Выступая на слушаниях в Палате представителей Конгресса США, представители Пентагона заявили, что, несмотря на миллиардные вливания и крупные военные операции, производство наркотиков в Афганистане только возросло, пишет Russia Today.

После вторжения американских войск в страну в 2001 году производство наркотиков в Афганистане возросло в три раза: 90% мирового рынка героина приходится именно на эту страну.

И это несмотря на то, что на борьбу с наркотиками было израсходовано $8.4 млрд. Куда ушли все эти деньги, главный инспектор по реконструкции Афганистана Дж. Сопко внятно объяснить так и не смог. При этом он сам отметил, что афганские фермеры выращивают больше опиума, чем в годы правления «талибов».

Таким образом, по словам конгрессмена Т. Мэсси, «война с наркотиками в Афганистане потерпела полное фиаско».

Ранее в американской прессе появлялись сообщения, что средства, выделяемые на развитие Афганистана, в том числе и на борьбу с наркотиками, расходовались крайне неэффективно и не по назначению.

Афганистан, ставший первой мишенью американских воздушных операций после терактов 11 сентября, спустя 14 лет превратился в поле опийного мака. Вы спросите, почему на повестке дня — снова Афганистан? Ведь за последние годы мы уже привыкли к тому, что испытываем шок от всего, что нам приходится слышать от журналистов, работающих в Афганистане, или афганских официальных лиц.

Но недавно в журнале Rolling Stone (хотя теперь я не слежу за каждым его номером, как раньше) я наткнулась на статью Мэттью Эйкинса (Matthieu Aikins). И сон как рукой сняло! Статья представляла собой классический пример поговорки «из двух зол выбирай меньшее». Как-то сам собою возник вопрос: «Было бы лучше, если бы остался Талибан?» В 2000 году Талибан запретил наркотики. Но я тотчас же попыталась прогнать от себя эту мысль.

Реальность такова, что единственными, кто извлек выгоду из кровавой войны в Афганистане, стали наркобароны. За последние 14 лет на долю этой страны стало приходиться 90% мирового производства опия. Это на 50% больше, чем в период до 2000 года. Афганистан обошел даже Мьянму.

По оценкам ООН, наркоторговля составляет 15% афганской экономики! 10% жителей Афганистана — наркоманы. Эта цифра в два раза выше среднемировых показателей.

Заметим, что коррупция и взяточничество в этой стране — часть политической культуры. О том, что Хамид Карзай (Hamid Karzai) и его семья глубоко вовлечены в коррупцию, мне стало известно лично от одного из членов семьи Карзая, работавшего в американском Госдепе. Иными словами, допустим, нам стало ясно, что, сотрудничая с наркобаронами, афганское руководство позволяет контрабандную торговлю и производство наркотиков. Тогда что сказать о силах НАТО, которые несколько лет подряд находились в Афганистане и, так сказать, защищали и оберегали эту страну? Как при нескольких тысячах международных наблюдателей, военнослужащих Афганистан только за 2014 год смог произвести 6400 тонн опия?

Принцип «утопающий хватается за соломинку», а также тактика, при которой Запад, каждый раз спасаясь от недругов, бросается в объятия еще более худшего врага и в итоге создает новых врагов, действительно удручает. Афганистан, Ирак, Сирия, итог всегда один.

Во всяком случае, с опием, продаваемым западным «кафирам» (не верящий в Аллаха и посланническую миссию пророка Мухаммеда, — прим.перев.), Афганистан — это страна с высоким уровнем благосостояния. В своей статье Эйкинс провел незамысловатые расчеты. Процесс производства опия от бедного фермера в Афганистане до несчастного наркомана, желающего купить один грамм героина в Амстердаме, является очень дорогостоящим. Но, в конечном счете, и бедный фермер, и несчастный наркоман остаются в проигрыше.

Например, за пять килограммов опия фермер получает 600 долларов. Однако полкилограмма героина, произведенного из пяти килограммов опия, продается на рынке за 150 тысяч долларов! При этом никто знает, в чьи карманы попадают 149,4 тысячи долларов, повисающих в воздухе между производителем и потребителем.

Очевиден один факт. Афганистан — это благоприятная для производства опия страна. Пытаться отрицать или предотвратить эту природную реальность, конечно, неправильно. Но опий используется не только при производстве героина или других вызывающих зависимость веществ. Это ли не чудотворное растение, дарованное человечеству природой?

