Когда в Foreign Affairs, рупоре, определяющем политику Совета по международным отношениям, появляется статья с рекомендациями к ФРС вбросить  деньги напрямую 99%, понятно, что центральный банк должно быть, выжат досуха.

В номере Foreign Affairs за сентябрь-октябрь  опубликована статья Марка Блица и Эрика Лонергана под заголовком «Давайте печатать меньше, но передавать больше: Почему Центральные Банки должны давать деньги прямо в руки людям». Такого рода вещи обычно можно услышать только от финансовых реформаторов и энтузиастов Социальных Кредитов, вдали от мейнстрима. Так что же происходит?

По-видимому, ФРС наконец-то исчерпала иные средства. Пришлось сократить программу количественных смягчений, которая пожирает ценные бумаги и ценные бумаги, обеспеченные пулом ипотек,  необходимые в качестве сопутствующих для рынка репо,  то есть мотор банковской игры в «напёрсток». Политика нулевых ставок ФРС нанесла серьёзный сопутствующий ущерб. Банки, которые получили деньги, просто положили их на процентные счета ФРС или купили иностранные долги, или спекулируют ими; прибыли возвращаются 1%, который складывает их в офшорах, чтобы уйти от налогов. Что ещё хуже, любое увеличение денежной массы от выросшего заимствования наращивает общее долговое бремя и соответствующие финансовые затраты, что уже стало основным ограничителем экономического роста.

В то же время экономика продолжает раскачиваться на грани инфляции. ФРС необходимо устроить накачку деньгами и стимулировать каким-то образом спрос. Всё остальное уже провалилось, сократилось до того, что финансовые реформаторы десятилетиями отстаивали – вложить деньги в карманы простых людей, которые реально потратят их на товары и услуги.

Падение вертолёта на Главной улице

Блиц и Лонерган пишут:

Низкая инфляция… возникает, когда люди и бизнес слишком нерешительны в расходах, что поддерживает высокий уровень безработицы и низкий рост зарплат. В еврозоне инфляция недавно упала до опасно близкой к нулю величине… В лучшем случае, нынешняя политика не работает, в худшем – приведёт к дальнейшей нестабильности и длительной стагнации.

Правительства должны действовать лучше. Вместо попыток пришпорить расходы частного сектора путём покупок активов или изменения процентных ставок, центральные банки вроде ФРС должны напрямую передать наличные потребителям. На практике такая политика может принимать форму передачи центральным банкам возможности дать некоторое количество денег в руки платящих налоги домохозяйств. Правительство могло бы распределять наличные равномерно по всем домохозяйствам или, что ещё лучше, нацелиться на нижние 80% домохозяйств в смысле доходов. Направленность на тех, кто зарабатывает меньше всех, дала бы двойной выигрыш сразу же. С одной стороны, домохозяйства с низкими доходами более склонны потреблять, и они бы обеспечили больший рост расходов. С другой стороны, политика сгладила бы рост неравенства доходов (выделено мной).

Деньги напрямую потребителям – не новая идея для ФРС. Бен Бернанке рекомендовал её в известной «вертолётной речи» 2002 года японцам, которые попали в подобную же дефляционную ловушку. Но японцы его совет проигнорировали. По словам Блица и Лонергана:

Бернанке утверждал, что Банку Японии необходимо действовать более агрессивно, и предложил рассмотреть нетрадиционный подход – дать японским домохозяйствам деньги напрямую, дабы потребители могли использовать новые неожиданные доходы, и выйти из рецессии, подтолкнув спрос и рост цен.

… консервативный экономист Милтон Фридман тоже рассматривал привлекательность прямых трансферов денег, которые он уподобил разбрасыванию денег с вертолёта. Япония никогда не пыталась этим воспользоваться, однако и экономика страны так полностью и не восстановилась. Между 1993 и 2003 ежегодный японский рост в среднем был менее 1%.

Сегодня большая часть глобальной экономики тонет в долгах, и центральные банки разыграли все карты. Блиц и Лонерган пишут:

Давно прошли те времена, когда американские политические деятели – как и их коллеги в развитых странах – рассматривали вариант фридмановского раскидывания денег с вертолёта. В краткосрочном плане такие выдачи наличных могут дать толчок экономике. В долгосрочном плане они могут снизить зависимость от банковской системы в смысле роста и обращения тенденции роста неравенства. Такая передача не вызвала бы разрушающей инфляции, и немногие сомневаются, что она бы работала. Единственный реальный вопрос – почему ни одно правительство не попыталось это сделать.

Жупел гиперинфляции

Основная причина, по которой правительства не пробуют подобный подход, говорят авторы, в широко распространённом мнении, что это запустит гиперинфляцию. Так ли? В Форбс, в статье под заголовком  «Рост денежной массы не вызывает инфляции!», Джон Харви утверждает, что правило, которое учат в экономических классах, основано на неких необоснованных предположениях. Формула такова:

MV = Py

Когда скорость оборота денег (V) и количество проданного товара (y) постоянны, добавочные деньги (M) должны подтолкнуть вверх цены (P). Но, говорит Харви, V и y не постоянны. Чем больше денег людям надо потратить, тем больше денег перейдёт из рук в руки (V), и тем больше товаров и услуг будет продано (y). Только когда V и y достигнут предела – когда спрос насыщен и производительность работает на полную – тогда потребительские цены идут вверх. А сейчас они никоим образом не близки к пределу.

Американский разрыв производительности – разница между реальной производительностью (y) и потенциальной – по оценкам составляет около $1 триллиона ежедневно. Это означает, что денежную массу можно нарастить как минимум на $1 триллион без роста цен.

