Как только Соединенные Штаты приняли решение вывести более чем стотысячный воинский контингент из Афганистана, встал вопрос: а каким образом и кто будет дальше за эту многострадальную страну отвечать? Разумеется ни о каком полном уходе США и воинского контингента НАТО из этой страны вопрос никогда не стоял. Но руководствуясь практикой перекладывания ответственности по любому мировому конфликту на плечи всех, кого угодно - от верных союзников до совершенно посторонних лиц, американская администрация постаралась ввязать Афганистан в максимальное количество самых различных региональных проектов и схем - от транспортных до энергетических.

Для начала стоит напомнить, что никакого реального порядка в Афганистане с момента почти-то вывода войск США из этой страны в конце прошлого года как не было, так и нет. Ситуация усугубляется тем, что теоретически там вроде как имеется президент и местный парламент. Но вот контролируют они только сами себя, сидя в Кабуле, да и то только с помощью американской военной силы. Остальная же территория Афганистана по-прежнему находится под контролем разного рода местных полевых командиров, губернаторов-правителей отдельных провинций и уездов, для которых Кабул - никакой не указ, а скорее лишнее раздражение.

В этой связи не вызывает удивления резко обострившаяся обстановка на границе Афганистана и Туркменистана. Разного рода умышленно вбрасываемые слухи о каких-то мифических обращениях туркменского президента к США по поводу то приобретения оружия, то прямой военной поддержки делаются теми, кому новый очаг напряженности у берегов Каспия только на руку. С другой стороны может вполне так случиться, что ближайшее будущее Афганистана на самом деле окажется в руках именно прикаспийских государств. Которым либо навяжут Афганистан в «выгодные партнеры», либо они сам поймут, что им лучше хотя бы минимально заниматься, чтобы не потерять свои осуществляемые нынче, и планируемые в будущем энергетические проекты.

Итак, что правительство Афганистана хочет сделать, чтобы каким-то образом укрепить свои позиции, и как минимум не допустить прихода к власти в стране сторонников движения Талибан? Основная идея - любыми путями повысить уровень жизни населения, а без внешней финансовой помощи это правителями в Кабуле официально признано нереальным. Значит - новые миллиарды долларов прежде всего со стороны США и так называемого цивилизованного мирового сообщества.

Просто так денег вроде как сегодня Афганистану никто не даст, но если сами Соединенные Штаты очень попросят, то, скорее всего, миллиарды найдутся. Понятное дело, что их львиная доля улетучится в бездонном афганском госбюджете, а еще какая-то часть незаметно рассосется по карманам нынешних афганских чиновников. И все же: что-то получить от Афганистана внешним кредиторам можно, и на чем-то политически и финансово подзаработать.

При этом интересно, что афганское руководство понимает, что без расширения сотрудничества с соседними странами, включая каспийские, с улучшением жизни граждан страны ровным счетом ничего сделать не удастся. А вариантов подобного сотрудничества в принципе не так много: попытаться подключиться ко все еще во многом мифическому газопроводу ТАПИ, а также поучаствовать в различных схемах взаимодействия на Каспийском море в сфере транспорта через Туркменистан, Казахстан и Иран.

Что касается проекта ТАПИ, то затея эта чисто политическая, исключительно американская, и только при очень большом желании со стороны Вашингтона осуществимая. Напомним, что суть проекта вовсе не в экономическом процветании или развитии Пакистана с Индией, а загрузка полезной экономикой именно афганской территории. Для того, чтобы народ в этой стране жил не только наркотическим бизнесом, предлагается проложить газопровод и дать возможность получить транзитные платежи.

Помимо всего прочего, с помощью ТАПИ американцы намерены решить и часть энергетических проблем Афганистана, особенно его северных и западных провинций. То, что это также должно подтолкнуть различные зарубежные компании вкладываться в добычу полезных ископаемых на афганской территории, считается само собой разумеющимся. И хотя на пути подобного проекта полным-полно преград, США пока от этой затеи не отказались, и будут, по крайней мере, в обозримой перспективе, ее лоббировать.

Параллельно с ТАПИ Афганистан предлагает Туркменистану проложить две железные дороги, которые связали бы туркменскую территорию с северными и северо-западными районами страны. Железнодорожный транспорт в принципе здесь наиболее надежный вид транспорта. И если все пойдет по плану, то с помощью подобных железнодорожных веток можно было бы наладить вывоз афганских сельскохозяйственных товаров к портам Каспийского моря. И далее - на внешние рынки России и стран Закавказья, а в перспективе - Европы.

Пока же Афганистан транспортирует свою экспортную сельхозпродукцию через Пакистан, или завозит все необходимое для жизнедеятельности тех же северных провинций из пакистанских портов. Выход на порты Каспия создаст для афганцев совершенно иные перспективы, хотя далеко еще не факт, что им подобное позволят сделать контролирующие кабульские власти американцы и отряды движения Талибан.

Кстати, у афганцев есть вариант работать и через Узбекистан, но там постоянно возникают сложности с узбекской стороны, и поэтому афганцы столь радужно оценивают возможности своего перспективного выхода на Каспий. Аналогичная ситуация складывается с Ираном: вывоз товаров реален к берегам Персидского (Арабского) залива через эту страну. Но, во-первых, США никаких санкций против Ирана не отменяли. А, во-вторых, и сами иранцы сейчас заняты совершенно иным - им самим нужно как-то пытаться вырваться на простор морской волны и налаживать свои собственные коммерческие связи с окружающим миром.

Что касается Туркменистана, то афганское руководство расчитывает не только на то, что американцам все же удастся дожать Ашхабад с газопроводом ТАПИ, но и найдутся партнеры и деньги для прокладки участка железной дороги к туркменскому порту Туркменбаши. Оттуда ведь можно было бы работать не только на регион Каспия, но и на гораздо более обширные рынки, включая европейские и российский.

