До той поры, пока старые методы действенны, мудрый стратег не выбрасывает их из своего арсенала. Первая аналогия большинства читателей при упоминании слов «Талибан» и «Аль-Каида» - террор, а вторая – продукт спецслужб США, который сейчас вышел из-под контроля создателя (по внешнему впечатлению общественности).

И сегодня, пока основное внимание мировой общественности приковано к Ближнему Востоку, Ирану и проблемам Еврозоны, под достаточно плотно прикрытой «информационной крышкой» на юго-западе Сахары в местах расселения племен туарегов на территории Мали уверенно зреет новый Талибан. А «большая геополитическая игра», начавшаяся с выводом советских войск из Афганистана в 1989 году, практически повторяется сегодня в Азаваде.

Вспомним, с чего начинался Талибан?

Движение, которое возглавил мулла Мохаммед Омар, провозглашало своей целью создание "истинно исламского" государства и было направлено против правительства Бурхануддина Раббани и всех военно-политических группировок афганских моджахедов, непрерывно боровшихся за власть после ухода в 1989 г. из Афганистана советских войск.

В СМИ всего мира часто высказывалось подозрение, что столь быстрое вознесение "Талибана" было результатом работы пакистанской секретной службы, в свое время поддерживавшей моджахедов в их войне против советской интервенции.

Достоверно известно только, что, оружием армию талибов снабжало правительство Пакистана, а деньгами - Саудовская Аравия.

Западноевропейские журналисты в конце 90-х годов утверждали, что за спиной Пакистана и саудовцев в годы становления Талибана стояли Соединенные Штаты, хотя официальный Вашингтон делал все возможное, чтобы держаться в тени.

А бывший министр обороны ФРГ Андреас фон Бюлов в интервью немецкой газете «Тагесшпигель» от 13 января 2002 г. заявляет, что движение «Талибан» было создано при содействии ЦРУ:

«…С решающей поддержкой спецслужб США не менее 30 тысяч мусульманских боевиков было обучено в Афганистане и Пакистане, в том числе и группа фанатиков, которые были готовы и до сих пор защищать свою идею и страну.
И один из них — это Усама бин Ладен. Я писал ещё несколько лет назад: «Вот из этого выродка ЦРУ вырос Талибан в Афганистане, который подготовили на Коране в школах, финансируемых с помощью американцев и саудовцев…»

Именно политической поддержкой США и финансами исламистских режимов Ближнего Востока могут быть объяснены колоссальные успехи пятилетнего господства движения «Талибан» в Афганистане. Так, после первой боевой операции в Кандагаре в 1994 году против группировки моджахедов, похитивших трех женщин, в которой участвовали около 50 последователей муллы Омара, уже к сентябрю 1996 года талибы контролировали до 90% территории Афганистана, включая взятую без боя столицу Кабул. В ноябре 1996 года США даже высказались в поддержку талибов на саммите ООН.

Правление Талибов в Афганистане длилось с 1996 по 2001 год, пока не грянуло 9/11 и США не приняли решение, что настало время сбора плодов, посеянных в Центральной Азии, введя войска в Афганистан и Ирак. Фактически под лозунгами борьбы с международным терроризмом и диктаторскими режимами, США на 10 лет отсрочили начавшую обретать реальные очертания в начале 21 века идею воссоздания «Великого шелкового пути», могшего вывести исламские страны региона и Китай из экономической зависимости от Запада.

Но вернемся к хронике событий этого года в Мали и проведем аналогии с афганскими событиями конца 20-го начала 21 века.

Азавад – историческая область, включающая соседние районы Мали, Нигера, Чада и Алжира, где веками проживают кочевые племена туарегов.

22 марта повстанцы из «Народного движения за освобождение Азавада» (НДОА), воспользовавшиеся хаосом в Мали после падения президента Амаду Тумани Туре в ходе военного переворота, провозгласили «от имени свободных и дерзких людей Азавада» независимость региона.

Функционеры НДОА планировали, что именно они будут осуществлять административный контроль над территорией самопровозглашенного государства «до назначения национальных властей», взяв под контроль две трети территории Мали, всю его пустынную часть с такими крупными городами, как Гао, Кидал, и одну из колыбелей средневековой африканской цивилизации – Тимбукту.

Однако расчетам туарегских сепаратистов не суждено было сбыться. Светские сепаратисты, наследники африканских национально-освободительных движений второй половины прошлого века, они выбрали себе в союзники исламистов – группировки «Ансар ад-Дин» («Защитники веры») и «Аль-Каида в странах исламского Магриба». Добившись изгнания с севера страны подразделений регулярной малийской армии, НДОА быстро утратила контроль над освобожденной территорией, где исламисты провозгласили собственный эмират, живущий в соответствии с нормами шариата. Майские попытки «светских» пойти на уступки и создать вместе с исламистами единое шариатское государство провалились. Объединившиеся в «Движение за единство и джихад в Западной Африке» фундаменталисты повели войну против своих недавних союзников.