Что до V, то значимая цифра для низших 80% (Целевой сектор населения Блица и Лонергана)  это скорость М1 – наличные, долларовые счета и деньги на чековых книжках. Сейчас 76% американцев живут целиком и полностью от зарплаты до зарплаты. Как только они получают деньги, сразу их тратят. Они не занимаются инвестициями в форме «квази-денег» и «квази-квази-денег»*, что составляет основную массу М2 и М3.

Скорость оборота денег M1 в 2012 году равнялась 7 (упав с 10 в 2007-м). Это значит, что М1 7 раз перешли из рук в руки в течение 2012 года – от домохозяйки к продавцу овощей, фермеру и так далее. Каждый получатель платит налоги с этих денег, и увеличение ВВП на один доллар увеличивает налоговую базу на 7 долларов.

Общие налоговые поступления в процентах к ВВП  в 2012 составили 24,3%. Экстраполируя эти цифры, получим, что один доллар, потраченный семь раз на товары и услуги, может увеличить налоговые поступления правительству на 7 x 24,3% = $1.7. правительство на самом деле может получить в виде налогов больше, чем выплатит! Даже при некотором рассеивании этих цифр, общая сумма, выплаченная  ФРС, могла бы вернуться правительству в виде налогов, так что денежная масса вообще бы не выросла.

Прикиньте сумму в  $1 триллион, выпущенную в форме кредитных карт, которую можно было бы использовать только на товары и услуги. Предварительная оценка даёт, что если  $1 триллион разделить между взрослыми в США, что составит  $35 000 в год, это каждый получал бы по  $600 в месяц. Если бы общая сумма составляла  $2 триллиона, то получали бы по 1200 в месяц. В любом случае, это могло бы, по крайней мере, в теории, вернуться правительству в виде налогов без какого-либо увеличения денежной массы.

Существуют и другие способы вернуть деньги в Казначейство так, чтобы не было чистого роста денежной массы. В их числе закрытие налоговых лазеек, обложение налогами $21 триллиона или более, спрятанных в офшорных налоговых убежищах, повышение налоговых ставок для богатых до уровня времён бума после Второй Мировой Войны и организация системы общественных банков, которые бы возвращали проценты по ставкам правительству. Если банковский кредит сделать общественно-полезным, то почти $1 триллион возвращался бы в Казначейство ежегодно, точно как банковские прибыли и сбережения по процентам федерального долга. Проценты, полученные американскими банками, в 2011 составили $507 миллиардов (упав с $725 миллиардов в 2007), а в целом проценты, выплаченные по федеральному долгу составили $454 миллиарда.

Таким образом, есть много способов вернуть правительству деньги, выпущенные в виде национальной прибыли. Те же деньги можно потратить и собирать год за годом, не создавая ценовой инфляции или гиперинфляции.

Почему это дело ФРС

Почему бы не стимулировать занятость путём финансирования конгрессом инфраструктурных проектов, что обычно поддерживают политики? Блиц и Лонерган пишут:

Проблема с такими предложениями в том, что расходы на инфраструктуру слишком долго восстанавливают больную экономику … Правительству следует … продолжать инвестировать в инфраструктуру и исследования, но, столкнувшись с требованиями инфраструктуры, они могли бы взяться за проблему расходов быстро и напрямую.

И всё же дать деньги в руки людям более похоже на бюджетную политику (дело Конгресса), чем монетарную (в ведении ФРС). Но монетарная политика означает управление денежной массой, а это касается прибыли. Противоядие от дефляции – сокращения денежной массы – добавить денег. ФРС пыталась добавить денег в банковские балансовые расчёты через программу количественных смягчений, но результатом стало просто увеличение прибылей 1%. Альтернатива, которую даже не пытались провести, в том, чтобы обойти откачку прибылей 1% и дать деньги непосредственно потребителям, которые и создают потребительский спрос.

Есть и ещё одна причина передать это дело ФРС. Конгресс опустошён политической системой, которая удерживает законодателей в открытом сражении, и находится в тупике бездействия. Однако ФРС «независима». По крайней мере, независима от правительства. Она идёт в ритме барабанов Уолл-Стрит, но ей не надо спрашивать позволения на действия у избирателей или законодателей. В своей основе это диктатура. ФРС не спрашивает разрешения, выделяя $85 миллиардов на покупку 80%  акций страховой компании (AIG), или выпуская более $24 триллионов кредита под низкий процент, чтобы спасти банки, или выпуская триллионы долларов на славные «открытые рыночные операции», называющиеся количественными смягчениями. Как отмечено в статье  в «Атлантик» под заголовком «Как смеет ФРС покупать AIG»:

Вполне вероятно, что в действительности у них нет законного права делать что-то подобное. Ими правит вот что – а кто их остановит? Никто не хочет брать на себя ответственность за эту неразбериху.

Есть и третья причина, чтобы отдать эту работу ФРС. На самом деле, в интересах банков – реальных клиентов ФРС – выпускать национальные деньги для трудящихся масс. Проценты и платежи невозможно выдавить их тех, кто стал банкротом. Кредитор и должник – симбионты. Подобно паразитам и раковым клеткам, совокупный процент растёт экспоненциально, удваиваясь и удваиваясь до тех пор, пока масса потребляет; сейчас мы в конечной стадии этого цикла. Чтобы выжить, кредиторы должны пополнить свои монетарные запасы. Так что пролить денежки на Главную улицу – не только последнее средство ФРС, но и решающая схватка за продолжение игры.

Примечание:

* – квази-деньги (высоколиквидные активы, которые, не являясь законным средством платежа, могут служить для погашения обязательств или быть легко превращены в деньги; к ним, в частности, относятся банковские вклады, депозитные сертификаты, соглашения об обратной покупке, казначейские векселя и т. д.).