Актуален ли черкесский вопрос?

Представляю Вам интересную публикацию о малоизвестных событиях. Честно говоря, я, например, ранее не знал, что соседство с чеченцами головная боль не только для русских, но и для других коренных народов Северного Кавказа. И конфликты как в Пугачеве происходят на юге России давно...

Эта информация, - крайне неординарная, - многое разъясняет. А потому, на мой взгляд, крайне полезна для понимания реальных раскладов на российском Кавказе. Тем паче, что линк на этот материал прислал мне и подтвердил своим словом (дескать, своими глазами наблюдал) давний и очень уважаемый френд, - кабардинец, то есть, черкес, - чье ручательство значит для меня более чем много. Так что, безо всяких сомнений рекомендую, а заодно, пользуясь случаем, хочу кое-что уточнить...

На самом деле, в свое время, когда создавались ликбезики, мне следовало, конечно, уделить внимание и народам Кавказа. Хотя бы ради того, чтобы постоянные гости моего блога были в курсе той простой истины, что все эти многочисленные народы вовсе не ЛКН на одно лицо, но очень и очень разные. По всем параметрам. И различие между некоторыми не то даже, что между баварцем и пруссаком или испанцем и каталонцем, а не меньшие, нежели, скажем, между баском и вьетом. В том числе, и в смысле отношения к России и с Россией. Если та же Чечня комплиментарна русским и России не была никогда (есть на то разные причины), то уже народы Дагестана восприняли приход новых соседей на свою землю очень по-разному, а про осетин и говорить нечего.

С черкесами же (или, как сами они обобщенно говорят, "адыгэ") и вовсе интересно. Этот многочисленный (а когда-то и очень многочисленный) и социально развитый (структуризация феодализма и его этики сложнее японской, на которую весьма похожа) народ кооперировался с русскими с незапамятных времен. Как минимум,  с тех (хотя, скорее, еще раньше), когда князь Мстислав, победив касожского рикса Рэдэда, включил его дружину в свою и отвоевал у братоубийцы Ярослава вотчину, включая Чернигов, в награду выделив кавказским витязям, - родоначальникам множества знатных русских фамилий, - земли под поселение (кстати, в частности, и там где нынче стоят Черкассы).

И потом века шли, а кооперация не прекращалась. Настолько, что для православных князей (а потом и царей), считавших западных монархов себе не ровней, браки с черкешенками считались равнородными (вспомним хоть царицу Марию Темрюковну, во девичестве - кабардинскую княжну Кученей). И знатные черкесы, выселившись в Москву, органично вливались в московскую элиту, получая титулы и честно, не на жизнь, а на смерть служа России в самых разных ведомствах, с самого же начала воспринимаясь не как "понаехавшие", но как свои.

Эта схема сбоев не давала. Ни разу. Даже когда черкесы начали принимать ислам, связи ослабли, но не порвались, тем паче, что кавказцы висели на хвосте у Крыма, то есть, были полезны России. Серьезные сложности начались только под конец XVIII века, когда Стамбул реализовал масштабный проект массовой исламизации Северо-Западного Кавказа, а затем в Большую Игру включились, "тихие англичане". Да и объективные причины, именуемые, в частности, плодородными землями, имели место. Так что, война, начавшись, вышла жестокой и завершилась эмиграцией тех кланов и племен, вожди которых сочли, что в Турции, куда активно зазывали, им будет лучше.

Черкесы - современное расселение

Лучше, однако, карта легла как раз у тех, кто остался в России, и (в отличие от той же Чечни) после заключения мира черкесы служили Империи, - благо, та договоры соблюдала, - верой и правдой (кстати, посмотрите на картинку, где этот факт отражен и обратите внимание: всадники хоть и мусульмане, но на знамени их  - православный крест). И даже много позже, когда "индейцам" пришлось ответить по-крупному, к черкесам у Иосифа Виссарионовича претензий не было.