На занятых территориях исламисты устроили настоящий террор. Попавших в их руки руководителей туарегского восстания они казнили, а тела их возили по улицам городов; заподозренных в оскорблении норм ислама публично секли на площадях. Несогласных с установлением жестких порядков (на подконтрольных исламистам территориях запрещены алкоголь, кино, публичное прослушивание музыки) также секли, как в городе Гундам к западу от Тимбукту, где, как передает The Associated Press, публичной порке были подвергнуты 90 человек, вышедших на демонстрацию протеста.

В начале июля боевики «Ансар ад-Дин», придерживающиеся самого ортодоксального – салафитского – течения в исламе (в России оно иногда неверно именуется ваххабитским) начали планомерное уничтожение мавзолеев в Тимбукту, построенных в XV веке и включенных в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Ставшие местом поклонения гробницы принадлежат почитающимися святыми суфиям Сиди Махмуду, Сиди аль-Мухтару и Альфу Мою, а последователи пуристского ислама считают возвеличение простых смертных идолопоклонством.

И 16 июля, когда «Ансар-Дин» выбил туарегов из последнего оплота на севере Мали – небольшого города Ансого, руководство повстанцев-туарегов НДОА заявило о прекращении борьбы за независимость Азавада от Мали.

Самое примечательное, что (в отличие от тем Ближнего Востока, Ирана, Афганистана и мирового финансового кризиса) как захват фундаменталистами стратегически важной территории Азавада, так и их нынешняя деятельность практически не освещаются мировыми СМИ.

При этом, наиболее логичным представляется молчание о проблемах Мали американских СМИ. Думаю, что оно будет длиться до той поры, пока «Движение за единство и джихад в Западной Африке» создает проблемы и потенциальные угрозы на Западе Сахары геополитическим конкурентам США, до недавно имевшим неоспоримое влияние в регионе. А именно – Франции и Китаю. Ведь сегодня для этих обеих стран под угрозой исламских экстремистов оказался стратегически важный для атомной энергетики уран Нигера, а из углеводов – нигерийская нефть для Китая и алжирский газ для Франции.

И если Китай лишь выражает озабоченность и осуждает действия исламистов Азавада, то Франция прямо призывает страны Экономического сообщества стран Западной Африки (ЭКОВАС) к военной интервенции в Мали, считая её неизбежной, но необходимой мерой.

По словам министра обороны Франции:

"...урегулирование малийского кризиса силовым путем является "желательным и неизбежным". "Франция поддержит интервенцию, и, я надеюсь, также поступит и Евросоюз", — добавил Жан-Ив Ле Дриан, отметив, что основной целью усилий мирового сообщества в отношении Мали является "обеспечение политической стабильности в Бамако, которая пока не достигнута, даже несмотря на то, что временный президент Дионкунда Траоре вернулся из Парижа в малийскую столицу".

"Необходимо обеспечить создание правительства национального единства, дать ему необходимую власть и распространить эту власть на север Мали, что неизбежно будет сопровождаться военной интервенцией, которую Франция может поддержать, но не будет выступать инициатором..."

И ЭКОВАС готово направить в Мали воинский контингент из 3,3 тысячи военнослужащих, однако для этого нужен мандат ООН, получение которого во многом зависит от официального запроса властей Мали.

Вот только легко ли получит ЭКОВАС и Франция подобный мандат Совбеза ООН? Не будем забывать про упомянутую выше поддержку Госдепом США Талибов на саммите ООН 1996 года. Бесспорно, что после Талибана, Вашингтон вряд ли положительно отзовется о боевиках «Ансар ад-Дин», а возможно даже «решительно осудит» их действия. Но это вовсе не означает то, что США разрешит ликвидацию малийских исламистов международными силами раньше времени. Это случится лишь тогда, когда Штаты будут готовы поучаствовать в очередной «демократизации» самостоятельно и на условиях Вашингтона, а не Парижа. Тем более, что США всерьез озабочены собственным укреплением на Африканском континенте, а  максимально удобной отправной точкой для этого является наиболее географически близкая к Америке Западная Африка.

5 лет спецслужбы США «растили и накачивали» Талибан, чтобы в 2001 получить поддержанный всей мировой общественностью повод войти в Центральную Азию. Нынешний салафитский Азавад – аналогичные ворота для США в Западную Африку. Основная разница лишь в том, что со временем события ускоряются и очередная «Буря в Сахаре» созреет намного раньше, чем через пять лет.

http://etoruskiy.livejournal.com/34471.html