Один из основных грехов политической критики – принятие без сомнений предполагаемых сценариев государственной власти. На прошлой неделе The Nation сделал именно это. В своей статье «Почему соглашение с Ираном стоит того, чтобы за него бороться» Майкл Т. Клэр целиком соглашается с негативной фабулой администрации Обамы относительно переговоров с Ираном.

Официальная сюжетная канва звучит так: после Исламской Революции 1979-го Иран стал гнойником фундаментализма и поставщиком наскоро подготовленных такфири, отправлявшихся нести хаос на Ближнем Востоке. Даже единственное положительное об Иране оказывается отрицательным – у него всё ещё нет бомбы. Но он неистово желает её иметь. Только гнетущие, наносящие экономический ущерб санкции, введённые «более цивилизованными и миролюбивыми западными странами», воспрепятствовали безумным клерикалам Дворца Голестан обрести ядерное оружие, которое в руках легкомысленной шиитской теократии представляет самую отвратительную из террористических угроз. Именно санкции привели их за стол переговоров. Вид впалых щёк непреклонного Джона Керри (которому нет равных на Востоке) поставил их на колени.

Иран согласился сдать большую часть своих центрифуг, большую часть обогащённого урана и (потенциально) плутоний, производимый реактором в Арака. К тому же по требованию Запада Тегеран подвергается бесконечным инспекциям технических миньонов МАГАТЭ, которые могут оказаться западными шпионами – а может быть и нет. Как постоянно похваляется Барак Обама (бессильный перед милитаристами-республиканцами правого крыла, которые не слышат настойчивых окриков Обамы за шумом своих предостережений об угрозах), Иран – наиболее инспектируемая в мире страна.

Последний кусочек фабулы о том, что Иран уступил на переговорах, верен. Остальное, мягко говоря, – чушь собачья. Существуют тонны документальных доказательств, что весь показушный сюжет был фальшивкой, заготовленной фальсификацией, разработанной, чтобы неразумные американские потребители дёргали за избирательный рычаг, для чего неоконсервативная партия рассказывает самую страшную версию происходящего. Судя по тому, что мы знаем, Иран не ищет возможности создать ядерное оружие, он устал от санкций, рушащих его экономику; он полон отвращения к циничным западным манипуляциям ценами на нефть, дающими тот же результат, занимает и всегда занимал оборонительную военную позицию, его тревожит западная агрессия, которая, как он понимает, была бы развязана, если бы нашли подтверждение стремлению получить оружие массового поражения. На самом же деле Иран присоединился к остальному региону, поддержав безъядерный Ближний Восток.

Извините, но ничто из приведенных фактов не соответствует балаганной репризе администрации. Они скрыты от взгляда. Да и дополнительные выводы не признаются. К примеру, что Израиль – крупнейшее препятствие к миру и безъядерному Ближнему Востоку, поскольку он не подписал Договор о Нераспространении, это единственная страна на Ближнем Востоке с огромными запасами ядерного оружия, и даже не желает заявить о его количестве. Следовательно, в этом и вина Америки. Как патрон Израиля – с почти $3 миллиардами военной помощи в год – США позволяют Тель-Авиву продолжать глупую политику «умышленной неопределённости» в отношении его ядерных запасов. Говорят о сотнях боеголовок, но никогда не было никаких подтверждений. США также позволили расцвести неистовой враждебности премьер-министра Израиля Бенжамина Нетаньяху. Воинственные сионисты-радикалы продолжают крикливую демонизацию Ирана на протяжении целого века, убеждая израильтян, европейцев и американцев, что обладание Ирана бомбой будет означать апокалипсис.

В начале статьи Клэр цитирует взгляды Барака Обамы, консерваторов правого крыла, APAC и их подчиненных, и призрачных левых, которые явно боятся, что соглашение с Ираном раздует военную помощь Египту и Израилю. Конечно, мы знаем, что последнее не случится до тех пор, пока эти страны не продемонстрируют вновь открытые методы подавления прав человека – это всегда сигнал, предвещающий щедрые пакеты американской помощи.

Но заметьте, что сделал Клэр. Он сделал то, что делают хорошо обученные пропагандисты – ограничил спектр обсуждения. Он цитирует только те мнения, которые соответствуют государственной фабуле. Некоторые считают, что соглашение должным образом ограничит ядерные амбиции Ирана. Некоторые – что изворотливые муллы обойдут его. Нигде не упоминается, что нет никаких причин опасаться Ирана. Что нет никакой бомбы. Что никакая бомба не создается. Что нет никаких причин полагать – если бы бомба и была – что Иран ею воспользуется. Шестнадцать государственных разведывательных агентств США неоднократно это подтверждали. Иран закрыл исследования по военным технологиям более десятка лет назад. И Иран постоянно предпринимал мирные инициативы в отношениях с США всё это время в надежде выбраться из центра урагана западного презрения. Но такой взгляд не может быть воспринят, а тем более одобрен.

Далее в статье приводятся доводы в поддержку переговоров, поскольку их провал «почти наверняка приведет к усилению напряжённости и весьма реальному риску войны». Напряжённость может возрасти только в том случае, если этого захотят США, чего они сейчас и хотели бы. Это возлагает бремя на Вашингтон, а не на Иран. И всё же Клэр долго рассуждает о том, что Ирану следует воздержаться от реализации своих энергетических прав, чтобы воспрепятствовать американской империи и её доверенному лицу, Израилю, совершить против страны акт агрессии. Достаточно резонно, в пацифистском смысле, но без связи с запущенной переговорами кампании ложных предлогов, фальшивых доказательств и постоянного поношения, невозможно понять, каким образом Иран делает огромные уступки глупости. В конце концов, соглашение основано не на истинной угрозе, а на согласованном и безостановочном желании США разоружить тех, кого они воспринимают, как врагов Запада; врагов, которых определяют по единственному признаку – тех, кто отвергает гегемонию США.