С помощью опять-таки железной дороги Афганистан может выйти на казахстанские порты Каспия. А это - как осуществление морских перевозок по самому Каспийскому морю, так и через Волгу - выход на внутренний российский рынок через речную сеть. Непонятно, правда, кто все это может построить, кому это сегодня столь уж потребуется. И стоит ли вообще афганскому руководству, которое находится под плотным колпаком американцев, вообще задумываться о северном направлении своих торговых планов, когда это совершенно не устраивает ни американцев, ни тех, кто сегодня безбоязненно бросает вызов официальному афганскому правительству.

Речь в этом случае идет, естественно, как об отрядах движения Талибан, так и радикальных исламистских группировках, которые нынче модно приписывать к так называемому и никому толком неведомому Арабскому Халифату. И в этой связи здесь стоило бы сделать пару изначальных оговорок.

Прежде всего, вся та напряженность, которая якобы фиксируется уже не первый месяц вдоль афганско-туркменской границы, толком не имеет никакого конкретного подтверждения. То есть проще простого твердить о каких-то вооруженных подразделениях, которые оказываются то вроде бы талибами, то почти наверняка подразделениями Аль-Каеды, а то чуть ли не специально засланными поближе к берегам Каспийского моря ребятами из Арабского Халифата.

Затем обратите внимание на то, что афганское центральное правительство вообще по сути дела не вмешивается в ситуацию, которая складывается на севере страны. То есть делаются некие официальные правительственные заявления, утверждается, что талибам ни за что не навязать свои порядки властям в Кабуле. Но фактически никакого стопроцентного контроля официальные власти Афганистана над северной частью страны, включая и район, расположенный в непосредственной близости от побережья Каспийского моря, не осуществляют.

Еще один важный аспект: сам Туркменистан совершенно не готов на расширение сотрудничества с Афганистаном. Для Ашхабада куда важнее развитие самых разносторонних связей с Ираном, и в случае какого-то ослабления режима санкций, попытаться увеличить поставки своего газа Тегерану. Никто в туркменском руководстве вовсе не собирается ломать голову над проектом ТАПИ и прокладкой железных дорог.

Аналогично не будут связываться с афганской тематикой на Каспии Казахстан, Азербайджан или Иран, ни тем более Россия. Ведь кто бы и чтобы не утверждал, ясно одно: на сегодняшний день внутренняя обстановка в Афганистане достаточно нестабильна. Центральное правительство страны контролирует по-настоящему только Кабул и небольшую территорию вокруг него. О чем-то с ним договариваться насчет каспийских сюжетов сотрудничества - совершенно нереально, тем более, что это не особенно нужно американцам.

С другой стороны если США пробьют хотя бы какое-то шевеление по проекту ТАПИ, то Афганистан как-то смог бы войти в некие каспийские энергетические схемы. Пусть даже в роли теоретического транзитника, с которым хотя бы кто-то вынужден был бы иметь дело.

Но здесь нельзя сбрасывать со счетов то, что условно территория Афганистана может, скорее всего, сыграть роль некоего дестабилизатора обстановки на Каспии, нежели каким-то образом завязать ее на взаимовыгодной торговле или большой энергетике. В принципе на Каспии Афганистан в состоянии доставить неслабую головную боль как минимум Туркменистану и Ирану. И что самое важное - не пойми с кем потом все кризисные вопросы придется решать.

Американцы теперь на афганской территории отвечают только за сохранность своих военных баз и содержащегося там персонала. Обратили внимание, что у войск США почти не стало потерь! Центральное правительство Афганистана просит американцев теперь вообще никуда не уходить, дать ему еще больше, чем раньше миллионов-миллиардов долларов. А талибы никому и ничего не обещают - они просто там, где есть возможность, прибирают власть под себя. И примерно тем же заняты подразделения таинственного Арабского Халифата, потому как с ним централизованно и осмысленно никто борьбы не ведет.

Напомним в этой связи, что еще когда американские войска только свергли правительство движения Талибан в Афганистане, а потом под американской крышей туда пришли десятки неправительственных и международных организаций, выдвигалась идея нормализовать жизнь страны именно путем вовлечения в какие-то солидные региональные экономические проекты. Однако почему по прошествии 14 лет с появления сил так называемой коалиции производство наркотиков выросло в десятки раз, но при этом ни одного мало-мальски значимого в Афганистане так и не было запущено?

Можно ли в этой связи расчитывать на то, что Афганистан путем то ли внешнего давления, то ли по инициативе самих стран региона, что-то сможет наладить для себя на Каспии? Или сам попытается разыграть каким-то выгодным для себя образом каспийский угол налаживанием торгово-экономических или энергетических связей? Совершенно очевидно, что нет.

Правительство в Кабуле абсолютно несамостоятельно политически. Кроме ТАПИ, который больше нужен американцам, ничего существенного предложить не в состоянии.

А вот навести шороху на Каспии с афганской территории можно без проблем. Вполне вероятно, что нынешние туркменско-афганские неполадки на границе - лишь преддверие каких-то серьезных изменений в этом регионе на ближайшее будущее. Ведь громадные газовые богатства Туркменистана, которые охраняют 80 тысяч плохо обученных войск, да еще и предназначенных для поддержания правопорядка внутри страны, для талибов или ребят из Арабского Халифата никакой угрозы не представляют. Так что все еще в этом регионе может совсем даже кардинально измениться. А перемены эти, вовсе даже не исключено, придут сюда именно с афганской территории.

http://www.caspiania.org/2015/04/23/kaspijskie-zamysly-afganistana/