30 мая на встрече с главами дипломатических представительств африканских государств в Москве министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что Россия из всех стран «большой восьмерки» списала черному» континенту больше всего долгов.

По оценке специалистов, мы простили Африке более 20 млрд. долларов. Основная масса долгов осталась еще от советского времени, когда СССР оказывал помощь странам «третьего мира». Сегодня РФ активно участвует в различных гуманитарных программах на континенте. С 2008 по 2012 годы мы вложили почти 50 млн. долларов в развитие образования для африканцев, примерно столько же – для борьбы с голодом. Добровольный вклад России в борьбу со СПИДом, туберкулезом и малярией в мире за последние годы составил почти 100 млн. долларов.

Другой вопрос, для чего нашей стране сегодня тратить средства на помощь другим государствам, когда у самих, мягко говоря, проблем хватает. Мир уже не делится на «просоветских» и «проамериканских», мы добровольно отказались от идеи строительства на планете светлого коммунистического будущего. Получается, что теперь вкладываем просто за компанию с западными державами?

Но страны Европы тратят средства в основном в своих бывших колониях. За это они получают выгодные контракты по разработке месторождений и добыче сырья. Для защиты своих интересов Запад применяет и военную силу. К примеру, вторжение государств НАТО в Ливию произошло после того, как Каддафи всерьез заговорил о «золотом динаре» для Африки. На Западе и раньше не одобряли проекты Муамара Каддафи по строительству Африканского союза для отпора хищническим планам мировых корпораций. Но идея отказа от доллара и евро в расчетах, видимо, стала последней каплей.

У России вроде таких больших амбиций нет. В случае с Ливией наше руководство было вынуждено фактически просто развести руками в ответ на разрыв ранее заключенных контрактов после свержения Каддафи.

В то же время, как говорит научный руководитель Института прикладного востоковедения и африканистики Саид Гафуров, списывание долгов черному континенту для нас оказывается выгодным:

– Долги бывают разные. Кредитором может выступать государство, банки или международные организации (к примеру, Международный банк реконструкции и развития). У западных стран многие долги застрахованы. Скажем, когда немецкие фирмы поставляют оборудование предприятиям, то их кредиты имеют обеспечение от страховых компаний. И даже если долг не возвращают, то фирма не терпит убытков. Что касается долгов Африки нашей стране, то большинство были сделаны еще в советское время. Часто причиной кредитования были серьезные вооруженные конфликты. Понятно, что после них экономики этих государств лежат в руинах, а потому взыскать долги не представляется никакой возможности.

На мой взгляд, нам выгодно списывать старые задолженности. Получить их нет никакой надежды, но сам факт списания помогает установить со странами доверительные отношения. Это открывает возможности для новых контрактов.

«СП»: – Долги списывают и страны Европы, в основном, своим бывшим колониям.

– В Евросоюзе уже приняты директивы, которые фактически означают возврат европейских стран к колониальной политике. Первая называется «Стратегия интегрированной промышленной политики», принята она в 2011 году. Вторую директиву подписали в 2012 году, она называется «Стратегия по сырьевым материалам». В декларативной части этих двух директив записано, что ЕС будет защищать интересы своих компаний в Африке любыми доступными ему средствами.

Дело в том, что экономическую конкуренцию европейцы проигрывают вчистую. Они проигрывают ее китайцам и индийцам, национальным компаниям ЮАР. Как ни странно, проигрывают даже австралийцам. Европейские компании понимают, что в честной конкуренции им не выжить. Поэтому и было объявлено о неоколониализме. Мы уже видели примеры действий европейцев. Самые яркие случаи были в Мали, Кот-Д`Ивуаре и Ливии. В Кот-Д`Ивуаре нас пытались убедить, что народ выбрал не знаменитого профсоюзника, победившего в гражданской войне Лорана Гбагбо, а бывшего главу Африканского департамента МВФ Алассана Уаттара. Это выглядит смешно, но французский иностранный легион привел к власти Уаттара. Самый яркий пример – Ливия, которая была главной движущей силой африканского сопротивления людей, желавших сами решать свою судьбу.

Но стоит учитывать и внутренние процессы в Африке. Как только Европа обозначила свой разворот к неоколониализму, как на континенте резко стали падать антикитайские настроения. К примеру, нынешний президент Замбии пришел к власти на антикитайских лозунгах. Говорил народу, что китайцев нельзя любить, так как они не похожи на негров. Одним словом, вовсю разыгрывал эту карту. Но первое, что он сделал после победы на выборах, это поехал в Китай и объяснил китайским коммунистам, что выборы есть выборы, но жизнь продолжается, и сотрудничать Замбии выгоднее с КНР, чем с Западом.

«СП»: – А как относятся в Африке к идее сотрудничества с Россией?

