«ЗАВТРА». Валентин Юрьевич, что Вы имеете в виду, когда говорите о том, что некоторые позитивные моменты Бреттон-Вудской конференции сменилось негативными?

Валентин КАТАСОНОВВ мировой финансовой системе стали образовываться сильные дисбалансы. Конкурентоспособность экономик стран Западной Европы и Японии быстро укреплялась, росла их доля в капиталистическом промышленном производстве и экспорте; платежные балансы указанных стран стали сводиться с положительным сальдо.  В то же время платежный баланс США стал сводиться с дефицитом, который закрывался долларовой эмиссией. За пределами США накапливалось все больше американской валюты. «Долларовый голод» в 1960-е годы исчез, наступило «долларовое пресыщение». Развитие событий шло точно согласно формуле, или парадоксу Триффина.

Впрочем, стали сбываться  прогнозы упоминавшегося нами экономиста и журналиста газеты «Нью-Йорк таймс» Генри Хазлитта. Того самого, который во время конференции в Бреттон-Вудсе готовил газетные публикации с критикой увлечения администрации Рузвельта идеями Кейнса. Он пророчески предсказывал, что  механизм Бреттон-Вудса будет еще более  поощрять продолжение Вашингтоном кейнсианской политики бюджетных дефицитов и государственного долга.  Хазлитт называл БВС  полной фикцией золотого стандарта. Фактически БВС поощряла Америку к злоупотреблениям «печатным станком».  Что, в конечном счете,   приведет к экономическому краху Америки, а заодно и развалу БВС.

Эти последствия БВС для Америки хорошо описал американский исследователь Уильям Энгдаль в своих книгах «Столетие войны. Англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок», «Полный спектр доминирования: Тоталитарная демократия в Новом Мировом Порядке», «Боги денег. Уолл-стрит и смерть Американского века». Мысль Энгдаля проста: трещины в БВС  стали появляться потому, что стал ослабевать фундамент БВС – американская экономика.  А экономика стала хиреть потому, что Америке конкурентоспособную промышленность и новые технологии стал заменять «печатный станок».  Он не покрывал свои растущие иностранные долги золотом, как того требовали правила, а с помощью выпуска специальных банкнот ФРС и краткосрочных американских казначейских облигаций.

Как только стало понятно, что остальная часть мира продолжала принимать банкноты ФРС, словно они столь же «хороши, как золото», американские финансовые власти решили и дальше наращивать этот поток бумажных долларов в мире без пропорционального увеличения своих золотых резервов. В реальности, Вашингтон без лишнего шума медленно понижал качество своей собственной валюты относительно остальных своих торговых партнёров, прежде всего, относительно Западной Европы».

«ЗАВТРА». Не усугублялось ли «пресыщение» мировой экономики «зеленой» валютой дополнительно усугублялось тем, что в конце 1950-х гг. возник рынок евродолларов, который начал стремительно расти?

Валентин КАТАСОНОВ. Безусловно. Это своеобразный рынок «долларов без родины», который не регулировался и не контролировался денежными властями США. Речь идет о долларах, которые стали эмитироваться в виде кредитов европейскими банками под размещенные на их депозитных счетах доллары США. Многие американские банки стали создавать свои дочерние структуры в Европе, в первую очередь, в Лондонском Сити, который для них стал самым настоящим оффшором. Они уходили от регулирующей руки американского государства, получали ощутимые финансовые выгоды от работы на  рынке евродолларов.

Во-первых,  им не надо было осуществлять отчисления на резервирование своих обязательств (своеобразный налог на банки, который они вносят в централизованные фонды). Во-вторых, они уклонялись от уплаты так называемого «уравнительного налога», который был введен в США в 1964 году для того, чтобы сдерживать неконтролируемый отток капитала из  Америки.  Бегство капитала из Америки вело к тому, что за границей быстро нарастал «долларовый навес», который уже многократно превышал золотые запасы Форт-Нокса.