Какое лекарство мы бы сегодня ни взяли, вне зависимости от того, как оно отпускается — по рецепту или без, в его составе мы найдем морфин, получаемый из опия, или другие подобные химические вещества.

Афганистан наркотики

Разве это утопия — легализовать производство опия в Афганистане и стимулировать инвестиции фармацевтических компаний в Афганистан? Страна будет развиваться, народ — богатеть и повышать свой уровень благосостояния, цены на лекарства — снижаться…

Главный маршрут, с помощью которого осуществляется торговля опием (как легальная, так и нелегальная), произведенным фермерами на Востоке и поступающим в лаборатории на Западе, проходит, в том числе, и через Турцию. Основной центр законно функционирующих лекарственных лабораторий — Америка. И на Турцию, и на Америку ложится важная задача — найти решение наркопроблемы в Афганистане.

Тем же, кто заявляют, что государства, правительства не в силах вести борьбу с наркобаронами, хочу сказать следующее. Годами мы слышим одни и те же аргументы, о роли тайных сил, глубинных государств (группа влиятельных коалиций в турецкой политической системе, осуществляющих вмешательство в процесс управления государством, — прим.перев.) и прочем. Сегодня человечество может отправлять людей на Луну, а мафии с оружием в руках сказать «стоп» не может. Ну что ж, тогда поставим ставни и полетим на Луну. В конце концов, это же в наших силах.

14 лет назад в замке Петерсберг близ Бонна состоялась первая международная конференция по Афганистану, на которой был выработан план мирного урегулирования в исламской республике. Были определены пять основных направлений деятельности: борьба с наркобизнесом, судебная реформа, разоружение вооруженных формирований, демобилизация и социальная адаптация их участников, подготовка новой афганской армии и полиции. За каждым из этих направлений были закреплены ведущие страны-доноры. Если по пунктам, то выглядит сие следующим образом: США руководят обучением военнослужащих афганской армии. Великобритания оказывает содействие в борьбе с производством и торговлей наркотиками. Германия занимается подготовкой афганской полиции. Италия помогает в проведении судебной реформы.

Афганистан наркотики

За минувшие 14 лет обстановка в Афганистане не стабилизировалась. Более того, положение населения в стране ухудшилось, а американские войска и силы НАТО не смогли решить ни одну из этих задач. Независимый обозреватель Чарльз Краутхаммер отметил в интервью Fox News, что 76% боевых потерь в Афганистане пришлись на семилетнее правление президента Барака Обамы. «Нет сомнений в том, что наше положение в Афганистане сегодня слабее, чем семь лет назад, когда он пришел к власти», — резюмировал эксперт. В первом полугодии 2015 года количество погибших мирных жителей в Афганистане достигло рекордной отметки с момента падения режима Талибан в 2001 году. Об этом сообщает Deutsche Welle со ссылкой на анализ министерства иностранных дел Германии под названием «Ситуация с депортацией и поиском убежища». Согласно докладу, количество погибших мирных людей в Афганистане за первые шесть месяцев 2015 года составляет 1600 человек.

Не всегда могут быть в безопасности даже афганские полицейские. Портал «Толо Ньюс» сообщает со ссылкой на источники в афганских вооруженных силах, что у талибов есть доступ к информационным базам данных афганских сил безопасности. Военные сообщают, что некоторые их сослуживцы, отправляясь домой, оказываются захваченными талибами и сообщают им конфиденциальные сведения. Многие дороги, которые ведут в горные районы, небезопасны, поэтому многие афганские военные предпочитают перемещаться в автомобилях в штатской одежде. Некоторые из них, находясь в зоне боевых действий, надевают штатскую одежду прямо на военную форму.

По данным управления ООН по наркотикам и преступности, суммарный доход криминальных структур в Афганистане от наркоторговли составляет порядка $3,5 млрд, а совокупный доход — и соответствующая мощь транснациональных структур от наркооборота в 25 раз больше — порядка $100 млрд. В антинаркотической полиции Ирана подсчитали, что с момента введения в Афганистан войск НАТО в 2001 году посевные площади опиумного мака в стране увеличились в 32 раза. «В 2001 году земля, на которой есть все наркотические вещества, составляла 7 тысяч га.

