Несмотря на все разговоры о «стратегическом партнерстве» и «перезагрузке» отношений с Россией, США не отказались от стратегии нанесения первого «упреждающего и превентивного» ядерного удара по нашей стране. Впрочем, в длинном списке ядерных целей, появившемся вскоре после создания Соединенными Штатами ядерного оружия и средств его доставки, есть и другие государства. Эта «табель о рангах», хотя и пересматривалась несколько раз в сторону сокращения, но ни один американский президент полностью ее так и не отменил.

Возможность нанесения первого ядерного удара по конкретным гражданским и военным целям, расположенным на территории семи государств мира, в том числе и в России, предусмотрена Оперативным планом нанесения ядерных ударов. Он был одобрен в феврале 2008 года, и претерпел впоследствии лишь незначительные изменения.

Аналогичная установка присутствует и в «Обзоре ядерной политики», принятом 6 апреля 2010 года, то есть уже в период президентства Барака Обамы. В «Обзоре» сделано только одно небольшое исключение: ядерное оружие не будет применяться против государств–участников Договора о нераспространении ядерного оружия - но только в случае выполнения ими всех его положений. А кто определит, как выполняют этот договорный акт другие государства? Разумеется, только Вашингтон в единственном числе.

Ракеты атом

Соединенные Штаты по-прежнему сохраняют за собой право использовать ядерное оружие «при чрезвычайных обстоятельствах», а также заявляют о своей неизменной приверженности размещению ядерных средств «на передовых рубежах». Принятие на саммите НАТО в Чикаго военно-стратегического документа «Обзор политики в области сдерживания и обороны» в мае нынешнего года привело к дальнейшему усилению этой стратегии.

Впервые создана принципиально новая комбинированная триада альянса: сочетание ядерных сил, обычных вооружений и противоракетных систем США и Североатлантического блока.

Провозглашение в Чикаго формулировки о «надлежащем сочетании» ядерных, обычных и противоракетных средств - также признак готовности альянса использовать подобную качественно новую триаду. Выступая на симпозиуме по проблематике ядерного сдерживания в августе нынешнего года, исполняющая обязанности первого заместителя государственного секретаря США Роуз Гетемюллер отмечала, что «ядерные, обычные и противоракетные средства – все они вносят вклад в расширенное сдерживание, и все они требуют постоянной заботы».

Ракеты атом

«Забота» эта проявляется во всем. Военно-политическое руководство США по-прежнему настроено на продолжение реализации амбициозной программы «Молниеносный глобальный удар» с помощью обычных видов вооружений. Задача: с помощью высокоточных и высокоскоростных видов вооружений поражать «специально подобранные объекты критического назначения» в любом районе земного шара в течение одного часа или даже в более короткие сроки. По оценкам американских военных экспертов, такие средства смогут поразить от 10 до 30 процентов целей, определенных пентагоновским генеральным планом ведения глобальной войны. Об этом, в частности, говорится в докладе «Молниеносный глобальный удар с помощью обычных вооружений и баллистические ракеты большой дальности: история вопроса и проблемы», который был подготовлен исследовательской службой американского конгресса в июле этого года.

Об этом же свидетельствует и созданное еще в июле 2006 года Объединенное функционально-компонентное командование по нанесению глобальных ударов в рамках Стратегического командования США, которое планирует применение ядерных средств в общемировом масштабе. Эта структура призвана обеспечить планирование и использование американских обычных ударно-боевых средств против ракетно-ядерных баз «вероятного противника» до того, как он сможет применить свое ядерное оружие в ответном ударе, а также против иных его военных объектов различного назначения, командно-штабных структур и центров гражданского административного управления.

Вашингтон придает большое значение разработке подобных систем с обычными боезарядами. Там уверены: в отличие от ядерного оружия, применение которого может привести к всеобщей ракетно-ядерной войне с огромными людскими потерями и значительными материальными разрушениями, использование неядерных ударно-боевых средств «Молниеносного глобального удара» вследствие их высокой точности поражения и ограниченного масштаба применения не вызовет столь негативных последствий.

Ракеты атом

Правда, в американском военно-политическом истеблишменте началась вялая дискуссия об уменьшении количества «ядерных» целей в других государствах - по некоторым оценкам, их насчитывается до 3200 единиц.

