Аграрная экспансия Китая

Китайские компании «пошли за покупками» в прямом смысле слова по команде. Если присмотреться, то становится очевидным, что сельскохозяйственные активы по всему миру скупают именно государственные концерны. Такое распоряжение дала китайская компартия

Недавно китайский государственный химический концерн ChemChina предложил акционерам химического концерна Syngenta AG выкупить их компанию за $43 млрд. Совет директоров швейцарской компании уже одобрил эту сделку и порекомендовал акционерам дать на нее согласие. Еще бы: предложенная цена считается рекордной для китайских компаний (американская Monsanto давала $46 млрд, но предложение было отклонено), а сама сумма составляет около 17 годовых прибылей до вычета всех расходов. Это вдвое больше, чем обычно предлагают за такие компании. В России у китайцев тоже есть свои интересы, но пока больше на словах, чем на деле.

Китай инвестиции

В полном размере: Инвестиции Китая в мире

«В последней «пятилетке» Китая значительное внимание уделяется международной экспансии в сельском хозяйстве. В результате мы видим масштабные приобретения по всему миру (Израиль, Австралия, Новая Зеландия, США, ЕС и развивающиеся рынки)», — констатирует генеральный директор консалтинговой компании «СовЭкон» Андрей Сизов.

Например, еще одна крупная сумма, выложенная китайскими компаниями за сельскохозяйственный актив, составила $4,7 млрд. Во столько был оценен американский свиноводческий гигант Smithfield, приобретенный Поднебесной в 2013 году.

В России столь масштабных сделок пока не наблюдается. Но нашумевших историй «международного сотрудничества» с восточным соседом хватает. Например, в том же 2013 году Zhongding Dairy Farming собралась строить у себя в Китае огромный комплекс на 100 тыс. коров. Молоко при этом должно было пойти на экспорт в Россию. Но так как сельхозугодий для выращивания кормов для такого большого поголовья в провинции Хэйлунцзян, где строится комплекс, не нашлось, корма решили выращивать в России. Для этого Zhongding Dairy Farming планирует арендовать на российском Дальнем Востоке значительные площади земли. Правда, о сумме инвестиций в молочный комплекс еще не сообщалось, так что, стоит ли ждать появления этой компании в России, еще до конца не ясно.

Экология Китая — проблемы

Напротив, другая компания — «Хуаэ Синбан» — летом прошлого года взяла в аренду почти на полвека (!) 115 тыс. га залежных земель и пастбищ в Забайкальском крае за 1,5−2 млрд руб. на все время пользования. Китайцы собираются выращивать кормовые и зерновые культуры, травы для фармакологии, развивать скотоводство, птицеводство и животноводство.

Эта договоренность об аренде земель далеко не единственная. Практика сдачи сельхозугодий «напрокат» китайцам довольно распространена в нашей стране. Однако в случае с «Хуаэ Синбан» срок аренды — полвека — пугает. Казалось бы, что в этом плохого, надо лишь жестко контролировать исполнение арендатором договора. Но в том-то и дело, что за этим в нашей стране следят далеко не всегда. А между тем всем хорошо известно, что китайцы, уходя с арендуемых полей, оставляют после себя «выжженную землю», на которой, возможно, уже ничего никогда не вырастет.

Словом, покупкой российских компаний китайцы пока не очень интересуются, предпочитая использовать свободные площади для организации нового производства, или же просто рассматривают Россию как рынок сбыта. Так стоит ли отечественным сельскохозяйственным компаниям опасаться богатых китайских конкурентов, готовых вкладывать миллиарды долларов в лучшие активы в мире?

Шелковый путь Китай

Разворот на восток

Роман с китайскими производителями и разворот на восток для России история новая. Еще несколько лет назад китайских сельхозпроизводителей вполне заслуженно боялись, а Китай, в свою очередь, чинил препятствия поставкам некоторых российских товаров АПК.

Например, в 1997 году Китай ввел запрет на поставки российского зерна, заявив, что его надзорные органы обнаружили в нем индийскую и карликовую головню. А Россия, как и многие другие страны, в 2008-м после меламинового скандала запретила поставки китайских молочных товаров. Тогда выяснилось, что китайские переработчики использовали меламин в молочном порошке, что привело к проблемам со здоровьем у 300 тысяч детей, несколько из них даже погибло. В результате пострадала репутация многих транснациональных корпораций, использовавших китайское сырье, ведь в Китае выпускались многие продукты — от печенья Oreo компании Kraft Foods до M&M's и батончиков Snickers и Mars, которые к тому же экспортировались в другие страны.

