4 апреля вице-премьер Александр Хлопонин прокомментировал перед журналистами требование Минэкономразвития снизить акцизы на алкоголь. Его слова можно заключить в рамочку и повесить на стенку как образец универсального чиновничьего ответа:

«Нужно очень серьезно анализировать рынок. Действительно, сейчас задача такая стоит — сделать анализ, но прямого ответа пока нет, то есть пока решение такое не принято… Мы можем подойти к этому вопросу, но для этого нужно экспертное серьезное заключение».

Несмотря на комизм этой «отмазки», нерешительность Хлопонина в целом понятна: правительство стоит перед нелегким выбором. С одной стороны, многолетняя привычка не снижать налоги и сборы практически ни в какой ситуации, риск потерять в деньгах, с другой — соблазн увеличения алкогольного рынка, шанс на сверхплановое пополнение бюджета, а заодно и снижение протестных настроений населения. Дешевая водка и Первый канал — испытанный способ минимизации излишних размышлений.

Под знаменем Путина

Почему же ведомство Алексея Улюкаева настаивает на рискованном для бюджета эксперименте? Ведь если после снижения акцизов не вырастет производство, то казна останется в минусе, а финансовый блок правительства вряд ли скажет за это спасибо Минэкономразвития.

Российское государство не первую сотню лет ведет необъявленную войну с теневой экономикой. Иногда правительствам удается одерживать победы, иногда кустари и ларечники заменяют собой распадающуюся машину государственного обеспечения. И чем выше норма прибыли в той или иной отрасли, тем более острой становится эта борьба. У нас практически нет поддельной пшеницы (фальсифицированной муки), зато очень много поддельного алкоголя. Из-за огромной разницы между себестоимостью и розничной ценой этого популярного продукта виноделы-подпольщики с легкостью формируют более чем привлекательный прейскурант, тогда как официальные производители не могут конкурировать с ними из-за налогового и акцизного бремени. По мысли правительственных экономистов, снижение акцизов позволит вытеснить сомнительный алкоголь с прилавков.

Мощным аргументов для сторонников такого решения является цитата из недавней речи президента: «Нелегальная водка, всякие суррогаты, спиртные напитки подобного рода возникают из определенной завышенности цен на легальную продукцию».

Пророк в своем отечестве

Интересно, что в ноябре 2015 года за снижение акцизов проголосовала Евразийская экономическая комиссия, но Минфин и Минздравсоцразвития в один голос отвергли ее предложения. А когда ту же идею озвучили в Минэкономразвития, реакция, как видим, оказалась не в пример более сдержанной. Возможно, причиной тому послужили и не самые утешительные финансовые итоги 2015 года.

За несколько дней до содержательных высказываний Хлопонина обе палаты парламента одобрили поправки в Налоговый кодекс, уточняющие правила взимания акцизов. Было закрыто несколько лазеек, главная из которых связана с возвратом алкогольной продукции поставщику (скажем, ввиду невостребованности в розничной торговой точке).

Дело в том, что для уменьшения выплат поставщики алкоголя достаточно часто используют схему, связанную с фиктивным возвратом товара, то есть отменой его продажи. А нет продажи — нет акциза. Теперь же возврат товара не является основанием для возврата или невзимания акциза: он собирается с каждой сделки вне зависимости от того, была ли она впоследствии отменена. Также увеличены сроки, необходимые для предъявления требований об уплате акциза — исчезла лазейка, связанная со сроком действия банковской гарантии.

Таким образом, законодатели — конечно, не сами по себе, а под диктовку чиновников, — подстраховались перед возможным снижением акцизов, обеспечив повышение их собираемости.

Но к чему приведет снижение акцизов? В первую очередь — к снижению средней стоимости алкоголя, а значит, к повышению его доступности.

Больше алкоголя, хорошего и разного

Повышение популярности и доступности алкоголя — один из трендов работы нынешнего федерального правительства и его региональных коллег. Отмена запрета рекламы пива на телевидении, смягчение закона о рекламе вина, либерализация законов о времени продажи алкоголя, полное игнорирование ночных точек продажи (поставил столик около киоска — и ты уже общепит), уменьшение минимальной розничной цены водки, и вот теперь — попытка удешевить алкоголь в целом, по всем направлениям.

Хочется спросить: на кого работаете, ребята? Алкоголизм выкашивает население России, увеличивает число нищих, бездомных и инвалидов (средств на содержание которых в бюджете все меньше), разрушает семьи, порождает преступность. Одно дело — «пьяный бюджет» начала XX века, когда социальные гарантии практически отсутствовали, другое — сейчас, когда за каждый алкорубль в казне через пять лет придется отдать три рубля в виде сверхплановых пенсий и пособий.

Но производство и продажа контрафакта — это прописанное в законах преступление, а значит, решать эти вопросы должен не Алексей Улюкаев, которому с семейными бы финансами и творческими успехами разобраться, а Владимир Колокольцев. То есть полицейские, а не чиновники. Обнаружен контрафакт? Изъятие, аресты, публичный суд. Никакими экономическими мерами Улюкаев не справится с подпольными заводами, которые крышуются местными силовиками. Проблема поддельного алкоголя не может быть решена сама по себе, без решения проблемы Кавказа, проблемы нищеты, проблемы насаждаемого сверху правового нигилизма. Кроме того, качество легального алкоголя зачастую таково, что подделки могут нести меньший вред не только кошельку, но и здоровью.

Алкогольная импотенция

Казалось бы — вводите государственную монополию и сажайте всех, кто ее нарушает. Но нет, государство к этому не готово, ведь монополией надо управлять, вести хозяйственную деятельность, отвечать за финансовый результат. То ли дело метод тыка — повысил акцизы, понизил, авось что-нибудь да получится.

Правительство неспособно даже без осечек ввести свою любимую ЕГАИС: его авторитет настолько низок, что розничные точки просто игнорируют правительственные требования, и власти приходится идти на уступки.

Правительство не знает, нужны ли вообще минимальные цены на разные виды алкоголя: то анонсирует их, то вводит, то отменяет прежние решения. Многие предложения министерств, связанные с алкогольной тематикой, кажется, вообще невозможно сочинить в трезвом виде.

Уже очевидно, что упомянутые Александром Хлопониным правительственные эксперты в принципе не способны принять разумное решение иначе, как случайно. Внятной политики в этой отрасли у нас нет и в обозримом будущем не будет, потому что в погоне за длинным акцизом давно забыли о конкретных людях. Которым алкоголь несет короткую радость и очень долгое горе.

http://rusplt.ru/society/plyus-alkogolizatsiya-vsey-stranyi-23084.html