«ЗАВТРА». Американский капитал уходил за границу не только в отрасли реального сектора экономики других стран?

Валентин КАТАСОНОВ. Нет, конечно. Усиливалось движение спекулятивного капитала. Наблюдалось  бегство от доллара в те валюты, курсы которых укреплялись и которые время от времени  подвергались ревальвациям (например, немецкая марка, японская иена).

Официальные держатели долларов (казначейства и центральные банки) все чаще стали прибегать к размену американской валюты на золото из казначейства США. Уже в 1960 году стоимость золота в подвалах казначейства США сравнялась с объемом долларовой массы за пределами страны.  За этим неустойчивым  равновесием   последовало дальнейшее  нарастание долларовой массы и таяние золотого запаса. Официальные золотые резервы США за период 1949-1971 гг. сократились в 2,4 раза.

Удивительная картинка получается. БВС фактически заработала с 1959 года, когда страны Западной Европы отказались от валютных ограничений. А уже к концу 1960 года возник дисбаланс между золотым запасом американского казначейства и объемом американской валюты, циркулирующей в мировой экономике. В «чистом» виде Бреттон-Вудская система просуществовала один – максимум два года.

«ЗАВТРА». Выходит «Золотой век» Бреттон-Вудса – 1959-1960 гг. До этого  БВС еще толком не «родилась», а после этого короткого периода она уже стала «инвалидом» с неизлечимыми болезнями.

Валентин КАТАСОНОВ. Именно на переломе 50-х и 60-х годов прошлого века Америке пришлось столкнуться с таким неприятным и необычным для нее феноменом, как дефицит платежного баланса. Эта растущая «дыра» и стала затыкаться все большими количествами «зеленой бумаги», поступающей с «печатного станка» ФРС. Пришедший в Белый дом новый президент Америки Джон Кеннеди в своем первом послании Конгрессу США «О положении страны» в январе 1961 года обратил внимание на этот опасный «перелом» в экономическом развитии США: «С 1958 года... полный дефицит нашего платёжного баланса возрос почти на 11 миллиардов долларов за 3 года, – и держатели долларов за границей перевели их в золото в таком количестве, что это вызвало полный отток золота из наших резервов почти на 5 миллиардов долларов.

Дефицит 1959 года был вызван в значительной степени неудачей проникновения нашего экспорта на иностранные рынки и в результате ограничений на наши товары, и в результате наших собственных неконкурентоспособных цен. С другой стороны, дефицит 1960 года, был больше результатом увеличения оттока частного капитала в поисках новых возможностей и намного более высоких прибылей или спекулятивного преимущества за границей».

Джон Кеннеди пытался исправить эту неблагоприятную ситуацию, однако не только не преуспел на этом поприще, но сумел испортить отношения со многими представителями истеблишмента США и хозяевами ФРС.  За что поплатился жизнью.

Итак, уже в конце 50-х – начале 60-х гг. прошлого века сложилась  модель мирового «экономического» развития,  когда благополучие Америки в значительной мере основывалось на «печатном станке», а не на золоте или национальном производстве, а другие страны вынуждены были обеспечивать свое благополучие за счет напряженного труда, работая не только на себя, но и на дядю Сэма. Суть этой модели очень хорошо разъяснил в середине 1960-х гг. тогдашнему президенту Франции генералу Шарлю де Голлю его министр финансов. Министр привел генералу такой пример: «Представьте, на аукционе продается картина Рафаэля. Идет битва за нее между немцем Фридрихом, арабом Абдуллой, русским Иваном и янки Джоном.

Каждый из них предлагает за картину свои товары: араб – нефть, немец – технику, русский – золото, а янки Джон с веселой улыбкой предложил двойную цену, вынул кошелек с пачкой новеньких стодолларовых банкнот, забрал картину и ушел». «Где же трюк?» - спросил генерал. «Трюк в том, - ответил министр, - что янки выложил сто стодолларовых бумажек, а фактически заплатил три доллара, потому что стоимость бумаги на одну банкноту в 100 долларов составляет три цента». То есть все богатства мира, все его золото обменивалось на зеленые бумажки, реальная стоимость которых определялась затратами на бумагу и краску.