Так вот, мой френд, о котором сказано выше, будучи человеком, помимо всего прочего, ироничным, обожает изредка подразнить "хватиткормителей", - не всех, конечно, а из числа тех, у кого в рамках пунктика извилины кипят, - разъясняя им, что следует разбираться в реалиях Кавказа хоть сколько-то. Потому что, не разбираясь вовсе, можно допрыгаться до потери Краснодара (с краем), Ставрополя (тоже с краем), еще чего-то и сосать лапу, окопавшись в Таганроге с Азовом. В ответ же на немедленно вспыхивающие заполошные вопли про "всех под корень", "рррраздавим-сокрррушим" и насчет белого фосфора мягко и ненавязчиво разъясняет некоторые элементарные вещи.

Черкессия относительно современных административных границ

Черкессия относительно современных административных границ

Например, что ежели к власти  таки придут придурки, которым окажется по силам сделать черкесов не комплиментарными России (а это очень трудно, но можно, потому что людям не нравится, когда зверьки считают их зверьками), последствия будут такими, каких оппоненты, о войне знающие только по веселым картинкам, даже представить не могут.

А стоило бы.

По той простой причине, что, в отличие от тех же вайнахов и некоторых народов Дагестана, разборки с которыми, как бы жестока ни были и как бы ни помогали всяческим "имаратам" шейхи залива, никогда не поднимутся выше уровня "индейских войн", черкесов в мире очень много: до (говорят) 5 миллионов, включая утративших язык, традиции и даже религию, но не самосознание. И более того, они не далеко "дети подземелья": счет офицерам всех рангов разных армий, министров, мультимиллионеров, журналистов англо-, франко- и туркоязычных, модных интеллектуалов и так далее  идет на многие тысячи.

Так что, ежели придурки своего добьются, столкнуться придется не с "трактористами", еле-еле спустившимися с гор, а с (диаспора отреагирует мгновенно) сотнями "инструкторов", имеющих дипломы Сандхерста, Сен-Сира и Академии Ататюрка, практически неисчерпаемым потоком добровольцев с опытом службы в регулярных армиях и отлаженным, прижившимся в самых верхах лобби самых разных стран на всех пяти континентах.

Беззаконие на Кавказе

Не говоря уж о том, что ни в финансовой подпитке, ни в поставках самого вкусного оружия нужды не будет, а вспышка в черкесских регионах взорвет Кавказа (а вслед за тем, по принципу домино, и не только Кавказа, куда круче, чем любые события в Чечне или Дагестане, ибо чеченцев недолюбливают и побаиваются, голос малых народов Дагестана не очень слышат, зато мнение черкесов чтут.

В общем, все проще некуда. Пока черкесы традиционно лояльны России и русским, Кавказ не превратится в язву, которую нельзя залечить. Это, кстати, прекрасно понимают и в Лондоне, и в Вашингтоне, в Анкаре, где проект "Великая Черкесия" раскручивается уже давно, умело и очень, очень, очень целенаправленно. Но, по счастью, до сих пор безо всякого реального успеха. Благо, подавляющее большинство черкесов не идиоты, сознают, во что их хотят втравить и активно (как бы кто ни пытался) не втравливаются.

Статья о событиях 2013 года:

Наверное, Владимир Путин считает, что ему хватает проблем на московских улицах и что беспокоиться о демонстрантах за пределами страны ему не следует. Если так, то пусть подумает еще раз. На этой неделе протестующие в Стамбуле, Нью-Йорке, Брюсселе и других городах мира взяли под прицел его вожделенный проект: зимнюю Олимпиаду 2014 года. Хотя спортивные объекты в горах Кавказа и в курортном городе Сочи уже заслужили громкие похвалы со стороны  приезжающих туда горнолыжников, тысячи разгневанных активистов твердо намерены испортить Путину праздник.