Это вполне логично: дальнейшее движение Соединенных Штатов к сокращению стратегических и тактических ядерных вооружений с Россией будет просто невозможным при сохранении прежнего количества «мишеней». Но насколько новоизбранный президент США будет готов снизить маниакальный реестр объектов ядерного нападения, пока не совсем ясно. Можно лишь предположить, что Барак Обама незначительно сократит этот список.

Проблема «номер один» для государств, которые обозначены в списке американских ядерных целей, в том, что они вот уже более 60 лет вынуждены принимать меры противодействия. Проблема «номер два» заключается в том, что существующая и поныне в США стратегия наступательного ядерного сдерживания тормозит весь процесс сдерживания гонки вооружений в мире, в особенности, ядерных. Плюс к этому негативно сказывается на всей глобальной военно-политической атмосфере, влияющей на разоруженческий переговорный процесс.

США армия

Дислокация и состав крыльев МБР

Несколько примеров. В конце семидесятых годов прошлого века шли советско-американские переговоры по противоспутниковым системам. Однако Вашингтон их прервал, и больше они никогда не возобновлялись. По сей день не начинались переговоры по тактическому ядерному оружию. По той причине, что Соединенные Штаты, в отличие от России, до сих пор размещают его за пределами своей национальной территории - в Европе и всячески уклоняются от его вывода на континентальную часть страны.

Напомню также, что США ежегодно тратят на военные цели столько, сколько расходуют на оборону все остальные государства мира, и эти расходы приблизились к полутора триллионам долларов в год.

В условиях продолжающегося на Западе финансово-экономического кризиса такое транжирство Пентагона выглядит, мягко говоря, безумным расточительством.

Ракеты атом

Одним из «беспокоящих» средств воздействия на потенциального противника в американской ядерной стратегии была и остается теория выдвижения стратегического и тактического ядерного оружия, обычных видов вооружений всех трех видов базирования (наземного, морского и воздушного), а в последние годы и противоракетного оружия «на передовые рубежи». Этим решаются две ключевые задачи. Во-первых, из-под ответного удара выводится часть вооружений, остающихся на территории США. И, во-вторых, у противоположной стороны остается слишком мало даже не часов, а минут для принятия критически важных решений на противодействие. Дело в том, что подлетное время средств доставки боезарядов различного назначения очень невелико.

Хотя фактор «ограниченного подлетного времени» применительно к нашей стране по инициативе США существовал всегда, в истории было несколько периодов, когда по вине Вашингтона он приобретал особо драматические черты. Например, в период Карибского кризиса, возникшего после размещения американских ракет средней дальности «Юпитер» с ядерной начинкой в Турции. Это же произошло и после «двойного решения НАТО» в 1979 году, когда Соединенные Штаты навязали своим западноевропейским союзникам размещение ракет средней дальности «Першинг» и крылатых ракет «Томагавк» в ядерном снаряжении, нацеленных на СССР. В обоих случаях ракеты могли бы поразить жизненно важные центры на нашей территории в пределах десяти минут.

ПРО США армия

Сегодня линия Вашингтона в отношении России заключается в следующем. Если раньше американский ракетно-ядерный удар по Советскому Союзу планировался практически без участия системы ПРО как средства прикрытия (противоракетных средств тогда у США было мало), то теперь это предусматривается уже совместно с данными средствами. Они также выдвигаются на «передовые рубежи», как и американское тактическое ядерное оружие, дислоцированное в пяти странах Европы. Сокращают подлетное время и неядерные боезаряды, устанавливаемые на стратегические носители - например, на баллистические ракеты, а также на крылатые ракеты, находящиеся на борту атомных подводных лодок.

Уменьшить подлетное время могут также сверхзвуковые летательные аппараты, создаваемые в рамках американской концепции «Молниеносного глобального удара».

Ответ на вопрос, почему наша страна продолжает оставаться для Соединенных Штатов «мишенью номер один», давно известен и не меняется десятилетиями. В Вашингтоне уверяют, что совершенствование военного арсенала необходимо, чтобы «сдерживать Россию».

Наверно, в том случае, если она откажется от американской версии «перезагрузки»?

Владимир Козин – ведущий научный сотрудник Российского института стратегических исследований, кандидат исторических наук.

http://www.stoletie.ru/rossiya_i_mir/vashington_uprezhdajet_moskvu_671.htm