«ЗАВТРА». Последующие (после Джона Кеннеди) президенты США вплоть до Ричарда Никсона не пытались спасать американскую экономику и, тем более, Бреттон-Вудскую систему?

Валентин КАТАСОНОВ. Нет. Они лишь принимали какие-то решения, которые создавали видимость того, что американская экономика здорова, а государство США выполняет свои обязательства, принятые на конференции в Бреттон-Вудсе. Напомним, что в 1945 году в подкрепление своих обязательств по БВС Конгресс США принял Монетарный акт, согласно которому денежная масса должна иметь покрытие золотом не менее 25%. Причем под денежной массой имелись в виду не только банкноты ФРС (наличные деньги), но также деньги на депозитах банков-членов ФРС (безналичные деньги).

Как известно, у банков-членов ФРС не было физического золота (оно в 1933-34 гг. было передано ими  в казначейство США), покрытие обеспечивалось так называемыми «золотыми сертификатами» - расписками, полученными от казначейства. В 1949 году официальный золотой запас США оценивался в 23 млрд. долл., а денежная масса (банкноты ФРС в обращении плюс банковские депозиты) составляла 41 млрд. долл.

Таким образом, золотое покрытие долларовой денежной массы составляло 57%. Весьма солидное покрытие, внушавшее доверие и почтение  к «зеленой» валюте. Но вот в 1965 году золотые запасы уменьшились до 15 млрд. долл., а денежная долларовая масса разбухла до 55 млрд. долл. Степень покрытия составила 27%, показатель приближался к «красной черте» в 25%. Вместо того, чтобы принимать практические шаги по улучшению платежного баланса страны администрация президента Линдона Джонсона (сменившего Джона Кеннеди) под давлением банкиров Уолл-стрит стала добиваться отмены норматива золотого покрытия доллара в 25%.

В марте 1965 года Конгресс принял решение о его отмене. Таким образом, «золотой тормоз» с «печатного станка» ФРС был снят не в начале 1970-х гг., а еще в середине 1960-х гг. В марте 1965 года   Вашингтоном было принято «внутренне» решение, а уже 15 августа 1971 года президент Никсон озвучил «внешнее» решение (прекращение размена долларов на золото для официальных держателей американской валюты). Но проницательные политики и финансисты за пределами США прекрасно поняли смысл отмены Монетарного акта США 1945 года.

«ЗАВТРА». И как «лечили» «больного» по имени БВС?

Валентин КАТАСОНОВ. В условиях возросшего недоверия к доллару цена на золото в 1960-е годы упорно шла вверх. Явно напрашивалась девальвация доллара и снижение его золотого паритета. Однако США перекладывали бремя поддержания фиксированных валютных курсов на другие страны-члены МВФ. А от свободного размена долларов на золото всячески уходили. После того, как Франция в 1965-1967 гг. выменяла в США на «зеленую бумагу»  3,4 тыс. т золота, Вашингтон под разными предлогами отказывал денежным властям других стран в проведении подобной операции.

Для того, чтобы снять часть нагрузки со своего золотого резерва Вашингтон оказал давление на своих союзников-партнеров и принудил их образовать так называемый «золотой пул» (ЗП). Фактически это уже был частичный отказ Вашингтона от обязательств, которые он торжественно принял на себя в1944 году: единолично обменивать доллары на золото.

«ЗАВТРА». И что предшествовало созданию ЗП?