Черкесы Сирии — возможна ли репатриация

Протестуют черкесы, потомки народа, у которого когда-то была собственная страна на черноморском побережье между Крымом и сегодняшней Грузией. Они потеряли ее полтора столетия назад в результате жестокой военной кампании имперской российской армии, которая захватила весь кавказский регион. Черкесы оказывали сопротивление на протяжении сорока лет - до 21 мая 1864 года, когда они, наконец, сдались и были изгнаны с земель своих отцов. До недавнего времени их потомки отмечали эту дату лишь тихими церемониями памяти. Но в 2007 году Международный олимпийский комитет принял заявку России на проведение Игр 2014 года в Сочи - как раз в том месте, где в 1864 году сдались черкесы. С тех пор 21 мая стало днем гнева.

«Как ощущали бы себя вы, если бы атлеты со всего мира катались на коньках и на лыжах прямо на могилах ваших предков, даже не имея об этом никакого представления?» - спрашивает Даньял Мерза. 21 мая прошлого года этот 29-летний телефонный техник вместе с двумя своими друзьями-черкесами - Кларой и Аланом Кадкой - приехали из родного для них Нью-Джерси в Турцию, где сегодня проживает большая часть черкесской диаспоры. Протестная волна с антисочинскими плакатами прошла по стамбульской улице Истикляль и прорвалась через тройную линию оцепления полиции, стоявшей с дубинками и слезоточивым газом возле российского консульства.

Мерза в мегафон выкрикивал требования своей группы на английском языке: никакой Олимпиады в Сочи, признание геноцида черкесов, право вернуться на родину, которую русские отняли у них полтора века назад. Слушатели одобрительно закричали на турецком, и их голоса гулким эхом раздались на улице: «Мы не хотим Олимпиаду в Сочи!» - Алан, сжимая кулаки, кричал вместе с остальными. «Я впервые скандировал, не зная, что означают произносимые мною слова», - сказал он мне позднее. Его жена была воодушевлена точно так же. «Я такого не могла себе представить, - сказала она. - Мы не говорим по-турецки, но все заявляем одно и то же на разных языках».

За что кавказцы не любят земляков

Решение о проведении Олимпиады-2014 в Сочи стало для Путина личным триумфом. Сочи, где лесистые Кавказские горы круто обрываются в Черное море, где утром можно плавать, а после обеда кататься на лыжах, было идеальным местом для демонстрации всему миру, что Россия переболела и исцелилась от своих постсоветских проблем. Если и существует какая-то угроза Олимпиаде в Сочи, заявляли эксперты по вопросам безопасности, то исходит она с противоположного конца Кавказских гор, из Чечни. Поэтому, когда протестующие черкесы появились в 2010 году на Олимпиаде в Ванкувере, размахивая зелено-золотыми флагами и требуя переноса Олимпиады из Сочи, большинство  комментаторов были озадачены. Черкесы? Кто они такие?

А еще полтора века тому назад таких вопросов не возникало. Черкесы были любимцами всего мира, борцами за свободу, баловнями западных дипломатов, которые считали российскую экспансию угрозой общемировой стабильности. Они сражались за свою родину, несмотря ни на что, продержались на пять лет дольше чеченцев. Их разгром стал катастрофой. Изгнанные из своих домов, черкесы бежали через Черное море в Турцию на опасно перегруженных судах.

Счет жертвам никто не вел, но согласно оценкам одного современного историка, 400000 человек погибли и почти полмиллиона были депортированы. Лишь немногим разрешили остаться в России. И хотя их исход широко освещался западной прессой, вскоре черкесы "исчезли" из истории - и если их когда-то и вспоминали, то лишь как источник поставки наложниц для султанского гарема. Кажется, я - единственный представитель нечеркесской национальности, написавший об их трагедии книгу, которая вышла в 2010 году.

Армия Кадырова

Документы того времени повествуют о том, как русские грузили на корабли сотни тысяч черкесов, а их дома отдавали ударным войскам империи - казакам. В одном из военных докладов говорится об оставленном на полях урожае, чтобы казаки могли его убрать и пользоваться. В результате поиска в британских архивах я обнаружил письма, в которых описываются ужасающие условия жизни черкесских беженцев. «Повсюду встречаются больные, умирающие и мертвые: на порогах лавок, посреди улиц, на площадях, в садах, возле деревьев», - писал инспектор по здравоохранению Османской империи из города Самсун, где в 1864 году ежедневно умирали 200 черкесов, о чем свидетельствуют письма русского консула того времени.

