Огромные успехи, достигнутые континентом в последние годы, еще не получили признания на Западе

Какие у вас ассоциации с Эфиопией? Возможно, голодающая девочка с мухами на глазах и раздутым животом. Возможно, истощенные взрослые в тряпье, озлобленно глядящие в объектив фотографа, попавшего в зловонный лагерь для беженцев. Или же знаменитый самозваный спаситель с Запада, целеустремленно шагающий по пыльной дороге, на обочине которой лежит разлагающаяся туша животного.

Подумайте еще. Представьте себе бурно развивающуюся столицу, кафе, заполненные выпускниками вузов, строительные краны на горизонте. Страну, занимающую одно из первых мест в мире по поголовью скота и недавно ставшую вторым получателем нового пассажирского самолета Boeing 787. ВВП которой удвоился в этом столетии и растет на 7,5% в год.

Мало какая страна лучше символизирует разрыв между устаревшими западными представлениями об Африке и быстро меняющимися реалиями, чем Эфиопия, второе по численности населения государство континента, многолетний лидер которого Мелес Зенауи умер на прошлой неделе. Хотя на примере одной страны невозможно в полной мере объяснить ситуацию на огромном и многоликом континенте, это древнее государство во многих отношениях иллюстрирует прогресс, потенциал и проблемы Африки. В основном это картина поразительного прогресса, далекая от обычных стереотипов, которые тиражируются значительной частью СМИ и их союзниками в кругах, лоббирующих интересы структур, занимающихся гуманитарной помощью. Они преподносят упрощенные картинки смерти и разрушения, игнорируя сложные реалии континента площадью 30 млн. кв. км., состоящего из 54 государств, жизнь в которых становится более мирной и зажиточной.

На прошлой неделе Африка фигурировала в новостях в связи с расстрелом бастующих шахтеров в ЮАР, который стал тревожным эхо темных дней апартеида. Трагедия подчеркнула неспособность партии освобождения править в духе социальной справедливости; сегодня южноафриканское общество находится на первом месте в мире по уровню неравенства. Но стоит помнить о том, что эта страна — демократия со свободой самовыражения, превосходной конституцией и определенной подотчетностью власть имущих.

Покойный Зенауи принадлежал к числу тех, кого Билл Клинтон и Тони Блэр провозгласили новым поколением африканских лидеров, провозвестниками африканского возрождения — наряду с Полем Кагаме в Руанде и Йовери Мусевени в Уганде. Политически они ожиданий не оправдали и правили своими странами в духе авторитарного деспотизма.

Но появляется и новая Африка, движимая капитализмом, вставшая на рельсы глобализации и стрясшая с себя наконец оковы колониализма и «холодной войны», которые так тормозили развитие. Только взгляните на страну фестиваля Live Aid: одни из самых высоких в мире темпы роста, центральноафриканская история успеха — наряду с еще шестью государствами, которые входят в первую десятку самых бурно развивающихся экономик. До искоренения нищеты еще далеко — это угнетающая реальность миллионов людей, но число живущих за чертой бедности быстро сокращается.

В первой мировой десятке находятся также Гана, где рост в прошлом году составил более 14% и которая своей заботливо пестуемой демократией подает великолепный пример; Мозамбик, восставший подобно фениксу из пепла многолетней гражданской войны; и Нигерия, потенциальная сверхдержава континента. Если взять вместе все африканские страны, окажется, что последние десять лет они растут быстрее, чем Восточная Азия.

Некоторые считают это всего лишь следствием безудержного экономического роста во многих частях света, требующего большого объема сырья, которым богат континент. Да, нефть объясняет высокие темы роста в ряде стран, а другие страны недавно нашли у себя месторождения, благодаря которым Африка будет играть все более важную геополитическую роль. Но Эфиопия не добывает нефть, а ее экономика держится на экспорте скота, кофе и срезанных цветов; менее чем за десять лет стоимость этих товаров увеличилась в четыре раза.

Африка — самый молодой континент, а ее трудоспособное население увеличивается на 10-12 миллионов в год. За взрывообразным ростом потребления стоит нарождающийся средний класс, который, по некоторым данным, составляет до трети населения африканских стран. Африканцы уже тратят больше на товары и услуги из расчета на душу населения, чем индийцы.

Да, сохраняются огромные препятствия: трудности при пересечении границ, удушающая бюрократия, неповоротливые суды и жуткая коррупция. Уровень развития инфраструктуры, хотя и повышается, остается неадекватным, и это одна из причин бурного развития мобильной связи, преображающей все — от сельского хозяйства до здравоохранения. Молодые африканцы, жаждущие перемен, прогрессивные и все лучше образованные, пользуются мобильными телефонами для решения проблем, создаваемых низким качеством услуг и политической стагнацией.

И этот энергичный континент становится все моложе — уровень детской смертности стремительно сокращается, а уровень рождаемости стабильно падает. Эфиопия, где почти половина 84-миллионого населения моложе 15 лет, является одной из десяти стран, в которых уровень младенческой смертности снижается более чем на 5% год. Вдвое быстрее идет сокращение этого уровня в Сенегале — в современной истории прецедентов эти поразительные цифры не имеют.

У этого чуда в сфере детского здравоохранения нет одной-единственной причины, а связано оно с такими факторами, как улучшение системы правления, новые технологии и повышение качества здравоохранения. Между тем, несмотря на хаос, сохраняющийся в Демократической Республике Конго, конфликты становятся все более редкими и локализованными. Даже Сомали, истерзанное гражданской войной, робкими шагами возвращается к нормальности; на прошлой неделе там впервые с 1991 года собрался парламент. Как говорит Майкл Клеменс (Michael Clemens), экономист Центра глобального развития: «Это будет поразительной новостью для всех тех, кто еще считает, что Африка южнее Сахары погружена в нищету и насилие. Та Африка постепенно отходит в прошлое».

Увы, этим мыслям трудно пробить себе дорогу в западном сознании, где по-прежнему доминирует представление об Африке как о земле страданий, нуждающейся в том, чтобы мы ее спасли. В долгосрочном плане это во вред всем нам, особенно Британии, обладающей прочными историческими узами, общим со многими странами языком и мягким влиянием — от поп-музыки до футбола Премьер-лиги. Двадцать лет назад фактически существовала экономическая зависимость от Европы; сегодня половина товарооборота африканских государств ведется с другими развивающимися странами, причем не только с Китаем.

Континент стоит на пороге экономического взлета, аналогичного тому, что произошел в Китае и Индии. Несмотря на все существующие проблемы, одно недавнее исследование показало, что инвесторы, работающие в Африке, настроены в основном позитивно, а те, которые там не бывают, — неизменно негативно. Эти анахроничные представления отражают близорукую позицию Запада, но в условиях стремительных изменений в мире мы не можем позволить себе держаться за них. Пора признать появление новой Африки.

http://vk.cc/4Xko6Y