромные, а разрыв между богатыми и бедными невелик. Всё это, в первую очередь, помогло людям преодолеть трудности и тяготы своей жизни. Во-вторых, события, личная история людей и нынешняя ситуация, в которой они живут научила их тому, что в будущем они не должны подчиниться диктатуре, они будут сопротивляться угнетению и подавлению, постараются сохранить то, что они обрели. У них есть дух уверенности в себе и вызова, они не примут того, чтобы другие люди принимали решения вместо них. Поэтому эти люди не капитулируют, будут крепко стоять на своих ногах, бороться за свои права и воспрепятствуют возврату той культуры жизни, что была у них раньше.

По поводу второго соображения некоторые люди говорят нам, что поскольку за спиной этого движения стоит Абдулла Оджалан, РПК и PYD, то, если люди попытаются воспрепятствовать этому эксперименту, то либо он закончится, либо власть захватит диктатор. Что ж — это возможно и может случиться. Но даже в этом случае, я не думаю, что люди в Сирии или Западном Курдистане будут впредь терпеть диктатуру или правительство большевистского типа. Я думаю, что прошли те времена, когда сирийское правительство могло истребить 30 000 человек в городе Алеппо за несколько дней. Сам мир изменился, и он не такой, как был раньше.

Осталось сказать, что все произошедшее в Западном Курдистане не является идеей Оджалана, в чем многие люди хотят нас убедить. На самом деле эта идея появилась давно, Оджалан начал развивать ее еще в тюрьме, знакомясь с ней, читая множество книг, не переставая думать и анализировать опыт националистических, коммунистических движений, их власть в регионе и в мире, и причины их поражения, неспособности воплотить в жизнь свои требования. Основой этого является то, что он был убежден, что государство, независимо от его названия и состояния, не может исчезнуть, когда его заменяют другим государством. За это Абдулла Оджалан заслуживает уважения.

hevale.nihilist.li/2016/01/zaer-baher-chast-1

hevale.nihilist.li/2016/01/zaer-baher-kommuny-i-oppozitsia

hevale.nihilist.li/2016/01/zaer-baher-ob-ugrozah-chast-3