Валентин КАТАСОНОВ. Следующее событие: 20 октября 1960 г. цена на золото в Лондоне достигла уровня в 40 долларов за унцию, что угрожало стабильности доллара.  ЗП – организация, созданная в 1961 году Соединенными Штатами и семью странами Западной Европы (Великобритания, ФРГ, Франция, Италия, Бельгия, Нидерланды, Швейцария) для проведения совместных операций на Лондонском рынке золота с целью поддержания фиксированной официальной цены «желтого металла» (35 долл. за тройскую унцию).

Агентом членов пула выступал Банк Англии. Денежные власти продавали или покупали золото (в зависимости от тенденций, которые складывались на рынке), а суммарный результат операций распределялся среди участников пула в соответствии  с их квотами. Но все же продавать приходилось чаще, чем покупать. Поэтому запасы золота таяли не только у США (как страны, которая гарантировала свободный размен долларов на золото), но и у ведущих стран Западной Европы.

Так, после девальвации фунта стерлингов в ноябре 1967 г. возникла «золотая лихорадка», на ее подавление ЗП был вынужден потратить 3 тысячи тонн золота. Особенно тяготилась своим членством в ЗП Франция, которая имела второй после США запас золота в капиталистическом мире.  Она предусмотрительно вышла из ЗП еще в середине 1967 г. ЗП окончательно распался в марте 1968 г. После этого появился свободный рынок золота, на котором цена формировалась под влиянием спроса и предложения. В 1970-1971 гг. цена золота на свободном рынке была примерно на 15-25% выше официальной.

Конечно,  главная ответственность за выравнивание дисбалансов в международных финансах лежала на Международном валютном  фонде. Однако роль МВФ в поддержании мировой финансовой стабильности в наших учебниках порой сильно преувеличивается. Его кредитные возможности были весьма ограниченными. Так, в течение первых  15 лет своего функционирования (1947-1961 гг.) Фонд выдал кредитов на общую сумму немного более 8 млрд. долл. (в расчете на год получается в среднем около 0,5 млрд. долл.). Для сравнения: по плану Маршалла США предоставили помощи в период с апреля 1948 г. по декабрь 1951 года на общую сумму 13 млрд. долл. (в среднем на год приходится 3-4 млрд. долл.).

Кроме того, Фонд в эпоху БВС концентрировался на достаточно узкой группе стран. В период 1947-1976 гг. на долю экономически развитых стран Запада пришлось 60,6% кредитов МВФ. 48,7% кредитов получили пять ведущих стран (США, Великобритания, Италия, Франция, Германия). Между прочим, треть всех кредитов пришлось на те две страны, которые  и были реальными основателями Фонда и которые эффективно контролировали (и продолжают контролировать) Фонд.  Доля  Великобритания  во всех кредитах МВФ за период 1947-1976 гг. - 24,9% , США - 8,6%.  Как говорится: «Своя рука – владыка».

«ЗАВТРА». Можно ли говорить об агонии БВС в конце 1960-х годов?

Валентин КАТАСОНОВ. Во второй половине 1960-х гг. уже явно обозначился кризис БВС. Формы проявления его были очень многообразными:

массовые ревальвации и девальвации валют;

паники на фондовых биржах, вызываемые ожиданиями изменений валютных курсов;

растущий дефицит международной валютной ликвидности;

принятие в 1969 году Международным валютным фондом решения о начале эмиссии новой денежной единицы «Специальные права заимствования» (СДР) для преодоления дефицита международной валютной ликвидности;

«золотые лихорадки» (сильные колебания цен на золото, долгосрочная тенденция к росту цен, намного превышающих официальную цену золота);

 появление двойного рынка золота (с 1968 г.);

«валютные лихорадки» (операции спекулянтов в ожидании девальваций и ревальваций валют; активизация трансграничных переливов капитала валютных спекулянтов);

активизация национального валютного регулирования (иногда принятие мер, идущих вразрез с Уставом МВФ и принципами БВС);

резкий рост спроса на кредиты МВФ (и неспособность Фонда удовлетворить этот спрос);

увеличение частоты и объемов валютных интервенций, проводимых денежными властями;

истощение золотовалютных резервов и т.п.