В 2004 году Россия ввела запрет на поставки китайской свинины (опять же из-за проблем с качеством). Запрет был снят только 10 лет спустя. Но многие другие санкции, в том числе на молочные продукты, действуют до сих пор.

Продовольственная безопасность в Китае

Сотрудничество и торговля между двумя странами начали активизироваться с августа 2014 года, когда Россия ввела эмбарго на многие продовольственные товары из ЕС, Норвегии, США, Канады, Австралии, а затем и других стран. В результате переговоров были сняты ограничения на поставки продовольственных товаров. Видимо, Россия решила снова испытать на себе риски ввоза китайской молочной продукции.

Впрочем, последующие поставки китайской продукции были небольшими. Например, в октябре 2014 года в Россию пришла первая партия китайской свинины. По этому поводу в прессе было много шума, но, поскольку партия содержала всего 32 контейнера с 800 т мяса, российские производители свинины ее даже не заметили.

Однако шумиха разгорелась неспроста. Даже сами китайцы не доверяют своим производителям и остерегаются употреблять в пищу продукцию местного производства. Дошло до того, что китайские студенты, проходящие обучение за рубежом, шлют родственникам в Поднебесную посылки с сухим молоком. Те, кто учится в Австралии, сметают с полок молочную продукцию и забивают ею багажные отделения в самолетах (точно так же, как россияне — европейским сырым). Не отстают и китайские туристы. Перед Новым годом в Мюнхене они с 9 утра выстроились в очередь за местным сухим молоком. Многие покупали его в подарок друзьям и родственникам на Новый год: европейские молочные товары в Китае ценятся гораздо больше своих.

Китай - Африка 2015

Не боимся никого

И все же российские производители сельхозпродукции и техники прихода китайских компаний со своей продукцией на российский рынок не боятся. Уверенности в своих силах придает плохое качество и ограниченность китайских поставок (что особенно заметно на примере китайской техники).
«В сближении отношений с Китаем я не вижу серьезной угрозы, — говорит представитель компании Amazone в Центральном федеральном округе Илья Царьков. — Китайской прицепной сельхозтехники в России практически нет (за исключением садовой и маломощных тракторов). И то, по этим направлениям китайцы представлены в большей степени в Сибири и на Дальнем Востоке».

Даже если интерес китайских инвесторов к сельхозмашиностроению в России станет более заметным, это не скажется на отечественных производителях сельхозтехники, уверен специалист, поскольку у китайцев отсутствуют машины необходимого уровня и качества. «К примеру, у них даже нет специальных сеялок для условий Черноземья и Средней полосы России, — сообщает Царьков. — Зато они есть у российских, европейских, южноамериканских и североамериканских компаний. Аналогичная ситуация с техникой для защиты растений и обработки почвы».

Такого же мнения придерживается генеральный директор компании «Биокомплекс» Сергей Перегудов. Бесспорно, Китай — промышленно состоявшаяся страна, которая может производить дешевые товары в большом количестве, не отрицает он, но у китайских производителей есть своя специфика, которая помешает им захватить российский рынок техники для сельского хозяйства. «Им интересно копировать только ту продукцию, которая выпускается большими тиражами и на которую есть постоянный спрос. Штучные товары и сложное производство (например, инжиниринг) им не очень интересно», — знает Перегудов.

Экспертные центры Китая и внешняя политика

Соответственно, конкуренцию китайцы могут составить только в нише простых и массовых товаров, где они уже и так давно представлены (и то чаще всего как производители чужих брендов, а не самостоятельные разработчики). Это, например, оросительные и тепличные комплексы, приводит пример специалист. «Многие европейские производители уже много лет собирают в Китае свою технику. Мы тоже производим в этой стране наши оросительные установки под брендом «Биокомплекс» на заводе, где производятся дождевальные машины Lindsay. При этом окончательную комплектацию, в том числе деталями российского производства, осуществляем на своем заводе в России», — объясняет Перегудов.

При этом стоит отметить, что во всем мире покупают именно бренд. Китайских марок теплиц или дождевальных установок, продаваемых в России, никто из опрошенных специалистов назвать не смог.