С окончанием холодной войны и появлением интернета черкесы начали собирать свою историю воедино. В 2005 году черкесский активист и владелец магазина Мурат Берзегов обратился в российский парламент с просьбой признать уничтожение его нации геноцидом. Эта просьба казалась вполне разумной: ранее законодатели признали геноцидом сталинские депортации, когда со своих мест высылались целые народы - чеченцы, крымские татары, поволжские немцы и многие другие. А трагедия черкесов была не менее ужасной. Однако российский парламент голосовал по этим вопросам в то время, когда среди его депутатов еще были диссиденты советской эпохи. А к 2005 году этих борцов за справедливость в составе Думы давно уже не было, их сменили партийные наймиты в дорогих костюмах, и петиция Берзегова не дала ему ничего, кроме угроз и преследований.

Тем не менее, его пример воодушевил других черкесов, которые начали протестовать все громче. Когда МОК в 2007 году выбрал Сочи, черкесы всего мира оспорили данное решение, однако Олимпийский комитет отказался его пересматривать. Когда руководство попросили объясниться, директор МОК по связям со СМИ ответил журналу Newsweek в электронном письме: «Наш подход заключается в том, что проведение Олимпийских игр помогает развитию позитивных событий в странах-организаторах, а также является  катализатором конструктивного диалога. Роль МОК состоит в обеспечении отличного проведения Олимпийских игр, сохраняя их актуальность и оставляя городам-организаторам долговременное наследие. Мы считаем, что можем многого достичь через спорт, но не в состоянии решить все те проблемы, с которыми сталкивается страна-хозяйка».

Чечня будет расширяться

Сочинские Игры дали черкесам уникальный шанс мобилизовать свой разбросанный по всему свету народ. «Мы, чьи отцы подвергались геноциду, еще раз подчеркиваем, что решительно осуждаем решение МОК», - говорится в заявлении черкесской организации «Нет Сочи-2014». В состав этой организации входят активисты из Израиля, Турции, Иордании, Германии, Франции и Бельгии, а также из Соединенных Штатов. «Не отдавайте России, душительнице свобод, факел, зажженный в горах Кавказа свободолюбивым Прометеем», - отмечается далее в заявлении.

Когда движение начало набирать силу, российское государство нанесло контрудар. Атаку возглавила одна из самых надежных кремлевских политтехнологов Маргарита Симоньян, главный редактор англоязычного государственного телеканала Russia Today. В своем телешоу «Что происходит?», которое показали в апреле прошлого года, она высмеяла эти общественные протесты. Симоньян перечислила настоящие проблемы Сочи - дорожное движение и неочищенные сточные воды, а затем показала график, якобы доказывающий, что Олимпийские игры проводить вообще нельзя, поскольку войны шли по всему миру. После этого она связалась через спутник с американским аналитиком по внешней политике - чтобы допросить его с пристрастием "о погоде" в Вашингтоне.

Позднее она написала возмущенное сообщение в одном из блогов. Противники сочинских Игр виновны в «явной, преднамеренной и хорошо продуманной антироссийской деятельности», написала она. «Мы говорим о международном лицемерии, об отвратительных попытках раскачать сначала одну, а потом - другую этническую "лодку" России под маской обеспокоенности судьбой малых народов. Мне не нравится, когда бывшие агенты ЦРУ с опечаленными лицами повествуют о судьбе народа, название которого они услышали лишь за день до этого».