Если страна разоружится, останется мало факторов, сдерживающих Запад от потворства своим грабительским инстинктам, где бы он ни видел возможности к тому. Фактически это никогда не обсуждается. А ещё интересно послушать «левых» западных экспертов, которые утверждают, что Иран сдаёт часть своего суверенитета, чтобы избежать кнута западных военных действий, одновременно провозглашая право палестинцев на сопротивление. Это не к тому, чтобы сказать, что соглашение может не отсрочить конфликт. Оно это сделает. Но договора, построенные на фальшивых основаниях, вскоре показывают свои пороки. В статье затем упоминается о процессе снятия санкций, не очень прозрачно намекая, что они совершенно безосновательны и основаны на догадках, представленных преимущественно Израилем и США, чтобы создать для противозаконных санкций обоснования, которых не существует.

Затем, поскольку он чувствует себя обязанным, как и все западные авторы, Клэр добавляет о возможности того, что «Иран будет жульничать». Джеймс Клэппер, глава 16 национальных разведывательных агентств (все они недостаточно воинственны для неоконов Кольцевой) весьма устало обращает внимание Конгресса на этот факт, подрывающий часто повторяемые опасения. А именно, что если Иран каким-то образом избежал муравейника инспекторов, ползающих по ядерным объектам страны и начал бы в сумасшедшем темпе обогащать уран до 90%,  запустил припрятанный реактор и начал неистово работать над производством плутония, США увидели бы происходящее. Есть же данные спутниковой разведки. Насколько быстро поднялись бы в воздух наши несущие ракеты дроны? Никто не побеспокоился объяснить, с чего бы Исламской Республике вообще жаждать смерти.

После чего Клэр делает паузу, замечая, что при работе с союзниками, которые требует  больше оружия, чтобы отразить призрачные персидские подразделения сапёров, Обаму «следует предостеречь от шагов, чистым эффектом от которых стало бы обострение региональной напряжённости». Это просто замечательная робость, сочинённая для того, чтобы тихонько напомнить кое-что Президенту, мало что сделавшему, кроме обострения региональной напряженности после занятия Овального Кабинета. Беспилотники в Йемене, разрушение Ливии, дестабилизация в Сирии, повторное вхождение в Ирак. Разбазаривание большей помощи, чем любая другая страна  ($89 триллионов в 2014 налоговом году) в кабульской «чёрной дыре».

Статья снова предупреждает о «схожести кризиса и войны», если временное соглашение будет неустойчивым. Хочется спросить автора: почему бы ему, если уж его столь тревожит провоцирование регионального конфликта в том регионе, который уже набит ими до предела, не предложить хоть один шаг, который мог бы привлечь самую агрессивную страну на Ближнем Востоке? А именно, угрозу прекратить иностранную военную помощь Израилю до тех пор, пока он не закончит оккупацию и захват палестинских земель, не раскроет данные по своему ядерному арсеналу, не подпишет Договор о нераспространении ядерного оружия и не откроет путь к снижению напряжённости.

Ответ будет, без сомнения, таков, что эти требования неприемлемы в нынешней «политической обстановке». Но почему? Да потому, что нет народной озабоченности, требующей именно этого. Весьма похоже на то, как избиратели голосуют за меньшее зло, при этом утверждая, что ни один кандидат от третьей партии не может победить. Ну, так это только потому, что те, кто голосует за меньшее зло, отказываются даже начать строительство третьей партии, проголосовав за неё.

Статья завершается напоминанием о том, что переговоры обеспечили «консенсус всех сторон». Автор не заботится перечислить западные уступки. Это может означать, что он сказал о снятии санкций, но что именно мы теряем с их окончанием? Ничего. На самом деле, мы открываем новые потоки доходов западным корпорациям, в том числе и новые источники энергоносителей для Европы, в число которых не входят российские – давняя цель администрации, которая надеется оторвать Россию от ЕС. Не стоит и упоминать, повторюсь, что санкции безосновательны, неуместны и болезненны для иранцев.

В итоге в статье не принимаются во внимание факты, которые осудили бы всю фабулу политики администрации Обамы в отношении Ирана, подорвали полностью противозаконный режим санкций, ею установленный и показали  бы совершенно  несправедливую и идиотскую природу самих переговоров. То, что Иран сел за стол переговоров, косвенно обосновывая западную волшебную сказку, есть не более чем демонстрация американского влияния. Ведь Иран чётко понимает, глядя на зажжённые руками Запада костры у соседей, что США могут обрушить вашу экономику, убивать ваших ученых, вносить раздрай среди ваших союзников, уничтожать ваше культурной наследство, свергнуть ваше правительство, украсть наиболее ценные ресурсы и оставить вас умирать. Можно понять шаги, сделанные во избежание такой судьбы, если они оставляют чей-то суверенитет частично нетронутым, а границы – ненарушенными. Что сложнее понять – ненасытное желание перенести террор на других. Но такова загадка власти; а вот почему она превращает мирный сценарий в кровопролитный кошмар – это мы слишком часто видим.

http://polismi.ru/politika/bolshoj-blizhnij-vostok/1136-prinyatie-stsenariya-vlasti.html