Более того, в области переработки и утилизации отходов мы сами способны составить конкуренцию китайским компаниям в их же в стране. «У нас в Китае есть дилер, который продает наши шланговые системы. Они всегда пользовались спросом, а в последнее время дешевый рубль сделал их еще конкурентоспособнее», — доволен Перегудов.

Китай - торговля с Латинской Америкой

Китай - торговля с Латинской Америкой

Перспективы в экспорте видят и производители сельхозтехники. «Из-за девальвации рубля не китайская техника будет интересна нам, а, скорее, наша сельхозтехника будет интересна для китайцев. Мы в свое время экспортировали в Китай произведенную на российском заводе «Amazone-Евротехника» сеялку для посева зерновых культур. Ее покупали уже тогда, хотя поставки не были массовыми», — вспоминает Илья Царьков.

Другой подход

Гораздо перспективнее для китайских компаний поставка продовольствия в Россию, что видно из статистики. В 2014 году (последние доступные данные на момент подготовки статьи) лидерами по импорту сельхозпродукции из Китая в денежном выражении были овощи: их ввезли на сумму в $467 млн, что на тот момент составило 16% всего российского импорта овощей. Чуть меньше было импортировано китайских переработанных овощей ($314 млн — 20%) и рыбы ($307 млн — 12%), отмечает консультант по АПК консалтинговой группы «НЭО Центр» Андрей Жихарев. По его данным, абсолютным лидером импорта из Поднебесной были маринованные грибы: среди всех маринованных грибов на российских столах 88% составили именно китайские. А вот рыбы на российский рынок из Китая было завезено всего около 8% от всех поставок.

Все эти товары стоят значительно дешевле российских, поэтому часто выигрывают в конкуренции на фоне стремительно падающих доходов наших сограждан. В конце декабря 2015 года Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) провел опрос, в результате которого выяснилось, что семей, которые тратят все свои сбережения на еду, стало значительно больше: если в начале года их насчитывалось 22%, то к концу года — 39%. Снижение доходов россиян привело к падению спроса и на другие товары. По данным аналитиков, только 16% могут позволить себе купить бытовую технику и мебель (но не автомобиль), а 40% — лишь еду и одежду. Поэтому дешевизна китайских товаров становится важным фактором.

Кто управляет Китаем?

Однако это не значит, что китайцы захватят российский рынок овощей и рыбы. «Не секрет, что Китай — один из мировых лидеров по потреблению удобрений. Действующее российское законодательство достаточно жестко регламентирует внесение удобрений, химикатов, стимуляторов роста и прочих добавок. Некоторые добавки в России запрещены. В Китае же дела с этим обстоят иначе», — поясняет Андрей Жихарев.

По этой причине многие китайские товары не проходят российский контроль качества. А те, что проходят, не пользуются постоянным спросом. Их поток на наш рынок стимулируют разве что новые запреты на импорт из других стран, которые устанавливает Россия. «За III квартал 2015 года импорт из Китая в целом снизился на 36%. С другой стороны, ухудшение отношений с Турцией и Египтом, продолжающееся эмбарго и контрсанкции простимулировали импорт китайского мяса (+291,7%), овощей (+14,1%) и фруктов (+9,8%)», — приводит данные Андрей Жихарев.

Без злого умысла

В общем, российский АПК готов встретить китайскую продукцию во всеоружии. Даже в случае наплыва китайских компаний бояться российским аграриям нечего, уверены эксперты.

Как считают в Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (FAO), китайские компании, приходя в другие страны, еще ничего плохого не сделали. Скорее наоборот. Китайцы приносят свои технологии, вкладывают деньги в развитие сельского хозяйства и занимают земли, которые до них никто и не думал использовать.

В качестве примера в FAO приводят опыт стран Африки и Азии, куда китайские компании вкладывались в течение последних десяти лет. Во многих государствах китайцы даже работали с FAO над улучшением уровня жизни, говорит старший консультант FAO Фестус Акиннифес. Всего таких государств было 25, а в нескольких из них, например в Замбии, благодаря китайским инвестициям удалось существенно развить экономику.

Кроме того, в FAO отмечают, что продовольственная политика Китая основывается на импорте продовольствия. Именно это (а вовсе не попытка колонизации или захвата плодородных земель) стало причиной обширной экспансии китайских сельхозпроизводителей за границу. Иными словами, Китаю экономически выгоднее производить продукты питания в других странах, а не у себя.