Вторым после доллара столпом БВС был британский фунт стерлингов. Иллюзия его прочности поддерживалась за счет того, что в 1950-е годы сохранялась валютная зона фунта, он использовался как валюта расчетов на громадном пространстве Британского Содружества наций.  К началу  1960-х гг. процесс размывания валютной зоны фунта был близок  к своему концу.

Иллюзия прочности британской валюты в первой половине 60-х гг. поддерживалась уже с помощью кредитов МВФ (Великобритания была основным получателем помощи от Фонда в то время). Последней «соломинкой», за которую ухватился британский фунт, был кредит Великобритании на 104 млн. долл., предоставленный швейцарским банком UBS в октябре 1967 г. Британское правительство во главе с лейбористом Гарольдом Уилсоном вело переговоры с швейцарскими банками о новом кредите на сумму от 1 до 3 млрд. долл. Но было уже поздно. 18 ноября 1967 г. произошла девальвация фунта стерлингов (понижение курса и золотого содержания на 14,3%).

Эта девальвация потянула за собой девальвации валют 25 стран (почти все в свое время входили в валютную зону фунта). Валютные спекулянты в ожидании девальвации британской валюты пытались уйти в золото, но поскольку здесь действовали  серьезные барьеры, то они вынуждены были уходить в доллар. В 1967 году  в  последний раз  в  рамках БВС наблюдалось сильное повышение курса американской валюты, но оно имело искусственный характер. Логично было предположить, что после девальвации фунта давлению начнет подвергаться доллар.

Но многие аналитики ошиблись. Атакам, как это ни странно, стал подергаться французский франк. На фоне  слабеющего британского фунта французская валюта смотрелась очень неплохо.  Французский золотой запас очень хорошо прирос за счет смелых вылазок Ш. де Голля в Америку. Покрытие франка золотом выросло к 1967 году до 80%. В январе 1967 года парламент Франции принял закон о полной конвертируемости франка. Для укрепления позиций франка Париж летом 1967 года вышел из Золотого пула, чтобы не  допускать дальнейших потерь «желтого металла». Более того, Париж стал настаивать на проведении реформирования мировой валютно-финансовой системы, предчувствуя, что в противном случае в ближайшее время произойдет развал БВС.

«ЗАВТРА». Американским транснациональным корпорациям и банкам такая настойчивость наверняка не нравилась.

Валентин КАТАСОНОВ. Конечно. Поэтому они задумали валютную войну против Франции, решив наказать  неудобного для них члена БВС.

 В 1968-1969 г.  была  спровоцирована крупная спекулятивная игра на понижение французского франка и повышение немецкой марки. За этой игрой стояли банки Уолл-стрит, ФРС США, американские спецслужбы.  Активно использовались методы информационной войны против Франции, распространялись слухи о том, что ее экономика слаба, а франк ненадежен. Одновременно делались намеки на что, у соседа Франции – Германии планируется ревальвация марки. В довершение всего в Париже в мае 1968 г.   были спровоцированы  студенческие волнения. Этакий вариант «французского Майдана». Спекулятивная игра сопровождалась перемещением капитала из Франции в первую очередь в ФРГ, а, во вторую очередь – в США.

В результате золотовалютные резервы Франции за период с мая по август уменьшились с 6,6 млрд. до 2,6 млрд. долл. Кончилась эта игра 8 августа 1969 г. девальвацией на 11,1% французского франка, она потянула за собой девальвацию валют стран бывшей зоны франка (всего 14 стран). Наконец, 24 октября произошла ревальвация марки ФРГ (на 9,3%). Таким образом, французский франк по отношению к немецкой марке подешевел в 1969 году на 20%. После этой большой игры на валютных рынках примерно на 20 месяцев наступило относительное затишье.