– Я считаю, что в честной конкуренции даже мы можем выиграть у Запада. К примеру, в Гвинее есть три проекта по добыче бокситов. Два из них контролирует «Русский Алюминий», а третий – западная фирма. Западная фирма просто добывает сырье и вывозит, а наш «РУСАЛ» на месте перерабатывает его. То есть, наша компания развивает национальную промышленность Гвинеи, готовит там национальные кадры. При таких условиях любое нормальное вменяемое правительство будет поддерживать наших предпринимателей. Просто потому, что мы честнее себя ведем, больше даем экономике: тонна бокситов стоит 25 долларов, а тонна переработанного – 150. Но с нами честно конкурировать не хотят. В той же Гвинеи организовали государственный переворот и стали давить на «РУСАЛ» забастовками и юридическими процессами. Мы видим прямое выполнение директив ЕС защищать свои компании любыми средствами.

В этой ситуации прощение долгов оказывается очень эффективным инструментом по притяжению к себе людей. Вообще, нам в Африку пора возвращаться, и нас там ждут. Африканцы говорят: «После развала СССР вы ушли, и у нас начался ужас». Так сложилось, что в ряде стран Африки у власти сейчас те, кто получал образование в Советском Союзе. Нам нужно использовать эту некоторую русофилию.

«СП»: – Страны континента смогут пойти по пути «азиатских тигров» и развить у себя сильную экономику, или они останутся только источником природных ресурсов?

– Африка может развиваться. Правда, не везде этому способствуют природные условия. В той же Гвинеи, рядом с заводом бокситов люди не живут: там обитает муха цеце. После появления рудников люди стали селиться вдоль железной дороги и кормиться тем, что выбрасывают из поездов. Иногда они грабят эти поезда. Но мы знаем и много примеров динамично развивающихся африканских стран, просто они не на слуху. К примеру, совершенно нищая испанская Гвинея сегодня стала развитым государством. На континенте там ужасный климат, а вот островная часть страны уже похожа на Дубай. Очень динамично сейчас развиваются Гана, Сенегал.

Но очень плохую роль сыграл отказ от экономики развития в пользу либерализма в 1990-е годы. То, что мы сегодня видим, есть результат принятия рецептов МВФ и Всемирного банка. Там, где государство возвращается в экономику, там наблюдается развитие. Хороший пример в этом плане Зимбабве. Все смеются по поводу их заоблачной инфляции, но правительство страны пошло на эту меру сознательно, чтобы отобрать всё богатство у белых жителей. Да, у них при этом упало сельское хозяйство, но они сегодня развивают горно-обогатительную промышленность. Причем, весьма сложную.

Конечно, отрицательных примеров намного больше, но треть стран динамично развиваются. Успехи есть у тех, кто не слушает Всемирный банк, где государство активно вмешивается в экономику, а не уповает на свободу рынка.

Очень позитивную роль играет Китай. Китайцы открыли свои Институты Конфуция в десятках стран. Сегодня негритята учат китайский язык у себя дома, а скоро поедут бесплатно получать высшее образование в КНР. И как бы нам не пропустить это следующее поколение.

Европа выбрала другой путь. Она военной силой пытается оттеснить и нас, и китайцев, и индийцев, и независимых африканских национальных лидеров.

«СП»: –Но говорят, что в Мозамбике началась рецессия после того, как разорили белых. А в ЮАР начался спад после окончания политики апартеида.

– Это не правда. Это говорят белые, которые всё потеряли. ЮАР сегодня очень быстро развивается. В Сирии, к примеру, наши советские танки модернизируют специалисты из ЮАР, начиняют машины современной электроникой. Это делают негры. Да и в Зимбабве сейчас развитие. Там разорили белых богачей, но промышленность, транспорт и вся инфраструктура исправно работают. В стране выходят различные газеты, можно открыто ругать президента Роберта Мугабе – полная демократия. Он просто лишил богачей денег. Он сделал то же, что сделал Ленин в 1917 году и чего не сделала Парижская коммуна в 1871 году. В Зимбабве сегодня всё намного лучше, чем кажется.

«СП»: – Будет ли выгода России от развития Африки?

– Один реализованный проект по добычи платины с лихвой перекрывает все расходы. А подряд получает та фирма, которая имеет хорошие культурные связи с местными людьми.

«СП»: – А принесет ли выгоду развитая Африка, стоит ли бороться за внутренний рынок континента? Или там люди никогда не смогут купить себе много промышленных товаров?

– Внутренний рынок уже сегодня огромен. Посмотрите, сколько продается бытовой техники, телефонов в Египте с населением более 80 миллионов человек. Быстро растет рынок Нигерии, там живет более 170 миллионов. Вся Африка забита техникой из Японии и Кореи.