К тому же в самой Поднебесной проблемы с экологией и плодородными землями. Так что, скупая иностранные компании и земли по заданию своей компартии, китайские компании отнюдь не хотят кому-то навредить. Это просто бизнес, ничего личного.

Экономическая разведка в Китае

Кем на сегодняшний день является Китай — житницей для половины человечества или главным потребителем продуктов питания и водных ресурсов? По одним данным, якобы, идет китайская «зерновая экспансия». По другим, наоборот, Китай вынужден в десятки раз увеличивать продовольственные закупки. Как же на самом деле строятся отношения Поднебесной с мировыми аграрными рынками?

Старая аграрная модель. Почему не хватает «одной чашки риса»?

Сложившаяся в Китае аграрная модель вряд ли радует Си Цзиньпина и других руководителей. Хотя в начале реформ, в 1990-е годы она выглядела неплохо. Роспуск сельскохозяйственных коммун и введение семейного подряда на условиях длительной аренды резко симулировали тогда рыночную активность и мотивацию населения. Китай не только смог накормить 1.3 млрд. человек, но и ежегодно начал поставлять небольшую часть зерна (от 3 до 8 млн. тонн) на мировые рынки. Для ориентира, в 1998 г. в итоге агарной реформы был собран урожай в 512 млн. тонн, в 2012 г. — 589. Последнюю цифру китайцы считают на сегодняшний день рекордной.

Проблема в том, что даже при таких внушительных сборах реальный внутренний и внешний спрос значительно выше. Фактически, каждый год образуется дефицит, который покрывается за счет стратегических запасов. В основе формирования дефицита разнонаправленные тренды. С одной стороны, происходит обезземеливание крестьян, с другой — растет спрос населения на продукты питания. Лозунг «накормить одной чашкой риса» уже явно не отвечает устремлениям сегодняшних горожан.

Китай - инвестиции в мире 2012

Китай - инвестиции в мире 2012

Местные власти за бесценок скупают земли, которые затем оказываются либо в руках спекулянтов, либо крупных корпораций, строящих промышленные объекты. На этой почве происходят массовые беспорядки и волнения.

При этом уменьшается общая площадь пахотного клина, на котором китайцы умудряются производить такой же (или больший) по объему урожай, но уже за счет использования генномодифицированных сортов и гигантского количества химикатов. В 2012 г. в почву было внесено 59,2 млн. тонн различных химических удобрений, что автоматически вывело Поднебесную по этому показателю на первое (не очень престижное) место в мире. В сельском хозяйстве используется огромное количество грунтовых вод для орошения полей, что приводит к обезвоживанию.

Другими словами, для китайского руководства настало время решительных действий «на аграрном фронте». На предстоящем Пленуме ЦК КПК, где будут приняты стратегические решения, сельскому хозяйству будет уделено особое внимание.

Армия Китая перевооружается

Мировые рынки продовольствия. Кого Китай поглощает?

Международное измерение китайской аграрной проблемы связано с растущим импортом кормового зерна и другой сельскохозяйственной продукции, ценами на продовольствие, скупкой или арендой зарубежных плодородных земель как в дальнем, так и ближнем для Китая зарубежье. Компании КНР активно работают на мировых рынках, включая покупку, слияние или поглощение зарубежных конкурентов. Китайская корпорация по производству мяса Shuanghui Group недавно успешно переварила своего американского собрата Smithfield. Есть и другие примеры поглощений.

Китай решительно входит в новые сферы международного агробизнеса. Первый шаг на этом пути был сделан в начале 2000-х, после вступления в ВТО, когда КНР вынуждена была начать либерализацию сельскохозяйственного рынка. Нынешнее китайское руководство продолжает эту линию — стратегию глобализации и интеграции. К чему это приведет в дальнейшем, пока трудно предсказать.

Китайские эксперты называют, по крайней мере, два вероятных сценария. Один из них состоит в стремительном мирном «возвышении» КНР за счет умелого встраивания в международную сельскохозяйственную конъюнктуру, включая использование аграрных возможностей стран БРИКС и ШОС. Другой сценарий исходит из того, что в мире будет усиливаться недовольство «аграрной экспансией» Китая.