Примечательно, что по логике Вашингтона проводить ревальвации и девальвации своих валют должны были любые страны-члены МВФ, кроме США. Помните у А.И. Куприна в повести «Поединок» (1905г.) родилась «крылатая фраза»: «Вся рота идет не в ногу, один поручик шагает в ногу».

Так вот дядя Сэм считал себя тем самым «поручиком», под которого должна подстраиваться «вся рота», т.е. все остальные страны-члены Фонда. А между тем, дяде Сэму надо было или исправлять свой дефицитный платежный баланс или же проводить девальвацию доллара. Второго требовали от Вашингтона многие страны, но особенно настойчиво Франция. Например, французский экономист и советник президента Ш. де Голля Жак Рюэфф писал в «Уолл-Стрит Джорнэл» (9 июня 1969 г.): «Цена золота была установлена на текущем уровне в 1934 году президентом Рузвельтом.

С тех пор все цены в Соединённых Штатах более чем удвоились». На основании этой оценки француз требовал от Вашингтона проведения 100-процентной девальвации доллара. Т.е. цена золота должна была подняться с 35 до 70 долл. за тройскую унцию.  Для транснациональных корпораций и банков США подобное требование было неприемлемым и даже возмутительным. Ведь они уже давно взяли  курс на замещение экспорта товаров экспортом капитала, а для этого нужен был завышенный курс доллара.

«ЗАВТРА». Валентин Юрьевич, расскажите как после клинической смерти БВС осуществлялись попытки ее реанимации.

Валентин КАТАСОНОВ. Самое главное событие, поставившее крест на БВС, произошло 15 августа 1971 года. Его не спишешь на валютных спекулянтов. Это было продуманное (и очень не простое) решение, принятое мировой финансовой олигархией. А озвучено оно было американским президентом Ричардом Никсономпо телевидению. Большая часть выступления президента было посвящено решению американской администрации ввести дополнительную 10-процентную пошлину на импортируемые Америкой товары. Американской аудитории было разъяснено, что это вынужденная мера для выравнивания торгового баланса, который впервые в ХХ веке стал дефицитным.

Американцы очень болезненно восприняли эту информацию: ведь это означало повышение розничных цен на внутреннем рынке на некоторые виды потребительских товаров. А в заключительной части своего телевизионного обращения  Р. Никсон, как бы походя, сказал, что Америка временно приостанавливает размен долларов на золото из казначейства для денежных властей других стран. Американский обыватель пропустил эту информацию мимо ушей. А вот руководители государств, казначейств и центральных банков других стран напряглись. Это же удар по главному элементу БВС! Без него вся конструкция БВС рушится! Президент США сказал о временной приостановке. Но знающие люди поняли: это навсегда.

Основной такого неприятного (для держателей долларов) приговора были цифры, которые власти США не пытались даже скрывать. По состоянию на август 1971 года, по признанию президента США Р. Никсона по странам Западной Европы бродили «бездомные» доллары в объеме порядка 55 млрд.    В масштабах земного  шара (помимо Западной Европы) их было более 80 млрд.  Эта масса «зеленой бумаги» в несколько раз превышала золотой запас США.

Последующие события показали, что   закрытие «золотого окошка» летом 1971 года -  навсегда.  Осенью в Вашингтоне в помещении Смитсоновского института собрались представители «группы десяти» для того, чтобы принять решения по спасению БВС.  Заседали долго и напряженно, соглашение было достигнуто и подписано только в самом конце  года (так называемое Смитсоновское соглашение 18 декабря 1971 г.)

Группа десяти (The Group of Ten,  G10) – «ядро» стран, составляющих западную цивилизацию: Бельгия, Канада, Франция, Италия, Япония, Нидерланды,  Великобритания, США, Швеция, Германия.  Эта группа из десяти (изначально) государств,  возникла в 1962 году. Указанные страны собрались тогда  в Париже для того, чтобы подписать Генеральное соглашение о займах. Генаральное соглашение предусматривало  возможность МВФ пополнять свои средства путём займов у правительств государств-членов Группы. Средства предназначались для кредитования Фондом других государств-членов МВФ. В 1964 году к группе присоединилась Швейцария, стало 11 членов. Но название группы не было изменено.