В 2014 году — 224 тысяч га», — сообщил в Астрахани заместитель начальника антинаркотической полиции сил охраны правопорядка Ирана Мортаза Мерзаи, уточнив, что Афганистан ежегодно производит 6,5 тысячи тонн наркотиков. Почти 25% из них идет в Иран, как для использования, так и для транзита. При этом только в 2014 году в Иране было изъято 500 тонн наркотиков. По его данным, продажа наркотиков является значительным источником дохода для ИГИЛ наряду с получением финансовой помощи от единомышленников из других стран. Кроме того, Мерзаи заявил, что ИГИЛ закупает оружие на деньги от продажи нефти, украденной из трубопроводов в Сирии и Ираке.

На днях американский Armed Forces Journal опубликовал рассказ подполковника Службы срочного обеспечения армии (Rapid Equipping Force — ARF) Дэниела Дэвиса о командировке в Афганистан. «…Все, что я видел и слышал, не имеет ничего общего с бравыми официальными заявлениями военачальников США о положении там… Поначалу я искренне надеялся убедиться, что эти заявления — правда, что положение в Афганистане улучшается, его правительство и военные находятся на пути к самостоятельности. Я не ожидал каких-либо драматических перемен — только надеялся увидеть пусть минимальный, но последовательный прогресс. Вместо этого я стал свидетелем полного отсутствия оного практически на любом уровне», — отметил он.

Выполняя обязанности инспектора ARF, Дэниел Дэвис встречался в Афганистане с разбросанными по стране военными патрулями, с представителями всех родов войск разного ранга, с афганскими военными и гражданскими лицами, включая старейшин деревень. Вот его рассказ о том, как в провинции Кунар возле границы с Пакистаном он посетил 1-й эскадрон 32 кавалерийской (моторизованной) дивизии. Вместе с его патрулем он приехал на базу афганской полиции, два часа назад атакованную талибами. Через переводчика он спросил у капитана, командира базы, откуда была совершена атака. Тот показал рукой в сторону гор. «Что вы обычно предпринимаете в подобных ситуациях? — спросил он у командира. — Организуете погоню?» Когда фраза была переведена, капитан посмотрел на подполковника с удивлением и рассмеялся, а отсмеявшись, сказал: «Нет! Мы их не преследуем. Это же опасно!» А в дивизии подтвердили, что афганские полицейские редко даже выглядывают из своей базы, так что талибы вольны делать что хотят.

Стоит ли после этого удивляться тому, что на днях около 1,6 тыс. боевиков «Исламского государства» (ИГ) захватили часть территории на востоке Афганистана. По данным британской газеты The Times, они действовали по такому же сценарию, как в Сирии и Ираке: сначала незаметно проникли в регион, а потом объявили о захвате территорий. Издание также сообщает, что боевики осуществляют казни и пытки в отношении мирных жителей. Из-за деятельности группировки тысячи семей вынуждены были покинуть свои дома. В целом же в прошлом году 58 тысяч афганцев успешно искали лучшей жизни в Европе. В первые семь месяцев этого года уже 77 тысяч направились в Турцию или Европу ради убежища. К октябрю их число возросло до ошеломляющей цифры в 120 тысяч.

Многие афганцы и сегодня спустя 14 лет после обещанного Западом рая все еще рассчитывают на реальную помощь США. Этот шизоидной зигзаг — от полного отчаяния до проблесков надежды — стал образом жизни для афганцев в период войны, которая изначально не могла быть выиграна и которой конца не видно.

Нет сомнения в том, что присутствие США в Афганистане сильнее, чем раньше обострит вызовы и противоречия, существующие между Западом и исламским миром. Эти вызовы уже трансформируются в мощное политическое землетрясение, которое оказывает влияние на весь мир. Единственным способом уменьшить его негативные последствия является коренной пересмотр основ борьбы с терроризмом и изменение стратегии США в Афганистане и других районах мира, где ведется борьба с терроризмом.

http://inosmi.ru/world/20150131/225954190.html

http://regnum.ru/news/polit/2029878.html

http://muslimpolitic.ru/2016/03/vashington-priznal-chto-vojna-s-narkotikami-v-afganistane-poterpela-polnyj-proval/