Китай и земли зарубежья. «Аграрная экспансия» или «добровольное сотрудничество»?

Ряд экспертов считают, что внутренние и внешние вызовы будут превышать реальные возможности страны, что нынешняя либеральная модель аграрных отношений заведет КНР в полный тупик. В качестве превентивной меры предлагается переходить на режим строжайшей экономии продуктов (борьба с расточительством) и усиление централизованной (социалистической) плановой системы хозяйства в деревне.

При этом эксперты разных направлений едины в том, что Си Цзиньпину и Ли Кэцяну придется искать дополнительные внутренние и внешние резервы для покрытия сложившихся «аграрных диспропорций». Уже сегодня очевидно, что собственными внутренними резервами в рамках старой аграрной модели 1990-х годов новые потребности быстро растущего Китая не удовлетворить. По оценкам, к 2022 г. по кормовому зерну и сое потребуется двукратное увеличение импорта, как и по рису и ряду других продуктов.

Китай с надеждой смотрит на плодородные земли в Африке, Латинской Америке, Центральной, Юго-Восточной Азии и России. В Эфиопии и Судане, например, власти ответили взаимностью на «земельные чувства» китайцев, сдав в долговременную аренду огромные угодья по 1 доллару за акр. Схожую схему пытались апробировать и на Филиппинах, где власти сначала сдали китайским фирмам в аренду 2,5 млн. акров для производства сельхозпродукции и ее экспорта в КНР, а затем решение отменили. Вариант не прошел, поскольку настроения «нелюбви» местного населения к китайским фермерам и их деятельности оказались выше сугубо материальных желаний местной власти.

Почему китайцы выигрывают у русских в бизнесе

Земли Сибири и Дальнего Востока. Зачем Чжан Дэцзян полетел в Иркутск?

Российско-китайская модель агарных отношений только формируется. В ней есть, в принципе, все — заброшенные и бескрайние поля российского Дальнего Востока и Сибири, «материальные желания» сторон, географическая близость стран и пр. Объективно на китайский интерес работает и усиливающийся отток российского населения из дальневосточных регионов. При этом российские надежды на своих, внутренних (или из стран СНГ) мигрантов, которые вот-вот заполнят все хозяйственные «ниши», как известно, не оправдались.

Российское измерение потенциально содержит для Китая важную составляющую, касающуюся водных ресурсов. Специалисты знают, что главная проблема в производстве зерна это количество использованной воды, которое в 3–4 раза больше чем объем конечного продукта. Для китайцев и нынешние водные возможности недостаточны, а когда речь пойдет об их удвоении… А тут, практически рядом, у стратегического партнера имеется самое большое в мире и самое чистое пресное озеро Байкал, а также полноводные реки Ангара, Енисей и др.

Возможно, не случайно визит третьего в китайской иерархии лица, председателя ПК ВСНП Чжан Дэцзяна в Москву завершился 25—26 сентября поездкой в г. Иркутск. В ходе встречи главы китайского парламента с губернатором области Сергеем Ерощенко была озвучена цифра в 10 млрд. долл. товарооборота области с китайскими провинциями, а также перспективные проекты в сфере производства продуктов и лесопереработки. Обсуждалась ли тема самой чистой в мире байкальской воды и возможность ее покупки Китаем, не сообщается.

Китай - экономика

В полном размере: Китай - экономика по годам

В самом Китае эксперты активно и уже давно обсуждают варианты импорта байкальской воды, прикидывая экономические и экологические выгоды такого «водного сотрудничества», предлагая различные технические решения, вплоть до сооружения неких «водопроводов» из Байкала. У многих российских жителей, особенно у сибиряков, подобные планы «сотрудничества» вызывают вполне конкретные эмоции, которые даже и не нужно озвучивать.

К слову, раздражение жителей того же Иркутска растет и от повышения «химического качества» овощей, выращенных китайцами на арендованной земле. Внешне, как говорят жители, овощи выглядят аппетитно, но «есть их нельзя». Проведенная выборочная экспертиза эти опасения подтвердила. Получается, что работы и проблем у России и Китая еще очень много, включая и проблемы качества сельскохозяйственной продукции.

http://www.agroinvestor.ru/investments/article/23150-kitayskaya-ekspansiya/

http://www.mgimo.ru/news/experts/document241993.phtml

Опубликовано 13 Окт 2017 в 11:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.