Как борются с возвращением экстремистов в Европу

Нападки Симоньян лишь укрепили оппонентов Олимпиады. Видеозапись ее выступления распространили по всей черкесской общине, что вызвало шквал возмущения и неверия. На волне этого ажиотажа нижняя палата российского парламента - Государственная Дума -  согласилась, наконец, встретиться с группой черкесских активистов, и накануне прошлогодних протестов 21 мая депутаты официально приняли перечень черкесских требований. Участники кампании вновь призвали российские власти признать события 1864 года геноцидом. Более того, они потребовали отменить все законы, мешающие этническим черкесам возвращаться на земли своих предков, а также заявили российским властям, что те должны прекратить вмешательство в дела черкесских организаций. Должно быть, все причастные к этому делу поняли: встреча была пустой формальностью.

Беседуя со мной после встречи, думский депутат и историк Сергей Марков с готовностью признал, что «массовые убийства» гражданского черкесского населения имели место. Он рассказал, что изучил немало книг об их истории. Но, по его словам, любой верящий в геноцид черкесов - либо безграмотен, либо является участником антироссийского заговора. «Этот вопрос поднимают те, кто хочет ослабить Россию, - заявил он. - Они хотят, чтобы Россия постоянно воевала на Кавказе, хотят взорвать черкесскую бомбу». Марков давно уже выслеживает и разоблачает антироссийские заговоры. Когда в 2008 году шла война между Грузией и Россией, он утверждал, что ее заказал Дик Чейни, дабы помочь Джону Маккейну в его президентской кампании.

Черкесы уже находят союзников среди тех, у кого есть повод для недовольства Москвой. Год назад грузинский парламент единогласно признал захват Черкесии геноцидом. Грузия стала первой в мире страной, сделавшей это. В нынешнем году 21 мая грузины сделали еще один шаг в этом направлении, открыв мемориал геноцида черкесов в городе Анаклия, находящемся в 200 километрах южнее Сочи рядом с самопровозглашенной и пользующейся поддержкой Кремля Абхазией. И это, конечно, не случайно. А протесты самих черкесов усиливаются с каждым годом. «Многие наши друзья говорят, что прошло уже 150 лет и что надо просто жить дальше, - сказал мне Алан. - Но они не понимают: для нас это так же больно, словно случилось вчера».

Почему мусульмане агрессивны

«Я это поддерживаю», - заявил Даньял.

«Я тоже», - сказала Клара.

Пусть им и не удастся остановить сочинскую Олимпиаду, но эти люди намерены воспользоваться случаем, чтобы рассказать всему миру историю своего народа. И тогда - впервые за последние полтора века - черкесы снова попадут на первые страницы газет.

Думаю, тем, кто обо всем этом не знает, следует знать, тем, кто знает, но не думает, - если еще способен, - думать, а тем, кто думать не способен вовсе, по крайней мере, зарубить на своих истинно арийских носах. Мне же, наверное, все-таки стоит, пересилив себя, вновь пойти в народ с ликбезами. Ибо ученье свет, знание сила, а мы в ответе за тех, кого приручили...

UPD.
О черкесской работорговле, поскольку в тексте помянуть забыл, а вопрос есть, даю дополнением.

Раннефеодальным обществам вообще свойственна набеговая экономика и угон пленных, но у черкесов (неприбрежных) до середины XVIII века рабство было т.н. "домашним", с включением пленников в "большую семью". А вот крымские татары на черкесов охотились (девушки из Кабарды в стамбульских гаремах ценились высоко). Правда, часто и люлей получали. Изменилась ситуация в ходе русско-турецких войн.

Крымцев-то сперва обуздали, а затем и вовсе упразднили, но пополнение гаремам по-прежнему требовалось, а поставщиками в создавшейся обстановке могли быть только северокавказские князьки, которые поближе к морю. Так что, турки взялись налаживать связи всерьез, а ведь известно, что при 300% прибыли нет такого преступления, на которое не пошел бы капитал хотя бы и под страхом виселицы.

http://www.inosmi.ru/politic/20120521/192292296.html

http://putnik1.livejournal.com/2336735.html

Опубликовано 09 Сен 2017 в 09:00. Рубрика: Внутренняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.