Партнерам США на заседании в Смитсоновском институте удалось уговорить Вашингтон провести девальвацию доллара и повысить цену золота (с 35 до 38 долл. за тройскую унцию). Но вот заставить дядю Сэма восстановить конвертируемость доллара в золото они не смогли.  Всякие попытки реанимации БВС были прекращены в марте 1973 года, когда почти все страны-члены МВФ как по команде  отпустили свои валюты в свободное плавание. Был поставлен жирный крест на главном принципе БВС – поддержании стабильных валютных курсов.

Далее на протяжении последующих четырех лет (если отсчитывать от встречи в Смитсоновском институте) шли разговоры и переговоры по поводу того, как преодолеть валютно-финансовый кризис. Вариантов по большому счету было всего два. Либо «ремонтировать»,  «реанимировать», «воскрешать» БВС. Либо создавать новую валютно-финансовую систему.  В рамках второго варианта было множество, как сейчас принято говорить, «опций».  Одна из них   через четыре года была одобрена на конференции в Кингстоне (Ямайка) и получила название Ямайской валютно-финансовой системы (ЯВС).

«ЗАВТРА». Валентин Юрьевич, расскажите о Г. Киссинджере как отце ребенка по имени «Нефтедоллар».

Валентин КАТАСОНОВ. Возвращаясь к вопросу о причинах кризиса и краха БВС, еще раз повторю: коренной причиной было изменение соотношения сил в мире. Но не только соотношения сил между государствами. Также между кланами мировой финансовой олигархии. Учебники нам не рассказывают о том, что при выборе вариантов в мире финансов во внимание принимаются не только и не столько логические аргументы, сколько сила тех или иных групп интересов Финансового интернационала.

Сила политическая, военная, экономическая. Аргумент силы в мире финансов важнее силы аргументов.  Мир в период после смитсоновского соглашения (декабрь 1971 г.) и проведением конференции в Ямайке (январь 1976 г.) находился в весьма непонятном состоянии.  Находился на развилке многих вариантов дальнейшего развития мировой валютной системы.

Основным вариантом оставалось восстановление БВС. Другим вариантом был переход к масштабному использованию наднациональных денег в виде СДР (специальных прав заимствования) и превращения МВФ в мировой центральный банк. Кроме того, существовали различные варианты дробления мировой валютной системы на отдельные валютные блоки и зоны. Что-то наподобие того валютно-финансового порядка, который возник в мире после краха золотого стандарта в мире в 1930-е годы.

Четыре года велась подковерная борьба кланов, которая мало была похожа на интеллектуальные споры. Судя по всему, в первой половине 1970-х  гг. шла борьба между теми кланами, которые были связаны с золотом (условно «группа Ротшильдов») и кланами, которые были связаны с нефтью, или «черным золотом» («группа Рокфеллеров»).  То есть борьба двух проектов: «золотой доллар» и «нефтедоллар».  Еще в середине 1973 году было трудно понять, на чьей стороне перевес. И лишь с осени 1973 г. проект «нефтедоллара» стал  обретать вполне конкретные формы.

Если Бреттон-Вудская конференция принимала сначала решение о создании золотодолларового стандарта, а затем ее участники уже воплощали в жизнь это решение, то с ямайской валютной системой все наоборот. Сначала узкая группа людей создала нефтедолларовый стандарт, а уже затем была созвана конференция (ямайская), которая  этот стандарт  легализовала.

Опишем подробнее эту историю. Она поучительна в том смысле, что сегодня, в 2014 году также происходит подковерная борьба кланов Финансового интернационала за установление нового мирового валютно-финансового порядка. И мы должны иметь какое-то представление об этой «кухне».

http://www.zavtra.ru/content/view/krizis-bretton-vudsa/