Президент Академии геополитических проблем Леонид Ивашов обращает внимание не только на экономические, но и политические факторы сотрудничества с государствами Африки:

– После Второй мировой войны мы имели хорошее присутствие в Африке, активно поддерживали антиколониальные движение. И мы пришли туда не за богатствами, а чтобы помочь строить молодые государства. Мы обучали тысячи и тысячи инженеров, управленцев, военных. Для возмещения расходов мы брали там бананы, редкоземельные металлы, поставляли военную технику, которую, честно говоря, некуда было девать после войны. Кроме того мы имели аэродромы, порты для наших кораблей. Это была крупная геополитика. Сегодня на этот континент приходят Индия и Китай. Мы же возвращаемся.

Необходимо понимать, что сейчас идет большой передел мира. Не случайно для противодействия вхождению Китая в Африку американцы создали специальное африканское командование, которого раньше не было.

Зачем идет Китай? Прежде всего, за ресурсами. Нам они нужны в меньшей степени, но нам необходима политическая поддержка стран континента. В недавнем голосовании за резолюцию ОНН по Сирии мы проиграли (большинство государств высказалось за уход Асада). Причина в том, что почти вся Африка голосовала за американский документ.

Потом надо помнить, что если мы хотим быть мировой державой, то должны присутствовать на всех континентах. Таковы статусные обязанности. Значит, должны иметь свои опорные военные и политические точки.

К тому же, мы должны бороться за рынки нашей продукции. Я не верю в то, что наша страна будет всё время деградировать. А потому нам надо иметь военное и культурное присутствие в Африке.

Мир будет выглядеть как некая геополитическая матрешка: Россия обновляется и собирает вокруг себя другие страны. Вначале будет Евразийский союз, потом мы разовьем Шанхайскую организацию сотрудничества с дальнейшим перерастанием в мощный евро-азиатский союз с участием России, Китая, Индии, Ирана, Пакистана, Монголии, Афганистана. С этого плацдарма можно идти на другие континенты. Вот БРИКС – это уже новый формат будущего миропорядка.

«СП»: – Насколько важно развивать в Африке культурные проекты? Мы сможем потягаться в этом деле с США, Европой, Китаем?

– Мы в нашей Академии выработали критерии геополитического потенциала. Среди этих критериев нет ВВП и даже социального благополучия. Главное, это географическое , территории, интеллект народа, климат. То есть, постоянные величины. И по геополитическому потенциалу мы значительно превосходим США, Европу.

С Китаем интереснее. Один из пленумов ЦК КПК обозначил необходимость экспансии китайских ценностей в другие страны. Но мы в выигрышном положении, потому что наша культура, наше образование и наш язык проще, чем китайские, которые воспринять тяжело. К тому же, в Африке мы уже были в лице СССР, нас там знают.

Недавно в ЮАР был саммит БРИКС. Мне показалось, что самым ярким эпизодом саммита было исполнение арии Ленского южно-африканским певцом. Видимо, он учился у нас. Прекрасный голос, замечательная музыка. Все присутствовавшие главы государств встали.

Да и что предлагает Запад? Все понимают, что навязываемая ракетами и бомбами «демократия» нужна только как прикрытие захватнических планов США. Так что у нас шансы в Африке хорошие.

Но мы должны предложить миру свой взгляд на мир. У США, Европы он агрессивный. Китай предлагает тоже не очень привлекательную идею: из Поднебесной на всех смотреть сверху вниз. Мы же никого не собираемся захватывать. Но, к сожалению, у нас пока нет больших проектов.

«СП»: – В Африке низкий уровень образования и производственной культуры. Смогут ли там люди воспринять нашу культуру?

– Я бы не сказал, что там всё плохо. Есть Северная Африка, есть Центральная, есть Южная, есть Западная. И в каждой зоне есть свои страны-лидеры. Да, там низкий уровень образования, почти не осталось науки. Но эта отсталость может стать полем для нашей деятельности.

К тому же, никто не говорит, что надо что-то давать бесплатно. В Африке огромное количество ресурсов. Просто западные компании грабят континент, а мы можем придти с разумными проектами. В советское время мы многое давали континенту, но многое и получали.

У африканских стран трагическое колониальное прошлое, и сейчас они ищут покровителя. Почему бы нам не стать их покровителем. Мы же защищаем Сирию. Мы могли бы вовлечь африканские государства в активный международный политический процесс. Наши фирмы смогут строить там заводы и обучать местные кадры. Это будет немедленно оценено.

Мы сами чахнем потому, что не имеем большого проекта развития и собственного видения мира. А если пойдем в Африку учить людей, то неизбежно встанет вопрос о качестве российского образования. Большая геополитика заставит более серьезно относится к самим себе.

Я недавно видел результаты социологических исследований, согласно которым немалая часть россиян хочет покинуть страну. Вот это и есть истинная оценка деятельности президента и нашей элиты. Но так будет не всегда. Наша страна начинала просто стремительное развитие, когда находила глобальный проект.

http://svpressa.ru/politic/article/68816